Тимка, рассказ

                                ТИМКА

                                           
         Тимка – это щенок. Черного-черного цвета. Лохматый. На его нечесаной одежонке всегда присутствуют: листочки - остатки прошлогоднего лета, соломка, какие-то мизерные щепки. Он забавен. Он познает мир через игру, через заискивания перед взрослой соседской собакой, через любопытство к козам, кошкам, птицам.

         Тимке всегда одиноко. Хозяева его - занятые люди, трудятся в поте лица, чтобы накормить Тимку своими отходами. Тимка предоставлен сам себе. От скуки и безделья он бродит по соседским огородам и помойкам. Но, освободившись от своих собачьих дел, Тимка спешит к своему взрослому соседу, который почти всегда сидит на цепи...

         Тимка не мог знать предыстории отношений соседского друга со своим хозяйским предшественником - собачкой невеликой по росту, рыжеватой, но уже в больших летах. То был Том, с хриплым голосом, с большим опытом собачьей жизни, который всегда - в холод, и жару лежал у ворот своего дома. Силой Том обладал небольшой, но имел твердый характер: никогда ни к кому не ластился, не допускал незнакомых людей до своей выцветшей от времени шерсти, не подавал лапу. 
         Но главное Том четко знал границы своих охраняемых пределов.

         Брусчатый двухквартирный дом, в котором жили соседские собаки, был обшит тесом, огорожен забором. Но как-то так повелось по жизни, что в таких домах хозяин одной половины всегда хотел выделиться перед другим. Так и в этом доме традиция была соблюдена. Палисадник левой половины был шире, чем у правой половины дома. У соседа слева в приоконном саду цвела всего одна сирень, и она радовала прохожих своими неброскими султанами и ароматом.
 
         Соседка справа рассаживала цветы по всей площади маленького сада. К концу августа у нее расцветали хризантемы, разноцветные астры, сиреневые флоксы, высокие привлекательные георгины – вся эта пестрая красота покачивалась от легкого ветерка на фоне покрашенной в желтый цвет правой половины здания.

         Вот на этой домовой границе встречались собачьи служаки. За долгую соседскую жизнь они научились понимать друг друга. Особенно не ссорились, но и не дружили, как и их хозяева.

         В теплые весенние дни, когда устанавливался наст, или в солнечную летнюю погоду, верные служаки любили отдыхать рядом, но каждый на своей четко, обозначенной забором границе. Обойти свою охраняемую зону мог каждый из сторожей, но только по проезжей части - там, где ходили люди и передвигались машины. 

         Иногда  соседский Барбос - собака большая, самоуверенная с блестящей шерстью, с высоко закрученным хвостом, забывал об означенных границах и начинал продвижение вдоль своего не крашенного забора во владения соседа, при этом, как бы невзначай, обнюхивал неровности на соседской территории, готовый сделать свою метку на сопредельном столбе...
В таких случаях нервы старого Тома не выдерживали. Том вскакивал на свои короткие и уже больные лапы, хрипло рычал и, неуклюже передвигаясь на ослабевших ногах, бросался в атаку на забывчивого соседа. При этом было смешно смотреть со стороны, как большая собака теряла «свое лицо» при возмущении дряхлого соседа, поджимала хвост и всегда скачками, трусливо бежала без оглядки к своей конуре.

         Том, тяжело припадая на передние лапы, медленно возвращался к месту своего отдыха, что-то ворча себе под нос.

         Барбос возмущался громким лаем. Что он хотел выразить своему соседу? Упрек, что у него, дожившего до старости, так и не было своей собачьей будки, или еще что-то…

         Главное, Барбос не вступал в драку. Так и жили верные служаки человека. Но жизнь - штука временная и Том покинул ее, не попрощавшись с Барбосом.

         Тимка, конечно, ничего этого не знал.
         Тимка познавал жизнь. Ему было интересно все...

         Стадо дальних соседских коз повадилось посещать Тимкину территорию. Его хозяин привез целую машину не ошкуренных бревен на дрова. Козы принялись обгрызать кору. Животные находили здесь для себя корм. Козлята весело прыгали по бревнам, не обращая внимания на черный лохматый комок. Тимка смотрел на них с любопытством, иногда покачивая головой, шевелил вислыми ушами.     Тимка молчал. Он не знал, как ему поступить в этой ситуации. Бревна находились на его территории, он видел, как разгружал их хозяин. Нападать и лаять, на это рогатое стадо было небезопасно, но и молчать тоже неприлично.

         Тимка подал свой неокрепший голос.
         Старая коза оторвала свою голову от бревна. В ее вечно жующих челюстях торчал кусок сочной коры. Тимка увидел перед собой зеленые глаза с каким-то непонятным для него вертикальным зрачком, болтающийся клок козьей бороды, два закрученных кверху рога, как сучки на бревне, и удивленный козий взгляд:
         - Ты, о чем? – выражало всем своим видом это незнакомое Тимке существо. Тимка не отступил, и только короткое движение поднятого хвоста выразило его неуверенность. Тимка присел на передние лапы, прогнулся заискивающе, тявкнул, и стал как бы еще ниже ростом. Хвост его устремился в высоту.
Его распирало любопытство.

         Коза снисходительно повела бородой в его сторону. Щенок подпрыгнул всем телом и вновь присел, тявкнул, задрал хвост, и положил мордочку на передние лапы.

         Коза отвернулась. За всей этой сценой, с любопытством, не переставая жевать, наблюдало козье семейство. Никто не принял его приглашения к игре. Тимке стало скучно, он отошел от этих прожорливых существ, привалился спиной к хозяйским воротам и углубился в какие-то свои внутренние созерцания.

         Но разве возможно в юном возрасте долго лежать без дела. Еще Тимкины уши лежали без движения, а хвост вдруг колыхнулся.  Тимка увидел новое существо. Нет, не совсем новое, такое он уже наблюдал у себя в доме.

         По забору соседского дома шла кошка. Она кокетливо переставляла лапки по торчащим штакетинам. Кошка передвигалась, грациозно играя хвостом, и косила глазом.
Она флиртовала.
         За каждым кошачьим шагом наблюдал ее сегодняшний кавалер. И он, также не торопясь, передвигался по земле, и косил глазом на забор. Кошка не спеша, прошла всю длину прясла. Дошла до очередного заборного столба и вальяжно устроилась на нем, как на диване. Поджала лапки под себя, уложила пушистый хвост вдоль своего тела.  Хвост достигал ее усов. Закрыла глаза и впала в счастливую дрему, изредка помахивая кончиком хвоста.

        Кот-кавалер в это время терпеливо устроился в мокрой траве. Тоже как бы дремал.

        Тимка встрепенулся. В нем проснулся древний инстинкт презрения к кошкам. Скачком преодолел он скучных коз, остановился перед проезжей пыльной частью деревенской улицы, как бы по делам, маскируя свои действия, что-то обнюхал, покрутился на одном месте, до тех пор, пока не решил, что его хитрость удалась. Затем, игривыми прыжками преодолел пыльную дорогу и распластался всем свом телом в метре от кота, дернул хвостом и залаял.

        Весь животный мир смеялся над Тимкой, даже козы, которые внимательно следили за происками несмышленыша.

        Разве мог взрослый кот показать отсутствие выдержки при даме. Ну, всем понятно, как живут кошка с собакой, а тут щенок. Кот даже не поднялся на лапы, а сердито стукнул хвостом по траве и фыркнул:
        - Пошел вон, сопляк, еще не дорос вникать в дела старших!

        Тимка был обескуражен, он еще с минуту лежал, уставившись на кота, болтал хвостом и как-то невыразительно вяло лаял. Старался выйти с честью из создавшейся ситуации и всем своим видом показывал равнодушие:
        - Подумаешь, ухажер.

        Барбос наблюдал за промахами Тимки, но не мог помочь своему новому другу. Каверзная хозяйская цепь сдерживала его порывы. Барбос неистово лаял, оскорблял кота: «Не будь у меня этой цепи, - кричал он, - ненавистному коту, - ты бы давно сидел на заборе вместе со своей непутевой зазнайкой».

        Тимка рысцой приближался к Барбосу. Их дружба установилась с первого дня появления Тимки в доме соседа. Барбос получил тогда освобождение от цепи по каким-то совершенно непонятным причинам. Просто хозяйка, уходя из дома, освободила его от привязи. Радостный Барбос прыгал, бегал, пятнал ближайшие неровности и наткнулся на щенка.
        Новое живое существо заинтересовало Барбоса. Пес остановился в нерешительности на границе двух половин одного дома. Тимка даже присел от неожиданной встречи. Но любопытство взяло верх. Тимка, вращая хвостом, пошел первым навстречу старшему собрату. Барбос стоял, как солдат на часах, позволил незнакомцу обнюхать себя со всех сторон, и сам совершил ритуал собачьего знакомства. Тимка радостно подпрыгнул, стараясь достать морду нового знакомого. Барбос лапой опрокинул малыша на траву, и сам упал рядом с ним, задрал лапы к верху. Тимка зарылся носом в светлые подпалины живота нового друга, и они клубком покатились по траве. Затем, вскочили на лапы и понеслись играть в догонялки. Исчезла граница, некогда установленная Томом…

        Тимка рысцой приближался к Барбосу. Малец переживал свой конфуз. Щенку нужно было общение. Он остановился в нескольких метрах от старшего друга, оценивал обстановку готов ли тот к дружескому приему.
        Барбос вылез из своей конуры, широко зевнул, вытянул передние лапы, положил на них морду, потянулся, то же упражнение повторил с задними лапами. Тимка понял благодушие соседа. Друзья обнюхали заповедные места своего тела.
К Тимке вернулось игривое настроение. Но неизменный свидетель всех уличных деревенских событий – сорока, присела на крышу барбосового сарая, что-то крикнула, перескочила на забор палисадника. Тимка бросился с лаем на непрошенную гостью. Барбос громыхнул цепью, но в это время другая сорока утащила что-то из пищевых запасов собаки. Барбос с лаем бросился к воровке, да где тут схватишь за хвост сороку, да еще на цепи.

        Не получилось у друзей в этот раз задушевного общения.
Казалось, Тимка познал все живые существа своего микрорайона и уже стал подавать свой не окрепший голос на проходящих людей. Но вот однажды возле дома появился незнакомый пес. У пришельца был свой характер и свое умение использовать свободное время. Пес нахально бродяжничал по Тимкиной территории. И когда малыш попытался высказать протест, тот молча без колебаний, уложил щенка лапой на землю и крепко прикусил. От боли и обиды Тимка завизжал на всю округу и в таком виде скрылся в подворотне. Барбос возмущался громким лаем, но ничем помочь не мог, мешала цепь. Нахал также молча помочился на территории Барбоса и удалился. В этот день Тимка не появлялся на улице.

         Поутру, Тимка обычно провожал хозяина на работу. Молодой мужчина постоянно куда-то торопился. Тимка бегал за ним, старался ухватить его за штанину, привлечь внимание. Хозяин не обращал внимания на собачьи поступки. Он, как всегда, спешил. Открыл ворота, сел за руль легковой машины и дал задний ход. Тимка и колесо хотел схватить зубами, как штанину…
        Резкий щенячий визг насторожил всех. Два дня не было Тимки на улице. Уже стали забывать уличные обитатели черный силуэт любопытного щенка.
На третий день Тимка появился у ворот своего дома. Удивленные козы холодными глазами уставились на него, прервав свой непрерывный завтрак. Тимка проигнорировал их любопытство и молча, уткнувшись носом в землю, побежал вдаль по какому-то только ему известному следу узнать, что же там есть нового.
        Ведь в жизни все так интересно…
        Убежал, да так больше и не вернулся.


Рецензии
Приятная созерцательная зарисовка из жизни щенка, познающего удивительный окружающий мир...
Своим младшеньким внучатам предложу прочитать!))
Спасибо!
С уважением -

Валентина Юрьева-50   06.07.2017 12:42     Заявить о нарушении
Валентина, спасибо за отзыв. Искренне.

Владимир Голдин   06.07.2017 15:09   Заявить о нарушении
На это произведение написано 40 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.