Легенда

Юноша скакал два часа, хотя ему они показались двумя днями. Взмыленный конь не рвал поводьев. Чувствуя нетерпение своего хозяина, он размеренно выбивал комья песка из пересохшей дороги, оставляя за собой след клубящейся пыли. Уже две недели солнце высушивало земли Верхнего мира, и на то была причина. Равновесие было нарушено, и теперь ничто не могло оставаться таким, как прежде.
  -  И все из-за меня!  -  буркнул юноша себе под нос и обратился к коню,  -  Быстрее, Рубин! Мы не можем опоздать.
Конь послушно прибавил скорости, рассекая жару могучей грудью. Солнечные лучи украшали бликами его густую пурпурную гриву, и она играла и переливалась всеми оттенками красного. Отсюда Рубин и получил свое имя.
Однако, юноше было не до красоты коня, не до живописных просторов, что расстилались кругом. Он думал только о прекрасной женщине со светлыми волосами. О матери. Она не должна погибнуть. Только не по его вине.


                                         *  *  *


Все началось 20 лет назад, на празднике Морской Луны. В этот день стирались все различия между слоями населения: умельцы сидели за одним столом с позабывшими свое ремесло воинами, правители пили одно вино с земледельцами. Улицы Галарда заливал нежно-голубой свет огромной в этом месяце луны. Каждый дом был украшен гирляндами из цветов, тут и там светлячки радовали глаз яркими вспышками. 
Королева Мирабель танцевала в круге света костра вместе с простым людом. Кружились светлые пряди волос. Танцуя на ветру, они дарили всем окружающим легкий аромат земляники. Белое, как и на других женщинах, платье, казалось, было соткано из тумана. Звуки барабанов пьянили сильнее  вишневого вина. Ритмичные удары сливались со стуком множества сердец, лишали восприятия времени. Королева знала, что ей нечего бояться. Причинение любого вреда живому созданию в этот праздник считалось страшным преступлением. Морская Луна не терпела крови, не прощала даже дурных мыслей. Это был только ее праздник, и горе тому, кто нарушит вековые заветы.
Несколько столетий назад беспечная девушка ударила собаку, мешавшую ей накрывать праздничный стол. На следующее утро все рыбаки вернулись в Галард без улова. Целый месяц море не желало делиться своими дарами, наказывая людей за жестокость к бессловесному созданию. С тех пор это событие стало легендой и передавалось из поколения в поколение, дабы не забывали люди, что страшен гнев Морской Луны.  К тому же, злоба и жестокость были уделом жителей Драгала, города на южной стороне владений Посейдона. Там царили порок и насилие. Кровавые потери среди населения с лихвой восполнялись бесконтрольной рождаемостью. А жизнь Галарда текла тихо и беспечно. На много веков война ушла в легенды и постепенно превратилась в страшную сказку, которой пугали непослушных детей. Если же кто-то из жителей не желал покоя и безмятежности, никто не препятствовал ему покинуть город и поселиться в Драгале, среди таких же мятежных душ. Вскоре в глазах переселенца загорался холодный синий огонь. До наступления восемнадцати лет сидх должен был принять решение, определяющее его судьбу. Переменить его было нельзя. Таково равновесие, достигнутое соглашением, которое заключил предок Мирабель с предками Аримана, нынешнего правителя Драгала.
Два таких разных города вели между собой свободную торговлю. Галард делился яркими тканями, музыкальными инструментами, посудой. Драгал: превосходным железным инвентарем, драгоценностями, кожаной конской сбруей. Часто на улицах северного города появлялись суровые странники, пропахшие морской солью. Они выделялись из толпы так же резко, как выделяется волк среди собачьей стаи. Их отличали нахмуренные брови, горящий синим огнем взгляд, шрамы и оружие, с которым они не расставались ни днем, ни ночью. Горожане были приветливы, хотя часто остерегались их. Но не в праздник Морской Луны.
В этот день все без исключения живые создания получали благословение лунного света и были обязаны радоваться. Поэтому в танце на самой большой площади города принимали участие жители обоих городов. В эту ночь никто не боялся синего сияния, что пылало в глазах чужаков, а сами приглашенные на праздник воины оставили свою подозрительность и сложили оружие в общем арсенале, где оно ярко поблескивало среди покрытых пылью орудий Галарда. Гостям города выпал шанс попробовать свежие овощи и фрукты, которые они не умели и не желали выращивать сами, а так же побыть среди женщин, уста которых не знали грубых слов, а глаза – насмешек. И странники наслаждались каждым моментом, удивляясь чуждому им миру.
В такой пестрой толпе кружила королева, вспоминая времена, когда разум ее не был загружен заботами о городе и народе. Мать Мирабель держала девочку в неведении о ее происхождении, пока той не минуло тринадцать лет. Таким образом, принцесса выросла среди простолюдинов и знала все радости и печали обычной жизни. Только так можно было научить будущую королеву понимать нужды простого народа. Этот обычай был древним и испытанным.  Мирабель знала цену дождю, урожаю и хорошей лошади. Знала, что такое мелкие порезы, умела готовить и ухаживать за животными. Иногда она скучала по той простой жизни, где человек нес ответственность только за свою семью, если таковая была. Остановившись на минутку, чтобы передохнуть и подставить разгоряченное лицо прохладному морскому ветру, королева почувствовала на себе пристальный взгляд. Он буквально жег кожу. Она повернулась и увидела синее пламя глаз чужака. Его красивое волевое лицо обезображивал шрам. Он рассекал надвое левую щеку, бежал по шее и терялся за воротником рубашки. «Интересно, как далеко он тянется?» - подумала Мирабель. Пока они изучали друг друга, ритмы барабанов сменились легкими переливами гитары и свирели. Толпа танцующих стала раскалываться на пары. Чужак тут же сделал шаг к королеве, галантно поклонился и предложил руку. Мирабель склонила голову в ответ и приняла приглашение. Танцевать с чужаками не возбранялось и в обычные праздники, а в день Морской Луны ее отказ выглядел бы оскорблением. Не смотря на это, Мирабель уловила несколько косых взглядов. Примечательно, что последовали они только со стороны чужаков. Мужчина же либо ничего не заметил, либо не придал этому значения. Он продолжал жечь ее взглядом. Они медленно поплыли в танце, рука в руке. Второй рукой мужчина обнял королеву чуть выше талии, однако, не прижимал ее к себе, чем выказывал уважение к ее личному пространству. Его манеры не соответствовали поведению простого воина, уже тогда отметила Мирабель. О, как же часто мы игнорируем голос интуиции, чтобы потом пожалеть об этом! Но в тот момент королева была простой женщиной, в крови которой смешались вино и лунный свет, а мужчина оказался превосходным танцором.
-  Вы прекрасны, как северная звезда, и грациозны, как горная серна.  -  произнес чужак низким грудным голосом.   
-  Благодарю, чужестранец. Да прибудет с вами попутный ветер!  -  вежливо ответила королева. За сегодняшний вечер она слышала много комплиментов, но грубоватая похвала воина неожиданно вызвала румянец на ее щеках.
-  Я желал бы умереть с вашим именем на устах.  -  прибавил мужчина, заглянув ей в глаза.
-  В таком случае, ваши люди решат, что вас убила именно я, и отправят меня вслед за вами.  -  ответила Мирабель.
Воин запрокинул голову, залившись смехом. Мирабель воспользовалась возможностью рассмотреть его шрам поближе. Ей захотелось провести по нему языком, но тут же, испугавшись собственных мыслей, она отвела взгляд от шеи воина, вдохнув напоследок терпкий мужской запах: смесь вина, табака и морской соли. Как королева она могла избрать себе в супруги любого человека, что придется ей по сердцу. Но не чужака. Междугородние браки были табу. Если бы она вдруг решила связать свою жизнь с мужчиной Драгала, оба стали бы изгнанниками. А что может быть страшнее потери дома?
Свирель умолкла, гитара ускорила темп, снова застучали барабаны. Мирабель и чужак учтиво поклонились друг другу и разошлись в разные стороны. Мужчина направился к группе воинов, стоявших в стороне, рядом с бочонком вина. А Мирабель поискала глазами свою служанку, которая давно превратилась в лучшую подругу. Разглядев ее за столом среди толпы ребятишек, королева направилась к ней. Служанка увидела госпожу, вскочила со скамьи и побежала навстречу. За спиной девушки болталась толстая коса, в которой запутались четыре светлячка, создав причудливое живое украшение. 
-  Я вижу румянец на ваших щеках, королева! Неужто этот мужлан оскорбил вас непристойным намеком?  -  возмущенно спросила девушка, пытаясь скрыть задорные искорки смеха за суровой гримасой. 
-  Ничего похожего, Алиса.  -  усмехнулась Мирабель.  -  Не стоит завидовать!
-  Завидовать в день Морской Луны?!  -  ужаснулась служанка.  -  Никогда!
-  Ладно.  -  устало отмахнулась Мирабель.  -  Давай вернемся во дворец. Я достаточно побыла с людьми.
-  Конечно! Я приведу лошадей.
Мирабель еще раз окинула взглядом толпу и, конечно же, почти сразу натолкнулась на взгляд мужчины со шрамом. Его глаза хранили все тот же синий огонь чужака, но теперь его искажала дымка грусти. Вернулась служанка, ведя в поводу двух белых лошадей. Королева отвернулась от синего пламени и села в седло. Горожане и гости города, увидев, что Мирабель покидает праздник, все как один развернулись к ней и склонились в поклоне. Королева в ответ приложила пальцы к губам и будто передала этот поцелуй Морской Луне. Затем развернула коня и пустила его крупной рысью по аллее, ведущей ко дворцу.       




     Пока Алиса нагревала воду для ванны, Мирабель вышла на балкон. Никогда еще город не виделся ей столь прекрасным. Звезды, казалось, хотели принять участие в празднике: так близко они сияли. Легкий ветер доносил до дворца шум веселящейся толпы и обрывки музыки. Завтрашний день был объявлен свободным от работ, поэтому расходиться никто не спешил. Вглядываясь в черноту ночного неба, королева думала о волосах цвета воронова крыла и змеящемся шраме. «Похоже, судьба послала мне испытание», - с тоской подумала она, вспоминая слова женщины, которую считала своей матерью до тринадцати лет. «Всегда помни, Мира, что сердце сидха коварно. Слушать его голос, все равно что есть незнакомые ягоды. Возможно, они окажутся сладкими, как мед. Но такова же вероятность что они буду горькими или даже отравят тебя. Слушай разум, он не подведет», - говорила она, заплетая косы приемной дочери.
Прикосновение шелковистого меха к руке вывело женщину из задумчивости. Она обернулась и села на мрамор балкона рядом с огромной черной пантерой. Та тут же улеглась рядом и положила массивную голову на колени хозяйки.
-  Повезло же тебе, Марса! Зверям, небось, не нужно думать о последствиях выбора супруга! – сказала королева, чмокнула пантеру в лоб и принялась чесать ей шею.
Кошка довольно заворчала и перевернулась на спину, подставляя мягкое пузо звездам. Мирабель засмеялась и опустилась в объятия пушистых лап. Уткнувшись лицом в густую шерсть, она с удовольствием вдохнула запах зверя. Он был таким знакомым, что все тревоги и сомнения ушли вглубь разума, чтобы до поры дать мыслям отдых.
Королева спасла Марсу несколько лет назад, когда совершала еженедельный объезд пригородных деревень. Проезжая по одной из лесных тропинок, она увидела стаю шакалов, окружившую кого-то, кто отчаянно шипел и мяукал. Оставив свиту ждать на тропе, Мирабель тихонько подкралась к шакалам и громко щелкнула кнутом прямо у них над головами. Стая от неожиданности разбежалась с перепуганным воем, оставив лежать на земле маленький черный комок. Тощий котенок с репьями в шерсти представлял собой жалкое зрелище. Мирабель взяла создание на руки. Звереныш учуял ауру сидха и сразу успокоился, удобно устроившись в кармане плаща. Вернувшись во дворец, королева приказала кормить котенка, пока он не окрепнет, а затем попытаться выпустить его в лес. Однако, у звереныша были другие планы. Когда Мирабель вернулась в свои покои после ужина, она обнаружила, что пушистый комок мирно сопит у нее на подушке. Алиса унесла котенка обратно во двор. Но среди ночи королева почувствовала на своем ухе мокрый нос. Три дня служанка воевала с котенком, но тот подобно бумерангу возвращался в комнату Мирабель. В конце концов, королева привыкла к зверенышу, дала ей имя в честь воинственного бога древности и оставила у себя, о чем ни разу не пожалела. Однажды, Марса спасла ей жизнь, предупредив, что в траве на пути королевы прячется змея. С тех пор кошка постоянно находилась рядом с хозяйкой.
-  Марса, отпусти королеву!  -  раздался звонкий голос Алисы.  -  Ванна готова, госпожа.
-  Хорошо.  -  Мирабель высвободилась из плена мускулистых лап и вернулась в комнату.
Через минуту она блаженствовала в благоухающей фиалками воде. Алиса присела на край мраморного бордюра, сложив руки на коленях.
-  Вы думаете о том чужаке, госпожа.  -  фраза прозвучала как утверждение.
-  Да, он отлично танцевал.  -  беспечно ответила Мирабель.
-  Я видела, как вы смотрели друг на друга. И не только я.  -  сказала служанка.
-  Что ты хочешь сказать мне, Алиса?  -  нахмурилась королева.  -  Праздник заканчивается, я больше никогда не увижу его.
-  Но…
-  Давай закроем этот вопрос.  -  досадливо оборвала возражение Мирабель.  -  Я  -  королева сидхов, и кому как не мне беречь законы и традиции нашего города?
-  Простите меня, госпожа, но сидхи прошлого были куда мудрее нас, однако даже они совершали непростительные ошибки, повинуясь роковому зову сердца.
-  Ты хочешь сказать, я – глупа?  -  насмешливо сощурилась Мирабель, подивившись тому, как слова служанки отразили давние слова мачехи.
-  Я думаю, вы поняли, что я хочу сказать.  -  ответила Алиса.  -  Я переживаю за вас… за тебя, Мира. Ты думаешь, что легко заставить сердце молчать. Но ты никогда ранее не слышала его голоса. Когда Марк погиб, я, ослепленная сердечной болью, посвятила себя Луне. Я обрекла себя на вечное одиночество, послушав свое сердце. Не знаю, сколько раз я жалела о своем решении.
-  Я не собираюсь посвящать себя Луне из-за одного взгляда чужака.  -  сказала Мирабель.  -  Мое сердце… оно здесь ни при чем. Это все вино и Морская Луна. К тому же, как я уже сказала, вряд ли я когда-либо еще увижу этого мужчину. Тебе не о чем волноваться, Алиса.
Королева закрыла глаза и погрузилась под воду. Служанка покачала головой и ушла готовить постель.



     Чужаки покинули праздник почти сразу после ухода Мирабель. По привычке они ночевали на своих кораблях. Приближаясь к порту, они вовсю горланили песню. Только мужчина со шрамом хранил молчание, шагая чуть впереди остальных.

                           Ах, как прекрасно море штормовое!
                               И нет нам ничего милей!
                            Оставили Драгал мы за кормою.
                            Так, братец, хоть вина налей!

Как ни пьяны были странники, они благоразумно выбрали самую безобидную песню из своего репертуара, дабы не нанести оскорбления Морской Луне. Так, в обнимку и весело распевая, они добрались до корабля с полустертой надписью на боку «Узник моря». Четверо отделились от остальных и взошли на корабль. Мужчина со шрамом кивнул часовым и прошел в свою каюту, где тут же улегся в гамак, закинув руки за голову. Следом ввалились его пьяные товарищи и расположились прямо на полу.
-  Как поступим, господин?  -  вопросил огненно-рыжий парень.  -  Последнее плавание было тяжелым, нужно время, чтобы заделать течь и заменить кое-что из оснастки. Я бы советовал задержаться на неделю здесь. За пару дней сбудем остатки товара, и еще останется время, чтобы отдохнуть.
-  Так и сделаем.  -  равнодушно ответил мужчина, не отрывая взгляд от пятна на потолке.
-  Здорово!  -  решив вопрос, рыжий тут же сбросил с себя маску серьезности и подмигнул товарищам.  -  Честно говоря, я бы не отказался пожить тут пару месяцев. Еда правда телячья, зато женщины просто божественны! Посмотришь на такую, и сразу хочется скакать как счастливый щенок.
Мужчина со шрамом медленно перевел взгляд на парня, но промолчал.
-  А королевна их просто…
-  Иди к дьяволу!  -  вдруг рявкнул предводитель.  -  Убирайтесь отсюда, все вы!
Привычные к вспышкам командира воины молча переглянулись и вышли. Мужчина снова откинулся на подушку. Да, королевна. Что же это такое? Не знавший недостатка в женской ласке, он был поражен собственной реакцией на эту женщину. Ему стоило большого труда скрыть от нее в танце, как дрожат его руки. От нее пахло какими-то ягодами, он до сих пор ощущал этот тонкий аромат. И она смотрела на него без опаски и вожделения. Не как другие. Такое Ариману было в новинку. Женщины Драгала заискивали перед ним в надежде, что он сделает кого-то из них своей избранницей. Либо боялись его, потому что не желали иметь с ним дела, однако не смели отказать. Поэтому прямой и ласковый взгляд королевы Галарда всколыхнул что-то в его давно забытом сердце. Нет, правила правилами, но он должен был увидеть ее еще раз, чего бы это ни стоило.



                                       *  *  *


      Умирающее солнце окрасило багрянцем доспехи воинов. Лошади нетерпеливо рыли землю копытами, большие кошки били себя по бокам хвостами, волки ходили взад вперед, протаптывая в мертвой траве дорожки вокруг хозяйских лошадей. Ветра не было, и величественное знамя Галарда безжизненно висело на древке. Мирабель стояла в первых рядах своей армии. Хотя доспехи были подобраны специально для нее, она чувствовала себя в них неуютно. Марса напряженно смотрела хозяйке в лицо, будто хотела знать: взаправду ли все это? Королева сама хотела бы это знать. Внутри нее все еще витала призрачная надежда, что происходящее – всего лишь кошмарный сон. Но страх на лице Алисы, гарцевавшей рядом, был настоящим. Лук, что оттягивал руку, тоже был настоящим. Ждавшие приказа воины были реальны, как и армия, стоявшая по другую сторону Изумрудного луга.
Армия Драгала. Воины Аримана. Они были спокойны и сосредоточены. Большинство из них сопровождали гиены или хищные птицы. Последние лучи солнца отражались от начищенных клинков. Боевая раскраска придавала и без того свирепым лицам воинов хищное выражение. Ряды армии зашевелились, пропуская кого-то, державшего над головой белый флаг. Ариман предлагал переговоры. Вот он, последний шанс не начинать войны.
Мирабель приказала Алисе так же поднять белый флаг, и пустила лошадь рысцой навстречу парламентеру. Как и ожидалось, им оказался сам Ариман. Его шрам, багровея в закатных лучах, походил на свежую рану. Мирабель остановила лошадь в метре от коня короля Драгала и стала ждать, когда он заговорит.
-  Мира, даю последний шанс образумиться.  -  помолчав, начал Ариман.  -  Ваша армия не готова к сражению, они все погибнут. Причем погибнут напрасно. Ты тоже погибнешь. Я не хочу этого.
-  Тем не менее, начал войну именно ты.  -  ответила Мирабель.
-  В последний раз прошу, выдай нам парня, и все разъедутся по домам живыми и счастливыми. Равновесие будет восстановлено.
-  Парня зовут Адам!  -  ответила королева.  -  И он  -  наш сын!
-  Да, сын. Урод.  -  поморщился Ариман.
-  Не смей!
-  Это не я придумал, Мира. Смешивание кровей сидхов разных полюсов недопустимо. Никто и не предполагал, что такое вообще возможно, потому что у изгнанных пар никогда не было детей.
-  Но нам боги дали сына! Это не просто так, провались ты пропадом!  -  взорвалась Мирабель.
-  Мне ничего не известно о воле богов. Полукровка должен умереть.
-  Я не допущу этого!
-  Подумай сама. Парень… Адам будет мучиться, раздираемый противоречивыми желаниями. Его дух никогда не найдет покоя ни в Галарде, ни в Драгале. В нашем мире ему нет места. Скажи, где он?
-  Он в безопасности. Ты никогда до него не доберешься.
-  Доберусь. Твои люди выдадут мне всех, о ком я буду спрашивать, как только увидят казематы Драгала.
-  Какой же ты слепец! Почему ты не можешь понять, что равновесие нарушил конфликт городов, а не наш сын? Открыть глаза тебе не позволяет только твоя гордыня! Ты боишься. Боишься прослыть среди своих воинов мягкотелым, поддавшимся сердцу. Поэтому ты жаждешь уничтожить Адама. Он – последнее свидетельство твоей слабости. Убив его, ты восстановишь свою репутацию, но разрушишь основы, на которых покоился наш мир последнюю тысячу лет. Я не позволю тебе сделать это. 
-  Быть посему. Советую тебе сказать тем, кого ты называешь своими воинами, чтобы они приготовились к смерти. К сожалению, она не будет легкой. 
С этими словами Ариман, разъяренный не столько обвинительной речью Мирабель, сколько ее правотой, развернул коня и поскакал к своим воинам. Мирабель вернулась на свое место среди лучников. По ее лицу сидхи поняли, что избежать боя не удалось.
На несколько минут над Изумрудным лугом воцарилась тишина, лишь изредка прерываемая фырканьем лошадей и клекотом ястребов. Первый звук рога донесся со стороны войск Драгала. В тот же миг Алиса взмахнула знаменем, и трубачи Галарда так же огласили воздух. Пешие отряды сидхов решительно выступили навстречу друг другу. За пехотой медленно двинулась конница. Не больше четверти часа оставалось до первого звука скрещивающихся клинков. 
   



     Юноша так резко осадил коня на вершине холма, что волосы цвета воронова крыла упали на его лицо. Нетерпеливо смахнув их с глаз, целое мгновение он с ужасом смотрел, как армии его родителей бежали навстречу друг другу. На фоне бесчисленных отрядов Драгала, люди Мирабель смотрелись небольшой отарой жертвенных овец. «Опоздал!»,  -  с отчаянием подумал он. Но тут перед его внутренним взором предстало лицо матери, и сознание вдруг пронзила яростная мысль: «Я так просто не сдамся!» И юноша с такой силой воткнул пятки в бока коня, что тот взвился на дыбы и сорвался с места в галоп.
-  Скачи, Рубин! Быстрее! Покажи, чего стоит галардский конь!  -  выкрикнул он.
Рубин скакал во всю силу мускулистых ног. Раздувая ноздри, он легко перемахивал через камни и рытвины. Приблизившись к сходящимся армиям, юноша разглядел, что люди Аримана отвязали хищных птиц, а лучники Мирабель уже подстрелили нескольких из них. Орлы и ястребы были серьезным оружием. Они ослепляли как лошадей, так и самих воинов. Боевые животные бежали впереди пехоты. Королевской черной пантеры среди них не было. Ничто не заставило бы ее покинуть хозяйку в бою.
Конь внес хозяина на поле начинавшейся битвы, когда между первыми рядами боевых животных оставалось не больше ста метров. По рядам воинов Галарда пронеслись изумленные возгласы. Юноша не замечал их, он скакал в самую середину Изумрудного луга.
-  Остановитесь!  -  крикнул он во всю мощь молодых легких.
Наконец он домчался до места, где его увидели оба родителя. Ариман сразу же выкрикнул какое-то приказание, и его люди призвали обратно своих гиен и ястребов. Животные Галарда остановились сами, почувствовав неуверенность и изумление своих хозяев.
-  Ариман!  -  разнесся звонкий голос юноши.  -  Вот он я! Иди же, отец! Забери мою жизнь своими руками, если ты так этого желаешь! Однако, без боя я ее не отдам!
-  Нет!  -  закричала Мирабель. Она рванулась было к сыну, но стоявшие по бокам от нее лучники удержали ее. Она яростно вырывалась, но мужчины держали крепко.  -  Отпустите, изменники!
-  Теперь бесполезно начинать бой, госпожа.  -  сказала Алиса бесцветным голосом.  -  Адам пал бы вместе с нами.
Увидев отчаяние матери, Адам подъехал чуть ближе, не вставая, однако,  под защиту воинов Галарда.
-  Не надо, мама!  -  обратился он к ней.  -  Если бы для восстановления равновесия я должен был умереть трижды, я бы сделал это.
Сказав это, он направил коня в противоположную сторону. Приблизившись к воинам Драгала, он снова возвысил голос:
-  Ну, что же ты, отец? Собирался пролить кровь белых сидхов, а собственного сына убить не можешь?
По рядам воинов пробежал оживленный гул. Они увидели синее сияние глаз юноши и волосы цвета воронова крыла. От Мирабель Амад унаследовал только молочно-белую кожу и ямочки на щеках.
Наконец, воины расступились, пропуская своего господина. Ариман медленно выехал навстречу сыну.
-  Ты поступил храбро.  -  сказал он, не глядя на него.  -  В других обстоятельствах я был бы горд назвать тебя своим сыном.
-  Храбрость я унаследовал от матери.  -  последовал дерзкий ответ.
Юноша легко соскочил с коня и первым обнажил оружие. Ариман не стал больше медлить. Он спешился с лошади и обнажил свой клинок, повидавший много крови. Отец и сын заняли боевую позицию. Второй раз за этот день Изумрудный луг накрыла тишина. Тяжелый меч непривычно холодил руку юноши. Кипучая смешанная кровь вынудила его ударить первым. Как только лязгнули мечи, Мирабель обмякла в руках своих людей и опустилась на колени. Ариман легко парировал удар сына, и тут же перешел в наступление. Юноша ухитрился отбить первые два выпада, но третьим ударом отец рассек ему правое предплечье. В первый раз Адам увидел, как его собственная кровь тонким ручейком бежит по земле, подхватывая песчинки. Ариман позволил сыну поднять клинок левой рукой, но тут же с легкостью выбил его. Адам знал, что даже с двумя руками у него не было шансов, и теперь он просто покорился судьбе. Глядя в глаза Аримана, он сказал:
-  Руби, отец! Не мучай меня ожиданием.  -  и он запрокинул голову к солнцу, открывая шею для удара.
Король Драгала решительно замахнулся и одним точным ударом снес сыну голову. В ту же секунду послышался полный мучительной боли вопль Мирабель. Она поднялась с колен и побежала к телу сына. Приблизившись, она в растерянности остановилась, не зная к чему подойти сначала: к телу или к голове. Переведя взгляд с одной страшной картины на другую, она упала без чувств.
Открыв глаза, она увидела сына. Адам стоял над своим же обезглавленным телом и задумчиво смотрел на него. Обе армии исчезли. Только Рубин нервно дергал ушами, косясь то на живого, то на мертвого хозяина.   
-  Сынок?  -  тихо спросила Мирабель.
-  Мама, не горюй обо мне.  -  отозвался он, вглядываясь куда-то вдаль.  -  Моя жизнь на этом не закончилась. Как ни смешно, но отец был прав, говоря, что мне не место в вашем мире. 
-  Но почему, Адам? Почему ты покинул убежище?  -  не сдержалась Мирабель.
-  Потому что в этом был мой долг.  -  удивленно посмотрел на нее сын.  -  Мое предназначение не здесь, мама.
-  А где? Где, если не здесь?
-  В Среднем мире.  -  ответил чужой, но странно знакомый голос.
Мирабель огляделась, но никого не увидела. Зато она заметила нечто странное. Рядом с Адамом висел будто бы шар, состоящий из уплотнившегося марева от жары. Внутри шара она разглядела размытые очертания цветущего сада. Вглядевшись получше, Мирабель различила среди яблонь силуэт девушки.
-  Ее зовут Ева.  -  сказал все тот же голос.  -  Она будет верной женой твоему сыну. Их ждет сложная, но великая судьба!
Адам в последний раз бросил взгляд на мать, улыбнулся, а затем взял за уздечку коня и шагнул вместе с ним внутрь шара. Мирабель смотрела, как девушка из сада побежала ему навстречу, радостно смеясь. Адам нежно улыбался ей в ответ. Увидев улыбку сына, королева сидхов ощутила бесконечный покой.



     Первым, что увидела Мирабель, очнувшись от обморока, было лицо верной Алисы. Она подложила под голову госпожи свой плащ и осторожно обтирала ее лицо мокрым платком. Рядом беспокойно помахивала хвостом Марса. Слегка повернув голову, королева увидела, что армия Драгала уходит. Проследив за ее взглядом, Алиса проговорила:
-  Ариман сказал, что через месяц пришлет послов для переговоров о возобновлении торговли между городами.
-  Больше он не нашел что сказать?  -  равнодушно спросила Мирабель.
-  Видимо, нет.  -  помрачнела Алиса.
Королева перевела взгляд на небо и осознала, что солнце ушло. Небо заволокло тучами, и на землю уже падали тяжелые капли дождя. Ливень обещал быть долгим. Равновесие восстановилось.
-  Идемте домой.  -  сказала Мирабель, обведя взглядом своих воинов.  -  Всех вас ждут жены, матери и дети. Поспешим же обрадовать их.
Королева приказала забрать тело сына, чтобы похоронить его со всеми почестями, что полагались принцу. Перед уходом Мирабель окинула поле несостоявшейся битвы взглядом и заметила Рубина. Конь был мертв.


Рецензии
Адам, Ева, чувствуется что-то "первородное", понравилось последнее предложение.

Алекс Леон   13.07.2017 22:15     Заявить о нарушении
Рада, что вы не остались равнодушны)

Надежда Лунная   06.09.2017 17:32   Заявить о нарушении
Приветствую Надежда. И опять с удовольствием прочитал. Растяну его (удовольствие т.е.) на перспективу - там у Вас ещё пара рассказов в стиле фантастики...

Вениамин Ахтырец   13.09.2017 10:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.