Что делать? -библия для революционеров?

«ЧТО ДЕЛАТЬ?»  -  «БИБЛИЯ» ДЛЯ РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ
                                                  ИЛИ  ЛЮБОВНЫЙ  РОМАН?

    Вернуться к нижеопубликованному материалу о романе
    Н.Г.Чернышевского "Что делать?" меня заставили
    недавние события.
    В начале декабря 2013 г. в г. Краснодаре раз-
    горелся скандал. Местный театр драмы поставил
    спектакль "Ревизор". Театр обвинили (опять же
    местные начальники)в том, что комедия Н.В.Гоголя
    "Ревизор" разрушает устои семьи, так как здесь
    маменька говорит дочери "дура". А ещё в комедии
    речь идёт о взятках, коррупции.
   
    В декабре же Президент РФ повелел возобновить
    написание сочинений в старших классах школ.
    С нетерпением я буду ждать список тех произведений,
    по которым будут писаться те сочинения.
    Я думаю, а вдруг в школы (гимназии,колледжи)
    снова вернётся роман
    Н.Г.Чернышевского "Что делать?"(кстати,"Ревизор" есть
    и сейчас в учебной программе)?

    Вот будет потеха!
 
    В "Что делать?" есть и "дура", и "мерзавка",
    и адюльтер, и наркотик, и эротические ситуации...
    В.И.Ульянов-Ленин читал этот роман в ранней юности,
    когда у него ещё не родилось желание осчастливить
    социализмом и коммунизмом Россию и её "массы";
    рафинированная интеллигентка- орусевшая француженка
    Инесса Арманд также разрешала читать этот роман
    своим детям.
    Устой семей этих двух известных личностей был раз-
    рушен, но по другим причинам, а не потому что они
    читали "Что делать?"
   
    Я не считаю, что надо запрещать несовершеннолетним
    детям читать романы. Но не следует взрослым (учителям
    всех рангов) пересказывать им литературные
    произведения, добавляя то, чего в них нет.
     Поживём-увидим. Сочинения школьники начнут писать
    вновь в 2014-2015 учебном году.
      (28.12.13 г.)
          
                      

   Кто хочет найти темы для статей о лжи, читайте школьные учебники.
   Роман Н.Г.Чернышевского «Что делать?» я перечитала несколько лет назад, его фабула мне была и раньше понятна, и тема для меня закрылась.
   Кстати, если кто-то хочет узнать, как дурили головы советским (только в русском языке есть это то ли прилагательное, то ли определение) школьникам (студентам и т.д.), перечитайте романы «Обломов» И.А.Гончарова, «Отцы и дети» И.С.Тургенева, «Что делать?» Н.Г.Чернышевского и другие, входящие в программу обучения подрастающего поколения все годы советской власти.
   Зачем? Чтобы иметь собственное мнение.
   И чтобы побудить  родителей, учителей, директоров школ, депутатов всех дум,  служащих министерства образования, префектур, управ; академиков, членов-корреспондентов, докторов педагогических наук…- места не хватит, чтобы перечислить всех, кто имеет отношение к школьным учебникам, - ЧИТАТЬ то, что вынуждены читать дети.
   Мнения школьников ведь никто не спрашивает.

    Вернуться к роману «Что делать?» меня принудил  учебник для 8 класса «История России. ХIХ век». Авторы А.А.Данилов и Л.Г.Косулина;  М., 2009 г.; «Просвещение», ОАО «Московские учебники»; тираж 101000 экз., 9-е издание; собственник учебника - издательство «Просвещение».
   Кто-то скажет: фи, 2009 год! С тех пор много воды утекло, и в том учебнике многое могло измениться! Но… книгу именно   этого года я вытащила из школьного ранца. Сейчас она используется, как учебное пособие, в Москве.
   Особенно меня умиляют на всех школьных учебниках  такие приписки: «Рекомендовано Министерством образования и науки Российской Федерации»,  «Получены положительные заключения Российской академии наук и Российской академии образования». Кто писал рекомендации и заключения, не известно.

   И как же детей просвещают?
   Читаю в названном учебнике истории: «Идейным вождём революционного движения в России в конце 50-х – начале 60-х гг. стал редактор петербургского журнала «Современник» Н.Г.Чернышевский…В июле 1862 г. Чернышевский был арестован и помещён в Петропавловскую крепость, где провёл около двух лет. Там он написал роман «Что делать?», который был напечатан в журнале «Современник». В романе Чернышевский изложил свои взгляды на будущее социалистическое устройство общества, на новую мораль и нравственность.
   Эта книга стала настоящей «библией» для русских революционеров. Идеи и образ жизни героев романа стали на долгие годы примером для молодёжи».

   Какая ложь! Сколько можно врать!
   Не оспариваю характеристику писателя; пусть он будет революционером, раз его так назвали. Но то, что его роман «Что делать?»  мог стать «библией» для тех, кто считал себя  русским революционером – ложь, выдумка, профанация.
   Потому что этот роман не учит, как стать революционером; он о любви, об эротике и о новых людях. У романа есть подзаголовок «Из рассказов о новых людях». Но его советские критики постарались не заметить. Они придумывали другие варианты подзаголовков, о чём дальше.

  Ладно, было  советское время, когда по приказу правящей коммунистической партии героев делали не из героев, а революционеров - не из революционеров.
  Тогда ослушание грозило самыми суровыми карами, вплоть до исключения из членов партии; могли, что было мягкой мерой, «перекрыть кислород»: не разрешать печатать статьи, книги,  показывать готовые  фильмы, включить в список «не выездных»…А более суровая мера: отправить куда-нибудь подальше, за соответствующий километр, или принудить самому туда отправиться.

   Но зачем надо врать сейчас и, тем более, в учебнике?
   В нынешнее время авторам учебника ничего не грозит, если бы они высказали свою точку зрения на это произведение, или вообще не упоминали его в главах, где речь они ведут о революционерах.
  Нет уже СССР, осталась коммунистическая партия, но у неё теперь нет такой силы, чтобы «по шапке дать» ослушникам; уже давно никто не говорит, что в России строится социализм или коммунизм…
   На дворе ХХI  век! Зачем  повторять шаблонный взгляд на этот роман?

   А шаблонный взгляд мог появиться по двум причинам:
   .авторы учебника истории А.А.Данилов и Л.Г.Косулина роман "Что делать?" не читали;
   .некомпетентность авторов и всех (издательство, министерства), кто разрешал и издавал это учебное пособие.

   Начнём разбираться со слов в учебнике «изложил свои взгляды… на новую мораль и нравственность».
   Автор романа, явно, не рассчитывал на то, что его произведение будут читать школьники – то есть несовершеннолетние, дети. Иначе, Николай Гаврилович, русский интеллигент, не начал бы свой роман со своеобразного вступления под названием «Дурак». А дальше столько слов, без всякого преувеличения, которыми детей не просвещают.

   В чём же новая мораль и нравственность?

   #  Автор «Что делать?» подробно рассказывает о семье главной героини – Веры, Верочки, а потом – Веры Павловны. 
   Мать её Марья Алексевна (так у автора) разговаривает со своей  дочерью таким тоном: «отмывай рожу-то, что она у тебя, как у цыганки», «такая чучела уродилась», «Верочка, ты неблагодарная, как есть неблагодарная…что рыло-то воротишь от них», «что ты сказала, мерзавка?»; рванула дочь за волосы – только раз и то слегка –«Ну, пальцем не трону, только завтра чтоб была весела! Ночь спи, дура!», «Что ты сделала, Верка проклятая?», «С ума ты сошла, дура? Смей повторить, мерзавка-ослушница! – закричала Марья Алексевна, подымаясь с кулаками на дочь».

   Когда Вере исполнилось шестнадцать лет, маменька решила выдать её замуж, но, непременно, за богатого, чтобы увеличить свой капиталец. А  начитанной девушке хотелось полюбить и выйти замуж за любимого мужчину.
  Отсюда и разногласия с маменькой. Когда она отказала очередному жениху, Марья Алексевна хотела запереть дочь в её комнате и не выпускать, пока Вера не одумается. Дочь пригрозила: «Не делайте ничего: хуже будет».
   Маменька вынуждена была смирить свой гнев и  подумать над дальнейшей стратегией. Вот её мысли: «Экой зверь какой, Верка-то! Как бы не за рожу её он её брал, в кровь бы её всю избить, а теперь как тронуть? Изуродует себя, проклятая!».
   
   Кому захочется более подробно узнать лексикон маменьки Веры, читайте роман. Мужа своего, отца Веры, Марья Алексевна бьёт по щекам и по-всякому обзывает.
  Лишь один пример. Узнав, что Верочка отказала очередному жениху, а отец этим не возмущён и не удержал молодого человека, Марья Алексевна делает следующую сцену:
   - Осёл! подлец! убил! зарезал! Вот же тебе! – муж получил пощёчину. – Вот же тебе! – другая пощёчина. – Вот как тебя надобно учить, дурака! – она схватила его за волосы и начала таскать.

    Дочь, слуг, кухарку она также таскает за волосы. Капитал свой маменька Веры  увеличивала самым нечестным путём; даже дом свой предоставляла  парам для интимных встреч. И прочее, и прочее…
   И какова же здесь новая мораль? Не стыдно заставлять  детей читать о ещё одном варианте Салтычихи, о насилии над личностью?
   Сейчас, насколько я знаю,  «Что делать?» не входит в программу обучения российских школьников. А вдруг подросткам (8-й класс), прочитав в учебнике истории о революционере Н.Г.Чернышевском, о том, как преподносят его роман и о «высоконравственных» его героях, захочется  прочитать это литературное произведение?
   Да, они многому научатся такому, чего в их возрасте не надо бы и знать.

   Вердикт может быть только таким: прежде, чем обвинять  несовершеннолетних детей в их разных непотребных поступках, следовало бы тщательно изучить хотя бы одну сторону их воспитания: содержание учебников.
   Ибо, дурные примеры и ложь заразительны.

   # А теперь о «новой нравственности».
  Полезно прочитать «Содержание» в «Что делать?». В этом разделе  ни слова о революции. Главы названы так: «Жизнь Веры Павловны в родительском семействе», «Первая любовь и законный брак», «Замужество и вторая любовь», «Второе замужество»…
   Вот такое без морали «облико морале», как выразился герой Андрея Миронова в фильме «Бриллиантовая рука».
   
    Придётся коротко пересказать сюжет любовной линии романа.
   Понятно, что Верочке хотелось вырваться из-под опеки матери.
    Н.Г.Чернышевский так начинает вторую главу:
   «Известно, как в прежние времена оканчивались подобные положения: отличная девушка в гадком семействе; насильно навязанный жених, пошлый человек, который ей не нравится, который сам по себе был дрянноватым человеком и становился бы, чем дальше, тем дряннее, но, насильно держась подле неё, подчиняется ей и понемногу становится похож на человека так себе, не хорошего, но и не дурного. Девушка начинала тем, что не пойдёт за него; но постепенно привыкала иметь его под своею командою и, убеждаясь, что из двух зол – такого мужа и такого семейства, как её родное, - муж – зло меньшее…».

   В этом семействе был ещё Федя, младший брат Веры. Когда его надо было подготовить  в гимназию, то отец нашёл ему «дешёвого» учителя – медицинского студента Лопухова. Голова его была набита книгами и анатомическими препаратами, без чего, как он правильно считал, невозможно стать профессором. И вообще, биография у него интересная.

   О чём могут говорить юноша и девушка? Конечно, больше о любви и, даже, о страсти. А потом Верочка доверилась новому своему другу и рассказала о своём тяжелом положении в семье. Они решили, что ей надо поступить в актрисы; потом – в гувернантки. Дмитрий Сергеич искал для неё место. А когда не получилось в одном доме, то Верочка так отчаялась, что всё посматривала на окно – как на единственный выход.

   Так, в конце концов, и решилась судьба Верочки. Учитель влюбился в симпатичную девушку. И предложил ей выйти за него замуж. Он-то смотрел на их будущие отношения, как на отношения супругов. Но он не знал Верочку. Она сразу же сказала, что у него будет своя комната, а у неё – своя, а в третьей они будут видеться и пить чай, принимать гостей.
  Её мотивация:
   - Знаешь ли, что мне кажется, мой милый? Так не следует жить людям, как они живут: всё вместе, всё вместе. Надобно видеться между собой или только по делам, или когда собираются вместе отдохнуть, повеселиться. Я всегда смотрю и думаю: отчего с посторонними людьми каждый так деликатен? Отчего при чужих людях все стараются казаться лучше, чем в своём семействе…Отчего с своими хуже, хоть их и больше любят, чем с чужими?
   И дальше она просит «миленького» относится к ней всегда так, как и сейчас, пока они ещё не живут вместе.
   На что Лопухов отвечает:
   - Я не знаю, Верочка, что мне и думать о тебе. Да ты меня и прежде удивляла.   
   
    Вы, Дмитрий Сергеич, дальше удивитесь ещё больше!

    Странность  отношений этих двух героев стара, как мир: он любит, а она – нет. Кто читал роман, тот  помнит, что несколько лет Верочка и Дмитрий жили, как брат и сестра. Дмитрий не настаивал на более близких отношениях. Можно предположить, что он, врач, понимал, что его супруга должна сама «созреть».
   И это случилось! Случилось после третьего сна Веры Павловны, на четвёртом году её девственного замужества.
   Сон длинный, если коротко, то суть его такова: явилась ей некая певица. Лица своего не показала, Вера видели лишь её дивную руку из-под полога. Дама сказала, что они будут вместе читать её дневник. Верочка удивилась: у неё не было дневника.
  Оказалось, что есть тетрадь, в которой рукой её сделано много записей. В них – тоска Веры, некие новые чувства по отношению к «миленькому», то есть мужу.  Например, как-то ей приснилась мать, упрекающая её. Верочка начала стонать, миленький вошёл в её комнату, успокаивал её, «был моею горничной. Так было стыдно. Но он такой скромный, только поцеловал моё плечо».

   А дальше Верочка просыпается и бежит в комнату мужа:
   - Мой милый, обними меня, защити меня!..- она жмётся к мужу. – Мой милый, ласкай меня, будь нежен со мной…
   И так далее.
   Но именно в этом сне певица сказала Верочке, что она не любит мужа. Что было правдой, как  Вера Павловна не сопротивлялась этому утверждению. Иначе бы она, будучи замужем за Лопуховым, не воспылала бы любовью к  третьему лицу в их компании  - Кирсанову.  Александр Кирсанов – красивый молодой человек, врач, коллега и друг Лопухова.
   Старая история – любовные треугольники нередко образуются именно с друзьями семьи.

   Как всё это закончилось, известно.
  Лопухов, узнав о взаимной любви Верочки и Сашеньки, очень своеобразно отступился – исчез. И это он в самом начале романа стрелялся на мосту и был назван «дураком». Тело не нашли, выловили только прострелянную фуражку. Но решили, что самоубийство было. Вера Павловна рыдала, ломала руки, но быстро успокоилась…Она уже вышла замуж за  Сашеньку, любит его.

   Есть ещё одна важная деталь в романе. Сейчас доктора Лопухова назвали бы...наркоманом.
   В конце концов, Лопухову стало "ясно всё в отношениях Кирсанова к Вере Павловне".Но это было так любопытно, что он долго не мог уснуть.
   И дальше в романе: "Однако, что ж, в самом деле, расстроивать (так в романе - В.Ф.)свои нервы бессонницею? ведь (так в романе - В.Ф.)уж три часа. Если не спится, надобно принять морфия; он принял две пилюли, "вот только взгляну на Верочку"... Против морфия в достаточном количестве не устоит никакое крушение духа; на этот раз двух пилюль оказалось достаточно, вот уж одолевает дремота".

   …Я прочитала уже две трети романа, и не нашла ни одного слова о революции. Как и о новой морали и нравственности, что есть в произведении «Что делать?», как считают авторы учебника «История России. ХIХ век»  А.А.Данилов и Л.Г.Косулина.
   Чистой воды любовный роман с подробным, подчас утомительным, описанием чувств героев. Если сюда ещё добавить исповедь любовницы Кирсанова – Крюковой,  больной  чахоткой девушки  из мастерской Веры Павловны, то никто не сможет опровергнуть моё утверждение: «Что делать?» - роман с эротическим уклоном или – с эротическими нотками.
  Несколько фраз Крюковой о любовнике Кирсанове: «И как это не устанет он целовать глаза, руки, потом станет целовать грудь, ноги, всю, и ведь мне не стыдно…».

   Вот такова «новая» мораль и нравственность: грубость, издевательства, адюльтер, любовники, самоубийство!   

   # Авторы учебника назвали «Что делать?» -  «библией» для русских революционеров (ещё хорошо, что в кавычках) по-старинке, так, как его начали считать с какого-то времени после 1917 года.
  Но с какого? Возможно, с того года, как это произведение оказалось в школьной программе.
Все из старшего поколения  помнят  сочинения на темы  о снах Веры Павловны, о Рахметове, как революционере, и о прочем таком, с точки зрения, тогдашних, коммунистически настроенных педагогов и их наставников в институтах.

   И сейчас часто показывают советский фильм «Доживём до понедельника». Вот темы сочинений  для 9-го «В»: «Базаров и Рахметов», «Образ Катерины в драме Островского «Гроза», «Моё представление о счастье».
   Молодцы - девятиклассники, в основном, написали о счастье. То, что думали. Не хотели врать? Или – искренне не понимали, кто такие Рахметов, Базаров, Катерина и как их образы вклинить в современную жизнь?   

   Сколько поколений  советских школьников писали сочинения на тему «Сны Веры Павловны»! Бедные дети! Сны Верочки – совсем не о революции, не о «социалистическом устройстве общества». В них много о любви, приводятся немецкие песенки…

   ПЕРВЫЙ СОН: Вера в сыром, тёмном подвале. О, ужас: она разбита параличом. Но некая женщина, попросившая: «Ты меня зови любовью к людям», избавляет Верочку от паралича. А потом она сбивает замок на двери подвала и оттуда выбегают девушки, также до того разбитые параличом.
   ВТОРОЙ СОН: Верочка, «миленький» и их гость Алексей Петрович. Мужчины говорят о земле-грязи, из которой произрастает пшеница, о том, что без движения нет жизни… А потом ни с того ни с сего, как это бывает во сне,  Алексей  Петрович начинает исповедоваться за себя и свою жену: как трудно ему жилось в семье родителей и о прочем таком.
   Потом появляется маменька Верочки и начинает молоть всякую чепуху…Именно в ту ночь, увидев сон, Вера стонала. Стон услышал «миленький», примчался в её комнату (куда ему путь всё ещё был закрыт) и помог ей одеться, то есть побывал в роли её горничной. И сделал невообразимое для законного мужа: поцеловал жену в плечо.

   О ТРЕТЬЕМ СНЕ  я уже упоминала. Это дневник Верочки с её любовными томлениями. Именно после третьего сна Вера стала женой в полном смысле этого слова.
   
   ЧЕТВЁРТЫЙ СОН. Самый странный по персонажам, местам их пребывания. Он не странный, как сон, так как не передать всех фантастических историй, которые люди видят в своих снах. Здесь Верочка - богиня, рядом присутствуют царицы, «светлая красавица»; везде древности…
   Кусочек из этого сна: «Что говорит она (царица) женщине, почти такой же прекрасной, как  сама она, бросающей фимиам на её алтарь? «Будь источником наслаждения для мужчины. Он господин твой. Ты живёшь не для себя, а для него»…
   И много ещё  подобного в длиннющем четвёртом сне. Это всё надо было прочитать школьникам. Иначе, как написать сочинение!

   Не понимаю, как можно было включать в программу обучения детей сочинения о снах Веры Павловны. Абсурд!
     Очень бы хотелось узнать автора, предложившего писать сочинения о снах Веры Павловны. Может, он (или – она) до того, как примкнуть к товарищам по педагогике, работал в цирке или в комедийном театре? 
   Крикнуть бы, как в театре: «Автора! Автора!».
   Но никто никогда не узнает ни этого автора, ни того, кто дал характеристику роману «Что делать?», как произведению с революционной  концепцией.
 
  В советское время много было анонимов. Они уже, наверное, ушли в мир иной, а взгляды их остались. Живучи!
    А почему живучи? Да потому что те, кто пишет о романе «Что делать?», его не читали. Как не читал его и автор (или – авторы) статьи в учебнике истории для 8-го класса, где речь о Чернышевском.
    Предполагаю,  что если бы раньше, как теперь для  газет, телепередач, разных сайтов в Интернете, были введены так называемые возрастные рамки, то на этой книге надо было бы поставить допуск + 18, то есть для совершеннолетних. Там ведь есть такие откровения, что о-го-го! 

   А на кого ссылались в советское время, когда надо было дать оценку  автору «Что делать?», роману и его героям? Конечно, на Владимира Ильича Ульянова (Ленин).
   Но вот парадокс: его-то никто не заставлял видеть в романе то, чего там нет!
   Как никто уже не мог заставить (время  было другое) лукавить автора вступительной статьи Б.Рюрикова  «Люди высоких идеалов» в издании «Что делать?» за 1985 год (М., издательство «Правда»).

    Н.Г.Чернышевский написал о новых людях, без всяких эпитетов, а Б.Рюриков своей волей возвысил их до людей высоких идеалов. Интересно было бы узнать реакцию романиста, если бы он прочитал всё, что сочинили наши критики о его произведении. А ещё больше было бы интересно узнать, что  он сказал бы о том, что вычитали  в его романе, как говорят, между строк.

   А первым, или одним из первых, между строк начал читать Ленин.
   Это  было в прекрасном городе Женева в 1904 году. В кафе собрались В.Воровский, С.Гусев и Н.Валентинов – «меньшевистский публицист, выступавший против марксистской философии», как назвал его Б.Рюриков. Речь зашла о  Чернышевском и его романе «Что делать?». Н.Валентинову роман показался примитивным.
   Ленин возразил. Приведу его слова, которые миллион раз цитировались, особенно фраза, выделяемая всегда почему-то курсивом:
   «- Отдаёте ли вы себе отчёт, что говорите? – бросил он. – Как в голову может прийти чудовищная, нелепая мысль называть примитивным, бездарным произведение Чернышевского, самого большого и талантливого представителя социализма до Маркса? Сам Маркс называл его великим русским писателем… Под его влиянием сотни людей делались революционерами. Могло ли это быть, если бы Чернышевский писал бездарно и примитивно? Он, например, увлёк моего брата, он увлёк и меня. Он меня всего глубоко перепахал…Это вещь, которая даёт заряд на всю жизнь. Такого влияния бездарные произведения не имеют».
   Курсивом здесь всегда выделяется фраза Ленина: "Он меня всего глубоко перепахал".

   А почему не приводятся слова Н.Валентинова в ответ на эту речь будущего вождя «мирового пролетариата»?  Уверена, что там была дискуссия. В кафе сидели молодые  люди. Ничем не обременённые. Жили они в благополучной стране и сами были материально благополучны. Владимир Ульянов никакого горя там не знал. Носил хорошо сшитые костюмы и модные шляпы; нигде не служил, как впрочем, он никогда и нигде не служил. Опустим, за чей счёт он жил в Швейцарии, это другая тема.
   А слова Валентинова не приводят, потому что, так уж принято было коммунистической партией:  все  рассуждения, выводы, мнения  вождя - верные; его слово первое и его слово – последнее. Да и сам Ульянов-Ленин не терпел возражений.

    Когда читаешь  суждения  самого Ленина о Чернышевском или  то, что пересказывали Н.Крупская, А.Луначарский и другие, и вообще, размышления Владимира Ильича о революции, искусстве, литературе, хочется сказать только одно: «Какой актёр пропал!».  Только актёры говорят не свой текст; не то, что, на самом деле, думают. При народе, конечно.
   Предполагаю, что в обычной жизни Ленин не говорил так высокопарно и так авторитарно. Не мог же он, беседовать и  объясняться в любви Инессе Арманд, ссылаясь на Карла Маркса и Фридриха Энгельса, клеймя всяких там либералов.

   Ленин не объяснил, кто (или – что) его перепахал: Н.Г.Чернышевский, как писатель, со всеми его статьями и книгами, или только роман «Что делать?». Но в дальнейшем «перепахал» стали относить именно к роману.
   Любовные ли коллизии героев (у него же тоже был любовный треугольник) заставили его много размышлять о жизни, или что-то другое он нашёл для себя в этом романе? Возможно, Владимир Ильич сожалел, что посвятил свою жизнь жестокой и непредсказуемой даме - революции, а не любимой женщине. Это могла бы быть Инесса Арманд или другая.

   Женщин-любовниц у "вождя мирового пролетариата" было немало. Может быть, когда-нибудь появится книга о женщинах, с которыми  Ленина связывали нежные чувства.Как есть книга "Дон-Жуанский список Пушкина"(П.К.Губер), "Территория любви Алексея Толстого" (Виктор Петелин); есть повествование и о женщинах в жизни Л.Н.Толстого.
   Никакого греха при обоюдном согласии свободных от уз брака мужчины и женщины! Но ведь у Ленина, как и у героини романа "Что делать?" Веры Павловны, случился адюльтер.
   Получается, что  авторы учебника истории для учащихся 8-го класса считают новой моралью именно адюльтер.
   А нравственно ли, что эти авторы называют чёрное белым?

   Но раз Ленин сказал, что «Что делать?» его перепахал, то с того 1904 года (потенциально, а с 1917 года - реально) роман стал перепахивать всех в России, а с образованием СССР – и жителей тех республик, которые в него входили. 
  А если ещё точнее, то вся тяжесть этой оценки вождя пролетарской революции романа «Что делать?» пала на школьников. Именно им пришлось, подлаживаясь под общепринятые стандарты, врать на уроках и в своих сочинениях. А ещё, конечно, пришлось врать студентам, аспирантам, диссертантам, преподавателям.

  Но уже более двадцати лет нет советской власти. А её отголоски всё витают в воздухе, и, к несчастью, оседают в школьных учебниках. Пора уж всем, кто  теперь о нём пишет, перечитать роман и писать о том, что в нём есть, ничего не придумывая.
  Почему-то  никак не хотят понять люди, берущиеся писать учебники, преподаватели, директора школ, работники многочисленных государственных учреждений, «дающие заключения и положительные рецензии»», «разрешающие» учебники, а также издательства, которым доверяется  это ответственное дело: русские классики писали многие  свои  романы, рассказы, повести, поэмы для ВЗРОСЛОЙ АУДИТОРИИ. И с этим надо считаться!

   Напомню утверждение авторов учебника истории: «Эта книга стала настоящей «библией» для русских революционеров. Идеи и образ жизни героев романа стали на долгие годы примером для молодёжи».
   Словоблудие! Почти  всех героев романа я уже упомянула. Люди как люди! Не знаю, кто из них мог стать примером для молодёжи на долгие годы.
   Не упомянула главного «революционера» Рахметова?  В романе он появляется далеко не сразу. Никогда не догадаетесь, как появляется! В третьем сне Верочки!
   
   Вот она читает в  своём дневнике: «16 августа», то есть на другой день после прогулки на Острова, ведь она была именно 15-го,  думает  Вера Павловна: «миленький всё время гулянья говорил с этим Рахметовым, или, как они в шутку зовут его, ригористом…».
    Выписываю из «Словаря иностранных слов»: ригоризм (лат.rigor строгость) – суровое, непреклонное соблюдения каких-либо принципов, правил нравственности, предписаний.

   Кто такой Рахметов, по описанию автора «Что делать?»? Помещик, у него 1500 десятин земли; отдавая в аренду эту землю, он имеет до 3000 рублей дохода. И ещё он получил такое наследство: 400 душ крестьян. И никогда он не отказывался от этого своего богатства.
  В романе ему 22 года. Поступил в университет, но в учёбе делал перерывы. Кстати, хороший был помещик-меценат: он оплачивал учёбу двум студентов в Казанском и пятерым – в Московском университетах.

   Н.Г.Чернышевский очень смачно его описывает: родословную, как приобретал «физическое богатырство», как посадил себя на «боксёрскую диету» (кстати, ел много говядины); был бурлаком, пахарем, плотником… Рахметов  выполнял тяжёлые работы исключительно ради того, чтобы, как выражаются сейчас, «накачать мышцы», а не ради хлеба насущного.
   Любил странствовать по России и по всему миру.
   Из романа: «Он сказал себе: «Я не пью ни капли вина. Я не прикасаюсь к женщине».

   Случился и «эротический эпизод в жизни Рахметова». Дело было так. Он шёл по улице, услышал отчаянный крик женщины. Увидел, что лошади понесли шарабан, в котором была дама. Этот парень к тому времени  уже достиг «физического богатырства».
    Лошадь схватить он не успел, а вот за заднюю ось уцепился. Шарабан остановился, но, увы, герой получил травму. Два дня пришлось ему провести на даче небедной 19-тилетней вдовы. Рахметов ей страшно понравился и она была не против выйти за него замуж…
   Но он суров: «Я не должен любить!».

   Это его убеждение можно принять, как максимализм  молодого человека. Автор романа не показывает нам, каким стал Рахметов, допустим, к сорока годам. Можно предположить, что у него уже появилось брюшко, он стал мужем и отцом двух-трёх отпрысков. Многие максималисты именно так заканчивали.

   Автор называет этого своего героя  «анахоретом» (А.С.Пушкин так назвал Евгения Онегина).
   Анахорет (гр. anachoretes) – отшельник, пустынник. И всё! То есть это был своеобразный человек, в чём-то чудак (кто не чудит в молодости, особенно, если есть деньги!), но образованный, много читающий, много  видевший, не жадный.
   Да, не упомянула пока самое главное его «революционное» действо: он спал на войлоке, утыканном сотнями мелких гвоздей остриями вверх. Войлок этот покрывался кровью.
   Именно этот факт в советское время приводили все те, кто вынужден был врать: Рахметов спал на гвоздях, потому что  он готовил себя к испытаниям. Дескать, если посадят в какую-нибудь крепость за революционные дела, то он всё выдержит, так как будет закалён.
   Это  домысливание за автора. А какие ещё есть домысливания! Нарочно не придумаешь.
   
   Я уже упоминала вступительную статью Б.Рюрикова. Автор её – большой фантаст.
   Оказывается, то, что Рахметов мало бывает дома, его поездки в разные места – это свидетельствует «о разветвлённости сети, в центре руководства которой находится герой, о «размахе» дела, - так на эзоповском языке называет писатель работу подпольной организации».

   А эта характеристика Рахметова  в той же вступительной статье меня просто сразила: «Человек смелого, независимого ума, железной воли, исключительной целеустремлённости, он всего себя подчинял великому и святому делу революции. Суровый образ жизни, отказ от личного счастья, от удобств – всё это проявления величайшей сосредоточенности на своей революционной цели». И ещё в статье написано, что этот герой отказался от своего богатства. Смысл этого утверждения: отказался, ибо революционер не может быть богатым.
  В романе Рахметов был и остался помещиком.И даже намёка нет в произведении, что он хотел отпустить на волю 400 своих крепостных.

      Это всё выдумки!  Рахметов не был революционером. Как и «Что делать?» не мог быть «библией» для  русских революционеров. Не тот профиль!
   Авторам учебника истории А.А.Данилову и Л.Г.Косулиной так полюбился «революционер» Н.Г.Чернышевский, что они продолжают (стр. 181, в главке «Народнические организации второй половины 60-х-начала 70-х гг.»):
  «В середине 60-х гг. под непосредственным влиянием романа Н.Г.Чернышевского «Что делать?» сложилась организация Н.А.Ишутина - И.А.Худякова (1863-1866)».
   Такого примера я не знаю: чтобы под влиянием ЛЮБОВНОГО РОМАНА сложилась бы террористическая организация.
   Интересно, эту фразу авторы учебника сами придумали или где-то списали?
   
   Какую же задачу ставила перед собой эта организация? Конечно:  подготовить революционный переворот. И что дальше? Читаю в учебнике: «…результатом которого стало бы переустройство общества на основе коллективной собственности и коллективного труда».
   Словоблудие!

    Дальше ученики 8-го класса прочитают о том, что  в 1865 г. внутри организации Н.А.Ишутина – И.А.Худякова появилась группа «Ад». Её цель? Убить царя. А как же без крови! Революционеры не мыслят  свою жизнь без кровопролития.
   Член именно этого «Ада» Д.В.Каракозов в апреле 1866 года покушался на царя Александра II.
   Заключительная фраза об этом событии в учебнике: «Революционер был казнён, а ишутинская организация разгромлена».

   Сомневаюсь, что абсолютно всех, кто хочет «коренного, качественного изменения» в  стране можно называть «революционерами». В  «Словаре иностранных слов»: революционер – (фр. revolutionnaire; лат. revolutio – переворот) – активный участник революционного движения, деятель революции.
   Я считаю, что Каракозова нельзя называть революционером. И совсем не хочу, чтобы учащиеся 8-го класса – юное поколение России – считали  его революционером.
  Покушаться на убийство кого бы то ни было, и убивать – это бандитизм.

    А авторы учебника истории продолжают твердить, да ещё с таким пафосом: «Однако, несмотря на то, что выстрел Каракозова привёл к подобным результатам, для революционеров он стал вдохновляющим примером. На смену «ишутинцам» пришли «нечаевцы»…
   С.Г. Нечаев был инициатором создания  тайной организации «Народная расправа» (Ах, как любили так называемые  революционеры все свои действия (включая убийства) объяснять стремлением улучшить жизнь народа. Как будто их кто-то об этом просил). Он же составил «Катехизис революционера».

   Из того, что я прочитала о Нечаеве -  прожил всего 35 лет – можно сделать вывод, что этот  молодой человек был не в себе, истерическая личность, а ещё – он бандит и трус.
   В названном учебнике дан кусок из его «Катехизиса…»: «Денно и нощно должна быть у него (революционера) одна мысль, одна цель – беспощадное разрушение…Стремясь хладнокровно и неутомимо к этой цели, он должен быть всегда готов и сам погибнуть, и погубить своими руками всё, что мешает её достижению…».

   Один из его единомышленников – студент И.И.Иванов – как-то позволил себе покритиковать какие-то заявления Нечаева. Что сделал революционер Нечаев? Завёл дебаты, как-то попробовал опровергнуть критические замечания?
   Нет, он обозвал студента предателем и вынес (сам, без суда и следствия!) ему смертный приговор.
   В одном из энциклопедических словарей написано, что Нечаев сам убил Иванова. А в учебнике истории А.А.Данилова и Л.Г.Косулиной рассказывается, что Нечаев приказал всем своим соратникам участвовать в убийстве несчастного студента, чтобы «повязать» всех этим преступлением.
   Студента убили. Многие члены «Народной расправы» были арестованы.

   А Нечаев… сбежал за границу. Изменил  «Катехизису революционера», в котором сам же написал: он должен быть всегда готов и сам погибнуть.
   Получается, что он предал товарищей по организации.
   Три года  Нечаев был в бегах, а в  1872 г. выдан швейцарскими властями. Приговорён к 20 годам каторги. Закончил свои дни в Алексеевском равелине Петропавловской крепости.

   Вам знакома эта бандитская тактика: «вязать» единомышленников убийством или подписями? Известны так называемые «расстрельные списки» в эпоху революционера Сталина.
   
   Но зачем все эти подробности современным детям?
   Я бы поняла, зачем, если бы в учебнике была видна позиция авторов учебника истории, были бы комментарии  к тем давним событиям. Но ничего этого и в помине нет.
   В анонсе этого учебного пособия написано: «Доработанное издание учебника соответствует требованиям стандарта по истории».
   Остаётся только гадать, что такое «стандарт по истории».


    Ещё повторю фразу авторов учебника истории А.А.Данилова и Л.Г.Косулиной: «В романе Чернышевский изложил свои взгляды на будущее социалистическое устройство общества…».
   На какое будущее? Впечатление такое, что эта фраза была написана лет пятьдесят назад и откуда-то перекочевала в современный учебник.
   Ни о каком социалистическом устройстве общества в романе речи нет. Может, авторы учебника имели в виду мастерскую Веры Павловны?  Так какой же это социализм, если хозяйка использовала труд мастериц и  платила им зарплату?  Ни больше и не меньше!
   Ещё  до написания «Что делать?» в России существовали  фабрики и заводы. Например, Савва Васильевич Морозов (1770-1862), выкупив у помещика себя и сыновей, организовал много текстильных фабрик, на которых были заняты десятки тысяч рабочих. И никто не говорил, что в России начинается социализм.

   Единственная новизна в романе –  владелицей мастерской была женщина. Редкость в то время. Хотя, кто его знает, если покопаться в истории, можно найти и другие примеры женского равноправия в России прошлых веков.   

   Мне роман «Что делать?» не кажется примитивным. У писателя хороший литературный язык, крепкий сюжет. Это просто хорошее чтиво для тех, кто любит читать романы о любви. Главный герой здесь – любовь женщины и двух мужчин. Их непростые отношения.
   Да и не мог узник Петропавловской крепости Н.Г.Чернышевский написать о чём-то другом. Только о любви. Не  потому, что он боялся, что произведение на другую тему не удастся передать «на волю» и напечатать.
   Заключение в крепости, лишение свободы, неизвестность будущего – колоссальный стресс для человека. Кем бы он ни был. Известен ещё один пример. «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» - этот роман испанский писатель  Сервантес Сааведра Мигель  написал в тюрьме. Дон Кихот – прежде всего романтик, как и Рахметов, а потом уже – «не от мира сего».
  Возможно, именно тема любви помогает узникам – сочинителям пережить тяжёлую ситуацию. Не надо забывать также, что Николай Гаврилович был  писателем. 
  Кто пишет, тот знает, что писать можно везде, было бы, чем и на чём.


Рецензии
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.