Полупостельный режим

Вову переодели в тёмно-синюю сатиновую пижаму, выдали белое "вафельное" полотенце, отвели в палату, где он теперь должен был жить без мамы, папы, без старшей сестры Тани. На спинке Вовиной кровати висел картонный кружок, выкрашенный в жёлтый цвет.
   - Видишь, у тебя - жёлтый кружок, - сказала ему медсестра, - это значит, что твой режим - полупостельный, ты должен обязательно лежать после завтрака и обеда не менее, чем полтора часа. Понял?
   - Понял, - тихо ответил заплаканный Вова, хотя из слов медсестры он ничегошеньки не понял.
   Во-первых, шестилетний Вова ещё не усвоил значения числа "полтора": в его памяти такой цифры не было, он напрасно перебирал про себя все известные ему счетные знаки от единицы до десяти, а спросить строгую медсестру об этом таинственном слове "полтора" стеснялся.
   Во-вторых, ему было непонятно, зачем он должен лежать после завтрака, когда и дома, и в детском саду это время отводилось для прогулки. Тихий час после обеда - это понятно, но после завтрака? Когда же в таком случае гулять?
   На соседней кровати лежал бледный худенький мальчик и, не отрываясь, наблюдал за Вовой. Над головой у него висел картонный кружок красного цвета.
   - Привет! - сказал мальчик. - Тебя как звать?
   - Вова, а тебя?
   - Меня - Тимур, будем знакомы, - вытащил из-под одеяла и протянул он ладошку.
   - Тебе тоже надо лежать после завтрака? - спросил Вова Тимура.
   - Нет, мне не надо лежать после завтрака, мне вообще нельзя вставать, - пояснил Тимур. - Видишь красный кружок? - Это значит, что у меня - строгий постельный режим.
   - А у меня - жёлтый! - порадовался Вова, догадываясь, что он здесь, в палате, далеко не самый несчастный.
   - Жёлтый кружок - это здорово! - с завистью воскликнул Тимур. - У кого здесь жёлтый, тот гуляет целый день, а лежать совсем необязательно. Никто за "полупостельными" тут не следит, поэтому ты можешь и не лежать после завтрака, и даже после обеда можешь не лежать!
   - Правда? - обрадовался Вова. - А какого ещё цвета кружки бывают?
   - Ещё бывают зелёные, их вывешивают перед выпиской. Зелёный - значит свободный режим.
   Услышав слово "выписка", Вова чуть было опять не заплакал, как при расставании с мамой. Как же он захотел, чтобы его побыстрее выписали! И как должны быть счастливы те, кого сегодня или завтра выписывают! Счастливее их на свете, наверно, нет никого!
   - А тебя скоро выпишут? - спросил Вова Тимура.
   - Нет, нескоро, - вздохнул Тимур. - Почки...
   Вова кивнул, хотя опять не понял значения слова: он уже знал, что почки появляются на деревьях ранней весной, но почему из-за них можно было так долго болеть и лежать в больнице, в его сознании пока не укладывалось.
   - Скоро лекарства начнут давать и уколы делать, - предупредил Тимур. - Сейчас начнётся! Ты уколов боишься?
   - Нет, - неуверенно соврал Вова, - да мне, наверно, и не будут делать...
   - Такого не может быть, - авторитетно заявил Тимур. - Уколы здесь делают всем, иначе зачем же в больницу кладут?
   - Самое важное - куда укол, - продолжал просвещать Вову Тимур, - вот я, к примеру, не переношу уколов в мягкое место, а в вену меня - хоть целый день коли, - не пикну ни разочка!
   Вова поморщился после его слов: он, наоборот, мог спокойно перетерпеть укол в мягкое место, а в вену - боялся, как огня!
   Вскоре за Вовой пришла медсестра, отвела в процедурную, и тут он с ужасом понял, что колоть его будут именно в вену! Вова расплакался, а медсестра принялась его утешать, приговаривая:
   - Не бойся, это сладкий укольчик с глюкозой, - будет совсем не больно!
   Услышав слово "глюкоза", Вова встрепенулся: он вспомнил, что мама предлагала ему есть больше винограда именно из-за глюкозы!
   - Не делайте мне укол глюкозы! - взмолился Вова. - Я обещаю вместо него съесть сегодня пять кисточек винограда!
   Но медсестра не послушала его, а только снисходительно усмехнулась.
   Когда Вова вернулся в палату с согнутой в локте рукой, Тимур предложил ему поменяться уколами:
   - Давай скажем медсестре Вере Ивановне, что мы согласны: пусть тебе делают твой укол в мягкое место, а мой мне - в вену!
   Вова сразу же согласился, он даже поразился, как легко, оказывается, можно решить эту проблему: и он будет доволен, и Тимур! Но когда они попросили об этом Веру Ивановну, та лишь воскликнула: "Вот, юмористы!"
   - Ты знаешь, что такое "юмористы"? - спросил Вова шёпотом приятеля.
   - Нет, - ответил Тимур, - но я думаю, что она нам отказала. Вот теперь уж точно придётся взрывать эту больницу!
   - Как взрывать? - перепугался Вова.
   - "Бомбочками" из-под пенициллина, - спокойно пояснил Тимур. - Начинку для "взрывчатки" я уже начал собирать. Гляди!
   Он приоткрыл дверку своей тумбочки и показал на блюдце с горкой фруктовых объедков: здесь лежали зернышки граната, кусочки персиков, начинающие загнивать виноградины и даже тёмно-красная обветренная мякоть арбуза.
   - У нас в палате такой "динамит" ещё двое собирают: Марат и Олег, - выдал Тимур "военную тайну". - Пузырьки пустые в процедурной подбираем, - там их целое ведро к концу дня собирается.
   Вова слушал Тимура, раскрыв рот: у него дома, в их дворовой компании, такие "бомбочки" никто ещё не догадался делать! А больницу ему тоже очень хотелось взорвать! Кто ж захочет, чтобы тебе каждый день глюкозу в вену кололи?
   С этого дня Вова тоже стал собирать "взрывчатку". Мама приносила ему каждый день столько фруктов, что он их просто не успевал съесть! И пузырьки из-под пенициллина с мягкими резиновыми пробочками теперь тоже стояли в его тумбочке, готовые к бою!
   Наконец, мальчишки решили, что боезапаса для "подрыва" уже набралось достаточно, плотно набили стеклянные пузырьки фруктовой мякотью и спустились во внутренний двор больницы. Они выбрали самое безлюдное место - под замазанными краской окнами туалетов - и приготовились к атаке. Подрывать решили бетонный, выкрашенный в серый цвет, цоколь больничного здания.
   По команде "Огонь!", поданной Маратом, она начали метать один за другим пузырьки в стенку. Пузырьки смачно взрывались, ярко-радужные кляксы сладкой начинки кучно ложились одна за другой и ручейками стекали вниз по серой стене. После каждого взрыва мальчишки издавали победоносный вопль.
   - Ура! - кричали они. - Долой уколы! Долой постельный режим! Даёшь выписку!
   Отстрелявшись, мальчишки побежали в палату, чтобы рассказать о своей победе Тимуру. Тимур ждал их с нетерпением.
   - Ну как, красиво взрывалось? - расспрашивал он товарищей.
   - Ещё как! - кричали они. - Осколков было - миллион! Вся больница теперь разрушена нашими снарядами!
   - Жаль, что я не могу посмотреть! - с сожалением воскликнул Тимур.
   - Это похоже на салют! - попытался обрисовать ему картину Вова.
   - Может, больницу теперь закроют? - с надеждой спросил Тимур.
   - Наверно, закроют, - неуверенно ответили ребята, - надо спросить у Веры Ивановны...
   Выбрав удобный момент, Вова с Маратом подошли к медсестре и спросили:
   - А больницу сегодня не закроют?
   - А почему это её должны закрыть? - с удивлением подняла брови Вера Ивановна и пошла дальше по своим делам.
   Мальчишки отошли в сторонку и зашушукались:
   - Она, наверно, ещё ничего не знает, надо спросить у стражника в форме, который сидит у больничных ворот.
   Выбежав во двор, они кинулись к пропускному пункту, где всегда стоял строгий дедушка-стражник и запускал в больничный двор санитарные машины.
   - А больницу сегодня не закроют? - задали они ему тот же вопрос.
   - Это по какому случаю её должны закрыть? - сурово насупил он седые брови. - И кто, вас, сорванцов, лечить тогда будет?
   Они решили, что стражник тоже ничего не знает, и кинулись во внутренний двор, чтобы проверить: не началось ли уже разрушение больничного здания?
   Но на месте своей недавней "бомбёжки" они увидели больничного дворника, который, недовольно ворча, счищал со стены мокрым веником разноцветные кляксы:
   - Вот, сорванцы! Только-только ремонт сделали, краска ещё высохнуть не успела, а они тут загадили всё!
   Мальчишки мигом бросились назад, покуда дворник их не заметил, и, не останавливаясь, взлетели по больничной лестнице на свой этаж.
   - Ух, - тяжело дышал Марат, - пронесло!
   - Теперь больницу не закроют, - разочарованно произнёс погрустневший Вова.
   Они вошли в свою палату и сразу же обнаружили, что койка Тимура пуста и аккуратно заправлена, а красный кружок со спинки снят.
   - А где же Тимур? - спросили они у медсестры.
   - Тимура перевели в другую больницу, - объяснила она, - в специальную, будут лечить его дальше.
   - Вот видишь, - сказал Марат Вове, - не напрасно мы всё-таки бомбили эту больницу: зато теперь Тимура перевезли и вылечат в другой больнице!
   - Там-то, наверно, умеют лечить без уколов! - предположил Вова.
   - Конечно, иначе зачем тогда его надо было перевозить! - согласился Марат.
   - Значит, - сделал вывод Вова, - надо готовить новую бомбёжку, чтобы нас с тобой и Олега тоже перевели в хорошую, безукольную больницу!
   - Правильно, - опять согласился с ним Марат, - поэтому я пошёл в процедурную, за новыми пузырьками!


Рецензии