Каждый день, как подарок

Скорее вымысел, но хотелось  бы,
чтобы так и  было...


С утра ритуальные звонки от подружек.

   - Ты как? – Молчу, знаю, ответа не ждут.

   - Знаешь, а у меня давление упало. Тошнит. Вызвала скорую помощь. Я её через день вызываю, а легче не становится.

   - Инна, ты же знаешь – восемьдесят не лечится. Пошли по городу побродим. Взбодришься.

   - Ты издеваешься? Лучше посоветуй,  что мне на завтрак приготовить. Да и об обеде надо подумать. Мой-то аппетита не теряет. Ох! Как всё надоело…

Мы почти ровесницы, а разница в том, что ей нравится хиреть, а мне нравится жить, не думать о возрасте. Нет, и зеркала не врут, и тоже - «ни-тое, ни-сёе», как говорил мой внук, частенько бывает. Но спасение утопающих - «дело рук самих утопающих».
Отвечаю ещё на два-три звонка, вернее выслушиваю, где жмёт, где колет, где найти лекарство подешевле и получше, и куда пожаловаться на врача…
Принимаю достойный вид и дарю себе прогулку. По знакомым улочкам, по милым скверикам.
Пора и отдохнуть. Захожу в любимое кафе. Выбираю столик у окна. Всматриваюсь в лица прохожих, и ощущаю, что жизнь идёт своим чередом.
Задиристо смеются парочки, спешат деловые, мамочки любовно заглядывают в коляски, задумчиво проходят не совсем молодые…
Заказываю любимый яблочный штрудель, чашечку капучино. И погружаюсь в мысли…

Интересно, почему мои подружки не получают удовольствие от таких минут, они ведь нам подвластны. А может быть это мои излишества? Догонять время. Жить в настоящем. Вспоминать былое, но непременно в светлых тонах.
Жизнь меня баловала?  Нет, скорее я её. Так учила делать мама.

… Мне лет девять–десять. Живём как все - небогато. Туго с покупками, с продуктами, да и с деньгами тоже. Мой день рождения. Мама красит и крахмалит широкие бинты. И заплетает в косички яркие бантики. Приглашает  подружек и угощает блинчиками с мёдом, баночку которого долго прятала от нас...

И заискрилась длинная череда приятных воспоминаний. Как в красивой песне: «…Счастье село на плечо птицей-недотрогой. Мне дано пожить ещё. Ну и, слава Богу…».
Но было, было и другое. Потери родных, друзей. Больницы. Море выплаканных слёз.
А жизнь не утратила радости. Не очерствела душа, ей до сих пор дано наслаждаться красками и звуками. – «Таких, в твоём возрасте, одна на тысячу». Частенько слышу. А я не верю. Таких много. Просто, надо вовремя понять: чем ты старше, тем будь к себе строже. Не распускай нюни, не отравляй жизнь себе и тем, кто рядом.
Милая девушка поставила на стол чашку с ароматным напитком. Тепло улыбнулась, пожелав приятного аппетита.
Я почувствовала, что ей в радость видеть даму в годах с хорошим настроением.
Картинки за окном меняются, но ничего не огорчает. Интересные лица, разные люди.

   - Простите, позвольте сесть за ваш столик? – Хочется за улицей понаблюдать.

Столик у окна на двоих, остальные в глубине зала.
Поворачиваю голову. Приятное лицо мужчины в годах, но моложавого на вид. В глаза сразу бросилось - продуманно одет.  С тонким вкусом. Тщательно подобрана цветовая гамма куртки, сорочки, шейного платка. Заметил мой пристальный взгляд, открыто улыбнулся. Не скрывает, что доволен собой.
Кивнула, дав согласие. Однако захотелось уйти, было что-то нарушено в моём уединении.
Визави достал планшетный ноутбук, активно делал снимки, что-то отмечал.
Ему принесли кофе.
Я попросила расчет.
 
  - Я вам всё-таки помешал, - виновато обратился ко мне. - Простите за  мой эгоизм. Хотелось понаблюдать за лицами, пофантазировать кто они, пробегающие мимо, что их волнует. - Развернул ко мне экран.
 
Интересная метаморфоза. Я узнавала людей, которые только что проходили мимо, и не узнавала. Фото высветило их душевное состояние. Взгляд у многих усталый, отстранённый, безразличный.

   - Как странно, - удивилась я. – Тоже обращала внимание на эти лица. Они мне казались спокойными, умиротворёнными. А здесь, почти у всех затаённая тревога и усталость.

   - Вот, вот мы скользим взглядом. Улавливаем, что нам хочется. А каждый сидит в себе, как в коконе. А этот кокон можно размотать и увидеть настоящего, и не ошибиться в подходе к нему. Но это требует большого внутреннего труда.

Мой визави снова стал ловить кадры. Попутно делая записи. Я поднялась.

   - Вы очень спешите? Простите за навязчивость. Мне показалось, что вам тоже интересно наблюдать? Я в прошлом психиатр, а вот увлёкся геронтологией, но теперь уже как любитель. – Хорошая улыбка. – Когда мне исполнилось восемьдесят, я на возраст посмотрел иначе, чем в шестьдесят. Не смейтесь. Я захотел поискать ответ, почему многих он пугает, или просто деморализует. Он же по-своему интересен, даже загадочен. Вы не согласны?
 
   - Я не смеюсь. Мне интересно то, о чём вы говорите. Эти вопросы и меня волнуют. И обидно, что на людей солидного возраста у нас смотрят зачастую как на больных, в лучшем случае не скрывая жалостливости и снисходительности. Многих это и деморализует. Вот и уходят они в свои болячки, «доживая, доедая, донашивая».

   - О, мне повезло с собеседницей. Весьма признателен. Вы отметили очень важную деталь – доживают, как правило, с тоской о прошлом. Судьба свела меня однажды с интересным японским геронтологом. Он накопил богатый материал, кто и как относится к своим годам, к своему возрасту. Вот и надоумил меня создать коллекцию лиц разного возраста и попробовать найти ответ как, когда и почему человек теряет интерес к себе, своей внешности, к своему образу жизни. Конечно же, здесь будет преобладать моя фантазия, но за плечами есть и опыт профессии, и личной жизни. В конце недели мой приятель будет в нашем городе, вот и спешу накопить фотографии и с ним «потасовать» их. А хотите я вас с ним познакомлю? Простите, позвольте представиться: Сергей Федорович. - Встал, поклонился. Я протянула ему руку, назвала себя.
 
   - Я начинаю склоняться к мысли, что старость не угнетает тех, кто накопил за жизнь яркие впечатления, яркие переживания. Сохранил любовь. И как на днях в хорошей песне услышал - ему «не звучит вдогонку брань…». Счастлив тот, для кого труд был смыслом жизни, а непростым накоплением благ и, наконец, кто не растратил волю. Старение - процесс необратимый. И надо сказать, малоприятный. Недуги многих скручивают в бараний рог. А душа? У неё нет возраста, правда, у некоторых её нет, возможно, и не было. – Горячился мой визави, и на лице появилась улыбка Джоконды.

Около нас остановилась официантка, смущённая бурным монологом Сергея Федоровича.
Я просмотрела счёт, положила в папку с меня причитающиеся, но не спешила уходить. Мне захотелось продлить беседу, да и спешить было некуда.

   - Позвольте продлить наш ланч и угостить вас чашечкой кофе? - Мило и естественно предложил собеседник.

   - А я вас бокалом сока. Договорились? - Правила «игры» понял и принял.
Девушка улыбнулась с пониманием и пошла, выполнять заказ.

   - Сергей Федорович, у нас не такая уж большая разбежка в возрасте. И меня волнуют вопросы, как помочь ровесницам жить полноценно, скажем откровенно, в наиболее сложный отрезок жизни. Как выйти за рамки болячек, эгоистического навязывания своего состояния детям?

   - Вы думаете, что у меня есть ответ? Универсальный? Всем подходящий? Уверяю вас – нет. Для себя я его нашел. Чувствую вы тоже. – Принимать жизнь такой, как она есть. По возможности сохранить интерес к современности, к тем людям, - он показал на улицу,-  к искусству, в широком смысле слова. Я ведь тоже с болью ощущаю нерадостные симптомы. Например, пробелы в памяти. И тогда - хожу по квартире и отчаянно громко читаю стихи. Домочадцы усмехаются: – «Дед потерял слово», а я радуюсь, когда это слово всплывает. Радуюсь, как правнук Егорка, который правильно досчитал до ста.

   - Я понимаю, о чём вы. Тоже ощущаю физический дискомфорт «потеряв слово», чуточку паникую и начинаю петь. Тоже помогает. - Смеёмся.

   - Простите, одну минуточку, письмо от Изао из Токио. – Внимательно читает, улыбается, - посмотрите, какая прелесть. – Поворачивает ко мне монитор. – «Нашел специально для тебя «юношу» с горящими глазами. Ему сто два года, крестьянин. Выращивает хризантемы. Сбрось мне твоё любимое – «Когда дряхлеющие силы нам начинают изменять… Кто автор? Попробую перевести».
Мой визави стал вспоминать, проговаривая вслух:
«Когда дряхлеющие силы нам начинают изменять и мы должны, как старожилы пришельцем новым место дать…».
Задумался. Я подхватила: - «Спаси тогда нас, добрый гений, от малодушных укоризн, от клеветы, от озлоблений на изменяющую жизнь».

   - Тютчев?
   - Тютчев.

   - Надо же, такое приятное знакомство. Давайте посмотрим, что там дальше пишет друг: - «Поверь, дед с двумя волосинками на бороде выдал мне десяток трёхстиший, не моргнув глазом. Спросил его, что даёт ему силы так жить. Мудрец ответил: – «Каждый день принимаю от жизни, как подарок». Запиши эту фразу. Хочешь на японском». - Там было написано, а для нас вроде нарисовано - «;;;;;;;… ;;;;p;;…;;;;;;;;».
Мы рассмеялись, и почти одновременно:

   - Так вот она универсальная формула - "КАЖДЫЙ ДЕНЬ ПРИНИМАТЬ, КАК ПОДАРОК".

И дружно добавили:
 
   - БЕРЕЖНО И С УЛЫБКОЙ.


Рецензии
Добрый день, Дина!

Хороший, жизнерадостный рассказ.

Нам часто не хватает жизнерадостности в любом возрасте.

"Не очерствела душа, ей до сих пор дано наслаждаться красками и звуками. – «Таких, в твоём возрасте, одна на тысячу».

Таких, как ты, не так уж мало.

У нас много пожилых людей, и очень мало нытья.

Мы много смеемся, и часто ведем себя, как дети. И нам это нравится.

Спасибо!

С симпатией, Любовь.

Любовь Григорьева 2   07.02.2018 18:53     Заявить о нарушении
Ох, как радуют меня люди, умеющие
встречать день с улыбкой!!
Спасибо, Любовь, за умение ценить радость жизни.
С добром,

Дина Иванова 2   08.02.2018 08:47   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 52 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.