Чудо

   Густая тьма, невольно поднятые вперёд дрожащие руки, ощупывают воздух, ноги шарят мелкими осторожными шажками, полная тишина. Справа появилось еле различимое свечение, которое усиливаясь, превратилось в пару пристальных глаз. Мрак порождает страх, а страх превращается в сковывающий ужас, что-то прикоснулось к спине - содрогнулось всё тело, что-то ущипнуло за плечо, что-то потянуло за руку, застывший крик вырвался наружу. Вдруг далеко впереди показался лучик света, всё тело инстинктивно направилось к нему, ноги вначале осторожно, а затем быстрее и быстрее побежали, что спасение именно там сомнений не возникало. Изнутри звенящей тишины стали проявляться глухие нарастающие удары, напоминающие ритм сердца, они усиливались, ускорялись и вскоре заполнили всё пространство. Огонёк приближался, становилось светлее, вдруг раздался родной умоляющий голос, позвавший по имени, что-то заныло внутри, застонало, но вселившийся ужас, обжигающий мрак и цепляющиеся невидимые руки заставляли бежать вперёд, быстрее и быстрее …

 - Он пришёл в себя, - громко сказала медсестра, вскочила со стула, чуть не опрокинув его при этом, зачем-то поправила причёску и выбежала из палаты, одёргивая на ходу коротенький халатик.
 
   Алекс – так звали молодого человека, который открыл глаза и сейчас с интересом разглядывал больничную палату, освещенную ярким весенним солнцем. Ему было двенадцать лет, возраст, когда уже многое понимаешь, и память ещё хранит всё в мельчайших подробностях, когда в полной мере начинают соприкасаться, то чистое и светлое, заложенное в нас Богом с реальным миром действительности, создавая при этом конфликт. Его привезли в больницу скорой помощи позавчера в первой половине дня после пожара случившегося в квартире на втором этаже, Алекс каким-то чудом спасся из пылающей квартиры и двое суток находился без сознания. При этом все его органы и системы функционировали нормально, врачи опасались, что после шоковой ситуации Алекс мог впасть в летаргию.

 - Где наш ангелами хранимый, - не сказал, а скорее пропел вошедший в длинном белом халате невысокий мужчина со стриженой бородкой, - Привет на этом свете. Как себя чувствуешь? Вижу хорошо, – произнёс он и внимательно посмотрел в глаза паренька стоявшего возле окна.

 - Нормально, - хрипло ответил Алекс, не узнавая свой голос. Он был высоким для своих лет, худым подростком той поры, когда развитие мускулатуры и формирование тела явно отстают от его роста. Длинные волосы, прямой нос, тонкие губы, задумчивые глаза, не выражающие ни радости, ни печали.

 - Голова не кружится?
 
 - Нет, с чего ей кружиться?

 - На всё отделение кричал, снилось что?

 - Жуть какая-то.

 - Жуть уже позади парень, - врач сел на табурет рядом с кроватью, - присядь и расстегни рубашку, что беспокоит?

 - Ничего.

 - Совсем уж так ничего? - врач внимательно осмотрел Алекса, - сегодня сдашь необходимые анализы, и если будет всё хорошо, то сразу домой, - подмигнул ему жизнерадостный доктор.

 - А что со мной?

 - Ты вышел из огня без единого ожога, это чудо, но извини, меня ждут больные. Кстати сегодня побереги себя – много не ходи.

 - Я уже позвонила твоим родителям, - вмешалась в разговор медсестра, обращаясь к Алексу, - Павел Геннадьевич, - сказала она вслед уходящему доктору, - пришёл следователь, пропустить его?

 - Конечно, конечно, - послышался певучий голос доктора уже из-за двери.

   Медсестра поправила причёску, разгладила лацканы халата и, отрепетировав улыбку у небольшого висящего на стене зеркала, танцевальной походкой вышла в коридор.

   Алекс начал вспоминать, что произошло: они с сестрой ещё спали, когда родители ушли на работу. Он учился во вторую смену, а второклассница Настя заболела и в школу в этот день не пошла. Проснулся он от того, что начал задыхаться – в комнату поступал едкий дым, вскочив, он открыл дверь и увидел горящий в коридоре навесной потолок. Дышать было уже нечем, он дернул входную металлическую дверь – закрыто снаружи. В комнате закричала сестра, он подбежал к полке, где обычно лежал ключ, но его не было. Алекс начал метаться по квартире в поисках ключей, но их нигде не было, в горле першило, он стал задыхаться и кашлять, темнело в глазах. В едком дыме он разглядел Настю, она шла на ощупь, вытянув вперёд руки, и жалобно кричала: «Алекс, Алекс». Он разбил табуретом окно в кухне, и несколько раз ударил им по оконной решётке, но это не помогло. Затем пробежал мимо Насти в комнату, потом опять вернулся на кухню, припал к решётке, глотая воздух, и потерял сознание …

   В палату, в сопровождении медсестры, вошел робкий молодой мужчина в узких брюках и широком пиджаке, кашлянул в кулак и представился:
 - Следователь Коробейников Илья Матвеевич.

 - Присаживайтесь, пожалуйста, - медсестра улыбнулась и пододвинула стул к кровати.

   Усевшись, Илья Матвеевич раскрыл новенькую блестящую папку, вытащил замысловатую авторучку и заполнил необходимые данные.

 - Как правильно вас зовут, Александр?

 - Когда в роддоме записывали моё имя – закончились чернила, вот и получилось - Алекс.

 - А в свидетельстве о рождении что написано? – спросил следователь, не понимая, шутит или нет, этот мальчишка.

 - Решили дальше экономить чернила и тоже написали Алекс, - ответил он явно заученными словами.

 - Ладно. Скажи, что произошло, то есть, что ты помнишь.

   Алекс подробно рассказал ему о пожаре, о том что не нашел ключей на привычном месте, как задыхался и по всей вероятности потерял сознание. О сестре он умолчал. Илья Матвеевич задал ещё пару вопросов, старательно всё записал и спросил:
 - Больше ты ничего не помнишь?

 - Нет, скажите, что произошло?

 - Люди, наблюдавшие за пожаром на улице, утверждают, что ты вывалился из окна прямо через решётку и упал на кучу мусора собранного на субботнике.
 
 - А где Настя? - спросил Алекс дрогнувшим голосом, приподнявшись над подушкой, когда следователь вставал, чтобы уйти.
 
 - Держись парень, так бывает в жизни, она ...

   Дальнейшие слова он не слышал, голова мгновенно стала тяжёлой, и появившийся звон в ушах эхом повторил тот зовущий жалобный крик сестры. Сердце стучало, вокруг всё гудело.  «Как же так, что теперь будет? Настя, Настя» …

 - Ты что не слышишь меня, - сквозь пелену донеслись слова следователя.

 - Отстаньте от меня! – заорал Алекс каким-то неестественным голосом …

   В памяти мелькали сцены из его ещё недолгой жизни, и этот калейдоскоп событий вдруг остановился в деревне, где они всей семьёй гостили у бабушки с дедушкой. Озеро, поросшее камышом, где дед учил его ловить рыбу, а Настя, которая всегда была рядом с ним, была хранительницей баночки с червями. Лес за деревней, откуда дед с отцом мешками таскали лисички. Они с Настей, когда гостили в деревне всегда ходили вместе, Алекс присматривал за младшей сестрой и очень гордился, что у него есть такая забота. Родители доверяли ему, но и строго спрашивали, если он не внимательно присматривал за сестрой.

   У Дедушки с бабушкой было небольшое хозяйство: вечно жующая корова, которую Алекс даже однажды доил, правда, не очень получилось, одинокий хромающий баран, которого дед подобрал погибающим за лесом, приволок его домой и выходил, «вольная» свинья Люська, которая ходила «куда захочет» и была второй после деда хозяйкой во дворе. Когда Кешка, так звали барана, болел, к нему в сарай часто заходила в гости «вольная» свинья, О чём они там говорили неизвестно, но после этого Люська взяла шефство над бараном, и когда он поправился, по утрам сопровождала его до загона, где собиралось деревенское стадо перед пастьбой, а вечерами встречала его. Дом стоял на окраине, и все жители деревни потешались, глядя, как дружно идут через всю деревню баран со свиньей, ни на шаг не отходя друг от друга. Если Кешка задерживался ухватить травы или помечтать, глядя в синее небо, то Люська терпеливо его ждала, самодовольно похрюкивая.

   Во дворе было множество кур, за которыми в основном следила свинья, прямо под открытым небом стояли несколько клеток с кроликами, а однажды Алекс увидел, как дед рубил головы курам, он был тогда ещё совсем маленький, вцепился в руку деда и кричал: «не делай этого». Потом взрослые целый вечер пытались ему объяснить, что так устроена жизнь, но он так тогда ничего и не понял.
 
   Бабушка была очень добрым человеком, никогда не повышала голос и носила косынку, в доме всегда было чисто, а по вечерам она любила рассказывать про Бога, который создал природу и всех людей. Алексу запомнился её рассказ о том, что Бог даёт шанс каждому найти своё место в жизни и всё зависит от человека, использует он этот шанс или нет. И ещё она очень серьёзно говорила о том, что в жизни обязательно должно произойти одно чудо и если человек правильно использует его, то чудеса в его жизни будут повторяться, а если не правильно, то …  Алекс с того момента начал ждать, когда же произойдёт чудо, чтобы правильно его использовать.

 - Что же родители, - судорожно думал Алекс, - забыли про меня? Ах да! Сестра. Два дня без сознания, когда же похороны завтра что ли? Нет, я не хочу сейчас домой, пусть …, хотя всё равно придётся смотреть в глаза. А что я мог сделать? В чём я виноват? Попробуйте вы на моём месте, чтобы вы сделали? Ах, сестрёнка, сестрёнка. Я всегда говорил тебе: слушайся меня и никто нас ругать не будет, а ты всё думала, что тебя родители больше любят. Хотела быть хорошей, а я значит плохой, теперь я опять буду крайним, - он перевернулся на живот и уткнулся в подушку. Хотелось рыдать, но слёз не было. Потом он встал, подошел к окну и долго всматривался вдаль, ничего при этом не видя. Мысли путались в голове, какой-то груз навалился на него, разделив его жизнь на две части: до и после пожара.  Алекс внезапно ощутил себя взрослым и понял - чудес в его жизни больше не будет …

 - Алекс, - медсестра осторожно тормошила парня, - проснись, за тобой приехали.

 - Где, кто, родители? - ещё не отойдя ото сна, спросил он.

 - Вот одежда, переодевайся и спускайся вниз, они там.

   Алекс вышел из больничного лифта и стал спускаться по ступенькам, навстречу ему шли родители. Мама присев на корточки обняла сына, а отец потрепал его волосы.

 - Как ты себя чувствуешь?

 - Нормально.

 - Пойдём, поднимемся к Насте, она здесь в хирургии на втором этаже и хотела тебя видеть. Свидание уже закончилось, но мы попросили доктора об одолжении, объяснив ситуацию.

 - Она жива? – вырвалось у Алекса …

   Увидев сестру, лежащую на кровати с загипсованной подвешенной ногой, он бросился к ней. Обнял её, встав на колени перед кроватью:
 - Прости меня, Настя, - слёзы сами лились из его глаз, он хотел сказать что-то ещё, но не мог. Он трогал её плечи, руки, погладил по щеке, по волосам и прикоснулся к загипсованной ноге …

  - А как я оказался на куче мусора? – спросил Алекс у родителей, когда они возвращались домой.

 - Когда ты потерял сознание, Настя отодвинула решётку, которую ты расшатал ударами табуретки, и помогла тебе «выпрыгнуть» из окна, - улыбнулась мама, - ты упал на кучу прошлогодних листьев, а вот ей пришлось приземляться на землю.

 - Чудеса, да и только, - произнёс отец обычную для таких случаев фразу.
                                                                                         2013.

   
   


Рецензии
Очень понравился рассказ! Стиль,лексика рассказа вызывает восторг, чего только стоит "Люська, которая ходила «куда захочет» и была второй после деда хозяйкой во дворе" Браво!

Вера Мартиросян   20.12.2015 16:32     Заявить о нарушении
Спасибо, Вера.

Творческих успехов.

Константин Милованов   20.12.2015 19:00   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.