Коньки

 
   В чулане, на верхней полке деревянного стеллажа, Серёжа обнаружил новый предмет: большой фибровый чемодан с острыми рёбрами и прочными металлическими наугольниками. Взобравшись на стул, он попытался чемодан приподнять, но ему не удалось даже сдвинуть его с места, настолько он был тяжёл. Похоже, что чемодан был набит кирпичами! Он спросил у мамы про незнакомый чемодан, и она ответила:
   - Это дядя Валера нам оставил на время, там лежат его вещи и книги!
   Дядя Валера дружил с Серёжиным отцом и недавно переехал на новое место службы. Самые необходимые вещи он упаковал в багаж, а этому чемодану места не нашлось, - дядя Валера собирался его отвезти попозже.
   Серёжа быстро забыл о чемодане папиного друга, но однажды, когда никого не было дома, и Серёжа слонялся по квартире, не зная, чем себя занять, он вспомнил о нём и решил тайком заглянуть вовнутрь, - только заглянуть и ничего более! Снять чемодан с полки он конечно не мог, поэтому соорудил в чулане пирамиду из стула и табурета, взобрался наверх и попробовал открыть металлическую защёлку. Защёлка легко поддалась: замок не был закрыт на ключ, и Серёжа приподнял крышку. Из чемодана пахнуло пылью,кожей и старыми книгами. Внутри ровными рядами были уложены книги и брошюры по радиосвязи и электронике со скучными и длинными названиями. Дядя Валера служил бортовым радистом в авиационном полку, и эти книги помогали ему в работе. Они занимали почти весь чемодан и только в одном углу тускло поблескивали в полутьме какие-то металлические клинки. Серёжа просунул руку, потянул за один из них и тут же воскликнул с восторгом:
   - Коньки!
   Он осторожно вынул один ботинок: это были настоящие хоккейные коньки, намертво прикрученные к кожаной подошве! Тёмно-коричневый ботинок тоже был хорош: из толстой поскрипывающей кожи, с округлым, твёрдым, как дерево, носком, с длинной шнуровкой... Серёжа впервые держал такие коньки в руках, у них с сестрой на двоих были детские двухполозные коньки, крепившиеся на валенок или ботинок с помощью ремешков и верёвок, - он их давно уже стеснялся и не надевал. В их поселковом магазине коньки вообще не продавали, поэтому немногочисленные обладатели настоящих коньков с ботинками посматривали на остальных ребят свысока в прямом и переносном смысле!
   Серёжа осмотрел коньки внимательнее: ботинок был непомерной длины, даже у Серёжиного отца не было обуви такого размера. Он стал искать на подошве циферку размера и разглядел, наконец, под тусклой лампочкой чулана вдавленное клеймо: "44". "Ничего себе! - подумал разочарованно Серёжа. - На целых семь номеров больше моего размера!" И ведь дядя Валера не был великаном, он лишь на несколько сантиметров был выше папы, носившего обувь 40-го размера! Серёжа еще немного повертел ботинки в руках, запустил ладонь вовнутрь, потом потрогал пальцем лезвие конька, и с сожалением положил обратно.
   Приближалась зима, во дворе уже выпал первый снег, а дядя Валера, похоже, не собирался забирать свой чемодан. "Может, он про него забыл?" - думал Серёжа. Но вот однажды он услышал разговор родителей: дядя Валера прислал письмо, в котором извинялся, что не сможет приехать за чемоданом и предлагал родителям взять его себе, а книги, если они не нужны им, сдать в макулатуру. Серёжа не стал выдавать себя и рассказывать, что в чемодане кроме книг есть кое-что ещё...
   Родители, между тем, совсем не торопились знакомиться с содержимым чемодана, поэтому Серёжа стал приставать к отцу: когда они его откроют, - может, там есть интересные книжки? Но отец смеялся:
   - Ничего там для тебя интересного нет, дядя Валера читал литературу только по своей любимой радиоэлектронике!
   Серёжа, однако, настаивал, и отцу пришлось уступить. С огромным трудом он спустил чемодан вниз, вытер пыль с крышки и откинул её, приговаривая:
   - Ну, если ты найдёшь здесь хоть одну книжку для себя...
   Тут он обнаружил коньки и хитро вскинул глаза на сына:
   - Вот оно в чём дело! Теперь-то всё понятно! Наш пострел везде поспел - и в чемодан уже успел заглянуть! Только коньки эти тебе будут великоваты!
   - А я скоро вырасту, - возразил неуверенно Серёжа, но отец в ответ рассмеялся ещё громче:
   - До такого размера ты никогда не дорастёшь: наследственность не та!
   Тут Серёжа взял коньки в охапку и умоляюще попросил:
   - Не выбрасывайте их, пожалуйста!
   - Да зачем же их выбрасывать? - удивился отец. - Хорошие коньки, почти новые, может кому-нибудь ещё пригодятся...
   Вечером Серёжа уединился в своей комнате и попытался примерить ботинки с коньками: он запихивал в них газету, надевал на ногу целых пять пар носков, но ботинки всё равно были велики: нога не сидела в них плотно и каталась взад-вперёд, как лыжа по лыжне. Пришлось спрятать пока коньки в ящик платяного шкафа.
 
   На следующий день в школе одноклассники Серёжи застали его за странным занятием: он внимательно осматривал ботинки своих товарищей и время от времени как бы сравнивал их со своими.
   - Что это ты мои ботинки исследуешь, словно Шерлок Холмс какой-нибудь? - насмешливо спросил его Сашок Журавлёв.
   - Большие у тебя ботинки... - задумчиво произнёс Серёжа. - Больше, чем у моего папы!
   - Да я 42-й размер уже ношу! - гордо признался Сашок, свысока посматривая на Серёжу.
   Сашок был вторым в классе по росту после огромного и неуклюжего Бориски Кравчука, но спортсменом он был первым: на перекладине подтягивался больше всех, в волейбол играл лучше всех, и гранату метал дальше всех!
   - Ну, до 44-го размера тебе всё равно далеко... - размышлял вслух Серёжа.
   - До 44-го? - прищурившись, переспросил Сашок. - Будь спокоен, годика через два будет и 44-й, а может - и 45-й!
   - Понятно, просто у меня есть хоккейные ботинки с коньками 44-го размера, - объяснил Серёжа, - но пока они и тебе велики...
   - Ботинки? - загорелся Сашок. - Новые?
   - Да, почти новые, - подумав, сказал Серёжа.
   - Так давай меняться, Серёга! - предложил Сашок. - Мои хоккейные ботинки - 41-го размера, но я в них уже не влезаю, - хоть плачь!
   - Давай! - обрадовался Серёжа.
   "Если в 41-й напихать газет, - подумал он, - может, моя нога не будет болтаться в нём, словно желток в яичной скорлупе!"
   На следующий же день мальчишки принесли в класс свои коньки. Носы Сашкиных ботинок слегка облупились, но в целом они выглядели ещё вполне сносно. Серёжа не привередничал: других ему всё равно было не видать, как собственных ушей! Сашок тут же примерил новые ботинки.
   - Нормально! - радостно воскликнул он. - Пару шерстяных носков натяну - и полный порядок! Молодец, Серёга! - Спасибо!
   А Серёжа надевать Сашкины ботинки тут же не решился: побоялся, что засмеют.
   Но дома он сразу же взялся за дело: натянул на себя опять почти все свои носки, нарвал газет и принялся мотать на ноге "куклу". Замотанная нога влезла в Сашкин ботинок не без труда, с бьющимся от волнения сердцем Серёжа покрепче завязал шнурки, встал и радостно воскликнул:
   - Ура! Сидят, как надо!
   В нетерпении он быстро собрался на улицу - кататься! Вышел на лестничную площадку, взялся для страховки за перила, и тут же чуть было не вывихнул ногу!
   - Ой! - закричал он от резкой боли.
   Ноги упрямо не хотели стоять на коньках, а всё время подворачивались, ложась на бок ступни. Не привыкшие к конькам связки на ногах натягивались, как тетива, и уже через несколько минут ужасно ныли и болели!
   Сцепив зубы, Серёжа всё-таки добрался до утрамбованного снежного полотна дороги, где всегда катались местные мальчишки. Но на дороге держаться на ногах было ещё труднее: перил-то нет! Сделав всего лишь два шага, Серёжа сразу же грохнулся наземь, больно рассадив себе локоть.
   - Ой-йо-ой! - закричал он опять.
   Ничего у него не получалось: ноги его дрожали, норовили наехать друг на друга и опять предательски подворачивались!
   Тут ему встретился Вовка Гальперин из 6-го "б", полюбовался на Серёжины выкрутасы и со знанием дела спросил:
   - Первый раз на коньках, что ли?
   - Да, вот видишь - пока ещё не научился, - смущенно признался Серёжа, - но сейчас научусь! Просто у меня ботинки большого размера!
   - Прямо сейчас не научишься, - криво ухмыльнулся Вовка, - придётся несколько дней потренироваться, я вот поначалу так же "твист танцевал", пока ноги к конькам не привыкли...
   После первого катания ноги у Серёжи болели так, что хотелось плакать! Болели они и на следующий день, и идти опять кататься ох как не хотелось! Но Серёжа пересилил себя и вновь стал наматывать свои "куклы"...
   На четвёртый день тренировок боль в ногах немного утихла, мышцы окрепли, и Серёже почти удавалось стоять на лезвиях прямо и твёрдо, не балансируя, словно танцовщица на канате. Он вспомнил, как бегают, заложив руки за спину, настоящие конькобежцы на соревнованиях, и стал им подражать. Оказалось, что действительно, согнувшись и спрятав руки за спину, катиться даже как будто легче! Вскоре он мог уже без сбоев и падений покрывать довольно длинные отрезки утрамбованной дороги, научился даже менять направление движения, выбрасывая из-за спины одну руку и отмахивая ею поворот. "Совсем как профессионал!" - с гордостью думал Серёжа.
   Теперь он подумывал, не пора ли ему обзавестись клюшкой и отправляться на замерзший пруд возле нефтехранилища, где играли в хоккей его одноклассники. Он был счастлив, и от избытка чувств ему хотелось петь и смеяться.


Рецензии