Киевский торт

              Она вошла в самолет последней. Провожающий ее мужчина произнес шепотом короткую фразу и передал женщине большой киевский торт. Заулыбавшаяся стюардесса тут же подхватила ценный груз и проводила важную гостью к ее месту в салоне бизнес-класса.
              Женщина смотрела в иллюминатор на бетон взлетной полосы с небольшими яркими лужицами, отражавшими голубое небо. Она всегда немного нервничала перед вылетом. А этот полет с самого начала не ладился. Она забыла дома паспорт, но вовремя вспомнила. Тем не менее, возвращение за паспортом стоило получаса времени, а она рассчитывала его провести не сидя в джипе с охраной, а в дьюти-фри. Но… Еще она очень переживала из-за того, что летит одна. Они должны были лететь вместе с мужем, но его вызвали на очередное совещание. А в их «фирме» нельзя не пойти. А совещаний будет несколько – еще и в среду. Так что, он прилетит только в пятницу. А ведь были планы, оплачены билеты, дочь ждет этой поездки уже давно. И главное – они ведь знали, что будет это совещание с министром! Они знали! Можно было же как-то по-человечески? Сказать заранее, предупредить. Вполне возможно, что и муж знал. Или предполагал, и по какой-то причине ей не сказал. Так тоже может быть. Их отношения сейчас не блещут красотой и чистотой чувств. Их-то никогда особенно не было. Была только необходимость в решении оперативных задач, тактика и стратегия. Своеобразный стратегический обмен: ей нужно на океан – они летят, ему нужно подстраховаться – она страхует. Конечно, немного страшновато, но так же будет не все время. А сейчас – снова одна в самолете и еще восемь часов до приземления в аэропорту имени Рейгана в Вашингтоне. Но, слава Богу, там рукой подать. Совсем рядом. Когда самолет заходит на посадку, можно всегда увидеть свой дом. Видишь реку, а потом, в кварталах красно белых викторианских домиков, рядом с небольшим парком, стоит их дом.
              Самолет пробил слой облачности и вырвался на арктические просторы огромного яркого неба. Громады сияющих белых облаков тянулись до горизонта, а по этому снежному полю скользила тень самолета, окруженная несколькими радужными концентрическими кольцами. Оптический обман. Обман. Она устала. Учтивая стюардесса принесла бокал хорошего шампанского и поинтересовалась, что бы хотела уважаемая гостья на ланч. Гостья попросила плед, и, выпив предложенный бокал, свернулась на синей коже кресла, укрылась пледом и задремала. Во сне она шла через парк к своему дому на берегу реки. Осенний ветер рвал куртку и бросал листья в лицо. Дорога петляла через неимоверно разросшийся парк, огибала какие-то скалы. Она чувствовала шаги за спиной – кто-то шагал за ней шурша листьями. Обернуться она не могла, а только прибавляла шаг. И когда она перешла на легкий бег, сзади послышались глухие удары, сотрясавшие землю. Она побежала быстрее, удары стали чаще и сильнее, и вот, обгоняя ее, слева и справа от дорожки, зазмеились по земле черные провалы. Земля с грохотом падала в бездну, но, как ни странно, дорожка оставалась цела. Женщина бежала и не чувствовала страха. Все происходящее ее не удивляло, было как бы привычным – и провалы в земле и бег через парк, и ураганный ветер. Ее цель была рядом – она видела дом и белый низкий заборчик. Через мгновенье, без каких-либо переходов, она оказалась перед парадной дверью дома. Дверь заросла травой и ветками. Их пришлось вырывать и сбрасывать в пропасть с крыльца. А когда она открыла дверь и шагнула в огромную пустую прихожую, ее встретила собака. Виляя хвостом и гавкая, собака выбежала на середину комнаты, поднялась на задние лапы, выудила из-за уха сигарету без фильтра и сказала: «Тебе стоило бы быть повнимательнее, хозяйка».
              Она вынырнула из бредового сна. Маленький самолетик на экране монитора уверенно приближался к середине Атлантики. Было холодно и противно. Отвратительный сон. Но видеть во сне собаку – это к встрече с другом. Обед был подан, к нему предложили вино. Но она попросила виски. Хороший, односолодовый. Конечно, его принесли. Странно, но не было никакой почты от мужа. Хотя, он должен был написать о планах. Но, не написал. Мало ли? Может быть еще не закончилось совещание. Они там как засядут… И по четыре и по пять часов бывало. Она выпила успокоительное, рецептурное средство, которое даже там сложно выписать у врача. Это не какой-нибудь «Прозак»! Это – серьезный препарат. Сейчас станет спокойнее. Она сделала гимнастику для стоп, прошлась по салону, присела раз десять, сделала наклоны. Тяжело сидеть долго. И все-таки она была вымотана, хотелось снова лечь, спать и проснуться уже дома. Темнеющее небо за тонким стеклом иллюминатора не радовало. Радовало только то, что уже прошло шесть часов. Еще немного – и дома.
              Открыв дверцу багажного отделения, она посмотрела на торт, поправила его, чуть погладила атласную ленточку. Торт был для нее символом. Именно «Киевский торт», производства бывшей фабрики имени Карла Маркса. Эта кондитерская фабрика была через дорогу от дома, в котором она выросла. Торт был символом той жизни, когда она могла никуда не спешить, когда она пила чай с лимоном, варила кофе друзьям и знакомым в медной джезве с фараоном на боку. Тогда, совсем в другой жизни, она каталась на качелях, ела жаренные пирожки с сосисками рядом с ЦУмом, выбегала из тренажерного зала мокрая от пота, держала его руку, целовалась в темном подъезде. Торт был всеобъемлющим. Она везла его домой. В другой дом. В тот, который предъявлял на нее все права. В тот, который включил ее в список своего инвентаря. В тот, который стоит рядом с парком и ждет, распахнув зев парадной двери. Женщина снова свернулась в кресле и укрылась пледом. Во сне она увидела уходящую собаку. Пес шел ссутулившись, с каким-то объемистым узлом за спиной. Вскоре, он потерялся из виду среди кустов и деревьев. Листья на ветвях превратились в стаю птиц и взмыли в небо. Маленькое бледное солнце начало мигать. «Мы заходим на посадку, пристегнитесь, пожалуйста» - проговорило солнце голосом стюардессы. И женщина проснулась. Ее никто не встречал у выхода из терминала. Она взяла такси и доехала за полчаса до дома. Легкая сумка в руке и торт. Больше у нее вещей не было. Да и не нужны они. Вещи. Все эти вещи. Мир вещей, который она обслуживает. Ноги и голова болели. Войдя в дом, она прошла в столовую и поставила торт на стол. Дочь выглянула с веранды, помахала рукой:
              - Yo, Mom! How was the trip? (1)
              - Все хорошо, доча… Голова болит только.
              - Have a pill! Where is Dad? (2)
              - Он пока в Киеве. Прилетит сам. Может послезавтра.
По лестнице со второго этажа подвывая от радости слетела собака и бросилась облизывать хозяйку. Женщина пошатнулась от этого страстного напора и схватилась рукой за стол, но зацепила коробку с тортом. Коробка перевернулась в воздухе и упала на пол, тут же на нее вскочила радостно скулящая собака. Торт вывалился на ковер, и по его белково-ореховым коржам уже скакали лохматые лапы любимой псины. Женщина в ужасе смотрела на то, как торт превращается в месиво, как нежные кремовые цветы размазываются когтями по полу.
              Раздался звонок в дверь, и, не дожидаясь ответа, в прихожую вошел мужчина.
              - С приездом вас. Хорошо ли долетели?
              - Сережа, ты видишь… Торт. Я везла. Торт…
Женщина всхлипнула.
              - Не переживай из-за торта. Я по другому делу. Ты присядь.
              - Говори, мне убирать надо. И я устала, надо отдохнуть, так что…
              - Ты присядь, присядь.
Мужчина казался напряженным, прятал ладони, осматривал помещение внимательным быстрым взглядом. Собака отвлеклась от хозяйки и жадно хватала куски торта с ковра.
              - Что случилось?
              - Дай мне свой телефон. Давай!
              - Зачем? У тебя есть номер.
              - Нет, сам аппарат. Давай.
Мужчина вложил телефон в карман. Внимательно посмотрел на женщину.
              - Мы сейчас же летим обратно. У тебя на сборы час времени. Ты берешь только документы и деньги. Начинай.
              - Я устала, я только вошла…
              - Это приказ. К компьютеру не подходить, телефон дочери – неси. Сдать мне.
              - Да ты что? Что происходит? Какого черта ты тут распоряжаешься? Что ты возомнил?!
              - Делай. Прямо сейчас. Ключи от дома – сюда. Я сказал, к компьютеру не подходи!
              - Что случилось?!
              - Тебе об этом расскажут на месте. Ты поняла?
              - Ты с ума сошел?
              - Собирай вещи немедленно.
              - Мамочки, что происходит…. Что….
              - Ты в курсе. Или будешь в курсе. Он уже дает показания. Быстро собирайся. И дочь пакуй.
Женщина рухнула в кресло. Слезы покатились из глаз.
              - Сережа, я везла торт… Специально везла. Ты представь, именного его. И – вот. Сам видишь… Я так хотела его привезти и тут… С чаем… Сереженька, что делать? Торт…
              - Mom, what the hell is this? (3)
              - Это был мой любимый торт…
              - Greasy food, Mom. You should not eat it anymore. (4)



1 Привет, мам. Как поездка?
2 Съешь таблетку. Где отец?
3 Мам, что это за чертовщина?
4 Жирная еда, мам. Ты никогда больше не должна такое есть.


Рецензии
ПЕСНЯ О ВИНЕ
Когда пустой бокал - душа от боли стонет,
Налейте полный - солнышко встает!
Еще бокальчик - поскакали кони,
И стал багряным, тусклый небосвод!

И было время - человек наказан,
Жестокой, беспросветною судьбой!
Распространилась по Земле зараза,
Цари народ послали на убой!

Но на привале иль поход тяжелый,
С собой кувшин наполненный беру!
И с легкостью преодолею горы,
Росой жемчужной моюсь по утру!

Глотну потом вина - вдыхаю запах,
Пьянит его могучий аромат!
Медведь смотрю бредет на задних лапах,
Ему налить я тоже буду рад!

И вот я с мишкой обнимаясь крепко,
В горах кавказских встретил луч-зарю!
На воле лучше чем в железной клетке,
Фортуну дай еще бокал, молю!

Господь встречает щедрыми дарами,
Такая легкость в теле - ноги в пляс!
И тучи в хоровод пошли шарами,
Настал веселья, бурный, пылкий час!

Виденья вижу - женщин пышных груди,
О до чего страсть разожгло вино!
Ни кто меня джигита не осудит,
Пиры справлять без срока суждено!

Олег Рыбаченко   16.07.2017 22:36     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.