Дорога -повесть-

{ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ!!! РПГ - сказка с попаданцами, драконами, эльфами, стимпанками, киберпанками, биопанками и т.п. штампами.}

  Пикап плавно переваливался с борта на борт по лесным кочкам. Черт его знает, чего меня понесло в объезд? Впрочем, там, где можно было срезать, после дождя было весьма паршиво. Полный привод полным приводом, а за трактором и идти некуда. Уж лучше дальше, но проще.
  Сглазил. И здесь колея под колесами стала подозрительно похлюпывать. Двигатель что-то ворчал на малых оборотах, где-то сзади иногда чего-то поскрипывало. Пока я колебался, стоит ли подключить передок, как лесная колея потянулась в гору. Стало суше и на душе полегчало. Я расслабился. За соснами показался просвет. Где-то там была полянка и можно было сделать маленький перерыв. Заодно неплохо было  сориентироваться по старой трехверстке. Навигатор уже давным давно сходил с ума, пытаясь найти хоть какую-то зацепку на зеленом поле.
  Дорожка стала попрямее, машина пошла легче. Я прибавил газу. Машина перевалила через небольшой холм, и я чуть не вмазался в лежащее поперек дороги здоровенное бревно. В голове стукнуло: "Приплыли!". Это была весьма крупная неприятность. Пришлось покинуть уютную кабину, чтоб продиагностировать ближайшие окрестности на предмет объезда. Увы, был перегорожен весь проезд. Но само бревно оказалось весьма забавным: покрытое тускло - серыми чешуйками, оно вроде даже было живым. А когда я пошел вдоль него, то оказалось, что оно еще и извивалось между деревьями.
  Рассказы про гигантских анаконд в обычном мире города были забавными ужастиками, но сейчас как-то не казались смешными.
  Я на цыпочках вернулся к пикапу и достал из-за спинки чудо китайской инженерной мысли - раскладную лопатку. Не разу не пользованная, она была в заводской упаковке, на которой значились все мыслимые функции, кроме бритья и стрельбы. В общем, нечто рубящее в руках придавало уверенности до поры, пока взгляд не падал на тело, толщиной доходящее до уровня капота. Впрочем, места для разворота тоже вблизи не наблюдалось, а уровень горючки уж точно означал веселое пешее путешествие с канистрой за тридевять земель, если ехать обратно. Придется прорываться. По трехверстке километрах в в двух начиналась приличная дорога и цивилизация еще через пятнадцать.
  Я двинулся вдоль чешуйчатого тела, стараясь идти бесшумно и оставаться за деревьями. Птицы переругивались о каких-то своих проблемах.
  Что-то уж слишком темно стало. Над лесом была какая-то туча. Хотя нет, это на деревьях лежал какой-то огромный дельтаплан. Но для дельтаплана он был слишком велик. "Крыло." догадался я. Потом попалась лапа. Безжизненная конечность тоже была покрыта чешуей. Четыре пальца заканчивались изогнутыми когтями, сантиметров по пятьдесят длиной. Задний палец был коротеньким, но немаленький коготь походил на прямой шип, близкий по форме к конусу. Когти, если верить общей схеме для всех земных организмов, показывали направление, где предположительно располагалась передняя часть. Я присел на корточки и закурил, крепко задумавшись: стоило ли искать голову, если на лапах самый маленький коготь не похож на зубочистку. Лучше было бы идти назад и искать объезд со стороны хвоста. По любому безопасней. Но все же... Любопытство и возможность похвастать фотографией морды лесного монстра в кругу друзей пересиливала. А если рептилия дохлая, то и коготь можно будет рубануть на память. Нет, последний вариант не получится. Лапа чуть дрогнула. Стараясь передвигаться бесшумно и скрытно, я продолжил путешествие к голове.
  Впереди показалось небольшое лесное озерцо. Странно, на карте его не было.
  Ноздреватая морда лежала на боку рядом с водой, глаза были закрыты. По озерцу проносилась рябь от дыхания. Кусты вокруг были какими-то обугленными, со свернувшимися листочками. Сопоставив найденное с мифами и легендами, я мог констатировать, что передо мной дракон. Ну, или игра моего воображения. Хотя, с чего бы это?
  Внезапно веко поднялось и на меня уставился мутный желтый глаз с вертикальным зрачком.
- Гхххг...
У дракона оказался какой-то сухой, надтреснутый голос. Морда чуть приподнялась.
- Гхде я?
  Из пасти вырвался клуб дыма, пахнуло жаром. Я так и стоял обалдевший, в жутком ступоре, покуда меня не окутал дух жуткого перегара. Как ни странно, ужасный запах вернул мне дар речи.
- Я сам не знаю. На карте тут ничего нет. И озера тоже. - Припомнилась мне картинка.
Дракон с трудом повернул голову, оглядел меня с ног до головы, потом опять отвернулся и опустил морду в озеро. Звук глотков напоминал работу огромного, но малооборотистого поршневого насоса. Спустя минуту, голова опять повернулась ко мне. Голос зазвучал чуть лучше:
- А как я сюда попал?
Чешуйчатая шкура морщилась на лбу меж рогов. Казалось, дракон что-то мучительно вспоминает, но похмелье не дает сосредоточиться. Мне стало жаль бедолагу, да и про местность выведать было тоже неплохо: вдруг что вспомнит?
- Слушай, полежи пока, я принесу таблетки от головы.
Возвращаясь к машине, я прикидывал количество анальгина на эту тушу. В аптечке было две упаковки. Глядя на тело перед капотом, прибавил еще последнюю упаковку аспирина. Больше ничего не было. Вооруженный всеми доступными анальгетиками, я уже было двинулся к бедолаге, но оглянулся на пикап. Что-то показалось мне неправильным. Точно! Колея, по которой я сюда приехал, исчезла. Позади машины стоял вековой лес со здоровенными соснами и потрясающими елками. Твою мать! Я не поверил глазам и прошел чуть дальше назад. Натурально, там росла не примятая травка. И деревья. Будто какой-то шутник опустил машину на вертолете прям посреди леса. Ладно. Потом посмотрим. Надо привести дракона в чувство, чтоб хотя бы понять, что происходит. Пусть и мизерный шанс, но может быть он в курсе, где дорога? Хотя сакраментальный вопрос рептилии о месте надежду здорово охлаждал.
  В общем, набрав лекарств я прихватил на всякий случай еще и ведро.
  Дракону было худо, его мучила отрыжка. Наверное поэтому кусты рядом тлели. Во избежание повреждений я приближался под углом к пасти. Дракон мотнул мне головой, как старинному приятелю. Потом опасливо покосился на горсть таблеток.
- Ты где эти белые ягоды нарвал? Они не ядовитые?
  Хороший вопрос. И не ответишь сходу. Откуда я знал о внутренностях дракона? Но если раз дракон может нажраться и страдать от похмелья, то реакция организма очень схожа с человеческой. Поэтому я ответил достаточно уверенно:
- Да нет, нормальное средство. Гарантирую. Только не жуй, а глотай. Понятно? Редкая гадость.
Тот обреченно кивнул рогатой головой:
- Хорошее лекарство всегда горькое.
Потом высунул раздвоенный язык и вылизал из горсти все таблетки. Я черпнул ведром из озера воды, дракон высосал все за один прием.
- Только, эта, подожди. Они не сразу действуют.
  Дракон покивал и закрыл глаза. Мне же безумно хотелось есть и я опять побрел к пикапу. Еще раз удостоверившись, что позади машины дороги нет, я полез в пакет. Там был кусок сырокопченой колбасы, почти полбуханки черного и две банки колы. В общем, вполне достаточно, чтоб червячок внутри уморился, пытаясь прожевать ингредиенты. Но тут до машины стал долетать жуткий рык. Сперва я с  ужасом подумал, что дракон все же отравился и жаждет мести, но постоянная частота повторения звуков почему-то наводила на мысль о храпе.
  Да, я оказался прав. Видимо, дракону полегчало и он отключился. Что поделаешь? Он тут был единственным встреченным мною разумным существом. В мои планы совсем не входило ночевать в лесу, конечно, но часок другой пусть подрыхнет. Потом растолкаю, а пока еще поразведаю что к чему. Два километра до дороги прогуляться - самое то. Только навигатор надо взять.
  Но очередные открытия, совершенные с помощью технических средств, охладили пыл.  Сперва радио, которое шумело на всех волнах. Потом навигатор. Нет, спутники он ловил и на карте рядом была трасса, но я шел, а трасса не приближалась. Да и трек не писался, будто я и не двигался с места. Сдох он или нет, но уж просто по карты бы пересек. Сотовый ничего из сетей не находил, впрочем, он уже давно ничего не видел.
  На обратном пути я глядел по сторонам. Но ничего, кроме девственного леса, там не было. в общем, по приходу навигатор с телефоном отправились спать в бардачек.
  Еще для верности покрутив радио на всех волнах, я убедился в бесполезности поиска и воткнул диск Nightwish. Часа полтора пролетели в размышлениях под красивый вокал и храп дракона. Что ж, пора было будить рогоносца. Тем более, что чешуя приобрела явный золотистый оттенок и неизвестно было хорошо это или плохо. Может, траванулся? знает кто-нибудь нормальный цвет чешуи этих существ? Но все же... Что-то внутри подсказывало - все отлично!
 Была в побудке одна засада: стучащий по морде разумную абстинентную животину в сотню метров длиной рискует нарваться на ответ, пропорциональный габаритам. Что ж, придется использовать спецсредства.
  Я завел движок и медленно двинул пикап вперед, пока не уперся бампером в тело дракона. Ритмично и аккуратненько, стараясь избежать ударов, стал толкать тушу, периодически выжимая сцепление. Качания не возымели никакого результата, если не считать краски с бампера, теперь красовавшейся на чешуе. Заглушив машину, я взглянул на ободранный передок. Мда, проблема! Просто так не прошибешь, но отступать некуда. Я отъехал задом, пока не уперся в дерево. Разгон получался несильным, но я рассчитывал на массу. Удар! И тело взвилось над лесом. Крылья подняли ураганный ветер. Столб огня вместе с диким воплем унесся в небо:
- Какого ...! Да какой козел, ... его мать, пинается! ...
  Дальнейшая тирада состояла из сплошной ненормативной лексики. Самым приличным эпитетом было только "дебил трахнутый". Выпустив злость в небо драконья морда с небес ринулась к пикапу и замерла перед лобовым стеклом. Самый страшный сценарий осуществлялся. Но в горевших бешенством глазах мелькнуло узнавание. Чтобы максимально ускорить воспоминания, я осторожно приоткрыл окно:
- Тебе легче?
- А-а-а, помню, ты ягоды приносил. Слушай, а ведь помогло! Нафиг ты меня пнул-то, а? Не, я понял. Ты -лекарь.
  Что ж... Отрицать не стоило. Репутация лекаря всегда полезная штука.
- Слушай, мне дорогу надо. Ты не в курсе, тут трассы нету рядом, дороги какой-никакой? Глянь, а?
  Дракон взмахнул крыльями и завис в воздухе. Потом набрал высоту, разворачиваясь по дуге, и сделал круг над лесом, чуть заметно покачиваясь в воздухе. Чешуя весело поблескивала золотом на солнце. С неба донесся голос:
- Есть там движуха какая-то и городок недалеко вижу. Двигайся к поляне. Там есть где проехать.
  Я завел машину и, объехав озеро, двинулся к цивилизации. Где-то через полкилометра передо мной открылось огромное поле с полосой голой земли вдоль него. Дракон сделал в воздухе мертвую петлю и лихо развернувшись приземлился рядом с пикапом
- В общем, лекарь, двигайся туда, - когтистая лапа разрезала со свистом воздух над крышей машины, - и выберешься на дорогу.
- А тебя как звать? 
Дракон подозрительно глянул на меня
- А ты не колдун? Не захапаешь мое имя? - Но потом скептически глянул на пикап и сообщил. - Неа, ты крестьянин. Вася я. А как тебя кличут и где твоя лошадь-то спрятана?
Я с усмешкой глянул на отсталого дракона
- Это автомобиль, машина. А меня Гришей зовут.
- Машина??? - Дракон плюнул огнем и выжег приличное пятно на поле, - так ты еще и механик! А я думал - лекарь. Ты ведь из мира кукол, получается?
- Не понял ?
- А, ладно! Двигайся, а я смотаюсь пожрать да рыло кое-кому начистить, чтоб больше не пытались сбыть в ваш мир. Ты, эта, не робей. Тут доброжелательные жители. Все, давай, счастливо!
- Пока!
  Дракон махнул крыльями и взмыл в воздух, потом лег на курс и быстро скрылся за холмами на горизонте.
  Пикап весело пылил по полосе вдоль поля, впереди маячили какие-то колышки.
  Не, во прикол! Мир с лошадьми, в обязательном порядке таскающими телеги. Я тут самый-самый, моторизованный! У меня этих кобыл под капотом - полторы сотни.
  Впереди не оказалось дороги! Нет, в смысле, она была, но это был широкий проселок, заросший шелковистой травой по которому... Нет, над которым - над самой травкой и выше -  неслись серебристые каплевидные экипажи разной величины. Тягловой силой агрегатам служили странные крылатые безногие животные. Где один, а где и шестерка. Время от времени какие-то комки падали на землю. Я подвел пикап к самой дороге и уловил знакомый и неприятный запах конского навоза. Между тем, движение замедлилось. Похоже, меня пытались рассмотреть. Внезапно, один из экипажей отделился от потока и спикировал вниз.
  У животного оказались весьма стройные ноги, каковыми оно живо перебирало при посадке. Капля продолжала парить над дорогой, но с ее поверхностью что-то случилось. Верхняя часть то ли отъехала, то ли растворилась в воздухе. Оттуда вылез жизнерадостный толстяк в какой-то хламиде. Он прям светился радушием. Лошадь, пользуясь моментом, принялась пощипывать травку.
- Привет!
Я поддержал разговор в том же ключе
- Салют!
- Парень, ты где откопал это страшилище?
В общем, Шевик не был новым, но он мне нравился и слова толстяка меня несколько задели.
- Это называется автомобиль.
На толстяка мои слова никакого впечатления не произвели. Он натурально угорал.
- Из железа! На колесах! Ну ты даешь! Ясно дело, твоя лошадь сбежала от ужаса! Ты же это лохань приподнять не сможешь даже! Где же такое растет?
  Потом он отдышался и, глядя на мою покрасневшую от злости физиономию, сказал уже спокойней:
- Ладно, вольному - воля. Только ты сюда не выезжай, а то покалечится кто-нибудь об твою железяку. Так куда тебе надо?
Я взял себя в руки и постарался говорить спокойней.
- Тут заправка где?
Толстяк наморщил лоб, пытаясь сообразить. И когда я понял, что сморозил глупость, он спас ситуацию:
- Ты имеешь в виду постоялый двор? Вон там, в городке. Отдохни, заправься. Там еда должна быть хорошей. В этих краях хорошо готовят.
  Ладно, городок так городок, пусть будет постоялый двор. Тем более, что вечереет уже, все-таки. Вот и на сбруях лошадей зажглись фары. Сзади на экипажах мигали рубинами габаритные огни, расположенные крестом.
Я поблагодарил толстяка и поехал вдоль колышков к огням города. Толстяк помчался по своим делам.
  Стрелка топлива уже почти улеглась на ноль, когда я въехал в городок. Он был деревянным и только улочки - мощеными. Дома были непохожи друг на друга и роскошные крытые, широкие крылечки выходили на улицу. Лошади неторопливо перемещали экипажи осторожно ступая среди разнообразно одетого люда. Народ оборачивался на Шевик и смеялся. Это было неприятно. Я притормозил у какой-то нарядной пожилой пары.
- Простите, не подскажете, где здесь постоялый двор?
Старики улыбнулись:
- Двигайтесь вон на те огни. Там и будет постоялый двор.
Я продолжил путь.
  Постоялый двор был трехэтажным деревянным строением, украшенным огнями как новогодняя елка. Я не заметил хоть чего-нибудь похожего на вывеску. Резная дверь была распахнута и расклинена какой-то деревяшкой. Помятуя о юмористическом настроении, в которое впадали местные глядя на машину, я оставил пикап подальше. Из помещения на крыльцо лился неяркий зеленоватый свет. Симпатичная девушка болтала по телефону и время от времени заразительно хохотала. Посетителей было немного, да и в помещении стояла жара летнего полдня. Я подошел к стойке и кашлянул. Девушка мило ойкнула, торопливо попрощалась с кем-то в трубке и улыбнулась немного виновато.
- Здравствуй! Поесть хочешь? Меня Леда зовут.
- Здравствуй! А меня - Гриша. А чего у вас здесь есть?
- Возьми окрошки холодной, если жарко.
Уж что-что, а окрошку я терпеть не могу. Почему-то она мне напоминает уже раз съеденный салат.
- А сосиски есть с картошкой?
Девушка чуть нахмурилась, потом лицо опять просветлело
- А-а-а, - догадалась она, - колбаски?
- Да, да, конечно!
Я решил, что не объяснять будет проще. Девушка виновато улыбнулась:
- Ты только извини, кондиционер сегодня хандрит. Жарковато. Пока сготовится, вот, холодный сок есть, вино. Или что-нибудь покрепче?
Она смущенно хихикнула.
Я тоже почему-то смутился:
- Мне вина, если не сложно, красного...
- Да, вот!
  Девчушка подвинула мне запотевший бокал с вином, казавшиvся в зеленоватом свете почти черным. Впрочем, букет был отменным. Леда умчалась куда-то, видимо на кухню. Я попивал вино и пытался сообразить, известен ли вообще бензин в этом странном мире? Потом пришла более приземленная мысль: ведь надо как-то платить. Но какие деньги тут в ходу? Еще более дурацкая: принимают ли карточке? А вообще, куда я попал?
  Девушка вернулась довольно быстро и поставила на стойку передо мной большую деревянную резную тарелку, на которой лежали обжаренные ломтики картошки и маленькие скрюченные колбаски. Рядом положила довольно увесистую металлическую вилку и мощный нож. От еды поднимался одуряющий пар. Я прихватил еду с вином и отправился за ближайший столик. То ли от голода, то ли все было вкусным, но моментально смолотил всю немаленькую порцию. Через минут двадцать, чувствуя себя как человек, не уверенный, что сможет заплатить за то, чем уже воспользовался, я взял посуду и поплелся к стойке как на эшафот. Пробивала испарина от стыда.
  Леда заулыбалась:
- Добавки хотите? - то ли вопросительно, то ли утвердительно начала она, - или другого чего?
Я помялся.
- А счет можно?
Вопросительный взгляд распахнутых глаз.
- Ну, сколько я должен за ужин? Или чего, чем, как должен платить?
Девушка недоуменно захлопала ресницами, приоткрыв рот. Потом внимательно оглядела меня с ног до головы и неожиданно хихикнула:
- Но ты ведь не дракон?
Я отрицательно помотал головой, чувствуя себя полным идиотом.
- Ты пришел пешком? - с каким-то восторженным придыханием спросила она.
Я снова покачал головой.
- Нет, я приехал.
- Но за магистраль же ты платил сбор?
- Н-н-нет, наверное...
Я не знал, стоит ли чего-нибудь помощь дракону.
- Так откуда ты?- в конец запутавшаяся девушка внимательно меня рассматривала, пытаясь обнаружить мое происхождение хотя бы по одежде.
- Один мой знакомый дракон сказал, что я из мира кукол. Только я не знаю мир кукол, - вот странное название, да? - я ехал через лес и заблудился. И дорога пропала. А там лежал пьяный дракон и я ему помог, а он отправил меня сюда. В городе мне указали, где постоялый двор, но мне нужна заправка. Бензин кончился, а колонок нет. Я не знаю где я и как вернуться.
  До меня начало доходить, что мой несвязный лепет напоминает бред сумасшедшего. Леда явно поняла гораздо меньше половины и перешла на тон, которым говорят с душевнобольными и малыми детьми.
- Что ты! Мир кукол - легенда. Человек не может жить, как кукла на ниточках. Тебе приснился плохой сон, его, наверное, наколдовал дракон. А такая сказка есть. Будто где-то существует мир, точно такой, как наш, но люди там как куклы: висят на ниточках. А ниточки в руках таких же людей, только более высоких. Говорят, что если их один раз тряхнут и все дергают друг друга бесконечно, пока нитки не обрываются и кукла не падает. Или их не обрезают. Там есть верховный кукловод, который дергает самую большую куклу. Она - помельче, и так далее. Нитки путаются, обрываются, куклы падают. Кто-то встает, кто-то навсегда не может двинуть рукой-ногой. Страшный мир! - она грустно улыбнулась, перехватив мой взгляд.
Такая трактовка существования там, откуда я родом, не приходила в голову. Но в чем-то девушка была права. Как-то так все и происходило. Бессмысленные, нелепые танцы на нитках только ради того, чтоб потом держать в руках побольше ниток. Глупо, по большому счету.
Девушка заметила, как я погрустнел:
- Так откуда ты? Неужели оттуда?
Я сумрачно кивнул:
- Ага!
- Бедняга! Драконы плетут по пьяни разные небылицы, что бывали у вас, и что большинство погибало, запутавшись в нитях. Да еще люди мечами рубили почему-то их, а не нити. Потому драконы стараются не соваться больше в мир кукол.
  Мне вспомнились легенды: если уж рыцари, встречая драконов, колошматили бедолаг своими железяками, то сапоголовые еще всадят термоядерный заряд от переклина. У них не заржавеет.
- Наверное, лучше, что драконы там больше не появляются...
Леду разбирало любопытство насчет меня. Это было заметно. Впрочем, понятно: вряд ли гости из преисподней появлялись тут часто. Поэтому вопросы были самыми разнообразными:
- Слушай, а чем ты там занимаешься?
- Ремонтирую кондиционеры.
Она засмеялась,
- Так ты крестьянин или все же лекарь?
- Не понял вопроса. Я технарь, ремонтирую кондиционеры.
- Ты их в глаза-то видел?
Я сообразил, что мы под одним термином подразумеваем разные вещи.
- Здесь - нет.
- Ладно, пойдем, покажу...
  Девушка поманила меня за стойку. Позади была гардина, скрывавшая помещение кухни и лестницу. По скрипучим ступенькам мы поднялись на чердак.
  Почти всю верхнюю часть помещения занимало странное существо, затыкавшее своим телом проем в крыше. Оно как бы висело на стропилах, чем-то напоминая огромного паука-яйцееда. Часть существа терялась в темной глубине. Чудище поблескивало на нас глазами
- Вот кондиционер Чуча. Он сегодня неласковый и нервный. Наверное, гроза будет, он грома боится. Видишь, дрожит?
  Я, преодолев свою неприязнь, прикоснулся к пауку ладонью. Шкура существа противно дернулась. Но прикосновение почему-то не вызвало отрицательных эмоций. Не вызывает же отвращения прикосновение к прохладной шубе, висящей в гардеробе.
  Какая-то мелкая вибрация была. И тут... меня неожиданно захлестнул страх! Огромный, беспричинный страх маленького, брошенного существа перед громкой огненной стихией небес. Я сообразил, что чувствую настрой паука, и попытался его успокоить. Удивительно, но страх стал уменьшаться. Дрожь еще прокатывала волной по телу существа, но мало помалу он успокоился и начал уменьшаться в размерах. Потом опять стал раздуваться. По чердаку пронесся холодный ветерок. Волоски покрылись инеем. Девушка несколько секунд смотрела на меня восторженным и одновременно испуганным взглядом, потом вдруг схватила за руку и потащила с чердака.
- Ты действительно лекарь! - сообщила она мне, отдышавшись. - Сейчас здесь будет прохладно, и люди смогут спокойно ночевать. Ты уж извини, что я сразу не поняла
- Да, ладно...Не лекарь я, так получилось. Ему было страшно, я его успокоил. Ничего эдакого-то не произошло. - На самом деле я был чрезвычайно горд собой. - Слушай, а как он холод делает?
Она звонко рассмеялась.
- Ты, вот, лекарь, а не знаешь. Я же просто дежурю на постоялом дворе. Откуда я знаю? Чуча  через шерсть на брюхе тепло отдает, когда сжимается. А когда раздувается, то вниз холод идет. А если на улице холодно, то наоборот.
  Я попытался представить себе работу этого Чучи. Воображение скатывалось к своеобычным компрессорам, трубам, вентиляторам, теплообменникам. Ну никак не получалось из всего этого живое существо.
- Ой, ладно! А про бинсин что-то было у тебя. Это что это?
- Бензин - горючая жидкость, чтоб ехать.
Она прыснула.
- Ехать? После него и ходить-то тяжко. У нас это называют "крепкий гон", но я им лошадей не пою. Драконы упиваются им и синим огнем пыхают, ну и колдуны-отшельники огни делают тоже. Иди, лучше, ложись. Завтра осмотришься, сходишь к оседлым. Там тебе сделают бензин.
  Да, с бензином тут напряги. Леда явно имела в виду спирт. 
  Вообще, поспать - совет дельный. Хотя после пережитого сон как-то не шел, но попробовать стоило. Усталость от всяческих неожиданностей и чудес этого дня ощущалась.
Леда дала мне кругляшок с цифрой 3.
- Вон там, лекарь, лестница. Спокойной ночи!
- Спасибо!- и я, улыбнувшись на прощание, отправился искать комнату.
  Помещеньице было вполне приличным. Все было просто и вместе с тем создавало атмосферу какого-то домашнего уюта. Я плюхнулся на в меру мягкую двуспальную кровать и отключился.
  Заблудившийся лучик утреннего солнца пощекотал ухо. Я открыл глаза и с минуту пытался вспомнить, как тут очутился. Вчерашний день вырисовывался в деталях, но понятней не становилось. Я натянул джинсы и футболку (и когда все так аккуратно сложил?), выудил из под кровати свои кроссовки. Носков внутри не было. Блин, я вспомнил, что не постирал их с вечера. Кстати, футболка тоже пахла свежестью, хотя и не должна. Да и штаны смотрелись, как новенькие. Не расплачусь ведь за сервис! Носки нашлись в ванной. Там же лежала какая-то подозрительная зеленая упаковка в виде бруска. Надпись оповещала, что это кора для чистки зубов. Ладно, какая, нафиг, разница? Удивительно, но средство напоминало мягкую губку с приятным вкусом. Зубы и впрямь чистились неплохо.
  Я спустился в бар. Народу практически не было, и девушка была другая, но тоже улыбчиво-симпатичная.
- Доброе утро, лекарь!
Ага, Леда смене уже все обсказала. Хорошо.
- Доброе утро! А кофейку можно, красавица?
У девушки проступил явственный румянец.
- Конечно! А покушать будете чего?
- Ну, хлеб и сыр, если можно.
- Ага!
После завтрака я поинтересовался, как у них организованы смены и когда опять будет дежурить Леда.
- Дежурить? Здесь?- пожала плечами девушка, - Нескоро. Но ты ее обязательно встретишь, лекарь, ведь она в пути.
  Я ничего не понял, но кивнул. Вдруг хозяйка ойкнула и попросила подождать. Вернулась она минуты через две со странным и в тоже время красивым радужным листочком.
- Это тебе, лекарь, за нашего Чучу. Ему хорошо и постоялому двору хорошо.
  Я сообразил, что это какая-то форма местной валюты, поблагодарил и вышел на улицу.
  Все-таки ночью был дождь. И наверняка с грозой. Утренний мир казался умытым и новым, земля немного парила, но легкий ветерок не давал жаре стать удушливой. На краске пикапа кое-где в затененных местах поблескивали капли. Шевик так грустно стоял под солнцем, и мне стало его жалко. Я перегнал машину под деревья и, сложив минимум необходимого в рюкзак, отправился побродить по городку.
  Людей было мало. Редко проезжали экипажи. Вывески меня заинтересовали больше, хотя все они в той или иной степени касались сельского хозяйства. "Выращивание...", "Проращивние...", " Урожай...". Вот "Телефоны" меня заинтересовала. Я вошел в прохладное помещение магазина. Внушительный мужик за стойкой больше напоминал отставного бородатого борца, вот только грубые ладони казались черными от въевшейся в каменные мозоли грязи. На прилавке лежали различные малопонятные коряги.
- Здравствуй, странник.
У мужика оказался шикарный бас. Наверняка в старину именно это подразумевали, когда говорили, что шаляпнский.
- Приветствую тебя...- я на секунду задумался - повелитель связи!
В бороде обнаружилась зубастая пещера, издававшая странное, почти инфразвуковое, бульканье. Я допер, что это он так смеялся.
- Молодец, парень! Скидку ты уже заработал, я с посевной так не смеялся. Так, чего тебе?
- Да аппаратик..., - нет, так им непонятно будет с их живыми кондиционерами, - то есть, телефончик бы.
- Для дальней связи или местной?
Я задумался: а куда мне звонить-то, собственно? Хотя, на всякий пожарный...
- А-а-а...Какие дольше работают?
- Ну, если в сырости да гнили какой держать не будешь, то хватит надолго любого.
- А местный от дальнего чем отличается?
- Ты, парень, никак с луны свалился? Вроде и не особо молодой... Дальний - это одна палитра везде, а местный - меньше цветов имеет и к нему надо цвета постоялого двора прибавлять. Понятно?
Гы! Понятно мне, как же!
- А зона покрытия везде?
Мужик натурально выкатил глаза. Он некоторое время не мог найти слов, но потом, уже сопя, спросил:
- А кого покрывать телефоном? Коров, что ли или лошадей?
И забулькал, заходясь в смехе. В уголках глаз выступили слезы
- Ну, ты юморной!
- Нет, я имею в виду, где можно..., - я пытался подобрать слова,- нет, где невозможно звонить.
- А-а-а..., -сообразил продавец,- ты об этом. Ну, точно, с Луны грохнулся. Где растения есть рядышком, там и можно. Ну, чего берешь?
- Дальний, наверное.
- Знаешь, ты мне понравился. Давно я так не веселился. - Он запустил руку под прилавок и достал забавный сучок, сглаженный по углам, - на тебе классный телефон. Я такие для друзей обрабатываю.
  Он протянул деревяшку мне, я покрутил ее в руках и ощутил тепло. На полированном дереве проступили семь разноцветных полосок. Дерево чуть изменило цвет, стало благородней.
- А, смотри-ка, ты ему тоже нравишься!
  Я задумчиво вертел сучок в руках, не решаясь задать вопрос, как им пользоваться. Бородач испытующе посмотрел на меня, потом протянул клешню и забрал телефон у меня из рук.
- Вот, смотри сюда. Тепло чувствовал?
Киваю.
- Это значит, что ты подключился. Теперь держишь вот так, - продавец положил мобильник в раскрытую ладонь,- нажимаешь пальцем на цвета.
На верхней части сучка образовалась симпатичная гамма.
- Жмешь на ряд.
  У бородача в кармане послышалось мелодичное пение флейты. А на полированной поверхности аппарата вместо гаммы проступило изображение улыбающегося продавца. Он опять нажал на палитру, и пение смолкло. Отбился, наверное.
- Телефон все твои эмоции запоминает.
- А он вызовы запоминает, записывает?
- Чудак ты. Он с твоими мозгами работает напрямую, если они есть, конечно. Ты гамму видел? Вот если на палитру нажмешь, то цвета, которые ты видел хоть раз или слышал, в ряд тут же проявятся и портрет, кому звонишь. Попробуй позвонить мне.
  Я пытался вспомнить набор цветов, но только потряс головой. Потом нажал радугу. И, о чудо! На поверхности проступило изображение бородача и флейта его телефона запела. Он ответил и мы несколько раз произнесли друг другу "алле". Связь была безупречной.
- Ну, чего? Понравился?
- Ага!
- Давай свой лист и телефон.
  Я вытащил листок с радужными разводами. Продавец почему-то уважительно на меня посмотрел и приложил к листу сучок, потом снова протянул их мне. Мне или показалось, или листочек едва заметно поблек.
- Ну, не ширпотреб, все-таки, уж извини! - С виноватым видом пожал плечами мужик,- На эти модели куча труда уходит. А они сами это ценят.
  Я понятия не имел, что такое дорого в этом мире и почему товар должен сам себе ценники назначать. Впрочем, ну и ладно. 
  Выяснив, что бородача зовут Федя, я опять отправился путешествовать по городу.
  Забавно выглядел магазин одежды, совмещенный с продуктовой лавкой. Смешливая пышечка показывала мне разнообразнейшие модели, снабжая демонстрации странными комментариями:
  - Вот кофта прошлогоднего урожая. А это самотканка, видите рисунок? Это лесная, настоящая.
  Как я понял, моду определяли не люди, а выращиваемые производственные мощности. Принцип тот же, что и у продуктов. Похоже, крестьянин тут - профессия серьезная, комбинированная. Оттого и одежка в продовольственном. Одного поля ягода, если покаламбурить.
  Единственный магазин, который я не очень понял, если честно: "Удобрения". Это был самый настоящий книжный. Сперва я не допер, но прочитав на корешках о разных магических способах земледелия, сообразил: крестьянин с помощбью тех или иных способов мог влиять на вызревающий конечный продукт. Придать ему не только форму, но и цвет, рисунок, свойства.
  Промышленные же товары ограничивались кустарно изготовленными топорами, лопатами, столовыми приборами. Все скобяные товары носили следы ручного изготовления. Словно в подтверждение ветерок донес звук ритмичного стука металла по металлу. Да и дым виднелся в отдалении. Скорее всего там и располагалась кузня.
  В общем, интересно, но не столь уж и необычно. Большая часть лавчонок сосредоточилась в центре. Я бродил, рассматривая вывески, пока меня не заинтриговала табличка "Колдун" на одной из дверей.
  Помещение лавки напоминало лавку технаря-старьевщика. Но вещи были очень привычными моему глазу: телевизоры, компьютеры, детали странных механизмов, мобильники. Все это свисало с потолка и стен, валялось по углам и вообще, создавало какую-то сюрреалистическую картину городского постапокалипсиса. Из-за горы железяк вышел высокий худой человек в выцветшей футболке, драных джинсах и бычком в зубах. Образ органично дополняли в равной степени недельная щетина и огромная спутанная грива седеющих волос. Человек поскреб пятерней подбородок и насуплено осведомился:
- Ну, чего ты здесь забыл?
После улыбчивых и вежливых обитателей, попадавшихся мне на пути, колдун явно относился к какой-то другой, неведомой еще категории. Но вид лавки и этой колоритной личности навел меня на мысль о горючем. Вещи указывали на явную связь с моим родным  миром.
- Э-э-э... У вас тут бензина нет, случайно?
- А еще случайно тут нет и сушеных лягушек, и змеиных глаз, и свежего крокодильего дерьма.
Чучело развернулось, с намерением нырнуть обратно в груду хлама, но передумало.
- А тебе зачем?
- Не твое дело, - в тон ему ответил я, - счастливо оставаться!
- Гы-ы-ы, не кипятись, как пароварка. Ты ведь из мира кукол приперся, ага? Бывал я там и жил даже когда-то. Вот, барахлишко припер оттудова. Местная деревенщина любит экзотику, считает магией, разбирает. Был, небось, на постоялом дворе? Видел телефон? Я им продал, было дело. Мы с Федей-телефонистом специально для них начинку вырастили. Удобрений уйму извели, зато как смотрится! - Он протянул руку. - Между прочим, меня Баюном зовут. Колдун я оседлый тут.
- Григорий, кондиционерщик.
-Ты, Гринь, обиду на меня не держи. Здесь нету ниточек. Я вот смотрю, ты вроде как лекарь получаешься. Наслышан уже, как ты кондиционер вылечил. Пошли, выпьем. Я тебе объясню немного про здешнее мироздание, чтоб ты рот не разевал попусту и людей не смешил.
  У колдуна оказался неплохой выбор вин, мы пригубили по стаканчиков, и он продолжил:
- Здесь, в этом мире, нет связей между людьми, которые бы могли испортить жизнь. Вообще, забудь о противоестественной ерунде мира кукол. Ваши колдуны выкоблучиваются по полной, умудряясь прозевать очевидные решения. Вот зачем вам каменные здания?
  Я задумался. Никой реальной пользы видно не было. Разве что упаковать как можно больше народу на как можно меньшую площадь. Зачем?
  Баюн вновь наполнил стаканы и притащил давешних колбасок, что я уже пробовал на постоялом дворе, на закусь. Потом перекинул мне пачку сигарет через стол и мы задумчиво задымили, прикурив от какой-то ерундовины, похожей на тангету радиостанции.
- Сколько усилий, чтоб сделать камень! У вас в Европе, кажется, да и в России, где горы есть, этих камней - как грязи. Знай себе клади. А где лес - зачем камень? Не, я не беру многоэтажки. Эти муравейники совсем для дурней творят.
- Ну, тогда чтоб не сгорело, наверное. Надежно, типа, на века.
- Сгорит и стены останутся? От этого легче? А зачем на века? Да и деревянного на жизнь хватает ведь и ладно. Вместо того, чтоб всяческое топливо сжигать, под ноги бы посмотрели. Там этой энергии лежит столько, что все эти ресурсы просто пшик.
  Я посмотрел на колдуна с некой смесью сарказма и недоверия. Уловив мой настрой, он взял бутылку вина и плеснул в пепельницу. На поверхность тут же всплыли окурки и пепел.
- Смотри, никаких чудес. Приложил немного усилий и куча объектов поплыла, улавливаешь?
Я отхлебнул из бокала вина и отрицательно покачал головой.
- Экий ты! Смотри, вино делают из винограда, например, а виноград растет. Люди растят его, а он наливается влагой и солнцем, запасает энергию. Ну, преобразует, правильно?
Я кивнул.
- Значит, человек запасает энергию свою, солнца и земли. Теперь я использую этот потенциал, наливая вино сюда, вижу результат. Преобразованная энергия позволяет легким объектам плыть. То есть, энергия, потраченная природой, никуда не исчезает и может быть использована в цикле без ущерба самой природе. А бензин твой просто переработанное прошлое. - Потом, без всякого перехода колдун спросил. - А ты тухлятину ешь?
 Вопрос был настолько неожиданным, я чуть не поперхнулся закуской. Откашлявшись,  подозрительно понюхал колбаску: нет, ничего, вроде не пахнет.
- Да нет! - Заметил мои действия Баюн. -  Колбаса - что надо, свежачок! Я просто спросил, а то вдруг - да? Тогда дальше мы запутаемся. Так вот, земля всегда все, что можно взять, отдает на поверхность. И рыть в поисках энергии не надо - это ее организм. Земли, в смысле. Ну, навоз вроде как на поля кладут, чтоб всходы лучше были. Пытаясь использовать концентрат прошлого, чтобы создать будущее люди лишают себя настоящего. У вас в мире просто некогда думать о том, что сейчас. Б-р-р-р, жуткое местечко, помню.
- Так откуда энергия-то?
- Ты тупой, что ли? Или притворяешься? Одно в другое. Выращиваем ягоды и фрукты, давим сок, смешиваем в банке. Получается некое вещество, которое моментально окисляется в воздухе и выделяет кучу тепла или света, если надо. Все от состава смеси зависит. Ну, тепла-то особо и не надо, пауков ты уже видел, а вот свет горит ярко. Чем-то похоже на белый фосфор, если по аналогии, только не горит открытым огнем. Для езды и быта вырастили животных, для жилья - дома. Мы для себя просто нашли другую точку приложения сил.
  Стаканы вновь опустели, в ушах у меня потихоньку начинало звенеть. Eже третья бутылка подходила к концу.
- А исследования? Звезды? Разве вас это не притягивает?
Колдун хитро улыбнулся:
- Неужели ты считаешь людей этого мира настолько ограниченными? Уже давно есть связь с дальними мирами, но пытаться преодолеть это расстояние с помощью огня - абсолютно бесполезное занятие. Гринь, не мучайся, все надо осознать. Ты заметил, что здесь народ называется либо странниками, либо оседлыми?
- Угу, а кто зачем, я не понимаю.
- Никто ни для чего. Просто живут. Кому-то хочется постоянства, основательности. Чтоб все под боком. А есть непоседы. И заставлять их что-то делать, привязывая к месту- глупость. Они не животные, а люди. А людей везде не хватает.
Голова уже соображала плохо. В ней роились разные вопросы.
- Ты знаешь, у меня тоже шило в одном месте. Не могу торчать в клетке и изо дня в день крутить колесо, как хомяк. Сразу начинаю болеть и чахнуть. Потому, вот, и сюда попал. И встретил девушку, которую когда-то видел. Пусть даже во сне. Она была на постоялом дворе, а теперь - уехала. И я теперь поеду за всем, чего всю жизнь искал.
Колдун слушал, чему-то улыбаясь.
- Леда не ошиблась. Молодец, малявка, а? - Баюн пошатываясь встал. - Пошли, я посажу тебя на дилижанс. У тебя теперь будет впереди целый новый мир - мир Дороги. Смотри, думай, решай.
Мы, покачиваясь и поддерживыая друг друга, направились к постоялому двору.
- О, смотри-ка, пикап. Твой ведь, правильно?
У меня достало сил только кивнуть.
- Ладно, я его к себе отгоню. У меня на заднем дворе разной фигни полно, никто не удивится, что у колдуна появился еще один странный хлам.
  Мы вышли к дороге и встали на маленькую вытоптанную площадку. Через пару минут от нижнего ряда отделилась большая капля, запряженная четверкой пегасов. Часть корпуса растворилась. Я нырнул в прохладное нутро и опустил непослушное тело на мягкое удобное кресло.
  Колдун хлопнул меня по плечу:
- Удачи, Гринь. Давай, удачи тебе!
Корпус стал затягивать проем. Я успел только крикнуть:
- Как зовут этот городок?
  Но ответа уже не расслышал, борт закрылся и капсула поднялась в воздух, быстро набирая скорость. Тело вжимало в мягкие подушки. Но секунд через десять ускорение пропало, и я потихоньку отключился, любуясь мелькавшими за прозрачной стеной видами.
  Проснулся уже от того, что кто-то осторожно тряс мое колено. Дилижанс шел вдоль побережья; солнце бежало рядом, отражаясь в голубой воде. Оглядевшись, я обнаружил, что два соседних кресла теперь были заняты. Видать, я крепко дрых. Бабулька, сидящая рядом, улыбнулась:
- Малыш, скоро остановка, постоялый двор. Извини, что разбудила Ты откуда?
- Не знаю, - я пожал плечами и улыбнулся в ответ.
Ничего лучшего в голову все равно не приходило.
- Ну и ладно. Стряхивай с себя сон, парень. Вон уже показался знак.
  Здоровенный блестящий крест на мачте рядом со зданием сверкал огнями, как маяк. Дилижанс заложил вираж со снижением и приземлился на постоялом дворе - вроде того, который я покинул несколько часов назад. Улыбающаяся девушка и роскошный обед. Одна поправка, рядом был великолепный пляж и я, прихватив тарелку, уселся на песок в теньке под криво росшим грибом, который был размером как раз с пляжный зонтик.
  Спокойный, мягкий прибой шипел, утопая в песке. Изредка налетал соленый ветерок, бросая в тарелку мелкие брызги. Вставать не хотелось, море баюкало. А куда мне двигаться-то? Ведь нет другой цели, кроме как узнать этот мир поближе. И будет ли это чуть раньше или чуть позже, все равно знание станет концом сказки.
  Так раньше бывало с поездками в моем мире: путешествуешь первый раз - здорово. Второй раз туда же - уже вооружившись информацией поосновательней. Третий раз - без особого азарта ищешь мелочи, которые прошли мимо в первые два посещения. А по четвертому кругу остается одна скукотища.
  Короче, не стоит торопить время и гнать за горизонт. Что бы там не ждало, оно рано или поздно останется в воспоминаниях о прошлом.
  Над головой пронесся ветер, мелькнула тень, и я увидел, как золотой дракон, причудливо изгибаясь, заходит на посадку. Мелкий песок немедленно покрыл тарелку серым слоем доказывая, что трапеза окончена. Впрочем, и нега тоже.
- Салют, Гриш! Ты как?
Елки, это ж мой красавчик! И как нашел, черт чешуйчатый?
- Хей, Васька, привет!
Не, в самом деле я был рад видеть это чучело. Почему? Да кто ж его знает, непутевого. Вот как щенок со своей непосредственность и лаской покоряет ваше сердце можете рассказать? То-то!
- Голова больше не болит?
- Не, нормалек! Ты куда так рванул-то? Еле отыскал. Хорошо колдун вспомнил, в какой дилижанс тебя запихнул. - Васька отвернулся и чехнул, отчего облако песка накрыло меня с головой. - Слушай, ты мне нужен. Там одному нашему помочь надо, а ты вроде лекарь, а?
  Вставать очень не хотелось. Точнее, не вставать, а уходить от этого спокойного моря даже не искупнувшись.
- Ты меня потом обратно подкинешь?
- Да не вопрос!
- Тогда - полетели.
  Я полез по лапе на драконью холку. Мне кажется, не так уж много людей летали на драконьей шее. Чешуйки под задницей твердые и все время шевелятся, ноги вывернуты почти на шпагат. Ветер вышибает слезу. Кожаный капюшон почти не спасает. Мало того, трепыхается и норовит хлопнуть по спине. Руки соскальзывают с рогов: удерживаться при маневрах приходилось так, что белели костяшки пальцев. И надлежит всегда помнить, что земля не близко. И неизвестно, заметит ли дракон падение или нет. В общем, сомнительное это удовольствие, если говорить об удобствах. И все же... Полет на живом существе совссем не то же самое, что на разных аппаратах. Что-то такое щекочет внутри. Словно сам летишь, раскинув руки, как это бывало во сне, в детстве. И страшно, и где-то есть такое невообразимо точное знание, что ничего с твоей великолепной персоной не случится.
  Но все когда-нибудь кончается, и дракон так тормознул на поляне, что я чуть было не оделся на рог. Аккуратно сползая по чешуйчатой шкуре, обратил внимание, что мои руки и колени противно дрожат. И не только от ветра и усталости, но и от возбуждения.
Старательно себя успокаивая, я спросил с максимально возможным спокойствием в голосе:
- Ну, где больной?
- Вон валяется, дурень. - дракон мотнул головой в сторону лежащего на краю поля безжизненного собрата, гораздо большего по размерам, чем Васька. - Я тогда вернулся и рассказал про тебя. Ну, он говорит - не верю, что мир кукол еще существует! Типа - сказки все. Я ему и скажи: слетай, посмотри сам. Ну, он и слетал. В ваш мир, похоже, угодил по кончики рогов.
  Я старался держаться поуверенней, но нет-нет да и косился на огромные клыки рептилии, прикидывая свою судьбу при неудачном лечении.
- А чего говорит?
- Дык он говорить не может, птица застряла в глотке какая-то.
Из пасти торчал хвост боевого самолета. Было видно, что стреловидные крылья намертво заклинились где-то в щеках. Снаружи чешую выперло. Да, говорить ему было действительно тяжеловато. Но тоскливые глаза дракона с болью и надеждой следили за мной. Чешуя стала серой. безжизненной. Бедолаге было совсем худо.
- Мы пытались дернуть - никак. Только больнее ему.
- Ясно дело, что больно. Крылья застряли.
- Крылья? А это чего такая за птица с твердыми крыльями?
  Я махнул рукой. Объяснять, что такое самолет было некогда.
  Машину заклинило намертво. Выход был один, нужно отрезать крылья или хотя бы одно. Я припомнил механическое барахло у Баюна, да и у меня в кузове кое-что найдется. Там мне как раз попадались нужные инструменты. Я достал телефон, и вызвал в памяти вывеску колдуна, где была какая-то цветовая гамма. Своеобычное небритое, мрачное лицо собутыльника проступило на поверхности.
- Чего тебе? Соскучился?
- И тебе здравствуй! Я по делу, коротенько. Поройся в кузове у меня...
- Теперь у меня. - Оскалился колдун.
- Это детали все. Ты глянь, там должна быть такая фигня с диском здоровая.
- Ты меня совсем уж дураком не считай. Болгарка, что-ли?
- Угадал. И диски все, какие найдешь. И генератор я там у тебя где-то видел на дворе. Рабочий он?
- Глазастый какой. Ну и что с того?
- Тут дракон самолет схватил, а тот застрял.
- Гы-ы-ы, прикол! А ты лечить его хочешь, конечно? Ну, да, ты ж лекарь. Но самолет чур мой! Уговор?
- Да забирай, старьевщик, блин.
- Ну, жить-то всем надо. Ты дракона ко мне пришли, у меня экипаж не резиновый, да и нефиг в нем генератор ржавый волочь. Бензинчик - то я того, солью для него из бака пикапишного.
- Валяй. Ты Ваську на поле встреть, хорошо?
- А то я б не догадался... Все, пока!
Колдун отбился. Я повернулся к дракону.
- Помнишь поле около городка, где встретились?
- А то...
- Там тебя встретит колдун.
Дракон как-то сжался и мелко задрожал. Чешуя стремительно приобретала сероватый оттенок.
- Т-т-ты сдурел, да?
- Слушай, без него никак. Кирдык будет твоему приятелю, карачун.
- Вот ведь брат он мой, - дракон тяжело вздохнул, уняв дрожь, - старший к тому же. Для приятеля какого ни за что бы к колдуну не сунулся. Во, видал?
  Васька поднял переднюю лапу. Под ней обнаружилась изрядно поржавевшая лебедка, вросшая в чешую.
- Я попался одному колдуну. Хотел меня как подъемник использовать. Больно было - ужас. Хорошо брат тогда успел, поджарил гада.
- Не, не боись. Этот ничего так дядька.
- Ладно, полетел.
  Васька отошел от нас подальше, взмахнул крыльями, грациозно развернулся и полетел в сторону горизонта.
  Я остался с больным драконом. Оглядывая огромную пасть, я пытался рассмотреть в темноте кабину пилота. Но идти глубоко было страшно. Мелкими шагами, придерживаясь за борт, я все же двинулся вдоль подрагивающего языка. На кабине колпака ( по-моему его называют фонарь) не было. Пошарил внутри - и кресла тоже нет; летчик, наверное, катапультироваться успел.  Я с облегчением выбрался из пасти. Стараясь не смотреть в огромные умоляющие глаза, положил руку около уха, где чешуи не было. Дракон чуть заметно вздрогнул. Усы дернулись. Я ощутил боль и бессилие существа, а еще - страх смерти. Единственный вариант - изображать из себя уверенного в хеппи энде Айбалита.
- Ну, ничего дружок, бывает. Ты не бойся, я тебе помогу, только время нужно. Ты ведь сильный, выдержишь. Это малькам можно сдаться, но не тебе...
  В ожидании помощи я часа три говорил с драконом. Успокаивал его. И даже вроде охрип немного. В горле пересохло.
  Дело близилось к вечеру и я пожалел, что не спросил какой-никакой фонарь. Потом припомнил сбрую с фарами и успокоился.
  На горизонте засверкала капля и через пару минут конь, пофыркивая, остановился возле нас. Баюн мрачно вылез из капли и вытащил болгарку.
- Здорово, Гринь. Во что это ты вляпался ? На твой скальпель - гы! - лекарь.
  Он сунул инструмент мне в руки, дальше он вытащил на траву пакет с дисками, удлинитель, кожаные перчатки и прозрачный лицевой щиток. Вот ведь, а? Я-то и думать забыл о нужных причиндалах.
- Я ж колдун, должен все предвидеть, - мрачно усмехнувшись пробормотал он, извлекая из аппарата последние аксессуары: две бутылки красного в комплекте со стаканами и колбасками.
- Ни хрена твоему крылатому не сделается, - протягивая один из стаканов мне, сообщил Баюн, - здоровый он вон какой. К тому ж генератора нету еще.
- Больно ему, живой он. Успокоить надо.
- На голову он больной, вот что. Чего его в ваш мир понесло? А, крылатый?
  Дракон прикрыл глаза, по чешуе сползла огромная слеза. Мне было немного совестно перед ним, но Баюн уже разливал.
  Едва мы опрокинули по стакану, как тяжело махая крыльями рядом приземлился Васька, с висевшими у него на шее наподобие колокольчика генератором и канистрой. Дракон  опасливо покосился на колдуна и опустил голову, чтоб можно было развязать стропы. Запах бензина заставлял Ваську чихать, и мы его попросили отвернуться, чтоб ненароком не подпалил горючее.
  Баюн снял с упряжи фару и осветил пещеру драконьей пасти. Я занялся генератором. Простоявший черти сколько без дела, аппарат не хотел заводится даже когда я слил вонявшую тухлыми щами жижу из бака и залил свежего топлива. Вдобавок, аккумулятор давно сдох, а дергать стартер - занятие нелегкое. У меня заболело плечо.
- Баюн, у тебя инструмента нет, часом?
- Чего нужно?
- Отвертку и ключик на десять. И свети сюда, я буду карбюратор чистить.
- Во, равзодной ключик есть. Держи отвертку.
После чистки японский агрегат весело забухтел, пуская сизый дым. Пока движок прогревался, я растянул кабель и подготовил инструмент к работе. Баюн надрал несколько охапок сырой травы и разложил ее по пасти, чтоб не обожгло искрами.
  Я вздохнул, залез в пасть и наметил место. Потом решительно опустил забрало и включил болгарку. Оказалось, что отрезать крыло было далеко непросто. Пришлось убить четыре диска и два часа времени. В пасти дракона дышать от дыма скоро стало нечем. Приходилось бросать работу и вылезать подышать.
  Когда ушло четыре диска и два часа времени, я увидел, что распил начал "дышать". Неожиданно крыло стало складываться и я быстренько отскочи. И правильно сделал: крыло стало подгибаться, и фюзеляж заскользил по языку к щеке. Рвущийся металл противно заскрипел, затрещал и крыло обломилось окончательно.
  Я нырнул в кабину, опасаясь переворачиваний и других неприятностей от игры сведенных мышц в пасти. Но, упершись в зубы, самолет прекратил свой неуправляемый боковой дрейф.
  Оставшиеся два диска убились на другом крыле. Я постарался сделать разрезы так, чтоб убрать основные ребра жесткости. Ну, те части, что режут воздух и напротив них. Не силен я в самолетах впрочем, как и в драконах. В общем, в любом случае больше дисков не было.
  К концу работы я был по уши в дюралевых опилках, драконьих слюнях, да еще и весь потный. На улице была темень. Я выполз в благоуханную ночь и рухнул на траву подальше от драконьей пасти.
- Васька, вытаскивай из брательника остатки, только рывком.
Тот вцепился зубами в хвост и, напрягшись, рванул. Скрежет потонул в реве. Васька с фюзеляжем в зубах постарался отскочить и всем телом проехался по генератору. Агрегат  моментально затих, превратившись в пахнущий бензином блин. Брательник же выплевывал остатки самолета вместе с огнем так далеко, что мы видели только мелькавшие раскаленные  кометы, падавшие в дали. Отплевавшись, дракон подполз к нашей теплой компании:
- Фу, блин, выручили! Спасибо! Ладно, вам тут и без меня хорошо, я к своим. Васька объяснит, чего к чему.
  Шмыгнув здоровенным носом как-то невесело, бывший больной, взмахнув здоровенными крыльями рванул куда-то, за гряду холмов.
Василий проводил его взглядом и вздохнул:
- Не повезло брату.
Я непонимающе на него уставился
- В смысле?
Баюн ухмыльнулся в своей небрито-издевательской манере:
- Должен он теперь тебе, и очень много. Целое желание. Теперь весь мир можешь стереть в порошок. Любой, на выбор, какой не понравился. Без всяких ограничений. Ну, или чего у тебя там под черепушкой стукнет - желай... Ему ведь реально смерть угрожала.
- А Васька почему нет...? Я его вроде тоже того, вылечил?
- Васька-то балбес - просто обожрался. Сам бы отошел через день другой.
Дракон насуплено глянул на колдуна и подтвердил:
- Прав он, есть такое дело. Ты спас жизнь, получилось - жизнь в обмен на желание. И еще, ты можешь потребовать его жизнь обратно.
- Да на кой мне? Чего он так переживает?
Колдун налил еще вина и проянул стакан мне:
- Как бы тебе объяснить? Представь, что живешь, зная: где-то есть комарик, мошка или еще какая подобная букашка, живущая от силы сотню лет, но зато способная уничтожить тебя просто пожелав смерти. - Баюн закашлялся, потом, отдышавшись, продолжил, - Желание же может быть только одно, искреннее. А уж выполнит дракон, не сомневайся.
Я пожал плечами.
- Дак, желать-то нечего...
- Вот ведь в чем загвоздка, - не обратив внимания на мои слова, продолжил колдун,- никто из нас не знает, что такое искреннее желание. Оно возникает спонтанно, от сильных переживаний. Это будет и тебе как наказание: вроде и благо, но тебя будет преследовать страх. Я бы на твоем месте, честно, попросил бы дракона умереть. Тяжело, противно, не по-людски это будет, зато спокойно. Ведь если в какой-то момент твоей жизни тебе станет хреново и ты скажешь что-нибудь типа "пропади все пропадом" от души, то пропадет все до представимого тобой пропада. Ты теперь бомба замедленного действия. Тебя, если хочешь знать, даже не шлепнешь, пока ты чего-нибудь не реализуешь. И братуха евойный не помрет тоже.
Дракон и колдун с минуту напряженно смотрели друг другу в глаза. Первым отвел взгляд Баюн:
- А че? Лучше бы он не знал до поры, пока вся Вселенная не загнулась бы от несчастной любви какой-нибудь его?
  Потом эта парочка уставилась на меня в ожидании вердикта или просто ответа, а может и откровений каких-нибудь. Васька и дышать вроде перестал. Мне стало жутко неудобно, и я пролепетал что-то вроде:
- Ну, придется кому-то из вас за мной следить, чтоб чего не ляпнул по незнанию.
Дракон смотрел на меня грустными золотыми глазищами. Баюн задумчиво ковырял землю какой-то железякой от самолета и казался очень сосредоточенным. Если у этих двоих коренных не было ответа, то у меня, чужака, его точно не появится.
- Чего мне делать-то? Я толком никого не знаю здесь, кроме вас, а?
- Ладно,- колдун с силой метнул железку в землю, та воткнулась,- все равно засиделся я на одном месте. Будем шарахаться вдвоем - все веселей тебе будет. Только металлолом надо прибрать будет. И ко мне утащить.
  Вроде бы простая, по сути, задача заставила нас всех забыть о глобальных катаклизмах. Уже минут через пять мы по очереди матерились, выискивая в мокрой траве ошметки и огрызки после спасательной операции. Хорошо еще, что провода осталось много, веревки кое-какие, в капле еще нашлось. Примотали все к дракону и все втроем отправились на разгрузку к дому. Что ни говори, а в экипаже было гораздо уютней, чем на чешуе рептилии. Да и время к рассвету двигалось, на улице здорово посвежело.
  К утру металлолом уже отдыхал за домом Баюна. Там же свернулся кольцом дракон, которому колдун вынес полведра спирта. Васька выглядел счастливым во сне. Баюн же, пользуясь отключкой дракона, с какими-то подвываниями выдернул лебедку.
Колдун задумчиво рассмотрел механизм:
- Конструкции уже лет двести. Надо будет смазать.
Потом вдруг сморщился, закашлялся и выругался вполголоса:
- Воняет от тебя, как от протухшего яйца. Иди мыться и стираться. Проснешься, будем собираться в дорогу.
- А это так надо?
- А кто тебя знает?- Туманно ответил колдун. - Но, думаю, вряд ли ты самоочистишься.
- Не, я про дорогу.
Баюн посмотрел на меня, неопределенно пожал плечами и вернулся к лебедке.
  В заваленной барахлом избушке оказались и места, неподвластные местному хаосу. А может Баюн умело подавлял подобные выходки на территории непосредственно нужной для нормальной жизни: ванная с прачечной, туалет, спальня - все было безупречно.
  Солнце было уже достаточно высоко, когда я позволил себе отключиться. Мне снилась какая-то горная гряда, по которой скакали взбесившиеся ноутбуки, кидавшиеся в водопад. Какой-то блок питания зацепил меня за ногу шнуром и потащил к обрыву. Я парил над водопадом, окунаясь в облако ледяных брызг. Поток был все ближе, а воды все больше и я вынырнул из сна.
  Вода мне не приснилась. Этот малобритый гад-колдун садистски ухмылялся, поливая меня из кружки водой! Подушка была мокрой.
- ...вставай, красавица, проснись...- проникновенным голосом скрипел Баюн.
- Ты охренел что ли?! - я попытался отпихнуть кружку, но колдун поднял ее повыше и продолжал водные процедуры.
- Давай, лекарь, снимай кровать со спины, а то, небось, устал от этой ноши-то? Солнце скоро к закату сползать будет. Собираться надо.
- Это куда это?
- А куда ты собирался?
- Да, просто так, никуда, в общем-то...
- Ну, туда, значит, и едем. Давай, давай! Поднимайся, а то Васька мне весь двор разнесет от скуки.
А, действительно, зачем и куда я ехал? Просто посмотреть...
- А чего дракон-то не слинял?
- С нами он хочет. На нем тогда и полетим. Лошадь я уже отдал, пошли каплю примастыривать к чешуе.
- А нафига? Можно и за ним на буксире.
- Ладно, ты не спрашиваешь, но наверняка не знаешь, за счет чего парит капсула.
- Ну, антигравитация какая-нибудь. Генератор или металл...
- Забудь ты эту техническую мутотень! Она только у колдунов во дворах валяется. Или, или... Гадалка, блин! Лучше одевай свои шмотки побыстрей и пошли сожрем чего-нибудь на дорожку. Нет там генераторов и металлов - по дороге объясню. Двигать надо уже: чую, что колдун здесь новый скоро будет.
  Во дворе мы застали Ваську, который с любопытством рассматривал разный механический хлам. Время от времени он чего-нибудь трогал когтистой лапой и по двору проносился жалобный скрип мнущегося металла. Едва зацепив краем глаза наше приближение, Васька сделал вид, что рассеянно любуется горизонтом.
Колдун завелся:
- Твою мать, змей недоделанный, ты чего творишь?
- Не, я ниче. Ну, хвостом пару-тройку побрякушек зацепил, много их тут...
- Ладно, хвостатый, двигайся вон туда, где поровней. Сейчас хомутать тебя будем.
- Угу...
Васька неуклюже поперебирал лапами, выкорчевывая когтями огромные пласты дерна, покуда не добрался до полянки. Там он вытянулся на всю длину и, улегшись на брюхо, прикрыл глаза.
- Да, Баюн, низкий поклон тебе...
- Да иди ты...
Дракон хекнул, выпустив струйку огня в старый холодильник. Краска моментально обуглилась.
- Слышь, ящерица, перестань свистеть, а то пожжешь тут все.
Возмущенный дракон приготовился было ввязаться в спор, но колдун показал ему кулак. Васька засопел и сдержался.
  С капсулой пришлось повозиться. По совету колдуна корпус дырявить и не пытались.
- Бесполезно это. Ничем его не возьмешь.
  В итоге, на экипаж накинули сеть, просверлили несколько чешуек и зацепили стальные тросики. Потом проделали в сетке места для входа-выхода. Получилось странное сооружение: будто серебристый прыщ в клеточку.
  Капсула парила в сантиметре над спиной дракона, что внушало надежду на защиту от лишних вибраций. К костяным пластинам на драконьей морде прикрутили зеркала заднего вида от Шевика. После настройки Васька оценил идею. Между рогами закрепили трубу, на которую установили прожекторы с упряжи.
  Пришлось еще придумывать систему связи. В магазине телефонов я пожертвовал несколько радуг на комплект переговорного устройства. Два одинаковых сучка с трехцветной комбинацией не требовали растений, но работали на близком расстоянии, вроде радиостанций. Одну станцию мы закрепили внутри драконьего уха, другую прилепили внутри капсулы.
  Солнце опускалось все ниже. Баюн куда-то смотался, принес арбалет с запасом стрел и мешок солидных размеров:
- Жратва, - буркнул он, кидая мешок внутрь капли.
- А это? - Поинтересовался я, кивая на арбалет.
- Так, на всякий случай, - туманно пояснил колдун,- пусть будет.
Мы забрались в капсулу, стенки закрылись
- Давай, Вася, двигай к дороге, - скомандовал я по телефону
  Капсулу затрясло, и земля рывками стала проваливаться вниз. Закатное солнце разворачивалось, и на уменьшающейся ниточке тропинки я увидел чью-то фигурку, бредущую к дому Баюна. Скорее всего, это был новый колдун, о котором шла речь.
  Дракон летел параллельно дороге, но сильно в стороне и гораздо выше экипажей.
- Надо бы чуть подвинуться влево.
Только я собрался скомандовать двигаться над дорогой, как Баюн перехватил мою руку:
- Им нельзя. Они там навредят. Поэтому драконы по дороге не летают.
- А, понял, ладно. Слушай, а зачем ты прихватил арбалет?
- Вспомни, ты разве по трассе ехал, когда попал сюда?
- Да нет, я срезать решил.
- Так почему ты думаешь, что мы так же не можем попасть неизвестно куда? Если с тобой это произошло один раз, то второй уж наверняка приключится. И что там ждет - никто не знает. Затем и арбалет
- А, типа, параллельные миры!- Догадался я.
- Параллельные? Не, все иначе. Мир один.
- Это как? - Опешил я
- Ну-у-у...-потянул колдун, выискивая глазами что-нибудь для примера,- сетку видишь?
- Ага.
- Если ты движешься по параллельным линиям - ты живешь в одних условиях. В своей реальности. Если едешь поперек - попадаешь в другую. Но сам-то мир остается один. Так вот. Представь теперь, что сетка не просто параллельно - перпендикулярная, а в трех измерениях и с диагоналями.
  Голова пошла кругом, но чего к чему стало попонятней.
- Поэтому, - продолжил Баюн, - двигаясь вдоль дорог, мы минимизируем вероятность попадания в какую-нибудь помойку. Кое-куда я попадал и больше не хочу.
- Тогда куда же мы движемся?
- Пока к морю. Ведь тебя оттуда Васька выковырял?
- Ага.
  Дракон четко следовал вдоль дороги. С нашей высоты еще было видно солнце, но землю внизу уже накрыла тьма. Моря видно не было. Я взялся за связной сучок:
- Василий, давай срежем, если знаешь как.
  Земля накренилась, нас тряхнуло и вино из только что открытой колдуном бутылки плеснуло ему же на штаны.
- Ч-ч-черт! На кой тебе это надо было?- Прошипел колдун, раздраженно стряхивая капли.
- Да, уж побыстрей хочется...
  И в этот момент в небе возникли какие-то вспышки. Дракон вилял и извивался от всей души. Из-за кувырков все вино осело на нашей одежде. Потом нечто тяжело ударило непосредственно в нашу скорлупу и все внутри на мгновение озарилось мертвым, бело-голубоватым светом. Теперь скорлупа падала, беспорядочно кувыркаясь. Мы с Баюном уже не раз и не два приложились друг об друга, об стенки и об багаж. От кульбитов то, что я съел, не удержалось, делая падение еще менее комфортным. Потом был удар, капсулу капитально встряхнуло, и все замерло. Стенка немедленно исчезла и мы выпали в темень. Колдун матерился и шипел. Я стоял на коленях и лбом упирался в какие-то острые камни. Еда во мне все еще оставалась, но настойчиво пыталась выбраться наружу. Спустя минуту позывы прошли, я осознал, что часто и глубоко дышу пылью и перевалился на спину. Дрожь била уже не так сильно и я окликнул Баюна:
- Ты как, дружище?
- Оттираюсь о траву, чучело ты огородное. Еще лоб рассадил. Ползи ко мне.
  Я встал и покачиваясь направился в сторону матюгов.
  Луна уже достаточно подсвечивала место аварии. Капсула отсвечивала посреди огромного поля рядом с грунтовкой. Дракона рядом не было. Валялся ошметок сетки, обрывок стального троса.
  Моего слуха достиг странный рокот. Из темноты выросло нечто и намертво затормозило передо мной, качнувшись, будто отвешивая поклон. Лязгнуло железо и чудище, зловеще блестевшее под луной, замерло в полной неподвижности. Меня окутало облако пыли. Я чихнул.
  Нечто сверху до пояса напоминало рыцаря в латах и, что совсем не делало его привлекательным, в каждой руке держало наизготовку внушительные мечи. У меня язык прилип к гортани, Баюна было не видно.
- Следуйте со мной! - Глухо прогудел металлолом откуда-то сверху и поднял оружие.
Мне стало не по себе.
- К-к-куда?
- В канцелярию, - пояснил рыцарь, качнув воздетыми мечами.
Я непроизвольно уклонился, ожидая удара. Что-то просвистело и стукнуло о бронированную грудь рыцаря. Это была арбалетная стрела. Лязгнув гусеницами, чудовище развернулось, пытаясь обнаружить стрелявшего. Баюн высунулся из-за капсулы и помахал рукой:
- Эй, трактор, я здесь!
  Рыцарь бодро залязгал гусеницами и стал приближаться к колдуну. При этом меня он уже игнорировал. Я вскочил на платформочку позади и нежно обхватил руками железные плечи. Рыцарь никак не среагировал на дополнительную нагрузку.
  Баюн исчез из поля зрения. Железный парень затормозил так резко, что я ощутимо ткнулся носом в холодную спину.
- Вы должны следовать в канцелярию, - тупо прогудел болван.
  Я затаил дыхание. Тело развернулось вместе с платформой, пытаясь обнаружить противника. Тщетно. Меня он позади, естественно, тоже не увидел. Не найдя врагов, бронированные руки устало опустили мечи.
  Тогда рыцарь двинулся к капле. Я думал, что он хочет ее исследовать, но...
- Вы должны следовать в канцелярию иначе я вынужден буду вас уничтожить. - Стальные руки опять угрожающе подняли мечи. 
  Несчастный безответный экипаж покорно ждал своей участи, даже не пытаясь идти в канцелярию за отважным бойцом. Тогда рыцарь, видя молчаливое сопротивление, перешел от слов к делу и со всего маха опустил на каплю свои чудовищные орудия. Транспортное средство, счастливо выдерживавшее все издевательства, спасшее нас во время падения с большой высоты, теперь просто развалилось на три части. Посчитав врага уничтоженным, рыцарь попылил по дороге куда-то во тьму. Сзади возник Баюн, на ходу он прыгнул на платформочку и удачно отдавил мне ноги, пытаясь удержать равновесие. Я его придержал за шиворот. Дорожная пыль клубилась за гусеницами и скрипела на зубах. Рыцарь набрал ход и мчался к какому-то мрачному строению.
  Внезапно, небо наполнилось светом от трасс из какого-то оружия. Они будто нащупывали цель. Взлетела ракета и на несколько секунд высветили в небе существо с перепончатыми крыльями, чем-то напоминавшее очень большую летучую мышь. Следующая очередь заставила цель вспыхнуть и горящие ошметки посыпались куда-то на поле.
  Между тем, наша вооруженная повозка притормозила у рва. Вроде как мы приехали, что было кстати - ноги уже затекли от напряжения. Мост с загромыхал цепями и рухнул перед гусеницами рыцаря. Через минуту мы уже с грохотом пролетели через арку. Мост, поднявшись, снова закрыл проход. Что было плохо, так это прожектора, освещавшие всю площадь двора. Наша троица была как на ладони. Со всех сторон приближались странные оборванные люди с неприятными железными инструментами в руках. Судя по сосредоточенным лицам, они не колеблясь применят все колющее и режущее, когда подойдут поближе.
- Стойте! - Громовой голос заставил вздрогнуть и нас и всю толпу. Откуда-то из тени зданий в глубине вышел человек в хламиде. - Я должен их видеть!
  Толпа почтительно расступилась пропуская кого-то в синем плаще с остроконечным капюшоном, в бороде и с посохом в руках.
- Дети ночи! Как и зачем вы нарушили наш покой, проникнув в цитадель?- Мужик воздел руки и зачем-то потряс посох.
  На это мне сказать было точно нечего. Если только посетовать на собственную глупость при полете к морю, когда я предложил срезать путь.
- Дык, эта, - Баюн решил, что ответить все же надо, - мы случайно тут. Мы шли вдоль тридцать девятой, а потом срезали, вроде как... А потом кто-то дракона подстрелил, мы шмякнулись тут, недалеко. Крендель чугунный с двумя ножиками порубил аппарат в капусту. Там и шмотки остались. Темень, луна и ваш трактор все бубнил про канцелярию. А нам купаться хотелось, а не смотреть на это чучело. Мы бы и рады бы слинять...
  Зрители молчали, впав в ступор. Скорость изложения истории с вкраплениями непонятных местным слов действовала на толпу гипнотизирующе.
Колдун же старательно пудрил мозги, оттягивая развязку:
- ...ваш мост брякнулся, чуть не прищемив копыта, и ваше чучело приволокло нас сюда. Вы нас чего? На мангале жарить будете или, может, гуляш какой-никакой?
По толпе пронесся шелест:
- ...заклинания...
- ...ученые люди...
- ...странники...
- ...на костер или кол осиновый...
  Последнее предложение мне как-то не понравилось. Дед же морщился, как от зубной боли, потом махнул посохом:
- Ко мне их ведите! Сам дознание проведу.
  Толпа замолкла, и все смотрели на нас как-то даже сочувственно, что ли.
  Даже паренек, выбравшись из лат трактороподобных рыцарских лат, казался расстроенным. Впрочем, по полученным от сограждан подзатыльникам можно было предположить, что привести нас он должен был под конвоем, а не на закорках.
 Мордовороты отконвоировали нас к башне и, пропустив всю троицу внутрь, остались за дверью. Мы поднимались по осклизлой винтовой лестнице. В башне старца пахло сыростью и гнилью. Перил, естественно, не было, как, впрочем, и нормального освещения, а каменные ступени узковаты. Время от времени приходилось опираться ладонью о стену, чтоб не сверзится внутрь спирали. Благо, дед шел впереди, и я украдкой брезгливо вытирал руки о полу его плаща. Наконец, в конце лестницы обнаружилась массивная дубовая дверь. Дедок ткнул ее посохом и мы пригнувшись вошли в какое-то мрачное помещение с узкими бойницами.
  Странное зеленое свечение столика внутри какой-то белой пентаграммы боролось с просачивающимся в щели светом прожекторов. Дедок нашарил выключатель.
- Ё...!- Обозрев комнату воскликнул колдун.
Да, восклицание, пожалуй, отражало. Посреди комнаты стояла тумба с круглым экраном радара. Развертка нарезала круги, а над экраном висел череп на веревке со свечой внутри. Все это располагалось в границах пентаграммы, нарисованной белой краской.
  Из окна-бойницы торчало в небо странное сооружение: пучок из связанных между собой посохов вроде того, как у старца, закрепленных между двумя тележными колесами.  Импровизированная деревянная турель поскрипывала и похрустывала, поворачиваясь. Система словно следила за чем-то. Время от времени с посохов по кругу срывались синеватые очереди бесшумных вспышек.
  Комнатка впечатляла: странные цепи, пыточный инструментарий, жутковатый прообраз электрического стула, закопченый потолок. Плохие копии картин дополняли сюр. В общем, дед в своем наряде казался тут к месту.
- Трепещите, посланцы тьмы! Падите ниц перед силой света!
Старик потряс посохом.
- Да мы уже и так трепещем, вроде, - Баюн с интересом приглядывался к технике, - коллекция какая необычная, а?
- Я заметил. 
  Дед выглядел озадаченным. Видимо, предыдущие пленники рушились ниц еще при входе.
  Я смотрел на картины. Все они были чем-то похожи на знаменитые полотна Леонардо. Не исполнением - сюжетом. Страшная дама, положив руки на кучу костей перед собой, криво ухмылялась. Толпа пиратов с большими ножами явно хотела кого-нибудь порешить и выбирала кого именно.
- Скажите, а это картины с Да Винчи сделаны?
- Не сметь упоминать имя Великого! - Дед насупился.- Вы - отступники и дети тьмы.
- Так может подскажете, почему мы дети тьмы?
- Только отступники летают во тьме! Я - маг света и охраняю своих людей от вас. Но придет день...
- Дед, ну-ка быстренько, ты где радар стырил? И что это за пулемет на окошке?- спросил колдун.- И вообще, коллега, пора перейти на нормальный язык. Мы вообще с другой реальности здесь свалились.
- Тьфу! - Маг топнул ногой, - сейчас вы все расскажете.
  Баюн мелкими шагами двигался к турели. Он был уже совсем рядом, когда дедок взял посох  левой рукой и резко дернул деревяшку вниз-вверх. Что-то металлически клацнуло, словно затвор.
  Старик направил посох на колдуна:
- Иди сюда, строптивец!
  Вообще, все эти манипуляции наводили на мысль, что у дедка в руках какое-то орудие расправы. Баюн слегка побледнел:
- Дед, палка стрелять не может, потому...
Договорить колдун не успел. В стену над его головой ударил синий разряд и посыпались искры пополам с каменной крошкой.
  Баюн упал, перекатился, потом ловко ударил ногой в механизм турели, подхватил "пулемет". Старик едва успел передернуть затвор своего посоха, как в живот ему уперлось сразу шесть таких же.
- Тсс, дедуля. Ты уж ружьецо-то свое полож на пол, а то я тебе пузо прокомпостирую.
  Маг с ненавистью переводил взгляд с меня на Баюна. Ноздри дедка раздувались, глаза налились кровью. Я уж грешным делом подумал, что сейчас Кондрат обнимет нашего гостеприимного хозяина, но нет. Старик сплюнул и швырнул посох себе под ноги.
- Ваша взяла! Надо было пристрелить одного из вас.
- И я тебя люблю, - колдун указал оружием на стул с электродами, - садись, теперь мы поговорим, все же.
  Маг побледнел, но с достоинством уселся на стул. Выпрямившийся, со сверкающими глазами, он напоминал великомученика перед казнью, как их изображают на иконах.
- Да вы не волнуйтесь, - я попытался успокоить деда, - мы просто хотим поговорить, а потом уйдем.
  Маг презрительно посмотрел на меня, потом вытянул крючковатый палец в сторону бойницы и удивительно спокойно сказал, как бы констатируя неизбежное:
- И куда вы пойдете? Если силы зла не ваши собратья, то там смерть! Если вы с силами зла, то мой народ вас в фарш превратит, сколько бы жезлов в руках у вас ни было.
Мурашки пробежали по позвоночнику.
- Так вы просто скажите...
Радар запикал.
- Что-то быстро сюда движется, - Баюн внимательно глядел на экран, - очень быстро, я бы сказал. Хотя и не шибко бо...
  И тут жахнуло! С потолка посыпался каменный мусор, башня закачалась, звенели цепи. На дворе вырубились прожектора, люди кричали, над небольшим строением в глубине территории медленно колыхалось тяжелое, мрачно-оранжевое пламя. Жирные клубы дыма текли вдоль ярких всполохов и исчезали во мраке ночи. Остро пахло чем-то знакомым.
Между тем, радар продолжал крутиться.
- У тебя там аккумуляторы, что-ли?- Баюн потряс головой, вытряхивая мусор из шевелюры, - И что это там взорвалось?
Маг встал и подошел к бойнице.
- Сейчас некогда рассуждать. Я вижу, что мы в одной лодке. Иначе зло не стало бы вас уничтожать. Отметка на радаре - смертники. Ты уничтожил автоматическую защиту. В темноте видишь?
Взгляд дедка стал деловым, из речи пропали обороты средневекового мракобеса. В общем, дедок вполне стал похож на человека.
Колдун удовлетворенно хекнул и головой:
- Не вижу, конечно. Ну а защиту - не обессудь: дык, ты же хотел нас того, а я...
- Ладно, некогда рассуждать - лови!
 Маг достал из неприметной ниши смахивающий на бинокль аппарат и швырнул Баюну. Тот с интересом покрутил машинку, включил, настроил и поднял вверх большой палец:
- Класс
- И тебе.
Дед снял с полки футляр и подал мне. Внутри было нечто похожее на ночной прицел для винтовки. Как ни странно, на посохе мага были сделаны направляющие. Прицел отлично закрепился.
- Я слежу за радаром и даю направление. Стволы ставьте градусов тридцать к горизонту. Правая и левая бойницы - Он на мгновение обернулся ко мне, - Тебя как звать?
- Гриша.
- А ты? - Колдуну
- Баюн.
- Оба к бойнице. Гриша, лови точку правее.
Я чертил стволом по горизонту, прищурив один глаз. На мельтешащем темно-зеленом фоне возникла яркая точка.
- Есть!
- Стреляй!
Посох задергался в руках. Я чуть не выронил оружие от неожиданности: не ожидал отдачи. До цели потянулась трасса, медленно затухая в ночном воздухе.
- Баюн! Видишь где?
- Да!
- Огонь!
Еще шесть трасс понеслись к невидимой точке. Вспышка, писк радара
- Левее!
- Есть!
  Раз за разом в небе возникали вспышки и следовали команды. Я уже покрылся испариной и все чаще задумывался о типе боеприпасов и что делать, когда посох перестанет стрелять. Колдун тоже не выглядел бодрым: его к тому же аж подбрасывало от отдачи.
Мне уже стало казаться, что эта стрельба никогда не кончится. Но радар перестал пищать. Горизонт потихоньку серел в преддверии рассвета. Зло растворилось в ночи.
- Баста! - Маг отошел от радара и устало уселся в кресло. - Они уже теперь не появятся. Пошли, перекусим и поговорим.
  Теперь я понял, чем пахло так знакомо - семечками! Смертник (или ракета) влепил в здание, где было горючее для генератора. Маг смотрел на оборванных людей, разбирающих завалы. Мост был опущен; паровые телеги сновали туда-сюда, обдавая портал клубами дыма. Мы шли по узким мощеным улочкам, мимо маленьких лавочек под навесами. Неулыбчивые жители опускали глаза, едва завидев мага, и старались побыстрее прошмыгнуть мимо. Наконец, мы подошли к маленькому, неприметному домику с остроконечной крышей. Маг с трудом открыл окованную дверь.
- Заползайте в мою берлогу, - любезно пригласил он, - только за мной держитесь, тут ловушки.
  Может, старик и напустил туману, но спорить не хотелось, а уж проверять - тем более. Странным извилистым маршрутом через холл мы подошли к лестнице. На втором этаже оказалась вполне симпатичная комната, отделанная деревом. Обстановка была весьма аскетичной: стол, стулья, шкаф, камин. Но почему-то было уютно.
- Дед ткнул пальцем в мебель:
- Располагайтесь.
  Сам же подошел к шкафу и открыл маленькую дверцу. Под ней обнаружился пульт с кнопками. Маг чего-то понажимал, и внутри шкафа раздалось гудение. Мы с Баюном недоуменно переглянулись, ожидая развития событий. Через пару минут что-то звякнуло и гудение затихло. Маг открыл створку шкафа, там стоял уставленный едой сервировочный столик на колесиках. Быстро переместив снедь на стол, дедок закатил тележку обратно, закрыл дверь и ткнул в кнопку. Шкаф деловито загудел, а маг присоединился к нам.
- Жуйте, - маг угрюмо посмотрел на нас,- сдается мне, это последний нормальный ужин.
Еда была не супер, грубоватая и жесткая, но вполне способна была насыщать.
- А чего так мрачно-то? - Уставший колдун несколько воспрял, подкрепившись.
- Смертники опять атаковать будут ночью. Сезон только начался, а радар и автоматический самострел выведены из строя. Сейчас народ масло запасает для генератора, аккумуляторы же сели за ночь. Очки ночные тоже вырубились. Этой ночью город будет скорее всего разрушен.
Я тоже закончил жевать и любопытство брало верх над усталостью:
- А почему они на вас нападают?
- Слушай, странник, ты вообще знаешь, кто такой был Леонардо?
Чувствуя явные разночтения в истории я решил отрицательно помотать головой.
- Откуда вы вообще свалились?
- С дракона.
Маг задумчиво отстучал дробь пальцами пальцами по столу:
- Очень информативно. Может поясните, а откуда дракона принесло?
  Пришлось нам с Баюном объяснять все с начала. Дед слушал прикрыв глаза и кивал головой. Иногда казалось, что он просто дремлет под наши голоса. Когда мы закончили, маг задумчиво нас оглядел:
- Ходили легенды о странных пришельцах, а вот довелось узнать все на старости лет. И город...
Он замолк на достаточно длительное время, размышляя над чем-то, потом продолжил:
- Города. Они все называются Аподво, только номера разные. И никто не помнит его строителей... Теперь я сообразил: "Автоматический постоялый двор" - вот что это такое! А ведь никому не пришло в голову... Никому... Только Леонардо скорее всего знал...
Старик опять замолк. Казалось, он начал дремать.
- Маг, поясни, а чем Да Винчи прославился здесь? - Баюна разбирало любопытство.
- Он создатель света и тьмы нашей жизни.
- Это буквально или в переносном смысле? - меня тоже не обошло стороной желание сунуть нос в дела этой реальности.
- Теперь, думаю, в буквальном. 
И маг затянул на распев:
"Он создал свет и подарил людям для радости.
Он создал города и подарил людям для жизни
Он создал картины и подарил людям для счастья
Он создал крылья и подарил людям для удовольствия
Он завещал познание и разделил мир.
 
Дети ночи ненавидят свет.
Дети ночи прячутся в тени от знания.
Дети ночи рушат города, отрицая жизнь,
Дети ночи летят во тьме на крыльях смерти."
Старик вздохнул:
- Это наша песнь творения. Религия, в своем роде.
- Мда, могучий эпос! - колдун потянулся и зевнул.
- Уж какой есть. - огрызнулся маг.
- А зачем детям ночи города рушить?- я никак не мог вклиниться в эту идею самопожертвования. - У них на самом деле нет разума?
- Мы, маги, собирали все сведения и пришли к выводу, что нет. Не то, чтобы совсем, но зачатки направлены на разрушение. Почему? Есть теория, что дети ночи - потомки тех, кто владел здесь всем и вся. Потихоньку они деградировали от праздности, но навыки в летной магии сохранили. В уничтоженных городах они ищут уцелевших. Что происходит с ними потом - не знает никто. А верят они в то, что каждый, сгинувший в пламени города становится властителем ночи. Вот только никак не выясним, где они обитают. Теперь, думаю, концепцию придеться пересмотреть.
- Так чем займемся сейчас, в разгар сезона охоты?
- Будем пробовать запустить генераторы, - маг пожал плечами, - а там - как пойдет.
- А можно нам к капсуле вернуться? - мне хотелось все же отыскать телефон, чтоб узнать, чего там с драконом.
- Поедем,- коротко кивнул маг
  Мы вышли на улицу. Старик постоял у закрытой двери, чертя пальцем на стене какие-то круги. Внезапно, дом стал медленно подниматься. Я не верил своим глазам! Когда фундамент поднялся достаточно высоко, то обнаружилось, что дом стоит на четырех столбах. Те, в свою очередь, опирались на площадку. Посреди площадки же стоял отекаемый паромобиль. Маг запустил движок и аппарат, попыхивая дымом, выполз на улицу. Дом медленно опускался. Мы забрались внутрь. Машина зашипела и достаточно бодро потюхала по улочкам. Через несколько минут мы миновал ворота и паромобиль весело попылил по проселку, набирая скорость.
  Разрубленная капсула оставалась все на том же месте, и к разбросанным вокруг вещам никто не притронулся. Это давало шанс в нелегких поисках. Уже множество полезных артефактов переместилось в паромобиль, но связного устройства нигде не было. Три человека активно ползали на коленях уже пару часов, и зримым результатом была только грязь на штанах. Сучок нашелся достаточно далеко от места падения. Я сжал его в руках и завопил в него:
- Васька, ты где?
Через короткий промежуток, показавшийся очень долгим, голос дракона произнес:
- Привет! Ну вы и законопатили мне эту штуковину, пока ее выковырял...
- Ты нас сможешь найти?
- Наверное. Я уж думал, что вы сгинули или ушли в другую реальность. Когда нас обстреляли я ушел к земле. Покружился и обнаружил в зеркала, что вас нету. Я полетел обратно и наткнулся на разбитую капсулу. Вы где сейчас?
- Да около капсулы.
- Скоро буду.
Дракон отключился, и мы стали ждать.
- Маг, - завел разговор колдун, - Так Леонардо был кто для вас?
- Тот, кто проектировал этот мир, создал его, дал ему жизнь. А по жизни ...? Наверное, такой же странник, как и вы. Мы все тут - потомки странников, скорее всего. Тех, кто жил у постоялых дворов. Я тут поразмыслил... Это, похоже, мир пересадки когда-то был. Вы вышли с дороги тридцать девять к Аподво-тридевять. Совпадение? Вряд ли. Выезд? Возможно. Расстояния между городами небольшие... Здесь просто пересадка, ребята, просто пересадка и ничего больше...
Дракон спланировал к нам. Маг отшатнулся, но быстро взяв себя в руки, стал с любопытством осматривать столь чуждое этому миру существо. Васька косился на мага тоже с некоторой опаской.
- Могучий зверь! - Дед уважительно покивал головой.
Дракон весь расплылся от подобного комплимента.
- А вы кто? - полюбопытствовал он
- Маг и чародей этого города, - дед ткнул пальцем в сторону сооружений на горизонте, потом помрачнел и добавил, - был.
Дракон удивленно воззрился на мага.
- Но вы же здесь? Или вы - призрак?
- Нет, я во плоти. Только город будет разрушен сегодня ночью.
- А-а-а... , -неуверенно потянул дракон, толком ничего не понимая.
Мы с Баюном в краце обрисовали ситуацию. Дракон оживился:
- Не горюйте, все будет ок! Я неплохо выспался в каких-то развалинах и хорошо вижу ночью. Буду жечь все, что летает.
  В подтверждение своих слов, Васька выпустил длиннющую струю пламени метров на тридцать вдоль дороги. Над почерневшим песком повисло марево от жара.
Маг еще раз оглядел дракона, потом ухмыльнулся в бородищу:
- Отлично! Давайте двинем обратно и там обговорим детали.
В городе нас встречало все оборванное население. На лицах были испуг и надежда. Видимо, местные не на шутку перетрусили думая, что маг ушел навсегда. Тот, воздев над головой руки, громко крикнул:
- Всем освободить площадь!
Приказание было исполнено и Васька, сделав несколько кругов, приземлился внутри городских стен. Слабонервные горожане тут же растворились в лабиринте узеньких улочек.
  Между тем, восстановление склада горючего продвигалось медленно. Были разрушены большие бочки и часть народу занималась изготовлением новых. Мне ужасно хотелось спать, Баюн же выглядел на удивление бодрым. Я не замедлил поинтересоваться насчет его цветущего вида:
- Дружище, я же колдун.- и хитро улыбнулся.
  В итоге, моим костям нашли местечко где-то в недрах домика мага и я моментом вырубился. Из сна выплыл только к вечеру. Очень хотелось в сортир, но очень не хотелось попасть в ловушки мага. Было у меня подозрение, что его мышеловки совсем не просто обездвиживают-могут и превратить в какое-нибудь бревно. В ушах булькало и решение надо было искать незамедлительно. Небольшое окошко вроде бы выходило в какой-то закрытый дворик, Может никто и не заметит? Я отщелкнул задвижки, но подъемное окно не поддавалось. В углу стоял посох и я решил использовать его, как рычаг. Мне было не до сантиментов. Я воткнул нижний конец посоха в щелку и поднажал. Окно посопротивлялось, потом что-то тренькнуло со звуком лопнувшей струны, окно сдвинулось, но и посох задымился, а кусочек просто растворился в воздухе, но больше чудес не происходило.
  Окно неожиданно легко скользнуло вверх и зафиксировалось. Я осторожно протянул руку к проему, но все вроде было тихо. Вот только вид... Верхние стекла показывали панораму унылого дворика, а в оконном проеме виднелся лес. Я спрыгнул с подоконника, сжимая в руках посох, и огляделся. Впереди шумела о чем-то березовая роща, ноги утопали в мягкой траве, а позади, в низине текла река. Текла река! Мне все тут же перехотелось. Окна, из которого выбрался, не было! Я закрыл глаза, успокоился и нашел, наконец, в себе силы снизить внутреннее давление на какой-то кустик. Затем по примятой траве нашел место,  куда спрыгнул и пошарил вокруг руками. Но в кристально-чистом воздухе не было даже намека на какие-нибудь материальные невидимые предметы. Сигареты тоже остались в комнате, и это было совсем плохо. Я сел на траву и задумчиво начал жевать сорванную травинку. Нет, ну какая прелесть! С этим посохом наперевес в незнакомом месте. Этот-то хоть боевой? Я передернул затвор и прицелился в засохшее деревце, метрах в тридцати. Внезапно, какая-то неведомая сила схватила меня за шиворот и потащила, обо что-то больно стукнув. Я почувствовал под спиной доски, а в сумраке помещения увидел хмурое лицо мага и встревоженное - колдуна.
- Слушай, лекарь, тебя чего в окно понесло-то?
Покраснев, я запинаясь выложил всю историю.
Маг и колдун заржали.
- Ничего смешного не вижу.
- И мы тоже, когда кричали тебе в окно, а ты там стрелять собирался. И ведь как глухой. Хорошо колдун догадался тебя назад втащить. Ты как через защиту прошел?
Объяснения не заняли много времени.
- Знаешь, поиски сортира в доме были бы раз в десять безопасней, чем прыжок в окно.- Маг внимательно посмотрел на меня и расслабился.- Что прошло, то прошло. Главное - без последствий.
  Старик захлопнул окно и за ним отобразился почти неразличимый в опустившейся ночи дворик.
- А куда я попал-то?
Маг пожал плечами:
- Ты первый, кто попытался открыть окно. Точнее, первый, оставшийся в живых. Так, что тебе известно больше, чем мне.
- Получается, что там никогда никто не был?
- Отчего же, - маг усмехнулся, - кто-нибудь, когда-нибудь там точно бывал. Только не я и не мой предшественник. Мы не открывали.
Я озадачено помолчал, потом переключился на более насущные дела.
- Как оборона?
- Эти пресловутые дети ночи просто и не пытаются нападать. - Колдун поочередно хрустел суставами пальцев. - Васька пожог самых ретивых, а остальные улетели. Худо-бедно, а сообразили, что бесполезно все это. Так что все нормалек. Пошли выпьем и перекусим. Заодно и сортир покажем тебе, болезный.
Маг с Баюном опять заржали, а я чувствовал настоящий пожар на своих ушах. Вот гады, а?
Все действительно оказалось до безобразия рядом. Сполоснувшись, я присоединился к столу.
- Маг, а тебя как зовут?- поинтересовался неуемный Баюн.
- Никто не знает имени мага. Впрочем, никому не возбраняется придумать любое, если это надо. В городе всегда один маг и он обязан быть в городе или поблизости.
- Ну и ладно!- Колдун набил рот снедью и залил стаканом вина. - Оставайся себе магом.
Мне в голову пришли разговоры о крыльях:
- А почему тут горожане не летают?
- Даже мы, маги, не посвящены в тайны полета, такова воля Леонардо. А значит и жителям не судьба летать. Впрочем, я вам покажу одну штуку. Древние манускрипты утверждают, что на этой чертовщине тоже можно летать. Только вот как - никто не понимает.
- А доведешь? 
- Запросто. Малый генератор мы с колдуном одолели, свет есть. Пошли ?
  Через пару кварталов покосившихся халуп маг остановил нас, потом отчертил посохом круг на пыли и велел встать внутрь. Присев на корточки, дедок приставил свой перстень причудливой формы к выемке на камне мостовой. Что-то явственно щелкнуло, в центре круга возникло отверстие. Маг воткнул туда посох и провернул пару раз по часовой стрелке и три - против.
- Держитесь за посох двумя руками,- непререкаемым тоном сказал маг,- сейчас поедем вниз очень быстро.
  Только он успел это произнести, как круглый кусок мостовой ушел из под ног. Мы ухнули в колодец и если бы не посох - попадали бы. Отверстие над головой мгновенно закрылось, стало темно. Внезапно стенки колодца исчезли. Оказывается, город простирался вглубь на больое количество уровней. Платформа словно падала в пропасть. Мне стало жутко аж до  колик. Потом немного отпустило и я стал посматривать по сторонам. Получалось, что все  покосившиеся городские развалюхи были построены на крышах небоскребов. Подземный город был нежилым или тут явно бывали очень редко.
  Ветер античности свистел в ушах и трепал волосы. Наконец, платформа остановилась.
- Ух!- удовлетворенно выдохнул колдун. отпуская посох. - Хороша поездочка.
Внизу царил полумрак. До подножия небоскребов странный рассеянный свет не добивал. Маг внимательно посмотрел себе под ноги, и постучал посохом по камню. Стало светло. Странные создания, вроде летучих мышей, полетели куда-то под темную арку. Под ногами лежал ковер из слежавшейся пыли и экскрементов. Теперь я сообразил, какой запашок добавлял античности некоторую пикантность. Так иногда пахнет в подвалах.
- Ну и дерьмеца тут! - Сморщился колдун.
- Я здесь был очень давно, - извиняющимся тоном проговорил маг, - а уборки тут никогда и не было на моей памяти.
В стене здания была арка. Дедок свернул туда, мы  - за ним.
- Нет, ребята, подождите.
Маг протянул посох и выстрелил. На миг темный проем ярко осветился. Маг шмыгнул за угол. Что-то взорвалось. Полетели ошметки, потянуло горелым. 
- Можно идти. - Сказал старик опуская посох. - Нечисть вечно скапливается в темных углах.
  В конце длинного коридора оказалась металлическая дверь. Солидная бронированная, с подржавевшим штурвалом посередине. Маг попытался повернуть колесо, но оно скрипнуло и застыло намертво. Пришлось навалиться на него втроем. Дико скрежеща, упрямая железяка стала проворачиваться. Потребовалось немало усилий, чтоб довести весь процесс до конца. Наконец дверь охнула и, выпустив облачко пыли, приоткрылась. Маг нашарил на стене выключатель, вспыхнул свет. Посреди огромного освещенного зала стояла какая-то странная конструкция. Взгляд скользил вдоль обводов аппарата, но мозг решительно противился представить себе логику поверхностей. Если прищуриться и отключить воображение, то эта штука напоминала летающую тарелку. На самом деле, единственным логичным элементом были изогнутые опоры, напоминавшие ножки старинного шкафа, торчавшие под неестественными углами к полу. Я открыл рот от изумления. Тишину нарушил колдун:
- Опа! НЛО, ядрить его...!
- Нам не известно, откуда взялась эта машина и как называется. Леонардо о ней никогда не упоминал.
  Я прикоснулся рукой к странному борту. Ладонь скользнула по очень холодному покрытию, но ощущения такие, будто пальцы очутились в теплой воде, под которой угадывался обжигающий лед. От неожиданности я отдернул руку и внимательно ее осмотрел со всех сторон. Вроде и ничего: не отваливается, не краснеет
- Холодная? - ехидно поинтересовался маг, - Знаю. Всю ее исползал, пока вход нашел.
Он тронул корпус в нескольких местах, и часть борта исчезла, открыв проем. Внутри было тесно и пусто. Просто узкий коридор, напоминающий овальную трубу из серого, мягкого на ощупь материала. Стенка закрылась. Маг протиснулся вперед, двинулся в переднюю часть и подошел вплотную к торцевой стенке.
- Сейчас увидите чудо! - торжественно сообщил он, кладя ладони на выделявшуюся оттенком полосу. За спиной мага выросло обшарпанное сиденье, на которое старик незамедлительно плюхнулся. Потом из пола материализовались рычаги, а стены стали прозрачными. Позади нас проявилась скамейка и дымовая труба на заднем плане. Мне показалось или вроде даже чего-то запыхтело? Вид изнутри в точности копировал тот жутковатый паромобиль, на котором мы мотались за сучком связи.
Маг подергал рычаг, аппарат с места не двинулся.
- Вот и все, что я хотел показать,- маг похоже надеялся, что в этот раз будет все по иному, и выглядел разочарованным, - пойдемте.
Он поднялся с кресла.
У меня в мозгах что-то забрезжило:
- Погодите-ка секунду...
Я протиснулся к сиденью и сел. Вокруг стали происходить странные метаморфозы. Рычаг превратился в руль на массивной изогнутой стойке, под ногами возникли педали, перед носом появилась россыпь приборов, вверху материализовалось панорамное зеркало заднего вида. Даже ободранные солнцезащитные козырьки копировали внутреннее убранство моего ... Шевика. Я огляделся и обнаружил, что сижу в кресле, а слева висит ремень. Все было почти как в машине. Только вот приборов добавилось, и руль качался. Маг и колдун молча, словно зачарованные сидели на заднем диване. Поднапрягшись, я активизировал воображение. Так что в интерьер добавились еще и воспоминаниями о кабине самолета. Я радостно засмеялся и повернул ключ в замке. Стартер кхакнул пару раз и ровный рокот восьмицилиндрового "вортека" пролился бальзамом в гнетущую тишину. Это было здорово! В зеркало я видел кусок кузова и помещение вокруг. Машина бодро раскручивала движок, чутко реагируя  на газ. Поэкспериментировав, я легонько потянул руль на себя. Пикап приподнялся над полом. Ручка от себя и машина плавно опустилась. Дед и Баюн не шевелились, пораженные то ли метаморфозами, то ли моим умением управляться с аппаратом. Я осторожно встал из кресла. Голова в потолок не уперлась, конечно. Просто крыша поднималась синхронно со мной. Теперь проявлялись даже двери с боковыми зеркалами. Не выключая движок, я вышел из аппарата и оглядел конструкцию. Снаружи это был мой старый пикап! Ну, может, чуть более обтекаемый. А так, даже царапина на правом заднем крыле и ободранный о бок дракона передок. Я снова забрался в кабину.
- Маг, мы отсюда сможем выбраться?
- Наверняка!
- Пристегнитесь, ребята! Теперь - рок-н-ролл!
  Я перевел кочергу в режим драйва, потянул руль и нажал на газ. Движок рыкнул. Пикап встал на задний бампер. Впрочем, пятая точка давила на сиденье с тем же усилием, а потому казалось, что просто машина теперь едет по горизонтальному туннелю. Дальний свет упирался куда-то в бесконечность. Мы понеслись с какой-то немыслимой скоростью, хотя, если верить спидометру, было километров шестьдесят. Но черт его знает! Вполне может быть, что это из-за того, что мчимся по коридору... Я просто старался держаться центра, слегка подруливая. Мимо мелькали этажи, ставшие поперечными широкими полосами.
  А кабина все сильнее обрастала мелкими деталями. На спицах руля возникли две красные кнопки под колпачками. Я нажал. Ну надо же попробовать, правильно? Машину сильно тряхнуло, с боков сорвались трассы выстрелов, отразившиеся вспышками где-то вдали. Отлично! Мы еще и вооружены теперь!
На душе стало легко. Не из-за оружия, нет. Просто я попал наконец-то в привычную обстановку.
- Маг, а чего ваши на ночь сезона не ховаются в подземелье? - поинтересовался я, - Вон сколько ярусов.
- Не пройти им сюда.
- Почему?
- Одному Леонардо известно. Вас вот пропустило, ибо нездешние.
- А-а-а...
  Между тем этажи исчезли, и внезапно туннель раздался в бесконечность, а перед лобовым стеклом засверкали звезды. Я затормозил. Впереди было ночное небо, позади - земля. Казалось, пикап стоит на каком-то прозрачном мосту между ними. Поманипулировав управлением, я развернулся параллельно земле. Стало понятней. Теперь стали видны редкие всполохи пламени. Они указывали место, где держал оборону дракон. Мы немедленно полетели туда.
Васька, слегка извиваясь, кружился в воздухе, легко паря на своих огромных крыльях. Вид у дракона был довольный. Даже нет - удовлетворенно блаженный. Как у дорвавшегося до выпивки алкаша. Нас Васька срисовал гораздо раньше, чем мы обнаружили его. Это было хорошо, а то мог бы и спалить.
Я опустил окно:
- Привет, Вась! Как у тебя тут?
- Да ничего, вроде.
- Не устал?
Дракон гыгыкнул:
- Прикольно тут, виси себе и пали по мишеням. Ведь не люди это.
Маг сурово вклинился
- Люди! Я их допрашивал.
- Неа, - казалось, дракон решил подразнить мага, - не люди. Это что-то вроде птиц, только в форме людей, а вот как летают - не пойму. Ну и минимум мозгов. Я с одним толковал уже. Слетайте, пока ночь, проверьте, откуда эта нечисть летит.
  Маг призадумался. На мой взгляд - совет был дельный. Я принялся старательно вглядывался в темноту окружающего пространства, и лобовое стекло мало-помалу стало превращаться в систему ночного видения.
- Да, крылатый, ты прав. Пожалуй, стоит потрясти гнездовья зла. - Маг указал в темноту и тонкий луч сорвался с пальца. - Вперед!
Я послушно повел машину по лучу, потихоньку набирая скорость. Через некоторое время уже казалось, что на улице просто серые сумерки. Яркие и редкие пятна летящих уверенно указывали общее направление. Вот только точку, гнездо, дислокацию или черт его знает чего, выяснить было нелегко. Луч пропал. Я повел пикап над землей зигзагами, как бы вынюхивая след.
  Странно, что летучие не нападали. Я терялся в догадках: то ли не замечали, то ли не понимали, что кто-то может ночью летать кроме них. Колдун и маг усиленно вглядывались в боковые окна, пытаясь обнаружить хоть какой-то намек на вход. Но он нашел нас сам. Огненный смерчь пронесся перед капотом, на миг сделав внутренность машины непереносимо яркой. Я затормозил и развернулся боком. Колдун приложился об стойку.
- Ё....! Вон она, - ткнул он пальцем куда-то вниз, другой рукой растирая лоб, - заметили!
Внизу разворачивалась какая-то малоприятная турель с ракетами. По кузову что-то дробно застучало. Не, ясно, что машина есть агрегат имеющий вид машины. И наверняка имеющий высокую прочность. Но перенесет ли кузов залп ракет выяснять не хотелось. Я развернулся и, нажав на газ, рванул под защиту скалы. Спустя секунду нас ощутимо тряхнуло взрывом. Потом еще. Скала стала рушиться. Я резко потянул штурвал и выжал полный газ, отправляя машину свечой вверх. Затем притормозил и стал кружить на максимально возможной  скорости, поднимаясь по спирали в ночное небо. На лобовом стекле возникло что-то вроде экрана и показывала детали происходящего на земле. Турель, сволочь, умудрялась держать нас, ни на миг не отставая. Хотя ракеты пока не запускались. Мелкие пулеметные башни обстрел прекратили. То ли патроны кончились, то ли операторы поняли бесполезность стрельбы на такой дальности. А может решили, что бессмысленно палить по бронированной мишени.
  На высоте стало заметно, что горизонт начал светлеть. Дети ночи начинали возвращаться. За пулеметными башнями теперь слегка мерцал какой-то круг приличных размеров. Крылатые пикировали куда-то туда.
Маг ткнул пальцем в обозначенный провал:
- Правь туда. На десяток минут я сделал машину похожей на крылатого. Учти только, сил уходит на это много.
  Я от души нажал на газ и положил пальцы на гашетки. Приближающаяся ракетная установка не реагировала на машину. Маг молодец!
  Очередь из наших бортовых орудий заставила сдетонировать ракеты. Вспыхнул огненный шар, раздался грохот. Я сделал круг и направил машину точно в центр мерцающего круга. Пикап пролетел мимо искореженной башни и занырнул в провал.
  Против ожидания, внутри было достаточно светло. По вертикальной шахте шли ответвления, обозначенные разными сочетаниями цветных ламп. Дети ночи ныряли в боковые проходы. Я вел пикап на самое дно. Шахта весьма напоминала ту, на дне которой я впервые увидел аппарат. Все наводило на мысль, что это тоже был один из городов или постоялых дворов. Наверное, в этом мире была когда-то сеть подобных поселений.
  Я припарковал пикап в центре освещенной площадки. Все трое мы обшаривали взглядами окружающее пространство, но ничегошеньки мало-мальски зловещего не обнаружили. Маг открыл дверь и первым вылез наружу. Он внимательно огляделся, придерживая посох в наклонном положении, дабы успеть выстрелить в случае чего. Но все вроде бы было тихо. Мы тоже выбрались из машины. Нас окружала какая-то ватная тишина, в которой тонули звуки, словно в густом тумане. Почему-то накатывала волнами сонливость и апатия. Я положил руки на капот и умастил на них потяжелевшую голову. Чего-то умотали меня эти приключения! Колдун тяжело привалился к борту и лениво посматривал по сторонам сонными глазами. Маг покачиваясь как с перепоя подошел к стене и, не оглядываясь, призывно махнул рукой. Я едва нашел силы, чтобы оторваться от теплого капота. Колдун что-то мычал в полудреме. Пришлось дать ему слегка по шее.
 Еле переставляя ноги мы неспешно приблизились к магу. Тот поднял руку в предостерегающем жесте, что-то внимательно рассматривая на стене. Мы, позевывая, подперли плечами стены. Я недоумевал, откуда у дедка силы на какие-то дела? Найдя одному ему известны признаки, маг мягко, как кошка лапой ударил ладонью по стене. Что-то вздохнуло и огромная гермодверь откатилась в сторону, обдав нас облаком пыли. Я уже конкретно подремывал, когда меня дернули за рукав:
  - Быстро! Все внутрь! - Маг казался встревоженным. - Иначе ваши силы съест защита.
  Впереди открылось что-то, вроде шлюза, оканчивающееся такой же дверью. Загорелся свет. Мы втроем вошли внутрь, дверь плавно и бесшумно скользнула на место. На удивление, звуки внутри стали вновь реальными и какими-то звонкими, что ли. Сон быстро отступал.
  Маг с тревогой оглядел нас, затем облегченно вздохнул:
- Вроде обошлось. Великое заклинание охраняет это место. Если задержался и уснул, то рассыпаешься.
Колдун поморщился и закашлялся:
- Это мы там трупами дышали, что-ли? С пылью-то?
- Уточнил, блин, зараза! - Я тут же стал отплевываться, стараясь подавить подступающую тошноту. - А промолчать никак было?
- Какой ты впечатлительный. - Колдун полез в карман. - На платок, не плюйся. По земле этой же пыли еще больше. Вся, поди, с трупов. И не тошнит тебя, вроде...
Я тщательно оттер пыль с лица, отряхнул одежду и протянул платок Баюну.
- Спасибо! Только про пыль помолчи пока, ладно?
- Хрен с тобой, девчонка. - Колдун сунул платок в карман.
Между тем, маг чего-то старательно искал вдоль стен. Колдун стал тоже прислушиваться. Наверное, к чему-то внутри своей паранормальной головы. Вид, по крайней мере у него был именно такой. Значительно-придурковатый:
- Что-то не так. Там, впереди, я чувствую живых. Не этих летающих куколок, а живых. И настроение у этих живых препаршивое.
  Слева что-то зашуршало, и в стене открылась ниша. Там, на узеньких полках , лежали какие-то жуткие коряги. Причем, расположение их казалось очень логичным и строгим. Мне все это напоминало какой-то миниарсенал. Но с тем же успехом это могло оказаться и набором инструментов для прокладки туннеля. Мы все трое с недоумением уставились на странные штуковины. Колдун аккуратно снял одну из коряг с полки и стал внимательно  рассматривать ее, на всякий случай стараясь удерживать подальше от себя. Мы не сговариваясь отодвинулись подальше. Со стороны, разглядывающий невероятно изогнутую палку Баюн напоминал дикаря, увидевшего впервые в жизни автомат. Налюбовавшись, колдун аккуратно положил корягу на место:
- Не светит... Маг, кто вообще делал эти странные артефакты? Не эти же недоумки - полуптички?
Маг пожал плечами.
- Не знаю, - он размышлял, - может те, кто делали машину?
  Я задумчиво смотрел на бесполезный, но притягательный набор. В принципе, если это оружие, и делали его не близкие человеку существа, то коряги могли стрелять чем угодно и какой угодно стороной. Или вообще могли оказаться гранатами. В любом случае, риск погибнуть от нападения был равен риску погибнуть и от подобного средства самообороны. Думаешь, например, что прицел это, а оттуда луч лоб и продырявит.
  Колдун ухмыльнулся:
- А вот и простое применение. Маг, могешь дверь приоткрыть совсем чуть-чуть? Только сперва дай свой балахон.
  Маг недоверчиво покосился на колдуна, но шмотку снял. Под плащом оказалась какая-то длиннющая расшитая рубаха, болтавшаяся на старике, как на вешалке и перепоясанная бечевкой.
- И веревку тоже. - Глядя на совсем уж насупившегося мага, добавил,- Да не боись, я те ее  отдам.
  Колдун взял самую большую корягу и накрест примотал к ней бечевкой самую маленькую. Поверх накинул балахон и верхушку креста закрыл капюшоном. отобрав у совсем расстроенного мага посох, закрепил всю конструкцию на импровизированном шесте. В результате манипуляций получился вполне себе костлявый и неуклюжий маг, похожий на нашего дедка.
  Старик сурово бурча что-то, принялся мавать руками у двери. Колдун передал мне пугало:
- Гришь, как только появится щель, махай. - Баюн придерживал сляпанного монстра за ножку снизу. - Только не роняй ни в коем разе!
  Мы приготовились. Дверь чуть заметно дрогнула и отползла примерно на ширину ладони. Ветер ощутимо подул в щель. Мантия мага заколыхалась, а я еще начал производить указанные движения. За дверью что-то быстро забухало, и в обшивку посыпались частые короткие удары. Взвизгнула пуля, срикошетировав от двери. Другая пробила плащ и смачно вмазалась в стену.
- Тащи! - Крикнул колдун.
  Я послушно вытянул чучело обратно, а Баюн откатился подальше от щели и махнул рукой магу, мол, закрывай. Дверь встала на место, сквознячок исчез. Через несколько секунд прекратился и дробный стук по обшивке. Колдун стоял в напряженной позе, внутренне прислушиваясь к происходящему за дверью. Маг перевязался бечевкой и с огорчением рассматривал свой продырявленный балахон. Я начал ползать по полу в поисках пули и поиск мой не оказался напрасным.
- Нашел!
  Кусочек изуродованного металла был явно выпущен из какого-то нарезного оружия, судя по насечкам. А подобного чуда техники, да еще и автоматического, здесь не наблюдал. Мои товарищи тоже с интересом рассматривали пулю. Колдун, как заправский эксперт, взял ее двумя пальцами, словно пинцетом и приподнял чуть выше уровня глаз:
 - А знаешь что здесь нетипично? - Прищуриваясь и вертя пулю по всякому, спросил Баюн.- Пуля-то целиком свинцовая, без оболочки. И задница не шибко ровная. А это значит, что патроны делали кустарным способом. Интересно бы на гильзу посмотреть...
- Вот мне-то как раз это неинтересно! - Ввернул маг. - Мне вот в рванине по твоей милости ходить придется. Но колдун был увлечен загадкой и не заметил демарша.
- А выход-то там, между прочим! Да, маг?
- Угу.
 Меня, кстати, тоже мало занимало происхождение пуль. Важно было, что враг вооружен. И если выход там где и враг, то значит прибыли на конечную.
- Может попробуем обратно?
- Не сможем, - маг покачал головой, - обратно уж точно дороги нет. Ловушка. Наверняка теперь вся шахта закрыта заклинанием разрушения, а этажи отсечены. До ночи уж точно никак. Да и в курсе уже местные, что мы у них в гостях. Шахту не откроют, а сюда войти побоятся. Им проще недельку подождать.
- Это почему это? - заинтересовался колдун.
- А ты подумай, Баюн, что ты здесь без жратвы и воды делать будешь? А труп твой хладный -   безвредный, никого не покалечит.
- Тьфу на тебя, маг! Труп... Пока-то живые. Да и подольше продержимся, если пошарим в машине да по округе. - Посмотрел на меня и добавил. - Я прав, лекарь?
- Наверное...
Баюн подмигнул мне и улыбнулся:
- Наверное... А может, подумаем?
Совет был дельным. Стоило пораскинуть мозгами. Закрытое помещение, вентиляция. Пыли нет... И воздух затхлостью не воняет... Я вспомнил про сигареты, что были у колдуна:
- Во, Баюн! Курить давай быстрее.
   Тот пожал плечами, дал пачку и зажигалку. Я затянулся, потом выпустил облако дыма. Оно не расползлось слоями, как это бывает в неподвижном воздухе. а мягко расползлось. Дым двигался куда-то вниз. Пришлось встать на корточки и, держа сигарету как можно ближе к полу, ползать на коленях расширяя круги:
- А вот тут и вентиляционный канал. Он же слив. - Подытожил я, вставая и отряхиваясь.
Парочка недоуменно уставилась на меня. Пришлось пояснить:
- Пол совсем не монолитный и под чешуйками в центре имеются отверстия. Видимо, чтобы и вода уходила, если появится, и воздух циркулировал. Вопрос: сможем ли мы расковырять пол?
  Маг отодвинул меня в сторону и стал на колени. Потом начал так упорно всматриваться в пол, что со стороны казалось, будто он к чему-то принюхивается. Поднявшись, дед произнес значительно:
- Отодвиньтесь к стене, мало ли что...
  Мы с Баюном послушно отошли. Маг опять стал на колени и сделал несколько неуловимых движений ладонью, как бы что-то вминая. Створки в полу разъехались, и перед нами открылась достаточно большой колодец со скобами на стенке. Уж не знаю, кем были строители этого сооружения, но кованные ступени были приспособлены под человека.
  Колдун подошел к краю колодца и внимательно прислушался ко мраку, чуть заметно поворачивая голову. Мы ждали, затаив дыхание.
- Там нет живых, можно идти.
  Я полез первым. Должен же кто-то начинать? Вопреки ожиданиям, колодец вовсе не был темным, хотя, после достаточно яркого света наверху так сперва казалось. Подсветка была, хотя источника я так и не увидел. Яркий кружок наверху уже стал достаточно маленьким, а руки здорово устали, когда стены внезапно кончились, и я обнаружил, что спускаюсь внутри сетчатого ограждения. Еще несколько перекладин и вот я уже встаю на какую-то поверхность. Едва мои ноги коснулись пола, как зажегся свет. Не вспыхнул - плавно разгорелся. Видимо, мои товарищи тоже не все поняли и я услышал как они что-то кричат. Но многократное эхо не позволяло разобрать слова:
- Спускайтесь, все нормально! - Заорал я вверх что было сил.
  Они расслышали, и последовали моему призыву. В вскоре мы все вместе оглядывали огромный сводчатый зал. Светлое пятнышко колодца закрылось.
  Зал был практически пуст, не считая странных, беспорядочно разбросанных там и сям выступов. Но в этой пустоте было что-то странное, даже зловещее. И еще одно какое-то неуловимое несоответствие не давало мне покоя. Ну, вроде как неправильное что-то, а вот в чем суть - непонятно. Я стал внимательно приглядываться к обстановке, стараясь не пропускать деталей. Вроде все спокойно и нормально.
- Баюн! Что-то не так. Может, ты чего чуешь?- Поделился я своими сомнениями.
Колдун своеобычно усмехнулся:
- Ты, часом, параноиком не стал? Пусто тут, я тебе говорю.
Маг тоже покивал головой, соглашаясь с версией, и добавил:
- Пойдем лучше, поищем двери. Ничего тут нет.
   Я поколебался, но отправился вслед за ними, внимательно приглядываясь ко всему. Чувство тревоги не покидало. А, ладно, будь что будет! И, опустив глаза, дабы не распалять свой страх, пошел за компаньонами. Они оставляли в тонкой пыли забавные следы: отпечатки узких, туфель мага забавно смотрелись рядом с рубчатым внедорожным протектором высоких армейских ботинок колдуна. Пыль! Меня прошиб холодный пот.
- Стойте! - Мой истошный вопль разбился о стены на мелкие осколки эхо.
Мак с колдуном резко остановились, словно наткнулись на невидимую стену и обернулись, глядя на меня недоуменно-испуганными глазами.
- Пыль, - я судорожно тыкал пальцем то в пол, то в противоположную стену, - пыль...
- Что "пыль"? Чего ты орешь - она тут везде...
  Начал было маг, но осекся, поглядев на другой конец зала. Словно покрашенное по линейке, все помещение было разделено на два оттенка серого. Не говоря ни слова, колдун присел на корточки и разгреб тонкий слой пыли. Под ним был более темный слой покрытия.
  Мы подошли к невидимому барьеру, разделу оттенков. Баюн достал сигарету, прикурил, затянулся и с силой выдохнул дым в невидимую преграду. Нет, ничего толком не проявилось, просто по мере достижения странной субстанции дым исчезал так, словно быстро растекался по поверхности. Колдун вытащил все сигареты вместе с фольгой и бросил в барьер пустую пачку. Та моментально стала растекаться по невидимой поверхности, превращаясь в расползающийся и быстро бледнеющий психоделический рисунок. Я вытер рукавом холодную испарину со лба, а у колдуна заметно дрожали руки. Даже у мага угадывался испуг в его, спрятанных под густыми бровями глазах.
- Хреново вмазаться на всем ходу в эту гадость, - Баюн поежился, - должен же быть обход?
- Это фильтр, - догадался я, - своеобразный фильтр. Черт его знает, как он действует, но чистит хорошо. И защищает, кстати, тоже. Убежден, что с другой стороны фильтра есть воздухозабор. И обхода нет, наверняка. А вот отодвигаться он должен или отключаться. Маг, пошарь тут чуток, авось чего найдется полезного?
  Пока маг ощупывал стены, мы с Баюном еще раз внимательно присмотрелись к помещению. Нет, все-таки фильтр можно было увидеть: совсем немного, на границе видимости, но какой-то призрачный туман изредка проявлялся. Буквально на миг. Наверное, пыль садилась.
- Идите сюда!- Маг призывно замахал рукой стоя рядом с открывающимся в стене проемом. Аналогичный открывался с чистой стороны зала. Через несколько секунд мы были по другую сторону. Не сговариваясь, и я и колдун пощупали пол, он был удивительно чистым. Дверь за нашими спинами уже исчезла, но приглашающее открылась другая. Это было не совсем понятно, но маг ощупал всю стену и не нашел других проходов. Выбора, в общем-то и не было, кроме как последовать приглашению. Коридор был освещен в стиле "лишь бы не спотыкаться". Изгибы чередовались подъемами, мы шли уже не меньше пары часов. Не знаю, как мои спутники себя чувствовали, но мои ноги уже были близки к забастовке. Вдобавок, в животе квакали и ругались какие-то голодные лягушки, и мне казалось, что звуки моего пустого брюха раздаются на весь коридор. Маг тяжело дышал, а колдун затейливо матерился, поминая всех строителей от души. Тоннель внезапно кончился каким-то светлым помещением, мы остановились. Я приложил палец к губам, осторожно выглянул и мысленно застонал - там тоже оказался коридор, только более широкий и лучше освещенный. Вдобавок, вкусные запахи явно недалекой кухни заставляли желудок спазматически сжиматься. Я вышел уже в открытую, огляделся и подал сигнал своим спутникам.
- Куда пойдем? - Хриплым шепотом спросил Баюн, потыкав пальцем в оба коридора.
- Туда, где можно поесть, - мне на данный момент мне казалось, что такой вариант самый оптимальный, - разумней всего идти на запах. Там мы  знаем, что можно встретить или кого. Вряд ли кухня сильно охраняется, если вообще охраняется.  А в другом конце коридора могут дежурить и нервные типы с автоматами или голодные людоеды.
Маг, после некоторых размышлений принял мою сторону, хотя и несколько из других критериев:
- Когда человек ест, он использует руки, а значит, сразу стрелять не сможет.
- Ладно,- согласился Баюн,- надеюсь, это люди. И жрать охота просто до безумия. Даже людоедам я б сейчас посочувствовал, если они реально стоят на том конце. Пошлепали, чего-нибудь придумаем, в конце концов.
  Мы двинулись на запах. Сводящий с ума аромат кухни усиливался. Перед очередным поворотом на стене были краской намалеваны стрелка и надпись "столовая" под ней. Колдун выглянул за угол:
- Пусто!
В конце коридора дверь была приоткрыта почти наполовину, что позволяло разглядеть убранство пищеблока. Собственно, смотреть там было нечего: грубые длинные столы и лавки - типичное армейское помещение для приема пищи. Настораживало, что с обеих сторон стола могло поместиться не менее десятка человек. В поле зрения столов было их три. Но насколько большим был этот обеденный зал? Стараясь не дышать, мы двигались боком друг за другом, прижимаясь к стене. Но за дверью оказалось, в сущности, не слишком большое помещение. А всего столов было там шесть. Со стороны двери была видна еще одна дверка. Сбоку было видно окошко на стене: видимо - раздача. По косяку окошка шли какие-то странные письмена. Колдун аккуратненько заглянул в окошко и резко отпрянул. Мы вопросительно на него уставились. Баюн прижал палец к губам, а потом им потыкал в сторону раздачи, мол, кто-то есть. Из кухни донесся грохот металлической посуды и громкий хриплый голос раздраженно произнес:
- Эй вы, мэдноголовые дэти бородатого шайтана, чито вам нада, а? Еще пятнадцат мынут да врэмэни да абэда. Корми вас тут!
Мы спешно ретировались за дверь.
Голос смолк, потом спросил как-то удивленно-настороженно.
- Э-э-э! Вы гдэ?
Колдун зашипел мне в ухо:
- Учуял он нас. Надо ворваться и связать его. Скоро сюда кто-нибудь припрется и нам - хана.
Мы быстренько разработали диспозицию. Жаль, что фактора внезапности уже не было, оставалась надежда на то, что нас больше. Навалимся скопом и наверняка справимся. Для упаковки повара решено было использовать многострадальный плащ мага. Громко вопя, мы рванулись в поварскую, маг первым распахнул дверь и... мы упали, наткнувшись на невидимую, но упругую преграду. Мало того, что нас швырнуло назад, так я еще пребольно приложился об косяк. Плащ же, преспокойно упал по другую сторону невидимого барьера. А в проеме зловеще замаячил здоровенный лысый мужик в бороде и грязноватом белом халате. Рукава халата были по локти закатаны, открывая покрытые черной шерстью ручищи. В дополнение ко всему, мужик не стоял, а парил над полом, упираясь ладонями в косяки.
- Вы кито? - Неожиданно спокойным и даже каким-то повеселевшим голосом произнес мужик. - Пачэму нэ знаэтэ, чито пройты нельзя? Вы свэрху?
Первым очухался колдун:
- Чего, чурка, своим сдашь?
- Э-э-э, зачэм ругаишься? Я - Ахмэд. Вольный джинн я. А эти шайтаны запэрли меня заклынаниями на кухнэ. Теперь я раб кухны. Пачэму я должын вас отдавать ым, э? Я помогу вам, сдэлаю невидимыми, чую скоро эти мэдноголовые сюда нагрянут. А вы патом мнэ выбраться паможэте, э?
- Идет.
Ахмед помавал руками в воздухе и мои спутники пропали. А еще исчезло мое тело. Это было страшно. По спине пробежал холодок. Ведь именно так будет себя ощущать призрак и вообще... Неприятно, короче.
Джин махнул ручищей:
- Идытэ в тот угол, мэжду дверью и столом стантэ.
  Наступая друг другу на ноги, толкаясь и шипя как змеи, мы успели кое-как занять указанное пространство. В комнату начали входить люди в серой одежде, напоминающей форму солдат вермахта из фильмов про Великую Отечественную. Поражала тишина, нарушаемая только шарканьем ног входящих. Четко, один за другим они занимали места за столом, оставляя оружие прислоненным у стены на входе. Самый крайний от каждого стола подходил к окну раздачи, и джинн проталкивал бачки за барьер. Так же четко были расставлены тарелки. Синхронно солдаты приступили к трапезе. Смотрелось все это жутковато, а одновременные, словно по команде, удары ложек по тарелкам только добавляли жути в творившийся сюр. Между тем, то ли маг, то ли колдун начал действовать. Из ряда у стены оружие неспешно, над самым полом скользило и исчезало в окошке раздачи. Потом так же тихо, похоже уже с пустыми магазинами, автоматы двигались в обратном направлении и снова занимали места. Между тем трапеза закончилась, солдаты поочередно вставали, молча составляли пирамиду из тарелок и крайний относил стопку в окошко. Вояки ритмично подходили к стойке  подходили и брали оружие. К сожалению, последние автоматы не успели занять свои места. Тревога могла подняться в любой момент. Мы напряглись. Однако, солдаты безразлично подошли к пустой стене и … ничего не произошло. Каждый наклонялся, производил действия, будто действительно брал оружие, закидывал за плечо воображаемый ствол и размеренным шагом уходил. Все это напоминало пантомиму.
Ахмед снова сделал всех видимыми:
- Шайтаны! - Выругался джинн- Нэ луди - шайтаны. Зачэм вкусно готовлю? Навоз им дай — бэз разныцы.
- Джин, - тут же встрепенулся колдун, - а мы тоже голодные.
- Э-э-э, дорогие! Будэм плов кушать, шаурму.
И джинн скрылся в глубине кухни. Оттуда слышалось бормотание и метались разноцветные всполохи. Через несколько минут, сквозь невидимую защиту Ахмед протолкнул тарелки с едой. Это было что-то! Я сам раза два за добавкой бегал. Джинн довольно улыбался в бороду, благосклонно кивая лысой головой. Не знаю, каким еще волшебством владел Ахмед, но на мой взгляд и кулинарии вполне хватало, чтоб сделать его мировой звездой.
- Спасибо! Вкуснятина!
Дышать было тяжко. А при мысли о движениях становилось дурно. Взяв себя за шиворот я выбрался-таки из-за стола и подошел к окошку. Джинн как-то уже грустно улыбнулся, пропихнул за барьер оружие и патроны и попросил:
- Вы про мэня нэ забудьтэ! Пожалуйста!
Я улыбнулся в ответ джинну:
- Попробуем, старина! Как же без такого повара?
Оружие, выглядело странно. Маслянно поблескивали совершенно непонятные куски металла. Впрочем, и с первого взгляда не вызывало сомнений, что это нечто автоматическое. Но я, вроде как, не собирался разбирать-собирать железяки. А так... Вроде бы было понятно: затвор, спуск, предохранитель. Рассовав боезапас по карманам и за пояс мы, тепло попрощавшись с расстроенным джинном, двинулись в коридор.
Впереди прогрохотала короткая очередь, заставив нас лечь на пол. Стрелок шмыгнул за угол и затаился.
- Ч-ч-черт! - Ругнулся колдун.- Я даже почувствовать нападение не успел. Ща опять...
Мы вжались в пол, пули с визгом cрекошетировали от пола, подняв облачка пыли. Маг открыл огонь по мелькающему силуэту. Многократно повторенный эхом грохот выстрелов сливался в какофонию. Мы поддержали мага огнем из своих автоматов и слх отрубился совсем. Но зато силуэт задергался и осел бесформенной кучей. Шуму получилось много. Вполне может быть, что собратья стрелка уже рядышком затаились, подпуская нас поближе.
  Пригибаясь, короткими перебежками, мы двинулись к повороту. За ним коридор разветвлялся на два узких туннеля. Труп был вссе ближе. Меня слегка подташнивало от предвкушения вида окровавленного тела. К нашему удивлению, вокруг мертвеца следов крови не было. Мало того, изрешеченный солдат поднял голову и попытался укусить ботинок колдуна. Причина, по которой он упал, угадывалась в неестественном положении перебитых ног. Руки, впрочем, тоже были повреждены, ибо он не пытался тянуться к лежавшему рядом автомату. Баюн повернулся ко мне:
- Самое интересное, что он - живой, живее всех живых. Я чувствую его настрой. А тело, похоже, умерло уже давно. Что-то сродни зомби, хотя и есть различия. Все, что он чувствует - злость и ожидание смерти. Никаких других ощущений не наблюдается. Идеальный солдат, в общем.
  Увлекшись изучением, колдун сел на корточки и стал ощупывать голову зомби. Лязгнули челюсти. Только чудом Баюн спас свои пальцы. Выругавшись, колдун вскочил и выругался, но тут же настороженно замер прислушиваясь. Мы с магом не сговариваясь одновременно передернули затворы. Теперь я тоже различал шелест шагов.
- Идут! Цельтесь по оружию, это самый лучший способ вырубить ребятишек.
Беспрерывно грохотали выстрелы, коридор затянул пороховой дым. Спасала узость прохода.   Но патроны кончались, а все новые зомби, прячась за телами изувеченных, пытались нас достать. Мы побежали по соседнему коридору в надежде, что преследователи поостерегуться слишком уж рьяно догонять. Но впереди нас ждал тупик. Гладкая, цилиндрическая стена. Нет, это что-то другое. К тому же синхронный топот по тоннелю был все ближе.
- Похоже на дверь. Маг, попробуй открыть.
- Мог бы и сам, - фыркнул маг, - кнопку видишь?
Действительно, на стене туннеля была вполне обычная кнопка, вроде как у лифта в многоэтажках. Цилиндр стал медленно поворачиваться, открывая проем. Маг отшвырнув бесполезный автомат первым юркнул внутрь.  Мы с колдуном стреляли. Нет, попасть не стремились, но зато заставили преследователей затаиться, чтоб было время сориентироваться. Маг уже разобрался что к чему и нажал кнопку внутри цилиндра. Тот снова повернулся вокруг оси и от коридора нас теперь отделяла стена. Внезапно что-то непонятное стиснуло нас, отодвинув от стен, и потом тела вообще потеряли вес. К горлу подкатился съеденный плов. Казалось, что мы парим над цилиндрическим полом. Затем послышался странный вздох, и уши заложило, будто при взлете самолета. Резко то ли распахнулась, то ли растворилась крышка цилиндра, и нас выдуло с хорошей скоростью. Само собой в голову пришло сравнение с пневмопочтой. Правда, с поправкой на размеры.
  Полет продолжался около часа. Внезапно, тоннель расширился, и нас, все еще стиснутых невидимой силой, развернуло против движения. Еще один странный вздох, и вот над нашими головами закрылась крышка. В тот же миг исчезла и невидимая веревка, не дававшая двигаться.
  Место прибытия было точной копией кабины отправления. Мы переглянулись и взяли автоматы наизготовку. Колдун вздохнул, отрицательно помотал головой и ткнул в кнопку. Цилиндрическая стена поползла, открывая вид на комнату, где явно давно никто не появлялся. Все было покрыто толстенным слоем слежавшейся пыли. Узкое окно было затянуто паутиной и грязью. Однако, освещение услужливо включилось, едва мы переступили порог кабины. Дверь поползла назад, но Баюн сунул автомат в щель.
- На всякий случай, чтоб сзади не напали, - пояснил он свои действия.
Маг искоса на него глянул, попытался чего-то сказать, но оглушительно чихнул. В воздухе заклубилась потревоженная пыль. Я уткнулся в ворот и старался дышать пореже. Глаза слезились. Чих напал и на мага, и тот безуспешно старался унять напасть. Почти на ощупь я двинулся к окну и поднял раму. В комнату ворвался свежий ветерок, показавшийся сладким после затхлого воздуха подземелий. Заклубившаяся пыль открывала под собой какие-то пожелтевшие, разваливающиеся бумаги.
То ли из-за открытого окна, то ли где-то в комнате скрывалась какая-то вытяжка, но воздух очистился удивительно быстро. В комнате оказалась еще одна дверь. Колдун решительно ее открыл. В отличие от предыдущей, здесь пыли практически не было, а воздух, хоть и пах старыми бумагами, но без намека на затхлость. Это было помещение библиотеки. Стеллажи поднимались под потолок, а рядом с одним из них стоял своеобразный подъемник, видимо, чтобы можно было подобраться к верхним полкам. Кругом царил какой-то академический порядок, нарушаемый только кучей тряпья в углу. Маг подошел и двумя пальцами приподнял ткань, потом вздрогнул и уронил.
- Это человек. - Произнес он, и добавил. - Был.
Под тряпками обнаружилась бородатая мумия с ввалившимися глазами и обтянутая темной кожей. Внезапно, маг рухнул на колени, как подкошенный. Мы бросились к нему, но он сделал рукой жест, будто отодвигая нас:
- Это Великий Леонардо!
Маг поднялся, и, поклонившись мумии, снова накрыл останки тканью. Потом поднял с пола лежащую книгу.
- Пойдемте, не будем мешать его уединению. Это место было легендой, сказкой. А оказалось... Лучшей гробницы и пожелать нельзя.
Мы тихо, чуть ли не на цыпочках вышли из библиотеки и прикрыли дверь.
- Интересно, - задумчиво начал колдун, - а где спал великий? Не в этом же хламе?
Маг не отреагировал, он благоговейно рассматривал фолиант, судя по всему — рукописный. Может быть и дневник. Оставив мага, мы же с Баюном принялись обыскивать помещение. За кучами бумаги и пылью обнаружились еще целых две двери. За одной нашлась спальня с приличным сортиром и ванной, что удивительно, все в рабочем состоянии, а вот за другой... Что там было - мы так и не поняли. Посреди бесконечного зала высилась огромная, непонятная конструкция. В ней что-то явственно жужжало, крутилось и щелкало. Казалось, что все сделано из дерева. И жила эта машина своей странной, механической жизнью. Ни проводов, ни чего-нибудь похожего на источник питания или генератор я не заметил. По идее, если машина была творением бородача из библиотеки, агрегатина должна была давным-давно сгнить и рассыпаться в пыль. Ан нет! Крутилась вовсю. Колдун вздохнул:
- Великий человек соорудил! Это ж надо — из дерева такую штуковину, да чтоб столетиями молотила...
Я потрогал неподвижный брус. Пальцы скользнули словно по теплому льду. Чем-то это дерево было покрыто.
- Пойдем, Баюн. Черт его знает, что это такое.
Мы обнаружили мага сидящим за столом. Старик  взахлеб читал книгу и не реагировал на внешние раздражители, вроде нас. На попытки отвлечь маг реагировал невнятным мычанием. Мы плюхнулись на широченную койку не раздеваясь. Мне тут же вспомнился жесткий вагон из армейской юности. Но даже жесткая поверхность  под тонким слоем наполнителя, не мешали почувствовать всю прелесть горизонтального положения. В последнем проблеске сознания я услышал богатырский храп Баюна, потом и сам провалился в сон.
  Кости ломило после отдыха на королевском ложе, но настроения это не портило. Колдун уже куда-то слинял. В кабинете гулял и развлекался веселый летний ветерок, дверь в комнату странной машины была открыта. Маг ковырял что-то сидя на полу рядышком с агрегатом. При этом он поминутно заглядывал в тетрадку. Колдун, матерясь сквозь зубы, вытягивал какую-то часть агрегата, упершись ногой в какую-то массивную деталь, выпирающую из нутра машины.
- Все, можно больше не держать, - с трудом поднимаясь с пола, удовлетворенно произнес маг, - запускаю.
- Ну, блин, компьютер каменного века, - Баюн вытирал пот со лба рукавом.
Между тем, агрегат заурчал, чем-то смачно хрустнул и начал ритмично бухтеть. В кабинете кто-то громко кхекнул. Я глянул туда и обнаружил в окне Ваську, из пасти которого свисал безжизненный джинн.
- Жалко Ахмеда, так и не успели ему...,- начал я
Стараясь не открывать пасть, дракон сквозь зубы взмолился:
- Сними ты с меня этого алкаша, дышать нечем.
Дракон сунул как мог морду в окно и открыл пасть. Я приготовился перехватить внушительную тушку джинна, но тело оказалось невесомым. Оно легко плыло в воздухе. Я принялся буксировать Ахмета. Все бы ничего, но масса-то никуда не исчезла и пару раз лысая голова ударяла в стены и летело назад. Матерясь, я умудрился-таки затащить тело в спальню. Прикрыв дверь спальни, я увидел в окне любопытный золотой глаз, внимательно оглядывающий кабинет. Васька любопытничал вовсю. Мне же было интересно, как он здесь объявился.
- Ты как сюда пробрался? Там ракеты и пулеметы вроде были?
- Дак эта, крылатые их там сейчас разбирают, вот я к вам и прилетел. Отсюда и народ шлепал какой-то задумчивый, неразговорчивыый. А тут еще этот странный деятель валялся, я спросил про вас, но он уже лыка не вязал. Ну, полетал, смотрю тут окошко открыто и запах знакомый. Думаю, чего бедолаге на земле-то валяться? Подлетел, вот. Чего тут у вас?
Из объяснений дракона я ни черта не понял. Да в сущности мне просто приятно было видеть друга тут, рядышком. Поболтать... А все остальное — ерунда.
- Что тут делается? Да я сам не в курсе. Маг с колдуном возятся...
В это время упомянутая парочка ввалилась в кабинет.
- Теперь все, стабилизатор наладили, - сообщил колдун, - этот мир вылечен. Осталось его подновить. Знаешь, Гриш, я здесь останусь с магом. Надо восстанавливать все, а я соскучился по настоящему делу. Жалко только, что вам с драконом оставаться здесь нельзя. Маятник скоро достигнет верхней точки и после вы начнете уничтожать это место своим присутствием. Так вот получается, вы не виноваты, но опасны. Уж извини. Как все устаканиться, то будет тут отличное местечко для всех.
  Честно говоря, противное чувство, что тебя просто выкидывают из дела придавало горечь даже сладкому, теплому ветерку из окна. Грустно было и обидно. Но колдун зря болтать не будет. Да и маг выглядел расстроенным.
- Да, ладно, Баюн. Не переживай. На то она и Дорога, чтоб расставаться и встречаться.
- Ага.
 Васька за окном тяжело вздохнул и, взмахнув крыльями, ушел ввысь. Может быть просто чтоб скрыть нахлынувшие чувства. Баюн хлопнул себя по лбу:
- Забыл совсем, в спальне джинн спит.
Маг скрылся за дверью и вскоре вытолкал оттуда спящего Ахмета. Подлетевший дракон брезгливо поморщился, аккуратно уместил между зубами джинна и спланировал вниз.
- Ну, что? Давайте прощаться, что-ли? Да, кстати, машинкой попользовались и вытащили  корыто. Внизу, вон, стоит.
Я выглянул в окно и увидел пикап. Да, это была только видимость моей машинки, футляр из моих воспоминаний надетый неизвестно на чей аппарат, но все равно... Это как с воронушкой из поговорки...
- Как вам...? Спасибо, народ. Не знаю, как вас...
- Сочтемся! - Баюн махнул рукой. - Тут мы тебе больше должны, если разобраться, лекарь.
- Ну, тогда до свидания, Баюн. Счастливо, маг. Знаете, с вами было интересно и хорошо, в общем... - Дурацкий комок застрял в горле. - Хорошо, что Дорога длинная...
Маг грустно улыбнулся:
- Может встретимся, может и нет, но это не важно. Прощай, лекарь.
Я выбрался в окошко на нос подлетевшего дракона. Под огромными грустными золотыми глазищами были подозрительные мокрые потеки. Сделав круг, Васька опустил меня на землю рядом с пикапом. Джин безмятежно парил над кузовом. Я запихал его на пассажирское сиденье, последний раз взглянул на окошко в башне и залез в кабину.
  Машина словно подрагивала от нетерпения. Интересно, а где искать выезд на Дорогу? А, наверное он сам меня найдет, куда ни двигайся. Эта уверенность была сродни убежденности в наличии лестничной площадки за дверью квартиры. Так что вот, например, колея, не лучше и не хуже множества соседних. Хотя нет, тут был ориентир - темное пятнышко на горизонте. Я нажал на газ и направился в неизвестность. Дракон летел над машиной, а его огромная тень скользила рядом.
  В этот раз переход был незаметным. Просто пикап подбросило, как на кочке. Я успел потянуть руль на себя, чтоб избежать заноса и завис в полуметре над ровной поверхностью. Ровной? Машина висела над центром широченного шоссе. Я опустил машину и съехал на обочину. Черт его знает, чего тут ездит? Снесут еще...
  Выбравшись из пикапа я огляделся. Дракона видно не было. На этот раз меня вышвырнуло неизвестно куда вместе с блаженно дрыхнущим Ахметом. Забавно, что никуда не делся ориентир - темное пятнышко. Что бы это могло быть? Лес? Надо сверху глянуть. Потянув руль на себя, я поднял машину повыше. Не лес, это точно. Пришлось придумать увеличивающее лобовое стекло. Ну, все, положим, не получилось - не смог все же представить - а вот кружочек получился. Лучше б не видеть: по дороге на всех парах перла немыслимая агрегатина. Это была помесь паровоза с подводной лодкой. Откуда и куда перло чудище? Я отправился навстречу аппарату.
- Чшшш, кхх, ой ё...! Какой шайтан прывязал мэнэ, а?
Джинн очнулся не очень вовремя.
- Это я, Ахмет. Все нормально. Я тебя пристегнул, чтоб ты по салону не летал. Отдыхай.
- Э-э-э, какой отдыхай, слющай. Голова болит. У тэбя вода есть?
Весь в ожидании встречи с монстром, я совершенно забыл, что этот пикап совсем не та машинка, на которой меня сюда занесло.
- Глянь сзади, за своим сиденьем.
- А-а-а, спасыба!
Джинн нащупал ручищей бутыль минералки и тут же осушил ее. Тут я осознал, что воды там быть не могло никак. Опустевший пластик рассыпался блестками.
- Ай, шайтан! - Джин с удивлением рассматривал свою руку.
- Бывает...
 Надо будет получше контролировать свое воображение. Черт его знает, чего оно подкинет в салон?
Между тем агрегат был уже рядом. Я заложил виражи и ушел в поле, чтоб потом уравнять скорость с несущимся мастодонтом. А размеры аппарата внушали. Восемь наклонных труб, в каждой из которых мог развернуться пикап, извергали черный дым. Клепанные листы обшивки прорезали какие-то проходы, лестницы, перила с сетками, уступы.  Вычурные медные накладки на бортах сухопутного крейсера сверкали. Там и сям рядами выстраивались махонькие кружочки, смахивающие на иллюминаторы. По бокам махины бушевали пыльные смерчи. Пропустив мимо громаду я пустился вдогонку. Корма чудовищного корабля выглядела весьма странно. С какими-то кругами в чудовищной трубе, имевшей намного больший диаметр, чем корпус. Пикап швыряло и разворачивало ураганом. Пришлось подняться повыше. До меня дошло: в корме стояли прпеллеры, двигавшие агрегат. Сверху же были видны огромные шахты. Наверняка воздухозаборники для вентиляторов под днищем. Эта махина перла на воздушной подушке! И еще со вполне впечатляющей скоростью. Понятно, что дорога и обочины были словно вылизаны. Я взял левее и смог подобраться к чудищу. Позади труб обнаружилась вполне приемлемая площадка, защищенная от ветра. Я аккуратно припарковал пикап.
  Джинн был в шоке. Он вытаращил глаза и вовсю рассматривал чудовищное сооружение.
- Прибыли, Ахмет. Пошли, посмотрим чего к чему.
- А что это?
- Машина какая-то.
- Нэ съэст?
- Не должна.
Я осторожно открыл дверь.  Ветер ворвался в салон и попытался оторвать дверь. Рев и лязг делал невозможным разговор. Джинн помавал ручищами. Вокруг машины возник пузырь тишины и штиля.
- Нэ люблю грохот. - Сообщил Ахмет.
- Я тоже. Надо будет дверь поискать.
Дверь нашла нас сама. Едва мы отошли на десяток шагов от машины, как под ногами вдруг возникла воронка, затягивая в недра. Произошло все так быстро, что мы не успели испугаться. А в следующий миг уже изумленно озирались, стоя посреди роскошного коридора. Рев снаружи сюда не проникал. Тут вообще было мирно, спокойно, роскошно. Где-то тихо играла скрипка. В приглушенном свете настенных рожков интерьер, выдержанны в красных тонах очень гармонировал с золотой отделкой. 
- Вах! - Сообщил Ахмет и одобрительно зацокал языком.
- Это точно. Знать бы только, что здесь к чему.
Что-то зашипело, прервав пение скрипки и усталый голос произнес:
- Просим гостей пройти в рубку.
Музыка возобновилась.
- Отличное приглашение. Вот бы еще узнать, где там эта рубка?
Словно в ответ, рожки стали последовательно вспыхивать ярче, создавая эффект бегущего огня. Наверное, указывали дорогу в пресловутую рубку. Путешествие оказалось длительным. Коридоры сменяли друг друга. Я уже устал идти. Надоели эти повороты, подъемы, спуски.  Наконец огни привели нас к клепанной овальной двери в конце скучного серого коридора. Это было первое место, где были слышно что-то, свидетельствующее о работе машины. Ритмичное уханье, словно работал паровой молот.
Я открыл дверь. Вместе с грохотом и жаром в проем ворвался запах горящего угля, разбавленных ароматами машинного масла. Я сделал шаг вперед. Джинн последовал за мной. Дверь за нами захлопнулась.
Мы стояли на балконе, под нами была пропасть. Гигантские шатуны крутили колеса. Из цилиндров выбивались и шипели струйки пара. Я никогда не видел столь внушительного агрегата. Справа был круглый бак с конвейерной лентой. На ней висел переливающийся голубой шар из которого сыпался уголь. По сравнению с остальной махиной, шарик казался елочной игрушкой. Рядом зашипело. Мы вздрогнули. Перед нами появилась блестящая медью голова, отдаленно смахивающая на человеческую. Из-за спины торчала дымящаяся  труба. Объективы глаз зажужжали фокусируясь. Из провала рта раздался скрежет:
- Капитан ждет вас, господа.
Раздалось шипение, из трубы вырвался клуб черного дыма и перед нами появилась железная ладонь. Мы опасливо влезли на полированную поверхность. Признаться, мне стало не по себе: вдруг в паровом мозгу гиганта заклинит какой-нибудь клапан и он сожмет руку в кулак? Стальные пальцы выдавят из нас сок как из помидоров. Зашипел пар, робот развернулся и зашагал по машинному залу. На другой стороне он поднес ладонь к аналогичному балкону и мы с облегчением спрыгнули. За дверью же оказалось еще одно помещение. В нем располагалась очень знакомая деревянная конструкция. это была немного уменьшенная копия деревянного компа из башни. Сверху опустился гофрированный шланг с объективом на конце и завис перед нами. Голос раздавался сверху.
- Вы - люди?
Хороший вопрос. У машины, походу, нелады с памятью. Хотя читать ли человеком джина?
- Да, вроде как.
- Это хорошо. Я забыл как выглядят люди. Позвольте представиться: Глеб, капитан-корабль южного луча.
- Григорий, лекарь.
- Ахмет, джинн.
- Люди, вы откуда ехали?
- Из Мира Леонардо, как я понял.
- Так вы с Узловой?! - В голосе Глеба зазвучала радость. - Туда есть дорога?
- Черт ее знает. Мы оттуда приехали, значит есть.
- О-о-о, какая новость! Надо будет разбудить пассажиров. Уже много лет мы пытаемся прибыть в порт назначения и все никак. Едем быстро, а стоим на месте. Пришлось пассажиров погрузить в сон. А в сфере времени уже совсем плохо появляется уголь. Кога вырождение станет необратимым, то все. Остановимся тут и начинай сначала.
- Сфера времени?
- А голубой шар в машинном отделении. Внутри его растения растут, погибают и превращаются в уголь. Все бы ничего, но растения эти мутируют.
- Понятно. Глеб, а у вас тут перекусить есть чего?
- Да есть тут ресторанчик недалеко. Но призраки уже наверняка обленились, а я забыл рецепты. Дерево моих мозгов подохло. И с продуктами скорее всего беда.
Ахмет хмыкнул:
- Э-э-э, дорогой, ты только кухню покажи. Я тэбэ и из подметки ростбиф сделаю - палчыкы оближэшь!
- Повар? Настоящий повар? О, судьба, спасибо тебе! - Шланг с объективом едва не завязался в узел от радости. - Сейчас доставлю вас в ресторан, пусть это и сожрет кучу энергии. Готовь, Ахмет! Я разбужу пассажиров немедленно! Наше путешествие подходит к концу!
В стене закрутилась воронка. Мы шагнули в нее и очутились в роскошном зале. Столы были сервированы так, словно вот-вот появятся джентльмены, ведя под руки чопорных леди. Резного хрусталя с золотым покрытием бокалы, серебряные приборы...
- Вы кто и зачем здесь.
Глухой грубый голос раздавался сзади. Мы обернулись. Там над полом висело грязноватое облачко в черном пиджаке.
- Э, что ругаэшь?
- Нет тут гостей и не будет. Мы храним зал долгие годы для гостей.
- А мы и есть гости.
- Вы должны быть соответствующе одеты. К нам иначе нельзя приходить.
- Я повар ваш! И хочу посмотреть как тут дэла! - Джин побагровел и плюнул языком пламени. - И ты покажэшь нам все тут!
Призрак увернулся от пламени и сменил тон. Простите, шеф! Идемте шеф! Я - Коля. Метрдотель.
- Так то!
На кухне все сверкало. Коля порхал, показывая убранство.
- Вэди к продуктам.
Призрак вздохнул.
- Извините, шеф, там почти пусто. Наша сфера перестала давным давно растить продукты. Ведь никому ничего не нужна.
- Вэди, я с ней поговрю. Гриша, иди в зал. Скоро будэт еда.
Не знаю, как и с кем договаривался джинн, но вскоре вплыл призрак с подносом. Серебрянная поверхность была уставлена едой. Запах блюд был потрясающим, а вкус... В общем, я не сразу обратил внимание, что в дверях кухни стоит облаченный в белое джинн. Залихватсяки заломленный на бок поварской колпак и блаженная улыбка достигшего рая грешника. В ухо вдруг зашептал Коля:
- Извините, господин, но сейчас тут будут появляться пассажиры, а вы неправильно одеты... Может быть перейдете в комнату?
- Нет, спасибо, я уже все. Пойду попрощаюсь с Ахметом да в путь.
Джинн обнял меня.
- Лекарь, спасыбо!
- Да ладно, не за что.
- Увидимся?
- Обязательно!
Я выше из ресторана вовремя. Навстречу мне неторопливо шла публика в костюмах и платьях. Люди шли негромко переговариваясь, улыбались. Меня будто не было. Я явно не вписывался в представление публики о почтенном пассажире.
В стене возник черный провал.
- Гриша, я затормозил ход. Можешь спокойно возвращаться. Извини, портал на поверхность открыть не могу. Иди за огнями. Удачи тебе!
- Спасибо, и тебе удачи!
Коридоры заполнили гуляющие. Приходилось лавировать среди празднично одетой публики и поминутно извиняться. На палубе было тихо, слышно было только бухтение машины на холстых. Машина замерла посреди степи. Я с облегчением рухнул в кресло пикапа и поднял его над трубами. Глеб тут же запустил приводы. Раздалось шипение, рев и махина, задрожав, принялась набирать ход. Я сделал круг и повел пикап к горизонту, стараясь держаться над дорогой.
  Внезапно солнце подпрыгнуло и сдвинулось градусов на двадцать вправо. В следующий момент я инстинктивно затормозил и дернул руль, чтобы не впечататься в переливчатую чешую.
- Эй, ты куда запропастился? - За окном маячила здоровенная морда Васьки. - И алкаш этот где?
- Кто бы говорил... - Я укоризненно покачал головой и дракон насупился. - Ахмет теперь там, где хотел быть.
- А-а-а, ну ладно. Полетели.
Впереди замаячил какой-то старый мост и я, не снижая скорости, нырнул в его тень. Снова пришлось резко нажать на тормоз. Морда пикапа высунулась в слякотную московскую зиму прямо из тени Спасских ворот. На капот падали и тут же таяли большие ватные хлопья мокрого снега. К машине уже бежали неприметно одетые личности с одинаково тупым выражением на лицах. Мне даже показалось, что это переодетые давешние зомби. Я взглянул в зеркало: кузов автомобиля еще был там, в предыдущем мире. Внезапно, резкий удар в зад выбросил машину прямо на Красную площадь. Меня крутануло пару раз. Личности теперь  бежали совсем в другую сторону и причина была мне вполне понятна: сквозь ворота протискивался Васька, а от напряжения из его пасти вырывались языки пламени. Наконец, огромное тело рептилии можно было увидеть целиком. Вдохнув свежести московского центра Васька замотал головой и чихнул. Струя огня подсушила древние камни мостовой, пар окутал окрестности. Зажегшиеся прожектора проецировали на белый туман зловещие тени каких-то бронированных колесных уродцев. Быстро очухались опричники, только драки здесь и не хватало. Я опустил окно:
- Вася, взлетаем, лети точно за мной!
- Ага, - отозвался дракон, - чего это за место такое вонючее? Очень похоже на мир кукол.
- Угадал! Конфетка с меня. Полетели.
Я поднял пикап метров на 5 и развернулся. Дракон тоже заложил вираж, держась позади. На площадь, грозно рыча, выползли БТРы, выстраиваясь в линию и подняли стволы. Пришлось менять план на ходу.
- Васька, дуй туда, - я махнул рукой на восток, - я догоню. Только высоко не поднимайся.
Крылья дракона со свистом рассекли воздух, и дракон, странно вихляя, будто старательно обходя невидимые препятствия, скрылся за пеленой снега. Ждать, пока вояки очухаются пришлось недолго. По пикапу ударили крупнокалиберные очереди . Вреда-то они не причинили, но болтанка выматывала. Когда по моим расчетам дракон ушел на приличное расстояние, я набрал высоту. Бессилие современного оружия почему-то привело меня в хорошее настроение. Еще приятно было представлять себе дикое изумление экипажей, видевших летающий американский пикап. Воображение разыгралось, я захихикал. В голове тут же возникла идея навестить еще одно предприятие по предоставлению услуг.
  У здания на Охотном ряду было не протолкнуться от лакированных боярских возков с мигалками. Я опустил пикап на дорогу и вежливо протаранил заграждение. Выхватив мелкие пукалки, ко мне заспешили местные холопы с целью покарать простого смертного, решившегося на подобную выходку. Самый смелый придал своей физиономии выражение угрожающей невозмутимости приблизился к машине. Я приоткрыл стекло, чтобы поболтать.
- Окна не открывать, из машины не выходить, руки держать на руле. Вы под прицелом. Следуйте за мной.
- А мне не хочется. Здесь парковка мне нравится.
Я чуть тронул машину. Тип взвился, будто его ткнули в зад шилом:
- Не делать лишних движений! - Проорал этот симпатяга, направляя ствол на стекло.
- Ой, не стреляйте, дяденька. Я тут покатаюсь немного, пока вы спокоетесь, хорошо?
Вот ведь тип - все испортил. Взял и выстрелил. Пришлось закрыть окно. Вспышки выстрелов замелькали со всех сторон. Я закрыл глаза и стал себе представлять бигфут. Мощный, красивый, высокий. Чтоб с ребристыми тракторными колесами по метру шириной. Две трубы позади кабины изрыгают дым при каждом нажатии на газ... Открыв глаза обнаружил себя сидящим на трехметровой громадине с огромными катками. Откуда-то подъехавший гаишный эвакуатор внизу напоминал хрупкую игрушку. Я нажал на газ. Пикап, грозно взревел и начал переваливаться по кочкам крыш представительского металлолома, под аккомпанемент выстрелов. Движение по центру уже перекрыли и вокруг рассыпались спецназовцы. Время от времени пикап трясло разрывами из какого-то серьезного оружия. Потом все внезапно стихло. С крыльца заскрежетал мегафон:
- Выходите из машины, у нас ваша девушка.
Я не очень понял и начал рассматривать крыльцо, включив увеличение. Два клыкастых чудовища в касках держали за руки... Леду. Девушка испуганно и непонимающе разглядывала окружающее ее безобразие. На крыльце уже толпились какие-то бородатые существа, и им больше подходило прозвище "гномы". Один из них и бухтел в мегафон о том, что они с ней сделают. Как же они прознали о нашем знакомстве? Как захватили? Впрочем, в любом случае, девушку надо было спасать.
  На стеклах пикапа плясали точки от лазерных прицелов. Деваться было некуда, надо сдаваться. Власть всегда берет заложников, если у нее не хватает силенок сломать человека. И безнаказанно убивает. А палачи потом ходят с орденами и медалями. Судьба Леды, если я откажусь выходить, была однозначна.
- Считаем до трех и начинаем! - орал мегафон - Раз...
Я открыл дверь, но вдруг огромная, величиной с дом, темная масса опустилась передо мной, закрывая от внешнего мира. Следующего этапа я не наблюдал. Спустя несколько секунд передо мной возникла морда васькиного брата. Огромная пасть открылась. Между чудовищных зубов лежала девушка. Я аккуратно переложил ее на заднее сиденье.
- Мы в расчете, лекарь, - прогудел старший брат, - тебе теперь ничего не угрожает. Улетай отсюда быстрей. Вихрь от крыльев разметал машины и людей, как осенний ветерок опавшую листву. На крыльце никого не было. Пикап обрел прежние формы и я поднял его повыше.
  Вот Васьки нигде не было видно, но что-то мне подсказывало, что за город он не полетел. Стрекотание винтов невидимых вертолетов, летящих куда-то а восток наводило на одну нехорошую мысль. Я вывел пикап над проспектом Мира и помчался над каньоном, наблюдая как огни машин и фонарей, превращают дорогу в яркую светящуюся ленту. Пройдя над третьим кольцом забрал левее, обогнул стеллу у ВДНХ и увидел, наконец, дракона. Тот обвился вокруг телебашни над рестораном, вцепившись когтями в бетон и опасливо косясь на висящие вертолеты. В общем, башня с подобным украшением отдаленно напоминала кадуцей. Но вот совсем нехорошо было то, что на уровне васькиной головы барражировали тяжело вооруженные машины. Хорошо хоть не стреляли пока. Я оставил пикап висеть в некотором отдалении между многоэтажками и оглянулся на Леду. Девушка, поджав стройные ножки, мирно дремала на заднем диване чему-то улыбаясь во сне. Пришлось спешно выдумывать для нее конструкцию спальника; маневры обещали быть резкими. Когда мягкий кокон закрылся я повел пикап к башне, стараясь не подниматься выше уровня зданий. И все равно заметили. Я в левое зеркало увидел вынырнувший из ниоткуда зловещий аппарат в пятнистой раскраске. Угрожающе наклонившись, будто насупясь, он решительно резал винтом промозглый воздух вблизи заднего борта. По корпусу грохотнуло и пикап заплясал в воздухе. Ого! Но, скорее, это было сделано просто на пробу, дабы убедится в пуленепробиваемости. Я нажал на газ и оторвался метров на двести, двигаясь вокруг ресторана к Васькиному уху. Не знаю, что испытывали в этот момент посетители с обслугой: с одной стороны огромный глаз неизвестного зверя, с другой - пикап, совершающий маневры с висящим на хвосте боевым вертолетом. Может быть уже в ужасе давились у выходов, а может, пошли всем миром бить повара за жульены из галлюциногенных грибов.
Я подлетел вплотную к Васькиному уху и опустил стекло:
- Васька, что ты здесь застрял?
Тот как-то жалобно взглянул золотым глазом:
- Гриш, здесь везде нитки, они мельтешат перед глазами и мне трудно лететь. Я путаюсь, застреваю. Помоги, а? Вон гоблины жужжат.
- Это вертолеты, машины такие.
- Да я и без тебя знаю, что это вертолеты. Ты глянь, кто внутри.
Я увеличил картинку в окне и по спине протопали мурашки: зв пилотском кресле сидело клыкастое существо в каске с тонированным забралом и в наушниках. На зеленом лице выделялись бородавки, а когтистые лапы сжимали рукоять. Меня передернуло. Вертолеты потихоньку прибывали, внизу тоже повыползала бронетехника. Мы были в кольце. Единственный выход из подобной ситуации - спрятать Ваську. Но куда можно деть огромного дракона? А своим ходом нельзя - долбанут его какой-нибудь ракетой, только ошметки полетят. Я зашептал в ухо Ваське план действий. Тот несколько удивленно покосился, но кивнул. Не слишком уверенный в успехе, я стал представлять себе многометровый трейлер, прицепленный к пикапу. Близкие тучи стали закручиваться в воронки, засвистел ураган, башня угрожающе закачалась. В шпиль ударидла молния, полетели искры. Вертолеты поспешно отодвинулись и замерли подальше, восстановив строй. В зеркалах было видно, как огромная черная масса формируется позади пикапа. Дракон выжидающе посматривал на трансформацию, сильнее прижимаясь к строению. Я вывернул пикап носом к армаде, те насторожились, но огня не открывали, боясь задеть башню. Внезапно Васька, отпустил лапы, развернулся подобно пружине и исчез внутри трейлера. Я рванул машину в сторону проспекта. Ух, и не хило же весит дракон, если даже чудесный аппарат не может погасить инерцию полностью. Запоздалые очереди и удары ракет не могли даже поколебать фургон. Мы неслись набирая ход. Мне почему-то казалось, что этот мир должен иметь много выходов. Люди просто очертили своими конструкциями существовавшие всегда проходы. И единицам приходит в голову сделать шаг в сторону от бредущего стада.
  Под днищем пикапа проносились развязки и дороги, колыхавшиеся в ярком свете. Вечнонеспящий город слепил своими рекламами и фонарями. Теплый свет только изредка вырывался из окон жилых квартир, тут же растворяясь в мертвенной уличной лаве. Мелькнула окраина и пост ГАИ. Нам везло, на Ярославке пробки уже не было и я стал снижаться. Еще чуть-чуть и машина на всем ходу нырнула под эстакаду. В глаза ударил теплый солнечный свет, и я с облегчением откинулся на спинку, аккуратно притормаживая. Мы висели над дорогой, рассекавшей степь до самого горизонта. Местами, на сером покрытии виднелись темные пятна. Я разблокировал кокон на заднем сидении и опустил пикап на обочину. Васька вовсю веселился. Он кувыркался, нырял, в общем, валял дурака по полной. Леда положила мне руку на плечо и я обернулся.
- Спасибо, лекарь!
- Да, ладно. Лучше скажи, как тебя занесло-то туда?
- Не знаю. Просто стало темно и холодно, а дорог стало много. Я вышла из капсулы и странные гномы утащили меня и бросили в темноту. А потом я оказалась на крыльце, на снегу. Где мы сейчас?
- Да, я сам не слишком в курсе: степь, дорога, солнце.
- А там твой дракон, да?
- Почему это мой? Васька сам по себе. Слушай, ты посиди пока здесь, только ничего не трогай, а я посмотрю, что и как. Ладно?
- А можно мне посидеть там, где был ты?
- Перелезай.
Я открыл дверь и спрыгнул на гравий. В воздухе стояло марево летнего полдня, разбавленное потрясающими запахами трав. Васька стремительно спикировал и плюхнулся в разнотравье. Там что-то громко и жалобно заскрежетало. Я непроизвольно отступил и оглянулся на пикап. Но вместо него там стояла капсула, точно такая, как в Мире Дорог. Капля вдруг дрогнула и, задрожав, растворилась в воздухе.
- Вот чччерт!
Я стукнул себя ладонью по лбу. Ну конечно! Ведь эта зараза читает мысли, подстраиваясь под владельца. И машине безразлично, кто... Хотя нет, не слишком эта штука механическая. Не стала же она подстраиваться под мага или колдуна? Значит, есть какой-то фактор. А Леда теперь там, куда хотела попасть, наверное.
- Лекарь, ты не посмотришь?
Дракон откатился чуть в сторону, приминая высоченную траву. То, что скрипело под ним, оказалось основательно проржавевшим трициклом с большими колесами. Кое-где еще виднелись следы хрома, а рядом лежал скрюченный скелет в черной кожаной одежке. На черепе был шлем. Васька отодвинулся; он побаивался мертвецов. Я присел на корточки и внимательно осмотрел останки. На куртке были большие дыры, как от попадания из охотничьего оружия. Конструкция трицикла тоже была интересной, с большими задними колесами и мощным, четырехцилиндровым движком. Я встал и обошел машину вокруг, размышляя еще и о том, что в мире, где оружие применяют против людей неплохо и самому вооружиться. Дракон жалобно пискнул:
- Может, пойдем? А?
- Не боись, мертвец не укусит! Сейчас пойдем. Ты бы лапой яму пока сделал, похороним.
Васька вздохнул, приподнял конечность и чесанул почву. Огромная когтистая лапа вырыла здоровенную ямищу с одного захода. Я перетащил туда останки байкера. Васька, стараясь не глядеть, засыпал могилу.
- Помоги-ка поставить агрегат на колеса...
Да, сооружение! Агрегат оказался довольно высоким. С руля на надорванной лямке свисала большая кожаная сумка. Внутри оказались охотничьи патроны и две заржавевшие гранаты. В промятой колесом ямке нашелся  приличных размеров кованный тесак. Что интересно, лезвие не заржавело и оставалось острым, как бритва. Несмотря на величину, нож не был тяжелым.
- Ну, что ж, подойдет,- сказал я, - Василий, помоги закатить аппарат на могилу. Думаю, что парень одобрил бы такой памятник.
Закончив невеселые дела, мы двинулись по дороге в сторону уже заходящего солнца. Васька зигзагами двигался над степью, время от времени подзывая меня посмотреть найденные железки: для него было в диковинку валяющееся железо. Попадались вполне узнаваемые вещи, вроде искореженных кузовов автомобилей. А разок мы обнаружили трак, лежащий на боку в небольшой ложбинке. Искореженная кабина хранила следы копоти. В фуре же было пусто, кто-то ее старательно выпотрошил.
В уши назойливо лезло какое-то жужжание.
- Гриша, там на горизонте чего-то едет.
- Вась, замаскируйся пока, а я гляну что к чему.
Посверкав чешуей Васька исчез где-то в поле. Я постоял еще немного, пока контуры машины не стали четкими и залег в траву на холме.
  Здоровый трак с квадратной хромированной мордой пер по дороге на небольшой скорости. Номера были уж совсем замороченные, без цифр, и светло коричневые вдобавок. За стеклом было видно, как водила растерянно шарит глазами вокруг. Наверняка, меня он видел. С  шипением автомобиль остановился. Дизель мощно постукивал на холостых. Водила развернул карту и посекундно оглядывался вокруг, явно пытаясь сориентироваться. В итоге, отшвырнув скомканную карту, водитель потянул веревку. Серебряные дудки огласили окрестности паровозным ревом. Похоже, парень заблудился. Я поднялся из укрытия. Водила увидел меня и вылез, держа, правда, в одной руке внушительный помповик. Ну, винить его за это нельзя: потрепанный небритый мужик посреди пустыни, да еще и с ножом за поясом. Есть над чем подумать.
- Здорово, - приветствовал водитель, - не подскажешь, до ракетодрома далеко?
- Н-не знаю, - обалдел я, и не нашел ничего лучше, как добавить, - до какого?
- А их здесь несколько?- В свою очередь прибалдел мужик.
- Не знаю.
- Ты, вообще, местный? - Водила подозрительно посмотрел вокруг, потом снова смотрел на меня.
- Нет, я сам попал сюда несколько часов назад и не знаю, куда идти.
Мужик еще раз внимательно оглядел меня, потом присел на бампер и поставил помповик на предохранитель.
- Блин, че делать-то? Ни заправок, ни поселков. Уж две сотни верст пропилил и ничего. Пустыня, солнце, дорога.
- И дальше тоже...
- Откуда знаешь? - Насторожился дальнобой
- Васька, дракон, поднимался повыше...
- Драко-о-о-н? - Потянул водитель и покрепче перехватил помповик, слезая с бампера- Ты точно тут несколько часов? Не слишком долго бродил под солнышком?
Я молча повернулся, свистнул и помахал приглашающее рукой. Было заметно, что Васька, хитрец, изредка поблескивал чешуей из травы, наблюдая за происходящим.
Когда из степи возникло тело огромной рептилии с крыльями, водитель рванул к кабине и заперся там. Довольный произведенным эффектом Васька спикировал на обочину и кивнул в боковое окошко рогатой головой. Я постучал по пассажирской дверке:
- Вылезай, не бойся.
Мужик опустил стекло и сипло спросил:
- А он не того? Не кусается?
- Не кусаюсь. Чего я, одичал, что ли? Да и есть то тут нечего...
Водитель подумал, заглушил движок и подошел и представился:
- Тихон!
- Василий! - Кивнул дракон
- Григорий!
- Вася, объясни человеку, чего ты там сверху пронаблюдал?
Подробно и обстоятельно Васька рассказал про степь и дорогу, присовокупив и то, что солнце садится. Я немножко порассказал о том, чего мы по дороге нашли, стараясь поменьше вдаваться в детали.
- А номер трака не видел? - Спросил Тихон - последнее время много наших пропало. Ни следочка. Ушли в рейс и все.
- Не, там от передка ничего не осталось, а сзади я и не видел. Может, просто внимания не обратил? А ты откуда едешь, Тихон?
- Из Инеевска в Тандагорск рейс. Из Инеевска я.
- А это где? Сибирь? Урал?
- Это ты про что?
Я сообразил, что не смотря на всю обыденность, моему родному миру этот человек точно не принадлежал.
- Проехали, - махнул рукой я, - предлагаю двигаться дальше. Уж очень мне обочины не нравятся, для ночной стоянки.
По южному, стремительно опускались сумерки, звезды уже заполнили небо, а луны (их было две) синхронно поднимались с двух сторон. Васька поежился, он тоже недолюбливал темноту:
- Ага, давайте двигаться, что-ли...
Мы забрались в машину. Движок рыкнул и машина потихоньку стала набирать ход. Дракон парил чуть впереди, над светом фар.
- Две луны, - задумчиво пробормотал Тихон, - непонятно.
- Знаешь, Тихон, а ведь мы в другой... другом... нет, другой реальности. Ты не волнуйся только, ладно?
- Да что-то вроде этого я и подумал. Заправится бы, на всякий... Топлива еще верст на пятьсот, но неуютно, все-же.
Васька время от времени попадал в лучи фар, когда опускался слишком низко. Кабину подтряхивало, монотонный гул движка и однообразие за окном навевали дрему. Видимо, я все-таки отключился потому, что вздрогнул от восклицания Тихона:
- Встречка! Смотри, встречка и еще чего-то...
Водитель потянул веревку и окрестности залил грозный звук паровозного гудка. Между тем, прущий в лоб не сворачивал, а "еще что-то" оказалось летящим драконом, очень похожим на ...
- Тормози! Это зеркало!
- Какое зеркало? - Не сразу сообразил Тихон - Откуда тут зеркало?
Но рефлексы водителя сделали свое дело - он нажал на торомоз, а я приложился лбом об панель. Васька подлетел поближе, чтоб рассмотреть собрата, но ударившись носом в зеркальную панель, вернулся к машине. Судя по всему, зеркало продолжалось и в обе стороны от дороги. Внезапно, отраженный свет стал опускаться, освещая покрытие. За зеркальными воротами дорога кончалась. Открывшееся пространство было подсвечено фарами мотоциклов. Время от времени какой-нибудь из них взревывал и перемещался. Один из байкеров подъехал к водительскому окну. Здоровенный зеленокожий детина, внушительно помахал танковым пулеметом, зажатым в волосатой лапище:
- Все, бродяги. Приехали! Вытряхивайтесь из машины или мои ребята покрошат вас для салата.
Для убедительности он шандарахнул в крыло ногой. На плечах байкера топорщилась только проклепанная кожаная жилетка.
Тихон нащупал помповик и пододвинул его мне.
- Сейчас мы устроим этим козлам! Стреляй из окошка по всему, что движется.
Потом он незаметно приблизил руку к рычагу.
- А ты кто-такой и чего тут за место особенное?
- Ты, придурок, чего не допонял из моих слов? Мы здесь живем. Вылазь, давай.
- И чего это нам вылезать? Ты ж нас все равно шлепнешь из своей пукалки,- Тихон незаметно включил передачу.
Мотоциклы стояли уже полукольцом перед капотом.
- Ну, как фишка ляжет. Если чего ценного везете - то может и отпущу, - потом хмыкнул и добавил, - грехи.
Толпа наездников заржала. Детина оскалился, обнажив острые клыки. Улыбнулся, наверное. Потом посерьезнел, упер приклад в седло и передернул затвор:
- Все, считаю до трех...
Васька бесшумно возник из темноты и завис паря на небольшой высоте позади кавалькады, слушая перепалку. Сообразив, чем кончаться переговоры, дракон выдох и струя багрового пламени прошла прямо по колесам. Тихон отпустил сцепление и рванул с места прямо на толпу. По фуре тяжело ударила очередь из крупнокалиберного пулемета. Дракон заходил на круг. Об бампер гулко ударился мотоцикл, кабину тряхнуло. Мотоциклисты рассеялись, и закружились вокруг трака как стая мелких рыбешек. Грохотали выстрелы. Я передергивал затвор и стрелял из окна поверх голов, стараясь удерживать байкеров на расстоянии.
- Патроны!? - проорал я в ухо Тихону
- В бардачке!
Взмокший водитель разогнал трак и бросил его в занос. Фура пошла юзом отбросив парочку нападавших. Крутя руль Тихон выровнял машину, избежав складывания:
- Колесо переднее, козлы прострелили!
Кабина накренилась.
- Давай! Стреляй! Иначе и не выберемся
Байкеры стягивались для контратаки, из пробитого радиатора валил пар. Движок стал работать с перебоями. Машина шла по кругу. Тихон мел хвостом, сбивая особо смелых мотоциклистов. Васька выпустил огонь вдоль левого борта и подбиравшийся байкер грохнулся под колеса фуры. Потом, почти перед самым капотом возник дымящийся предводитель. Теперь в каждое его руке были крупнокалиберные пулеметы с болтающимися лентами патронов. Мы с Тихоном едва только сползли под панель, как по кабине загрохотало. Сыпались осколки стекла, отрывались куски железа, огромные рваные дыры украсили спинки сидений. Потом очереди смолкли и уже что-то ударило в бок близко к кабине. Похоже, вожак не удержался и слетел с капота. Двигатель заметно захлебывался. Тихон давил на газ, стараясь вырулить носом на стреляющего. Нас обдало жаром, и выстрелы смолкли. Что-то звонко стукнуло в движке, он взревел, словно раненый зверь и замолк. Трак встал. У меня в помповике осталось всего два патрона. Водила вытащил из спальника резиновую дубинку. Не поднимаясь, я ногой поддернул ручку и пнул дверь. Вокруг горели несколько мотоциклов и валялись зеленые тела. Байкеров и дракона видно не было. Мы осторожно вылезли из развороченной машины. Позади фуры валялся предводитель. Я его смог опознать только по искореженным пулеметам в руках. Запах горелого железа и шашлыка выворачивал наизнанку. В грузовике что-то протяжно заскрипело. Солярка текла из бака сквозь пулевые отверстия. Борт фуры был прожжен каким-то оружием, вроде лазера. Мы остались черти где, без машины и практически безоружными, а на горизонте снова возникли точки фар. Байкеры возвращались. Переглянувшись, мы стали подбирать оружие. Излучатель, которым прожгли дыру, я обнаружил. Достаточно компактная и легкая игрушка со светящимся индикатором на прикладе. Если я правильно понял, еще половина зарядов в ружье была. Тихон отыскал что-то вроде М16.
- Во, еще пару магазинов надыбал! - Почему-то шепнул он, словно боялся выдать наше местоположение.
Между тем, мотоциклы приближались. Мы залегли за колесами трака. Но вновь послышался шум крыльев и на пути нападающих появился дракон. Васька предупреждающе пыхнул огнем. С памятью у ребят было явно все хорошо; атака захлебнулась не начавшись и мотоциклы с ревом скрылись за холмами. Мы вышли из-за укрытия и направились к дракону. Тот тяжело дышал, от него несло паленым, часть чешуи была закопченной. Я внимательно осмотрел темное пятно на боку, между чешуйками сочилась кровь.
- Козлы! Из гранатомета шарахнули! - Васька дернулся и зашипел, - Шкуру зацепили, сволочи! Но круто мы их покрошили. Ох, круто!
Я попросил Тихона приволочь аптечку и несколько напрягся от вида средних размеров чемодана. Заметив это, водитель пожал плечами.
- Так... Все в дороге пригодиться может...
- Вася, терпи. Сейчас больно будет.
- Было уже..., - буркнул Васька, но лапы подобрал.
Вылив все пузырьки с перекисью, я глубоко задумался: черт его знает, что там с инфекцией может быть в этой реальности? Защитить бы рану надо. На глаз прикинув габариты ранения мы с Тихоном распотрошили сиденье. Получилась очень даже симпатичная губка. Я старательно вылил на нее канистру с водой, где размешал весь наличный запас антибиотиков и пртивовоспалительных. Поминутно царапаясь об чешую и матерясь мы все же умудрились приклеить сиденье пластырями и изолентой к Васькиному боку. Все процедуры дракон перенес стоически. Лишь время от времени раздавалось негромкое шипение и когти терзали грунт.
- Все, все, закончили уже. - Успокоил я Ваську
Тот только тяжело вздохнул. Потом оживился.
- Я рассказать забыл совсем! Там куча машин стоит разных, а на горизонте дорога, надо рассмотреть. Я думаю, мы на перекрестке.
- Да ладно, дрыхни, - сказал я, меня и самого тянуло поспать, если честно, - утром выясним. Тихон, а ты там съестного ничего не везешь часом, а?
- Блин! - водитель хлопнул себя по лбу. - Я ж везу рационы и купола для экспедиции!
Потом как-то сник
- Точнее, вез. Ну, да ладно. Пошли фуру потрошить. Перекусить бы надо.
С Васьки моментально слетел сон
- И мне там гляньте чего, а?
Мы открыли фургон. Часть коробок была повреждена выстрелами, но в основном все  сохранилась. Хлеб в упаковке, сгущенка, мясо вареное в тюбиках... Даже кофе в интересных баночках, как гармошка. Была и вода в специальных ячеистых баках с хитрой системой слива. А еще был ящик коньяку и бочонок с пивом. Это уж точно для персонала сунули. Один аварийный купол мы развернули. Едва перетащили продукты, как вход в него тут же загородила Васькина морда. Странный шар под потолком засветился и нагрелся, Внутри стало тепло и уютно. Дракон смолотил три ящика хлеба, пояснив:
- Я после этих жареных зеленых гоблинов на мясо смотреть не смогу долго...
После трапезы меня стало клонить в сон, но дракон не унимался:
- Запить бы еще чем, а? Водички какой... Да хоть из бочонка того...
Я сообразил, что он намекнул на пиво. Пришлось раскупорить бочонок и опрокинул его в пасть. Глаза дракона затуманились.
- Хорошо! Тепло и вкусно...
Потом Васька блаженно засопел.
Мы с Тихоном договорились дежурить по очереди, хотя по моим прикидкам до рассвета оставалось немного. Но выспаться как-то не сложилось. Какой-то странный клекот и подвывания, сочетающиеся с невероятным грохотом, подняли бы на ноги любого, даже после конкретного бодуна. Васька вскинулся, все пластиковое убежище заходило ходуном. Еще туго соображая спросонок, он дико взревел. Мы с Тихоном похватали оружие и стали убеждать Ваську высунуть голову из проема.
- Что? Куда?
С просонья дракон бился в панике как сумасшедший. Качающийся шар нагревателя весьма чувствительно достал меня по загривку. Потом Васька сориентировался и рванул назад, разворачиваясь, да так и остановился как вкопанный. Мы вылезли следом и застыли вытаращившись, не в силах вымолвить ни слова. Перед нами был странный треножник поддерживал полированную колонну около метра высотой, разрисованную какой-то абстракцией. Пять извивающихся шлангов были заняты работой. Пара била в импровизированный бубен, еще один вращал изогнутый кусок арматуры с украшениями из ржавых шестеренок. Еще один удерживал игрушку, которую поседний обмахивал метелкой, подозрительно смахивающей на ажурные грабли для уборки листвы. Верхушка сооружения была украшена кусками сваренных радиаторных решеток. Никель сверкал на солнце в такт ударам в колесные диски. Шайбы на штырьках глухо звенели. Штуковина была явно поглощена своим делом и все время махала шлангами в сторону изрешеченного трака.
- Что за... - начал было Тихон, но осекся.
Васька поперхнулся и закашлялся. Чучело прекратило свое бренчание и осведомилось откуда-то из под решеток.
- Вы - запчасти?
- Чего-о-о-о!? - Как-то хором у нас это вышло потянуть этот вопрос.
- А, живые, ну и фиг с вами. - Существо было разочаровано. -  Потолкитесь в сторонке. Скоро закончу.
Воздух затрясся, зубы заныли. Мы поспешили убраться подальше, где шум не так доставал. Васька поминутно оглядывался, явно опасаясь, что его укусят за хвост. А вокруг разлилось шикарное утро. Роса стала подсыхать на местами выжившей траве. Трупы куда-то исчезли вместе с мотоциклами и оружием. О ночном бое напоминали только выжженные проплешины. На горизонте серебрилось какое-то сооружение. Дорог, кстати, не было видно. Даже той, на которой стояли зеркальные ворота.
Грохот постепенно затихал. Потом послышался дикий вой, напоминавший что-то вроде:
- Ы-а-у восстань!
Несколько раз повторился. С повизгиванием на границе диапазона. Уши заложило. А потом случилось нечто! Трак зашевелился, закачался на рессорах. Потом загудел и начал плавно удаляться. Мы второй раз за утро получили столбняк. Этот железный шаман отправил неисправную машину в путь да еще и без водителя. Как?
  Железяка же стала не спеша избавляться от причиндалов, складывая их контенер, притороченный к корпусу. Потом истукан замер, пока откуда-то из-за холмов не появилась странная платформа полуприцепа. Колес у платформы не было, она плыла в паре метров над землей. Агрегат закидал на нее кое-какие лежащие на земле вещи и контейнер. Платформа бесшумно скрылась. Треножник завращал щупальцами, поднялся в воздух на манер вертолета и опустился прямо перед нами. Мы отступили и насторожились.
- Да расслабьтесь вы! - Робот изменил треугольник на теле. - Все уже!
- Чего все? - Не понял я
- Ты чего с траком сотворил? - Очнулся Тихон.
- Дык зомби из него сделал. Вы дремучие какие. Я - шаман вуду, теперь трак на меня работать будет. Хотя..., - треугольник чуть опустил углы, - до фига их у меня. Можете глянуть. А зовут меня Макумба.
-Слышь, ты бы сказал, где мы находимся? - Кем бы ни было сооружение, но оно тут явно было местным жителем.- Где дорога?
- Дорога? - Макумба запустил один из манипуляторов по другую сторону цилиндрического тела и громко поскреб зад. - Дорога... Хм-м-м. Видишь ли... Как тебя?
- Гриша.
- Видишь ли, Гриша, нету тут дороги. То есть, определенной дороги. Ты ленту Мебиуса видел?
- Ну.
Васька зевнул, он мало чего понимал из разговора и потому невежливо взлетел обозревать окрестности. Свежий ветерок от его крыльев заставил поежиться.
- Так вот, это перекресток. Здесь сходящиеся дороги имеют две стороны каждая. Ну, представь кольцо...
Тут я сообразил, почему мне несколько зябко. Еще и ноги от росы промокли. Тихон тоже как-то съежился, но беседу не прерывал.
- Погоди секунду, мы все же оденемся потеплей и продолжишь. Хорошо?
- Ага, но секунды будет мало...
- Я образно. Жди.
Быстро натянув шмотки мы еще вытащили кое- что из жратвы с собой. Разговор, видимо, долгим будет, а позавтракать еще не успели. Макумба терпеливо дождался, пока мы организуем импровизированный стол для пикничка.
- Все, продолжай.
- Представь это кольцо, к которому ты приклеиваешь бумажки перпендикулярно направлению плоскостей. Один круг - ты попадаешь на одну плоскость дороги, другой - и ты на обратной стороне. Усек? По хорошему получается шар с одной плоскостью, если подумать...
Треугольный окуляр Макумбы затуманился. Видимо, шаман пытаясь осмыслить шар с одно поверхностью.
- Вроде как немного понятно, - я пытался одновременно осмыслить и выдавить из тюбика ветчину, но то и другое удавалось мне плохо, - продолжай. Ничего, что мы жуем?
- А? Да мне пофигу. Так вот, дороги здесь в два раза длиннее чем где бы то ни было. Ну, две стороны ведь. И даже правильно найдя нужную, тебе придется осмыслить, на какой из них ты, чтоб не шлепать в неизвестность. Ну, так этот перекресток задуман.
- А как попасть на какую-нибудь ленту?
- Так ты на ней. На какой-то из них. Предполагаю, раз ты не местный, то выбранная дорога найдет тебя сама, когда время придет, только думай про нее. Вот какая сторона достанется тебе - неизвестно. Поэтому, часть приезжих здесь и не торопятся. Одни не хотят попасть туда, откуда прибыли, другие наоборот. И причины наверняка есть. Вот и растет мой парк монстров.
- А ты откуда взялся здесь? Местный?
-  Не-е-е, занесло вот так, с тридцать девятой. Зеркало, ворота и привет! Я тут. А вы по какой?
Я уже смотрел на робота, как на земляка.
- По той же, старина.
- А я - по двенадцатой, - вздохнул Тихон.
- Ты, Гришь, дальше двинешься? - Шаман проникся. - Там наших ежели встретишь - привет передавай.
- Не вопрос! Слушай, а у тебя там, в коллекции, чего-то на колесах поприличней нет? А то опять гоблины проявятся.
- Эти могут. Здесь не одна банда разных чучел. Они и грабят прибывающих. Есть у них там ясновидец какой-то, знает откуда, чего и во сколько. Машины уродуют, гады! - Робот в сердцах хлопнул себя щупальцем, над полем прокатился тяжелый гул. - Ну, и живых крошат, заодно. Органика, жрать хотят... Кстати, вы там закончили? Айда ко мне, подберем вам чего-нибудь. Только быстрее вас дорога не найдет.
- Ну, хоть не пешком на экскурсию-то...
Мы собрали кое-что из жратвы в импровизированные мешки, сделав их из обшивки сиденья - Васькиного пластыря. Получилось вроде и ничего. Робот зажужжал и повис чуть впереди нас. Манипуляторы образовывали вокруг его тела темный круг. Серебристый и поменьше, возникли на месте ног. Васька, заметив, что мы собрались, стал кружить над нами. Я помахал ему рукой. Дракон спикировал и лихо затормозил. Землю украсили глубокие борозды.
- Чего?
- Ты нас за роботом не подвезешь? Недалеко, вроде.
- Конечно, чего спрашиваешь?
- А бок твой как?
- Да на мне заживает все быстро. Отлепилось уже почти. Видишь, чешуя переливается? Значит все нормально.
Мы взобрались и уселись поближе к рогам. Дракон взмахнул крыльями и полетел за набирающим скорость роботом.
 Обиталище шамана напоминала огромную автосвалку. По крайней мере сверху. Среди привычных силуэтов разнообразного транспорта виднелись совершенно экзотические агрегаты. Робот опустился рядом с трехэтажным кемпером на краю свалки. Мы приземлились рядом. Макумба приглашающее махнул щупальцем:
- Заходите!
Внутри кемпер был обклеен фотографиями, на веревочках свисали масштабные модельки. Если вглядеться, то можно было увидеть, что фотографии в различных местах проткнуты то ли ножом, то ли отверткой.
- Ну, это я так духов гоняю. - Явно соврал робот, отводя треугольник в сторону.- Так и чего бы вам предложить.
- Что-нибудь поудобней, не шибко мелкое.
Он стал задумчиво перебирать бумаги, потом выдернул листок и принялся в него вглядываться.
- Ага! Нашел. Пошли глянем, это рядышком.
Мы вышли из берлоги. Робот ткнул щупальцем в направлении Васьки:
- Вот! На него похож, прям как с одного конвейера.
Дракон не понял
- Конвейер? Так я из яйца вылупился. Или что это, конвейер?
С секунду робот подозрительно наводил треугольник на Ваську, тот смутился.
- М-м-да... Пошли!
Мы обходили свалку по кругу, рассматривая неведомые и знакомые машины. Вид был у них  и какой-то унылый. Кто без колес, кто без крыши. Были экземпляры без движков с обреченно откинутыми капотами. Но каждый экземпляр вычищен и подкрашен. Помесь свалки и музея под открытым небом. Дракон лениво парил на небольшой высоте, стараясь не слишком приближаться к скоплению металла и пластика.
- Вот! - Щупальце взметнулось, указывая в приличный промежуток между двумя траками, похожии на Маки - Пришли! Ну как?
Я тщетно пытался рассмотреть машину.
- Где?
Макумба что-то проклокотал, и траки разъехались в стороны. Там стоял троллейбус!
- Вот, прям вылитый ваш крылатый приятель!
- Ты че, железяка? - Дракон вскипел - Я что, похож на этот ящик с колесами.
Робот, перемещая треугольник, внимательно сравнил Ваську с троллейбусом.
- Да, крыльев нет и морда покороче, вроде - Макумба на секунду задумался, - но рога и вообще...
- Ах ты банка консервная! - Из Васькиных ноздрей пополз дым - Вешалка недоделанная.! Я тебя...
- Да я тебе ща рага пообломаю, тухлая органика!
- Василий, остынь! - Как можно внушительней проговорил я, - Макумба, спокойней! Вы оба не правы!
Вот сейчас драки робота с драконом и не хватало. Шаман уже хитро скрючил щупальца, подраться он был явно не дурак. Настроение выдавала дымящаяся раскраска. Васька нервно скреб землю, готовясь пустить струю огня.
Тихон встал между сладкой парочкой.
- Все, друзья, все. Мы тут все покурочим ничего не добившись.
Потенциальные бойцы поостыли, но в сторону друг друга демонстративно не глядели. Я вздохнул:
- Макумба, а нет чего-нибудь покомпактней? Да и троллейбусу этому энергия нужна.
Взбешенный робот коротко стрельнул своим треугольником на противника, но дымиться уже перестал.
- Есть, как не быть! Если вы любите путешествовать в консервных банках...
Робот смотался в трейлер и вернулся со стопкой бумаги. Посыпались варианты. Нами были отвергнуты танки, бронетранспортеры, скутеры, мотоциклы и даже летающая тарелка. После двухчасового блуждания обнаружился аппарат, чем-то схожий с большим армейским джипом. Только двухпалубным. Или автобусом. Или... Вообще, он много еще чего напоминал, но выглядел относительно понятно. Тихон удовлетворенно кивнул головой, оценив машину.
- Эту можно?
- Это... м-м-м... один из старых, так сказать, - Макумба несколько помялся, - я тогда живых от запчастей не шибко отличал... Ну, в общем, сами смотрите, вот...
Шаман открыл водительскую дверь. Мы с Тихоном обалдели. Из сиденья росли ноги и заканчивались педалями. Вместо руля, на валу торчала бородатая и лохматая голова в фуражке. Глаза на проводах были прилеплены к лобовому стеклу. Руки, тоже росшие из кресла, держали голову почему-то за уши. Но когда хриплый голос произнес:
- Выпивка есть, бараны?
Мне поплохело окончательно. Тихона тоже мутило. Шаман смущенно поколыхал щупальцами.
- Так, эта, я тогда думал, что это автопилот отвалился и отремонтировал... Ладно, есть похожий.
Еще полчаса блужданий и мы вышли к такой же машинке. Макумба открыл дверь:
- Вот!
Мы опасливо заглянули внутрь. Ничего! В смысле, приросших водил там не было.
- Возьмете?
Мы покивали и шаман прочертил вокруг нашей компании и джипа замкнутую кривую своим щупальцем. Громоподобные завывания заставили заткнуть уши. Вокруг нас все зашевелилось, потом стало перемещаться. Очень это напоминало игру в пятнашки. Внезапно  мы оказались рядом с кемпером. Изумленный Васька плавно опустился неподалеку.
- Все! - Робот удовлетворенно встряхивал манипуляторы. - Готово. Пошли, я вам его душу отдам.
Макумба исчез в недрах своей берлоги. Слышался грохот, невнятные восклицания и бурчание. Шаман вышел держа в одной руке ключи в другой - большую пластиковую канистру.
- Магическая субстанция! - Значительно пояснил он.
Я взял из щупальца ключи.
- А теперь, - торжественно произнес робот, - я вас омою в этой эманации и вы станете повелителями машины!
- А посмотреть сперва можно эту жидкость?
- Смотри и восхищайся! - Робот открутил крышку.
Больше всего, эманация напоминала отработанное масло, в котором плавали какие-то куски больше всего похожие на пережеванный пластик. Я налил немного на ладонь и понюхал - точно отработка, к гадалке не ходи.
- Макумба, омываться в ... этом, этой ... эманации обязательно?
- Конечно! Только так! Ведь если вы потеряете ключи, то машина вас не послушается.
- Знаешь, Макумба, - я брезгливо оттирал руку обнаруженной тряпкой, - я и ключами обойдусь. Попробую их не потерять. Не обидишься?
- Эх-хе-хе, не удалось. Хотел, вот, на живых испытать..., - робот подозрительно заперхал, - а то я ей паровоз смазываю, чтоб колеса не ржавели. Хотелось глянуть на вас в этом отстое! Гы! Шутка! Скучно здесь. Ладно, валите отсюда.
Мы с Тихоном переглянулись и вежливо попрощались с веселым шаманом. Макумба погрустнел.
- Ты, Гриш, не забудь привет землякам, ага?
- Ок! Конечно, передам! Ты вояке влей, - я кинул бутылку роботу, - он с тобой долго болтать будет. Все, пока!
Мы сели в джип и отправились, пыля по степи, в сторону солнца.
  Внедорожник уверенно тащил нас по сухой степи периодически встряхивая на каких-то кочках. Пыль ощутимо похрустывала на зубах. От нее слезились глаза. От смеси пыли и пота жутко все чесалось. Васька улете далеко вперед, на разведку.
  Внезапно перед капотом возникли деревья. Нет, я их не прозевал. Они просто возникли на пути. Из ниоткуда. Стараясь избежать столкновения я отчаянно рулил и бил по педали тормоза. Итог был предсказуем. Машина резко накренилась и завалилась на бок. Мы выбрались через водительскую дверь и спрыгнули на землю. Машину требовалось поставить на колеса, но дело было явно непосильное. Тихон невнятно выражал мнение о моей наблюдательности.
- Ты чего? Пораньше тормознуть не мог?
Не мог, не мог, - прозвучал над головой насмешливый голос, - никто еще не смог.
Голос шел откуда-то из крон деревьев неожиданной рощицы.
- Черт, оружие... - Тихон поглядывал на ветви отступая к машине.
Оружие мы загрузили в багажник, очевидный промах.
- Оружие! - Голос скептически хмыкнул - оружие вам не поможет. А нам вода нужна.
- Чего?
- Вода. Вы ж дофига ее везете.
Я пытался рассмотреть в ветвях говорившего:
- Вы кто?
От рощи отделилось средних размеров дерево и в развалку подошло к нам. Тихон замотал головой, словно отгонял видение. Я едва не повторил его действий. Между тем, дерево продолжало:
- Как вы могли заметить, вокруг нет мест, где есть вода. А нам с товарищами надо как-то выжить. Вот приходится попросить поделиться разных путников.
Упомянутая группа товарищей как-то мрачно и неприятно помахивала ветками. Складывалось полное впечатление, что эти тяжелые ветви не раз использовались в качестве дубинок.
- Так, эта, у нас воды-то всего канистра.
По роще прокатился сдержанный смешок.
- На вскидку, - дерево на секунду замолчало, как бы прикидывая, - в тебе килограмм восемьдесят-восемьдесят пять. То есть, почти шестьдесят литров. В твоем тщедушном приятеле тоже не меньше полтинника. Да еще и канистра. Эй, братва, живем!
Роща оживилась и загомонила. Вокруг поднимались деревья лежащие в засаде, чтоб не упустить при дележе свою долю. Ребятам явно не терпелось.
Тут Васька, наконец, сообразил, что с нами что-то не то, раз не догоняем. Я пронаблюдал, как  дракон плавно развернулся и неторопливо заскользил в нашу сторону. Приземлившись, он оглделася:
- Чего? Опрокинулись? Давайте-ка на колеса поставим. Как вы в рощу-то вмазались? Вокруг степь ведь. Люди, люди...
Огромный сук сухо ударил по чешуе. Потом еще раз. Потом удары посыпались один за другим. Васька не реагировал. Предводитель притомился дубасить.
 - Слышь, пернатый, мотал бы ты отсюда, пока можешь, - сказал он, опасливо посторонившись, - ушибем крылья не ровен час. Нам пока хватит воды и я тебя отпускаю.
Васька изумленно захлопал глазищами:
- Ты чего, пенек задрипанный, раскомандовался? Охренел? Ща я из тебя зубочисток понаделаю. Подбирай корешки и уматывай со своей сворой.
- Ага, прям щас!- Вожак был бы и рад, но перед собратьями ему было трусить никак. - Навались, братва!
Деревья зашевелились и стали стягивать кольцо вокруг дракона. Васька глянул на них, хмыкнул и отрыгнул язык пламени небо. Вроде, предупредительный, как бы. Деревья в испуге замерли. Дракон угрожающе поводил мордой из стороны в сторону. Кольцо сделалось намного шире. И тоньше. Из задних рядов кое-кто поумнее уже переваливался на корнях, стараясь уйти подальше.
- Ладно, - недрогнувшим голосом, даже высокомерно как-то, произнес вожак, - свободны! Сегодня мы сытые. Так и быть!
- Те че..., - завелся дракон
- Остынь! - Шепнул я ему в ухо. - Они боятся и уходят. Помолчи немного.
Деревья собрались в рощу и неторопливо побрели в степь. Васька уперся лапой и поставил машину на колеса. С ободранным бортом и оторванным зеркалом мы продолжили свой путь. Васька парил над нами, стараясь не упускать машину из вида.
  На горизонте появилось странное облачко. Оно совершало непонятные маневры. Наученный горьким опытом, я остановил машину. Мы с Тихоном, прихватив оружие, вылезли. Облачко шустро подрастало.
Вдруг Васька совершил какой-то невероятный маневр и опустился так резко, что чуть не перевернул машину ураганом от своих крыльев. Впервые в его глазах я увидел дикий страх.
- Железная... саранча... - голос дракона прерывался, - жрет все, что движется!
Облачко равномерно подрастало. Мы с Тихоном подготовили оружие.
- Нас заметили! - Васька сжался в комок - Ничего не помогает! Если заметили, то догонят
- Чего можно сделать? Отстрелить можно?
- Неа, все. Можно только закрыть глаза.
Пока я выслушивал Васькины стоны, Тихон ковырялся с машиной.
- Помогай выгружать припасы!
- Чего задумал-то?
- Скоро поймешь...
Мы содрали обивку сидений и сделали мешки. Пока я рассовывал пожитки, Тихон завел мотор, включил передачу и, держа ногу на сцеплении чем-то заклинил газ. Машина взревела и рванула вперед. Тихон прокатился по пыли и встал, отряхиваясь.
- Вот им и жратва
Пылевой шлейф прикрыл нас. Васька сообразил что к чему.
- Залезайте!
Мы забрались на дракона. Тот аккуратно взлетел и направился в сторону циклопических сооружений. Я оглянулся. Облако снизилось, пыль показывала путь прямо в центр скопления саранчи. Потом облако разрослось и скрыло последние мгновения драмы. Джипу пришел конец.
  Плохо было то, что на спине Васьки невозможно спрятаться от солнца. А маневры дракона заставляли нас равномерно поджариваться. Посреди степи высился какой-то щит.
- Василий, спустись, - проорал я в ухо дракона, - посмотрим, что к чему.
Васька спикировал так резко, что мы едва не слетели. На деревянном щите была только одна корявая надпись черной краской "Дорога 39". И намалеванная стрелка. Щит был прострелен в нескольких местах, а правый верхний угол будто сжевали.
- Ну, чего? Туда? Тихон, ты с нами?
Дальнобой пожал плечами:
- Да мне все равно некуда деваться.
- Ну, ты как, Василий?
Васька нетерпеливо закивал оглядываясь. Он опасался саранчи. Мы направились по стрелке. Как-то естественно пейзаж вдруг сменился и мы оказались на полотне дороги, шедшей вдоль моря. Над головой проносились уже знакомые серебристые капли. Вернулись! Покидав на обочине пожитки и оружие мы бросились к морю. Васька воспользовался своим преимуществом и купался попеременно то в море, то в лучах солнца, выделывая невероятные кульбиты в воздухе. От его плюханий прибой был как в средний шторм. Сбросив одежду я с ходу перемахнул через волну. Все невзгоды последнего времени растворялись в прозрачной воде без следа. Где-то рядом плескался Тихон.
Мы блаженствовали на песке.
- Я к своим, эта, смотаюсь, а? - Васька был само смущение - Я братьев давно не видел.
- Да, какие проблемы-то? Найдешь нас?
- Ага!
Дракон махнул крыльями, подняв тучу песка и направился в сторону едва видимых на горизонте гор... Мы с Тихоном оделись и сели на обочине. Я голосовал пролетавшим экипажам, пытаясь поймать попутку. Одна из капсул снизилась, стенка исчезла. Выглянула миловидная девушка:
- Залезайте, бродяги!
Мы живенько последовали приглашению. Но едва стенка заросла, как у горла я почувствовал холодную сталь. Стараясь не двигаться, скосил глаза на попутчика. У его горла тоже был нож.
- Что вам надо от нас?
- Работа. - В девичьем голосе звенела примерно такая же холодная сталь, что я ощущал у горла. - А что еще надо от рабов? Теперь сидите тихо, пока человек вас скует.
В поле зрения возникла еще одна деваха с тоненькими веточками в руках. Она легким движением завернула прутики на наших шеях. Потом соорудила браслеты на каждую руку. Концы веточек моментально срослись. Нож больше не угрожал и я быстро повернулся. Позади меня сидела надменная ... Леда! Блин!
- Леда, привет!
Та смерила меня безразличным взглядом, машинально крутя в руках деревяшку. Я встал, пытаясь подойти, но в правой кисти возникла дикая боль. Взглянул на руку. Из ветки проросли острые шипы и впились в руку. Из под шипов выступили капельки крови.
- Раб, если будешь плохо работать, бунтовать, плохо себя вести - такие же шипы вырастут на ошейнике. Попытаешься сбежать и шипы станут длинными. Ты умрешь. Все просто. А теперь молчите. Иначе, вашим собеседником на оставшийся путь будет боль.
  В бараке, куда нас втолкнули, было Все были заняты непонятным делом - сосредоточено стучали пальцами по столу. Время от времени кто-нибудь вскрикивал.
Леда проводила нас к свободному месту.
- Работайте.
- А что делать-то? - Опасливо покосившись на соседа-паука спросил я. - Чего там на столе, клопов давить?
- Сочинять.
Я слегка опешил.
- Чего сочинять?
- Текст.
Тут встрял и Тихон.
- Водила я, не писатель. Мне б чего попроще. Кирку, там, лопату...
- Эту привилегию надо заслужить. Ваше место здесь. Если вы долго без движения - браслеты начнут вас колоть. В общем, сами поймете. И так слишком много вопросов задаете. За работу!
Мы, переглянувшись, молча уселись на указанные места. Под руками возникли светящиеся клавиши, а перед глазами оказалась картинка белого цвета.
- Руки на стол! - Резко скомандовала Леда
Я вздрогнул, ощутив легкое покалывание на запястьях, и торопливо последовал команде.  Тоненькие усики выросли из браслета и вросли в поверхность стола. Леда ушла. Покалывало все сильнее. Потом возникла резкая боль. Я вскрикнул и начал торопливо печатать какую-то белиберду. По экрану поползли строки. Примитивный рассказ потихоньку связывался. Тихон частенько вскрикивал потом окончательно взорвался:
- Да какого терпеть? Ну хоть убейте - не могу! Не умею я!
- Тихон, Тихон, продолжай. Представь, что пишешь письмо...Ай, е...!
В мои запястья впились иголки. Я покорно застучал по клавишам. Пальцы потихоньку немели. В итоге, обнаружился некий компромисс между скоростью печати и легкой болью. Мне стало намного легче. Судя по молчанию, Тихон втянулся в работу.
Только к вечеру усики браслета отцепились, клавиатуры и экраны исчезли. Толпа загомонила. Перед каждым возникли лоханки с различной едой. То, что досталось мне, было не то чтобы вкусным, но питательным - несомненно. Печально взглянув на меня четыремя глазами, сосед, похожий на паука, протянул одну из ног:
- Рома!
- Гриша! - Я аккуратно пожал волосатую конечность и добавил - Очень приятно!
Злой Тихон тоже немного оттаял
- Гришь, ты откуда?
- В смысле?
- Ну, где вас взяли?
- На дороге, мы голосовали.
- Всех подряд хватают. Ты был до этого на перекрестке?
Я кивнул.
- Значит, на табличку повелся.
- Ром, слушай, а зачем мы пишем-то?
Рома внимательно осмотрел помещение задней четверкой глаз, потом передней.
- Это самый большой секрет этого мира. Могу пока сказать так: это фабрика топлива и поступил большой заказ. Мы вырабатываем концентрат.
- Это как?
- Как, как... Да легко. Ты чего, не слышал про это? Так вот. Все, что ты написал - никуда не исчезает. Просто потихоньку расползается по всей Вселенной. Ты даже воздействие этим оказываешь, хотя и совсем незаметное. Ну и местные ведьмы разработали технологию, чтоб концентрировать эту субстанцию. Потом все брикетируется и продается, как батарейки. У творческой энергии есть свойство, которое вполне способно поднимать в воздух любые предметы и помогает путешествовать в пространстве со скоростью воображения. Паук чуть заметно махнул лапой в сторону серого куба за окном:
- Вот там и установлено основное устройство для переработки.
Я задумчиво стал рассматривать куб. Пожалуй, можно было и вырваться...
Спали все в общем бараке. Старожилы отрубились быстро, новички ворочались. Помещение наполняли стоны, всхрапывания и, почему-то ржание. Особо рассмотреть всех мне не удалось. Во время работы невозможно было отвлечься, а светом на вечер барак не обеспечивался. Мне же спать как-то не хотелось, но искать в темноте Тихона было бы несколько опрометчиво. В общем, я закрыл глаза и попытался отключиться. На удивление получилось.  Приснилась мне Леда. Не та, которая была местной фурией, а беспомощная хрупкая деваха, спасенная из рук думских гномов. Она стояла с каким-то растерянным лицом, в том же платьице.
- Гриша, зачем ты выбрал другую сторону дороги? Возвращайся сюда, где солнце и море. Прошу, возвращайся.
- Да я не знаю, как...
- Иди в сторону тьмы...
  Резкая боль в запястье вырвала меня из тепла грез. В барак робко заглядывали первые лучи солнца, толпа шевелилась. Сосед по койке лежал без движения. Я подошел поближе. Браслет и ошейник пробили кожу. Нет, не кожу, а что-то вроде чешуи. Сосед напоминал геккона-переростка. Крови не было. Хотя, кто его знает, что там под чешуйчатой кожей? В любом случае он не шевелился. Я приложил руку к холодной чешуе. Наверняка он холоднокровный, но ни единая мышца или жилка не давали ощущения биения жизни. Бедолага был скорее всего мертв. Перебирая лапами к кровати просеменил Рома:
- Жалко Коляна!
- Он давно здесь обитал? - Спросил подошедший Тихон
- Полгода. Больше никто не выдерживает, срываются. Хотя некоторых успевают отправить на поля или в каменоломни. Но это - как повезет.
В дверях возникла Леда, всколыхнув память о недавнем сне. Эта девушка деловито отдавала команды двум существам, больше напоминавшим помесь грибов с кустами из-за количества опухших конечностей. Они как-то странно тряслись и колыхались, но браслетов или ошейников я не заметил. То ли это добровольные помощники, то ли контроль осуществлялся другими способами. Грибы легко подняли тело и понесли его к выходу. Леда выглядела злой и озабоченной. Существа-невольники молчаливо наблюдали за процессией. Несмотря на обстановку, все равно действо казалось мрачно-торжественным. На пороге Леда не оборачиваясь бросила:
- За работу!
Я молотил по клавишам, сотворяя какую-то чушь, но мысли мои крутились вокруг сна. Естественным образом все возвращалось к вариантам побега. Здание переработки энергии манило своей тайной.
  Как-то внезапно исчезло солнышко за маленьким окошком. Потемнело. Барак ощутимо вздрагивал под порывами ветра. Что-то сухо затрещало. Распахнулась дверь и в проем ворвался пылающий гриб-куст, размахивая палкой в одной из конечностей. Барак заволокло удушливым дымом. Гриб начал метаться в проходе, пока его не накрыл одеялом сообразительный кентавр. По двору мелькали тени. Браслеты и ошейник съежились и упали на пол. Еще с минуту мы соображали, что происходит, а потом все рабы побежали к двери. Барак быстро пустел. Ко мне подковылял Рома, кто-то в суете отдавил ему одну из лап:
- Пойдем? - Он жалобно и вопросительно уставился на меня.
Я поискал глазами Тихона, но тот, видимо, убежал со всей толпой.
- Пойдем. Сейчас, в окно гляну только.
Над кубом кружили драконы и время от времени пускали языки пламени в грибокусты. Те в долгу не оставались и палили из своих странных палок. Я откинул одеяло с тела гриба и поморщившись выдернул палку из обгоревших конечностей; какое-никакое а оружие... Рома аккуратно выглянул за дверь и моментально дернулся обратно. Косяк украсила россыпь воткнувшихся полосатых стрелок. Некоторые были живы и трепыхали стабилизаторами, силясь вырвать нос из деревяшки. Я внимательно оглядел трубку, приложил к уху и прислушался. Внутри что-то отчетливо жужжало. Ромка бросился мне под ноги, я рухнул, больно приложившись об пол.
- Ты что...?!!!
Над головой сердито жужжа пронеслась очередь и разнесла в щепки стол.
- Отползай!
Нас обдало жаром, послышался треск. Рома выглянул из-за двери
- Грибы отступили, драконы за ними следят. Уходим!
Мы пригнувшись быстро шмыгнули за порог. На выжженной траве валялись обгорелые грибы. Четверка драконов барражировала на высоте крыши здания переработки, явно обороняя объект. За воротами догорал перевернутый грузовик. Стороны собирались с силами и это был наш шанс. На всех парах мы неслись к зданию переработки. Один из драконов, изогнувшись, выплюнул струю огня. Зад припекло, но на наше счастье дракон промазал и мы нырнули под нависающую крышу. Дракон опустился вниз и угрожающе приблизил зубастую пасть, остальные продолжили свое патрулирование.
- Не приближайся, у меня бомба! - Ткнул я пальцем в съежившегося Ромку. - Сейчас тут все взлетит на воздух.
Я сообразил, что тут и живая бомба прокатит, если уж ружья стреляют живыми стрелками.
- Отойти от объекта! - Рявкнул дракон.
- Ага! Прям щас!
- Я предлагаю беспрепятственный проход...
- Это куда это?
- К своим. Туда..., - дракон мотнул головой в сторону укрытий грибов.
- С чего ты взял, что там наши?
Сбитый с толку дракон внимательно смотрел на меня своими желтыми глазами и задумчиво мотал хвостом. Потом встопорщил крылья, опустил и осведомился:
- Э-э-э... А бомбу взрывать не будешь?
- Посмотрю на ваше поведение.
В стену, сердито жужжа, вонзилась и стрелка.
- Атака! Уходи в дверь и бомбу прихвати, а то зацепят. Рванет ведь!
Я пихнул Ромку и шмыгнул в проем, прикрыв бронированную дверь. Помещение напоминало склад. На стеллажах громоздились странные, неправильной формы ящики. Склад освещал большой шар, висевший над полом в дальнем углу. Он был оплетен ветками так, что напоминал воздушный шар. Мы подошли поближе, своеобразный абажур запульсировал разгорелся.
- Хозяйка, у меня еще нет энергии. Сегодня я не смогу ее тебе сконцентрировать. - виноватый голос исходил из шара.
Мы с Ромой переглянулись. На всякий случай паук отодвинулся мне за спину.
- Так я не хозяйка, вроде... - начал я, - мы тут сами, как бы эта...
- Ой, извините, у меня хозяйка очки забрала, я плохо различаю людей по контуру. Меня зовут Дмитрий. Я - Преобразователь.
- Гриша! - Представился я. - Лекарь.
- Рома! - Пискнул из-за спины паук.
- Ребята, если не трудно, киньте мне любой контейнер. Жрать хочется-сил нет! И так-то каким-то дерьмом кормили, а тут вообще ничего.
- Так ты раб?
- Угу. Вишь, я тут энергию концентрирую, занесла ведь нелегкая, ну и питаюсь немного. Пришлось, вот, отключить подпитку местной системы. Вон, ветки скукожились под потолком.
Мы с Ромкой пыхтя притащили контейнер.
- Ты пока энергию не подавай. Там бой идет, все рабы разбежались.
- Какие рабы? Как я?
- Не, которые писали.
- А-а-а, вот значит как, - шар замолчал, видимо принялся за еду.
С минуту царило молчание, потом шар икнул и засветился ярче.
- Спасибо! Хотя вкус, конечно... Так значит вот откуда шла подпитка! То есть, вы писали тексты?
- Да.
- А-а-а... А на вас были такие же лианы, как на мне?
- Ну, принципиально да, хотя...
- Вот ведь гадюка! Они колются противно, если останавливаешься. И мне сказала, чтоб я импульс посылал по системе, когда уровень снижается. Вот гадство! Я, получается, вас колол?
- Ах ты гад!- Ромка рванулся вперед, размахивая передними лапами
- Остынь! - Я успел перехватить его за лапу. - Он же не знал!
Митя участливо колыхнулся
- Извините, ребята. Кстати, поищите ящик, где лоза ко мне присоединена. Колется, сволочь!
Через минуту я отследил лозу и Ромка перекусил ее мощными челюстями. Шар освободился от пут и легко закачался в воздухе.
- Ух, хорошо! Свобода!
- Свобода- то да, а вот как отсюда выбраться? Над крышей драконы, против них - грибы вот с этим, - я показал Мите жужжащую палку, - да и неизвестно куда двигаться.
- Мда, положение...
В дверь негромко постучали. Погруженный в размышления я машинально ответил:
- Да!
Потом вздрогнул. В проем заглянул знакомый желтый глаз с вертикальным зрачком:
- Гриша, ты?
- Блин, Васька! Рад тебя видеть! Нам надо выбраться отсюда.
- Тут за мной трак стоит, его Тихон пригнал. Сейчас он подаст задом сюда. Закидайте контейнеры. Шар тут? Отлично!
- Меня Митя зовут!- Буркнул шар.
- Не обижайся, Митяй. Покажи ребятам, как эти ящики летать заставить.
- Угу.
- Делать надо быстро-быстро! Все! Встречаемся за воротами.
В проеме мелькнуло тело с перламутровой чешуей. Потом проход закрыла фура с заранее открытыми створками. Шар что-то сотворил с одним из контейнеров и и все остальные ящики стали почти невесомыми. Мы быстренько закидали весь запас в фуру и запрыгнули внутрь. Я долез до стенки со стороны кабины и несколько раз ритмично пнул ее ногой. Трак взревел и дернул с места. Створки болтались, заклубилась пыль, серый куб переработки качаясь уменьшался в размерах. Позади машины опустился дракон и стал прикрывать наш отход огнем. Еще четверо собратьев его поддерживали. Удерживаться внутри было не за что. Хорошо рома вцепился в стену и протянул нам свободные лапы. Минут через десять фура зашипев встала. Хлопнула дверь и в проеме возник улыбающийся Тихон.
- Все, вылазьте, бродяги! Хорош париться здесь.
Мы выбрались на шоссе. Я был ужасно рад лицезреть водилу живым и невредимым. Через пару минут к нам спланировал Васька. Чешуя переливалась, а от морды шел пар.
- Ух, круто!
- Слушай, Василий, а с чего вообще этот сыр - бор разгорелся-то? Чего драконы на склад набросились?
- Гы! - Васька хитро заулыбался.- Так ведь ценный товарец там. Сейчас ребята его загонят и огненной водички прикупят на год вперед.
- Короче, налетчики!
- Ага! Зато не работорговцы. Слушай, лекарь, глянь там за ухом. Чешется ужасно!
Я посмотрел. Там торчала сердито жужжащая стрелка с красным хвостом. Гадина уже наполовину вгрызлась в драконью кожу. Я попытался выдрать существо, но не тут то было!
- Тихон, тащи плоскогубцы какие-нибудь! И побольше!
Водила вернулся с инструментальным ящиком. Стрелка, сволочь, довольно шустро погружалась. Я ухватил ее за хвост пассатижами и резко дернул, наполовину выдрав. Васька взвыл:
- А-а-а! Полегче!
- Терпи, еще не все. И не дергайся, а то больнее будет.
Еще усилие и я выковырял все-таки эту занозу. Чешуя дракона посерела от боли, воздух проходил сквозь стиснутые зубы со свистом. Я кинул стрелку на дорогу. Васька отпрянул и задрожал.
- Это противодраконовые стрелки! - В глазах здоровенной рептилии появился панический страх - Они вгрызаются под кожу и рассасываются. Потом под чешуей появляются язвы и мы гнием. Страшная смерть с мучением на неделю. Где они раздобыли-то эту гадость?
- Ладно, - сказал я растоптав стрелку, - было и прошло. Что дальше делать будем?
- Фуру отцеплять. Вон, ребята летят.
Четыре точки в небе быстро росли, превращаясь в драконов. Мы шустренько поставили фуру на подпорки. Веселые и возбужденные, пираты лихо зашли на посадку, подняв тучу пыли с поля. Один из драконов вежливо обратился к нам:
- Вы уж простите, что мы вас за врагов приняли. Но тут, такие дела, лучше ожидать худшего. Ну, вы понимаете... Я пожал плечами, не зная, что сказать в ответ. Ромка махнул лапой - мол, ничего! - однако старался побольше времени проводить у меня за спиной. Потом дракон обратился к шару:
- Митя, вы не могли бы...э-э-э... обезвесить сооружение?
- Да, да, конечно!
Шар быстро скрылся в недрах фуры минут на десять, потом вылетел обратно, толкая перед собой контейнер.
- Все, готово! Я тут еды немножко в дорогу...
- Не вопрос! - Дракон кивнул своей мордой, покрытой шрамами - Конечно! Прошу всех отойти.
Мы быстро последовали просьбе. Дракон взмахнул крыльями и, зависнув над фурой, чудовищным когтем на лапе пробил крышу. Потом легко оторвал фуру от земли, сделал над нами круг.
- До свидания! - Донеслось с неба
Мы помахали в ответ. Трое драконов синхронно взлетели с поля и, взяв вожака в правильный треугольник, направились к горизонту.
  Что-то стало вокруг вдруг не так. Вроде и солнышко, и травка, и ребята, вот, рядом веселятся. Вот никак не могу поймать неправильность.
- Ну, что? Поехали? - Тихон полез в кабину - Чего торчать посередь дороги?
- Да-да... - Я задумчиво открыл пассажирскую дверь.
Митя быстро скользнул в спальник, прихватив контейнер. Ромка залез на тягач позади кабины и крепко уцепился лапами за железяки со шлангами.
- В кабине меня укачивает, - пояснил он, - я уж на свежем воздухе лучше.
Тягач рыкнул, дернулся и рванул к горизонту, быстро набирая ход. Каждый раз, когда на очередной кочке подтряхивало зад, я поглядывал в зеркало за Ромкой. Но тот, казалось, даже не замечал таких мелочей. Митя дремал в спальнике, Тихон весь светился радостью, что опять за рулем. А у меня на сердце все равно было как-то тоскливо. И в какой-то момент я понял, что за кошки скреблись. Дорога была пуста! Не было ни экипажей, ни просто живых существ. Даже мухи не расплющивались на лобовом стекле. А этого уж точно представить себе невозможно. Да и в зеркалах отражался туман.
  Темнота обрушилась как-то сразу. Полотно дороги пропало и тягач затрясся по бездорожью. Тихон ругнулся включил фары, потом тормознул. Тягач сердито зашипел и остановился, недовольно бухтя на холостых. По двери что-то жутко скребло, слышалось странное пищание. Меня прошибла противная испарина.
- Прибыли, блин! - Тихон огляделся вокруг- Гриш, мы где? И что это там воет?
- Почем я знаю? - А воображение уже рисовало мрачные картинки преисподней. А кто там снаружи даже не хотелось представлять.
Жуткие звуки снаружи усиливались.
Из спальника выплыл Митя:
- Вы Ромку впустите..
Мы с Тихоном переглянулись и расхохотались. Страх тут же куда-то убежал. Я открыл дверь и испуганный Ромка скользнул в кабину.
- Чего не открывали-то?
- Ром, ты извини, не сообразил.
Тихон медленно повел трак по кругу, пытаясь в свете фар рассмотреть хоть чего-нибудь, но вокруг была только трава. Дорога пропала.
- Хорошь солярку жечь, - сказал он как бы сам себе и вырубил зажигание, - Утром поищем.
- А ты уверен, что утро будет? - В душе у меня зашевелился червячок сомнений - Мы въехали сюда из дня. И спать как-то не хочется...
- Чего предлагаешь?
- Давай потюхаем тихонько наугад. Стоять будет неправильно, по моему.
Митя зашевелился:
- Давайте я тут поразведаю попробую?
Я открыл дверь и шар выпорхнул наружу. Мы наблюдали за светящимся пятном. Потом он поднялся повыше и исчез, растворившись среди мерцания звезд. Мы приготовились к долгому ожиданию, но шар засветился минут через пять. Я опустил окно.
- Там! Туда! Поехали быстрей!
Митя был возбужден. Он светился какими-то психоделическими переливами всего спектра цветов.
  Тихон завел мотор, шар повис перед капотом и указывал направление. Тягач запрыгал по кочкам, вытряхивая душу. Впереди засветились окна какого-то дома. Мы лихо притормозили у входа. Дверь распахнулась и грузный человек в какой-то грязнобелой одежде и нечесаной бороде мрачно уставился на тягач. В огромной ручище человек сжимал ручку жуткого  тесака. Хотя на фоне внушительной лапы тесак воспринимался перочинным ножиком. Ромка тут же забился в дальний угол и поблескивал своими многочисленными глазками.
- Какой приятный парень, - пробормотал Тихон и добавил, - может, просто спросим дорогу прямо из кабины?
Мысль была привлекательной, но как-то это было бы неправильно, что ли... Секунду поколебавшись я выбрался из тягача. Мужик прогудел: - Добро пожаловать на постоялый двор "У забора". Вы голодны? Вас накормят. Вы устали? Вас положат спать. Вам плохо? Вас съедят. Все для гостей.
Все это мужик произносил заученно-монотонно. Как автомат.
- Спасибо! Мы очень...
Потом я вник в смысл последней пары из серии вопрос-ответ. Слишком радикальный способ лечения организовал забеги мурашек вдоль хребта. Но может статься, что у парня было вот такое своеобразное чувство юмора. Человек же повернулся спиной и пошлепал в дом, буркнув через плечо :
- Проходите.
Вроде никому из нас плохо не было и мы вошли. Ромка опасливо замыкал нашу колонну. Мы расселись вокруг большого стола. Мужик воткнул тесак в доску, отошел на пару шагов и с деревянным стуком рухнул на пол. Мы испуганно повскакали со стульев.
- Не беспокойтесь,- высокий голос с металлическим отливом довольно громко доносился со стола, - это просто кукла.
- А вы кто? - Тихо выдохнул очнувшийся первым Ромка
- Гы! А что, не видно?
В комнату просеменило блюдо на ножках. Поверхность его была заставлено тарелками с едой. Потом сверху опустилась люстра и гибкая рука быстренько сервировала стол.
- Да не пугайтесь вы! Я местный житель. - Он взглянул на наши опешившие лица. - Не, я тут не родился. Я попал сюда вместо... Да вы ешьте, ешьте. В общем, корабль рухнул. Мне пришлось восстанавливать свой организм по кусочкам. Мне не понравился калека, который получился. И я сделал себя составным. Добавил себя во все части обстановки, а сам дух уместил в тесаке. И теперь меня много. Но зовите меня просто Женя.
Честно говоря, я не слишком понял. Только Митя воспринимал эту ситуацию, как норму, блаженно насыщаясь чем-то розово-светящимся.
- А почему бы вам отсюда не выбраться?
Женя лязгнул. Наверное, это должно было означать смешок.
- Даже если бы смог... А смысл? За забором, на краю земли, полно всего неизведанного...
Я поперхнулся куском шашлыка и закашлялся. Слезы выступили у меня на глазах, участливый Ромка похлопал меня лапой по спине.
- Земля, - сиплым голосом начал я, - она круглая. Уж вроде как давно доказано. И не раз...
- Ага, круглая! - Женька изогнулся будто кивнул, - Как тарелка.
- Нет, я в смысле не того, Земля - шар.
Женька расхохотался.
- Не надо гнать! Круглая Земля покоится на слонах...
Я окончательно окосел.
- ...слоны на черепахе...
Мои глаза начали искать себе пристанище на лбу.
- ...а черепаха плавает в океане. В школе не проходил?
- Евгений, вы же вроде на космической станции работать должны были...
- Ну да же! Надо было искать новые океаны со слонами и черепахами. Наших мы высосали на горючее для звездолетов. На хрустальном своде небес очень много океанов расположено по касательной. Вот меня забросило сюда. Но здесь нет света, зато слоны молодые и полные топлива. Мне надолго хватит.
- Но небесные тела...
- И у нас десяток веков назад верили в шары. Но когда-то открыли для себя Единую Физику всего сущего. А потом, когда пришло осознание, что единство состояний возможно только в таких мирах, то увидели слонов, черепаху и обезьян. Поверьте, теперь космические путешествия длятся не более одного дня. Расстояния маленькие, а миров хватает на всех. Хотите, пойдем к забору? У меня туда свет протянут...
Мы доели в полной тишине. Может быть у моих товарищей были свои причины. Я же помнил одно: с психами лучше не спорить. Деловитое блюдо собрало грязную посуду с помощью люстры и исчезло в кухне. Бородатый мужик в грязном хитоне зашевелился. Потом шустро поднялся, выдернул тесак из стола и мы отправились на улицу. От двери мимо тягача ярко засветилась дорожка. Гуськом мы двинулись за Женей и действительно уперлись в забор.
- Вот и пришли.
- Где же можно посмотреть, что...?
Мужик молча ткнул в какую-то кнопку. Открылось окно... В пустоту! Внезапно, огромный столб, причудливо изогнувшись, понесся к нам. Женя толкнул нас на землю и нажал кнопку. Послышался глухой удар в закрывшийся ставень.
- Говорил же, молодые слоны. любопытные. Сейчас бы хоботом пришибло б.
Ромка как-то застенчиво подергал меня за рукав. Я повернулся.
- Тут не так что-то... Видишь? - Паук ткнул лапой куда-то в темень.
Я ничего не увидел, но на всякий случай покивал Ромке. Пусть ему хоть поспокойней станет.
- Ты не понял... ,- начал он снова.
С каким-то визгливым треском темноту плоского мира прорезал свет. От неожиданности я прикрыл глаза, но красный клин от небесной прорехи еще долго беспорядочно словно бы плавал под зажмуренными веками.
- Гриша, привет! - Знакомый голос и легкий аромат перегара заставили меня открыть глаза.
- Васька? - Я был несказанно рад увидеть дракона.
- А кто же еще?
Мои спутники тоже выглядели обрадованно, хотя и были несколько ошарашены таким резким переходом. Вот только мужика-тесака нигде не было видно.
- Вась, а как мы здесь...?
- Гы! Я вернулся, а вас нет. Ладно вас, так и погремушка Тихона, с которой сундук кореша  сдернули, тоже пропала. Быстро вроде и не едет...
- Да ладно, классный тягач! - Набычился было Тихон, потом взглянул на машину и застыл с раскрытым ртом.
  Я проследил его взгляд, мимолетно заметив, что поизносилась одежка Тихона до лохмотьев и тоже замер. Тягач был изуродован. Кое где на оголенном металле зажелтели проплешинки ржавчины, на сиденьях не было обивки. Вместо пластиковых накладок в капоте зияли правильной формы дыры. В общем, вся органика был полностью уничтожена.
- Во! Повезло, что вы на этом сундуке были, вас на потом оставили.
- Так кто это был?
- А вон, - Васька поискал глазами заныкавшегося подальше Ромку, - его родич.
- Да чего мой-то?- Видимо, все же родственников Роман не любил. Впрочем, это частенько случается не только с пауками, особенно в банках. - Ты, вон, свою родословную посмотри, крокодил-мутант.
- Чего?! - Взвился Васька.
- А чего слышал!- Маленький Ромка отчаянно поднял передние лапы.
Явно назрел конфликт.
- Все, успокоились! - Я вмешался в свару и мельком заметил, что моя одежда тоже местами продырявилась.
- А чем ему не угодилось тут? Родственник, кто же еще. Вот в этих краях летает по ветру, на паутине. Запасы делает. Паук ведь. И этот тоже паук. Родственник, стало быть. И нефиг меня называть крокодилом!
- То, что он паук не значит, что он мой родственник. У вас ящерица - родственник?
- Все, все, ребята, остыли. Было и прошло. Сами целы - главное. Василий, спасибо! Так как ты там...?
Все еще с видом незаслуженно оскорбленного Васька продолжил:
- Так вот. Этот, м-м-м...это существо, жрет органику.
Внезапно к нам подлетел Митя.
- Знаете, я, вот, близкий родственник существа, сейчас объясню.
Мы с интересом уставились на шар.
- В общем, это даже и не паук. Это тоже шар, хотя повадки паучьи. Не обижайтесь, Роман! Он плетет паутину из информации. В прямую он вас есть не может, но изменяет информацию вещества на толщину молекулы в поверхностном слое. Эта видоизмененная субстанция уже может потребляться в пищу. В первую очередь съедается неживое. Для насыщения вполне достаточно. Живых же существ держат про запас, в коконах. А все снаружи объедают в первую очередь. Чтоб не пропало добро.
- Ну, с этим понятно. А зачем такая откровенная лабуда нам внушалась?
Митя слегка покачался в воздухе, как бы размышляя.
- Тут, как раз, все более интересно. Именно отсюда мой... гм... вид, получает способность мыслить и, благодаря этому, питаться чистой информацией. Вы не спешите?
Спешить нам было некуда - трак умер навсегда. Я представил себе, сколько органики надо современному движку, чтоб он ехал. В общем, машины у нас нет. Поэтому, мы и не спешили.
- Продолжайте, Митя!- Грустно сказал Тихон.- Мы не торопимся.
- Хорошо! Так вот, он моделирует такую ситуацию, в которой ваш мозг будет разбираться дольше всего. Мало того, чувствуя нарастающее удивление, существо как бы моделирует ответ на часть вопросов, сводя уровень удивления к безопасному порогу, но оставляя пути к критическому осмыслению. Практически, пока вы пытаетесь разобраться в ситуации, вам подкидывают новую пищу для ума. На это расходуется уйма энергии, кстати. К сожалению, - Митя чуть помедлил, - для перехода в стадию, в которой я, существу нужны разумные. И притом не глупые. Только так оно сможет перейти на другой уровень переработки информации. Дальше появляется такой же, как я шар.
- М-да.- Я слегка поежился, представив себя на месте последней жертвы Мити. - Честно говоря, как-то не по себе... Да и эволюцию подобного вида я представить не могу никак.
- Знаете, я надеялся, что вы не попадете в паутину снов. Но так уж случилось и я вынужден покинуть вас. Вам будет неприятно находиться в моем обществе. Как это ни прискорбно, но мне было действительно неприятно. Подобрать слова не удавалось, но Мите они и не требовались:
- Не извиняйтесь, я все понимаю. С вами было хорошо, прощайте! - И золотистый шар растворился в воздухе.
Мы помолчали. Даже Васька не сразу отошел от рассказа.
- Ну, что, еда потенциальная, дальше двинемся?
- Так не стоять же здесь, посреди поля, - Тихон покрутил головой, потом добавил, оглянувшись вокруг, - а дороги-то нет!
- Забирайтесь.
Мы втроем угнездились на драконьей шее.
- Вперед!
Васька сделал круг и вдруг нырнул в арку из причудливо изогнутых деревьев на опушке.  Вылетели мы в менее гостеприимный мир. Из низких серых туч лились потоки воды, моментально промочившие нас до нитки. Дракон рыскал из стороны в сторону, пытаясь найти хоть какое-то прибежище или просвет в водопаде. На худой конец хоть место для посадки. Последнее вскоре ему удалось. Сквозь дождевые струи прорвался мертвенный свет ртутных ламп. Дракон лихо зашел на посадку и его когти так заскрежетали по поверхности, что меня пробил озноб. Даже дрожь от холода на мгновение уступила место какому-то неприятному теплу. Мы спустились с дракона на ... бетонные плиты аэродрома. Низкие фонари образовывали как бы посадочную дорожку. Васька вымотался и явно вознамерился спать прямо здесь. Дракон подобрал лапы и предложил:
- Залезайте под крылья, будет ждать конца дождя.
- Василий, поищи местечко где-нибудь рядышком, что ли. Такое, чтоб и тебе было куда приткнуться.
Васька посмотрел на меня укоризненно, но взлетел и исчез в моросящем дождичке. Мы потащились пешочком по освещенной аллее. Ромка же повел себя как-то странно. Быстро перебирая лапами, он напоминал пса, погруженного в малопонятные поиски чего-то важного.
- Рома, что там стряслось у тебя?
- Ребята, кажется я дома! Дома!
- С чего это ты взял? - Тихон озадаченно огляделся по сторонам. - Вроде и у меня так же...
- Дома! Воздух даже, поле это, фонари, дождь...
На границе слуха что-то тонко свистело, мечтательный паук насторожился и внезапно схватил нас за руки.
- Уходим! Траулер возвращается.
Где-то за пеленой дождя врубились прожектора. Столбы голубоватого света прорезали изморось с четырех сторон. На поле спускалась гигантская паутина. Ромка торопливо волок нас подальше. Он скользил по бетону на лапах как на коньках. Паутина опускалась все ниже и едва мы рухнули в траву, как паутина заняла все освещенное пространство аэродрома. В симметричных переплетениях сети там и сям встречались уплотнения. Все это напоминало гротескную карту неизвестной звездной системы. По поверхности засновали черные тела, старательно привязывая дополнительные нити к вбетонированным в края аэродрома кольцам. Возникающая из подсвеченного тумана троица ромкиных сородичей сматывала какие-то промежуточные нити. Земля стала подрагивать.
- Продуктовые траки, - пояснил Ромка, - сейчас перегружаться будут.
По освещенной грунтовой полосе плавно двигались сороконожки. Они как бы текли к летному полю, неся на спине блестящие фургоны. Выстроившись вдоль края существа-грузовики стали ждать. Из ниоткуда тихо возникли дирижабли. С их корпусов очень споро стали спускаться нити, к которым команда паутины цепляла коконы. Дирижабли разгружались в фуры. Все работали быстро и слажено.
- Этот траулер из, - как бы это назвать бы? - питомник, что ли? В общем, из угодий, где еду разводят. Сейчас ребята раскидают улов и мы пойдем к ним. Сейчас лучше не соваться. Все заняты. Могут и куснуть в запале.
  Еще полчаса мы мокли и дрожали. Наконец, траулер опустел, движения команды  замедлились и мы подошли к пауку, выделявшемуся блестящими кольцами на лапах. В жвалах старшего дымилась трубка с каким-то ядовитым зельем. Во всяком случае, когда ленивый ветерок случайно дунул в нашу сторону, на глазах навернулись слезы.
Ромка выступил вперед и представил нас.
- Владислав! - Представился паук, протянув лапу с зазвеневшими украшениями. - Капитан траулера.
- Григрий!
- Тихон!
- Сейчас прибудет автобус, - капитан принялся раскуривать затухающую трубку, - мы отправимся в тепло. Там выпьете чего-нибудь горячего.
  Из -за стены дождя появилась сороконожка. По бокам длиннющего сегментированного тела открылись люки и выдвинулись лестницы. Мы шустренько нырнули в теплое нутро существа, оказавшегося автобусом. Потихоньку машина забивалась галдящей командой. Наконец, мы тронулись. Я вспомнил про Ваську и мне стало стыдно.
- Простите, капитан, а вы дракона не видели?
- Трудно было промахнуться, да ребята?
Команда дружно заржала.
- Вы уж простите, мы вашего друга спящего накрыли. Не видели. Ну, и чтоб не мешал, подвесили на дирижаблях над траулером. Пускай отдыхает. Он даже не проснулся, когда мы его вытаскивали, только похрапывал.
- Спасибо, а то мы...
- Да, о чем разговор! - Капитан махнул лапой. - Сейчас переоденем вас, просушим. Вот накормить не сможем, к сожалению. Наша еда вам не подойдет. Но кофе есть. Недавно партию этого пойла нам притаранили. По ошибке, наверное.
В помещениях было тепло и уютно. Нам выдали блестящую одежду, сотканную, как сообщил Ромка, из паутины.
- Не порвется никогда! Это покрепче любого из известных материалов. Каждая нить выдерживает тонну на разрыв!
Мы напились отличного кофе и послушали немало забавных баек. Я с удивлением услышал, что угодья ферм находится на высоте в пару километров. Оказывается, это чуть выше уровня облачности. Там светло, сухо и тепло под куполом. Для полива фермы просто опускают под дождик на некоторое время.
  После всех перипетий дня глаза слипались. Немало этому способствовал дождь. Ромка куда-то слинял, сообщив что приедет. Наверное, навестить родственников. Хозяева отвели нам прекрасную комнату с парой вполне приличных кроватей.
  Но выспаться не удалось. Я проснулся от силы через час. За окном стоял неумолчный гул. Время от времени здание вздрагивало, а сквозь завесу дождя просвечивали яркие вспышки. Мы быстренько оделись.
В комнату ворвался запыхавшийся Ромка.
- Гриша, Тихон, уходим в убежище! Быстрее! Ваш сородич уже там.
- Ром, а что...Какой сородич? Васька?
- Времени нет, быстрее!
Что-то сильно бабахнуло и здание вздрогнуло. Мы рванули за Ромкой. Навстречу по широкой лестнице семенили встревоженные пауки. В лапах они тащили странные предметы.
Через небольшая круглую дверь мы проползли внутрь приличных размеров подвала. Свет был приглушен, чтоб не мешать операторам следить за экранами. В углу лежал большой ковер, а на нем, уютно поджав под себя ноги, сидела Леда. Она тоже была одета в серебристый наряд из паутины. Ромка ткнул лапой в направлении ковра и шепотом произнес
- Идите туда, я сейчас.
Леда улыбнулась.
- Привет, лекарь! Привет и тебе, спутник!
- Привет, Леда! Знакомься, это Тихон.
- Здравствуйте! - Тихон аккуратно пожал протянутую руку.
- Леда, как ты сюда попала?
- Я искала тебя.
Она положила мне голову на плечо и обняла ладошками мою руку.
- Не уходи, лекарь. Мне плохо без тебя, страшно.
Из полумрака возник возбужденный Ромка. Едва отдышавшись, он обрисовал ситуацию.
- Дикие осы! Они каждый раз пытаются добраться до урожая. Идет атака, очень серьезная атака. Они чувствуют людей.
- А причем здесь люди?
- Ну, мы вывезли и приручили ос в свое время. Потом немного их улучшили. Они до сих пор охраняют промыслы и фермы. Люди раньше частенько появлялись и охотились на своих летающих машинах ради удовольствия. Мои соплеменники гибли от голода и оружия людей. Поэтому, осам мы заложили инстинктивную ненависть к людям. Потом пропали и машины и люди. А ос столько было не надо. Часть одичала и превратилась в стихийное бедствие. За несколько столетий у нас тут вроде равновесия получилось. Прирученные осы бьют диких и наоборот. В общем, их много. А теперь они почуяли врага - вас. И дикие, и домашние. Сейчас идет страшная волна и наши вызвали подкрепление.
- А Васька же на улице!
- Забудьте, ему уже не поможешь. Для ос он не слишком интересен, но они убивают все, что мешает их движению.
- Ром, он наш друг. Его нельзя бросать просто потому, что опасно!
- Ребята, вы погибнете!
- Ну, все не так просто. Слушай, а ничего летающего не сохранилось у вас? Мы бы увели и ос от здания?
- Сейчас спрошу.
Ромка умчался к операторам. Можно было подумать, что пауки режутся в какую-то космическую стрелялку. На экранах возникали и пропадали какие-то размытые силуэты, яркие пятна вспышек и трассы зарядов пронизывали заэкранное пространство. Пауки что-то быстро крутили, нажимали и дергали на пультах. Причем, в эту деятельность были вовлечены все лапы.
- Все, есть! Четыре машины сохранилось. Наши давно разобрались в их устройстве, покажут. Только идти придется через аварийный тоннель.
- Леда, подождешь?
- Если я останусь, тут погибнут все пауки. - Она улыбнулась. - Да и одной тут умирать скучно...
Аварийный тоннель был не рассчитан на людей. Пришлось ползти почти полкилометра, локти и колени изрядно ныли.
Агрегаты оказались внушительными. Каплеобразные зализанные корпуса чем-то отдаленно напоминали морские яхты. Между машинами нас ждал какой-то паук- инвалид. Судя по тому, как временами подрагивали ноги и потертому в трещинах панцирю, это был старик.
- Это эксперт - Слава! - Представил Ромка. - Он вам покажет что к чему. Я должен быть в обороне. Удачи вам, друзья!
Большие, с каютами, машины имели на борту оружие. Слава обстоятельно тыкал лапами в кнопки, показывал разные предметы.
- Оружие лучевое. Генерируется... Впрочем, это неважно. Пока есть топливо в реакторе, будут и заряды.
Экскурсия оказалось довольно обстоятельной. Эксперт страрался ничего не упустить. Наконец мы добрались до ходовой рубки.
- Машины просты в управлении. Вот шлем, экран и рычаг с гашеткой. Мы могли использовать только ручной режим, но вам подойдет и бесконтактный. Попробуйте.
  Я послушно сел в кресло и нацепил шлем. Что-то еле заметно завибрировало, перед глазами появились полосы, потом они стали объемными и трансформировались в ангар. В уши мне мягко стукнул тихий бесполый голос:
- Калибровка завершена. Шлюп "Ночка" заряжен и готов к эксплуатации.
Внезапно я ощутил, что парю в паре метров над полом, а руки мои разведены и сжимают рукоятки ножей, словно в ожидании атаки. Когда чуть напрягся чтоб приподняться повыше, пол послушно отодвинулся. Машина отзывалась на малейшую подсознательную команду. Я попытался стряхнуть с себя наваждение и изображение послушно стало картинкой на экране.
- Вы поняли принцип? - Слава испытующее посмотрел на меня и махнул лапой.- Да, поняли. Нам этого не дано, к сожалению. И еще: после открытия ангара неподвижные катера тут же  уничтожат осы. Ваш последний шанс сделать все за один раз.
- Да, спасибо, понял! Будем прорываться.
- Ты уверен? - Тихон переводил взгляд с меня на экраны и обратно.
- Ага, быстрее. Васька еще жив, чувствую.
Мы уселись в кресла и я почти без перехода стал кораблем. Створки ангара разошлись. Едва я почувствовал, что смогу протиснуться в проем, рванул вверх. Какие-то полосатые и огромные чудовища тут же с ревом устремились в ангар. Яркие молнии понеслись к чудищам, стрелял один из стоявших катеров. Видимо, Слава все же прикрывал наш вылет на другом катере.  Две осы моментально обуглились и пикировали, разбрасывая искры. Еще одна взорвалась в воздухе. На секунду я потерялся. У ос не было крыльев. На спине было две разнесенные трубы реактивных двигателей. Как в замедленной съемке я видел, как одна из ос резко развернулась, встала вертикально и словно повисла на языках голубоватого пламени изредка подмигивая движками коррекции. Потом ее тело изогнулось, телескопическое жало выдвинулась из хвоста и нацелилось на меня. Инстинктивно я полоснул ножом по этому кошмарному острию и добавил несколько ударов по полосатому телу. Прогремел взрыв, шлюп тряхнуло. Еще через секунду я увидел, как оборонявшийся шлюп кромсают несколько ос. Их жала напоминали по действию плазменные излучатели - плевались шаровыми молниями.
- Прощай, Слава!
  У меня возникло непреодолимое желание обернуться. Сзади заходила оса. Она уже изготовила жало и я еле успел увернуться от яркого шарика плазмы. Этой я отсек двигатели. Несколько трасс прорезали воздух со стороны здания. Это работала система обороны пауков. Плотное облако ос стало рассеиваться, словно в замешательстве, но очень скоро я сообразил, что не наша машина или склады теперь будут их основной целью. Я летел по все расширяющейся спирали в надежде разыскать дракона. Единичные осы не представляли  большой угрозы.
  Огромное облако дымного пламени немного ниже нас высветило Васькин силуэт. Проклятье! Я ему даже крикнуть не мог. Но зато мог отвлечь. Разведя руки я нырнул сквозь рой, беспорядочно нанося удары. Осы немедленно прекратили атаковать дракона и ринулись в нашу сторону. Я взмок, отбиваясь от кошмарных созданий, одновременно пытаясь дать знать дракону, что это мы. Ваське было тяжело. Видны были дыры в радужных крыльях, чешуя приобрела сероватый оттенок. Внезапно я увидел у себя на спине Тихона.
- Васька, это мы! Лети за нами!
Молодец, сообразил! Видимо, следил по экрану и вышел на открытую палубу.
Дракон услышал и оживился. Потом рыкнул в ответ:
- Лучше летите за мной к переходу! Я знаю где он.
Я послушно развернулся, неприятно чувствуя спиной приближение полосатой смерти. Что-то мелькнуло, неясная тень поверх драконьего хвоста и мы нырнул в стену огня. Мне было жарко, обжигающе жарко! Система адаптировала датчики и я снова видел хвост дракона. Спустя мгновение, он нырнул в невыносимо белое, заставляющее потемнеть окружающий ад, кольцо. И все стихло. Через долю секунды зрение адаптировалось. Я увидел, что дымящийся Васька беспорядочно кувыркаясь падает в дивную лазурь бескрайнего океана. Все, что можно было сделать, попытаться снизить скорость. Я спикировал ниже дракона и напряг все мышцы, представляя ложащуюся на плечи тяжесть. На несколько секунд мне удалось задержать падение. При этом я почувствовал, как меня перестали слушаться руки, в глазах помутилось, позвоночник затрещал. Катер пропал, и теперь мы уже летели вниз вместе. Близкая вода и дракон и... И почти сразу был тяжелый удар об воду...
  Прибой плавно покачивал мое тело, стараясь задвинуть его подальше на сушу. Силенок воде уже не хватало и она бессильно шипела исчезая в песке. Я попытался подняться, но рука подломилась, на зубах захрустели песчинки. Солнце заставляло воду чуть не кипеть на спине. Я попытался поползти подальше от линии прибоя, к сухому песку. В тенек от дерева, хотя бы.
 Пляж, пальмы... В сознании всплыло видение океана, но никакой земли поблизости я не замечал. Хотя в падении... Мог ведь и не заметить.
С трудом ворочая шеей, я огляделся. Что-то большое и темное качалось вдоль берега. Дракон! Я попытался позвать:
- Васька-а-а!
Но из горла вырывался какой-то невразумительный хрип. Жутко заныл бок.
Зрение все же более менее стало приходить в норму. Огромное крыло безвольно покачивалось на волнах. Я на карачках двинулся к дракону.
  Свинцово серая чешуя... Крыло, через прожженные дыры в котором спокойно путешествовали небольшие волны... Плотно закрытые глаза... Изредка вздохи смешанные с глухими стонами показывали, что дракон еще жив. Я сел, прислонившись спиной к голове, отдышался и стал тихо успокаивать Ваську:
- Все хорошо, парень! Я тебя подлечу и ты станешь как новенький. Потерпи немного.
Что еще можно было сделать?
  Солнце стояло в зените и начинало нещадно печь. Это уже становилось совсем нехорошо. Васькина голова высохла, а я не знал, как драконы переносят прямой жар солнца, а проверять ну уж совсем не хотелось. Стараясь дистанцироваться от боли, я поплелся к деревьям, в надежде отыскать чего-нибудь, из чего можно было бы соорудить шалаш над головой Васьки и наткнулся на огромную кучу веток почти сразу. Какой-то завал из поломанных деревьев. Там были в основном тонкие стволы, хорошо просушенные солнцем. Такие палки были мне более-менее по силам. Работа пошла. Я таскал бревнышки и строил нечто вроде шалаша, опирая жерди на драконью голову. Поверх стелил вымоченные в воде листья от какого-то низкорослого кустарника. Боль в боку потихоньку ушла, но очень хотелось пить. Я посмотрел на результаты труда и мелькнула мысль, что может зря все это? Без воды нам все равно не выжить. Васька опять негромко застонал, и я попытался смочить его морду с помощью одежки. Хоть что-то...
  Я немного посидел в тени шалаша у драконьей головы. Мысли понемногу успокоились. Надо хоть осмотреться, куда забросила судьба, что там за зарослями и вообще...
  Кроме протоптанной мной тропинки в песке других следов не было. Значит место малопосещаемое. Пальмы были приличной толщины, получается, те тонкие стволы валялись довольно давно. На их месте уже росли вполне приличные деревья. Кто его знает, как быстро пальма растет? Для себя я взял отсчет в десять лет. Завалы из стволов тянулся довольно далеко. Я попытался перелезть, но чуть не сломал ногу, подскользнувшись на сползшей коре. Рисковать не стоило. Изгиб берега скрылся из виду, когда, наконец, обнаружился просвет. Под сенью деревьев было влажно и довольно тихо. А сделав еще пару шагов я наткнулся на какую-то машину. Она смахивала на лендровер-пикап с гусеницами. С водительского места мне приветливо улыбался скелет, наряженный в лохмотья. В черепе застряла какая-то ветка. Я подошел поближе и рассмотрел ее. Стрела! Вне всяких сомнений! Рядом со скелетом между сиденьями лежало что-то проржавевшее. Скорее всего оружие. Поковыряв палкой мох на полу я обнаружил пластмассовые гильзы. Но самое замечательное открытие помещалось в кузове. Под ворохом какого-то сгнившего тряпья нашлась запечатанная пластмассовая канистра литров на двадцать. Вода! Настоящая пресная вода! Она пованивала какой-то химией, но вполне ничего. Я поставил канистру на борт и пил не отрываясь. Как будто организм пытался насытиться ей впрок. Казалось, что вместе с водой в тело вливаются силы. Напившись, я отволок воду Ваське. Сперва смочил ему язык, сливая воду сквозь зубы по пальмовому листу. Дракон резко сглотнул, судорожно клацнув зубами. Потом медленно открыл пасть и я, стараясь не пролить ни капли, начал вливать воду. Васька сглатывал воду довольно активно. Дыхание стало более частым, бедолага приходил в сознание. Когда канистра опустела, дракон приоткрыл один глаз. Взгляд еще блуждал, словно пробиваясь сквозь туман, но теперь-то можно было быть уверенным, что мой друг жив.
- Где я? - Тихий голос походил на выдох
- Не знаю. Ты успокойся, лежи. Я попробую еще воды добыть.
- Лекарь, ты?
- Я! Все, лежи. Пойду, поищу воды. Ладно?
- Ага!
Прихватив пустую канистру, я направился в сторону пальм. В машине воды больше не было, зато нашлась увесистая металлическая дубина. Забавно, но следов коррозии на ней я не нашел. Кое-как оттерев рукоятку от грязи и мха, я прикинул орудие к руке. Очень ничего, вполне даже, словно кто делал ее для меня специально. Ручка благородная такая, матового желто-красного цвета. Для испытаний я приложил ей от всей души по борту пикапа. Глухой удар проломил проржавевший борт, посыпалась ржавчина. Вдруг затрещали искры и передо мной возникли три малорослых существа, больше всего напоминавшие больших бородатых муравьев.
- Салют, босс! - Начал самый сморщенный - чего делать будем?
Я натурально обалдел.
- Вы кто?
- Мы - подчиненные дубинки. Ты активировал вызов и мы здесь. Чего надо-то? Не томи, нам отработать нужно.
- Сейчас покажу, пойдемте.
- Да-а-а! - Тормознул старший, будто что-то вспомнил. - тут маленький нюанс.
- В смысле?
- В смысле условий. Мы ведь не волшебные существа. Просто представляем свои подразделения. Поэтому ты не шибко раскатывай губу. Мы дворец, конечно, можем, но времени займет это уйму. В общем, у тебя в руках сейчас мощность целого мира. Хоть и не шибко волшебного.
- Понял. Но первая насущная задача - перенести дракона в тенек.
- Не вопрос! Пойдем, покажешь.
- И, если не сложно, яму прям тут выройте метра полтора длиной и метр в ширину. Ну и в глубину метра полтора-два.
- Ща!
Один из муравьев застыл в какой-то неестественной позе, поводя усиками. Земля зашевелилась и как-то провалилась, словно исчезла. На ее месте остался четкий провал указанных размеров. Потом к нам подполз сизый земляной червяк.
- Так пойдет?
Муравьи посмотрели на меня вопросительно. Вот это скорость! Я нашел в себе силы кивнуть головой и аккуратно уложил скелет в могилу. Земля опять зашевелилась и на месте провала остался прямоугольник перекопанной земли. Да-а-а, ребята работали от души.
Я вытащил из пикапа остатки оружия с гильзами и разложил их слегка вдавив в землю. Памятник какой-никакой. Земля ему пухом.
 Мы пошли к Ваське.
- Угу...- задумчиво поглядывая на дракона ребята что-то тихо обсуждали. - И куда?
- Во-о-он там, вроде, получше будет.
Муравьи сделались прозрачными и исчезли. Через несколько минут пляж заполнился  насекомыми разных видов и размеров. Жуки-грейдеры сновали туда-сюда выравнивая песок. Несколько муравьев бегали с нивелирами, что-то записывая и перемещаясь с места на место. Появилась сороконожка, пышущая жаром. Она лихо начала загребать с боков песок куда-то внутрь. Откуда-то из под низа начала выдавливаться расплавленная масса. Застывшая поверхность позади сороконжки получалась ровной и напоминала широкое стекловидное шоссе.
- Босс!
Прораб подергал меня за штанину.
- Присаживайтесь, босс!
Подполз огромный жук в виде кресла и подогнув лапки застыл на песке передо мной. Прораб приглашающее махнул лапой и я уселся. Муравьи воткнули в песок шест, на него уселась огромная бабочка, образовав нечто вроде тента. Приличных размеров отпотевшие гусеницы-цистерны уже закачивали воду в васькину глотку, не забывая его поливать и снаружи время от времени. Небольшие тли закружились рядом и прорабы, усевшись вокруг приползшего жука-стола попивали из них сок. Я отказался от угощения. Что-то аппетита вид живых сосудов не прибавлял.
- Мы там снотворного в водичку дракону плюхнули. Чтоб не дергался. Доза четкая и небольшая.
С густым гудением над Васькой повисли стрекозы.
Солнце медленно катилось к закату. Шоссе шириной метров в семь протянулось от дракона до указанного места под деревьями. Теперь уже толпа заканчивала монтаж какой-то колыхающейся платформы.
- Ты интересный, босс!
Я вздрогнул:
- Это почему еще?
- Обычно что-то себе сперва заказывают. Дом, там, ферму какую-нибудь...
- А-а-а... Дак тут особо и желать нечего, коль вы не волшебники.
- Ну, кое-что мы можем, все-таки.
- Да я ничего против и не имею.
- До тебя тут был босс, давно, правда... Так вот он попросил себе парк развлечений, где в тире были бы живые мишени.
Я изумленно посмотрел на муравья.
- Так сделали все.
- И мишени?
- Ага! Был у нас договор с одним миром, они нам своих зеков отдавали. Таких, как ты, двуногих, только с зеленой кожей и клыками. Клиент всегда прав! Мы тир сделали. Потом босс помер-получил стрелу в затылок от зеленых. Оставшихся клыкастых мы собрали и съели. Не пропадать же добру!
- Так они же мишени, вроде. Нападать не должны.
- Ну, живая мишень тем и интересна, что всегда может дать сдачи. Нам задачу-то не уточняли, а то пришлось бы помучаться, конечно.
Между тем, рабочие заводили мягкие стропы под васькино тело. Жуки с мощными фрезами зарывались в песок и уходили куда-то под дракона. Все работали слаженно, быстро и без перекуров. Хотя от ругани берег и казался задымленным хуже, чем от техники.
- Давно вы строите?
- Давно! Начинали с куч из всякого мусора, потом получили лицензию на все миры, набрали спецов и дело пошло. Помню, где-то в джунглях каким-то краснокожим, похожим на тебя, строили дворцы. Ребята дубинку нашли. Гы! Один мужик жреца по башке огрел, ну, потом сам стал главным, а заодно и нас вызвал. Ох и намучились тогда! То этот не так стоит, то стены с большим наклоном. А сами ведь и колеса не знали! А еще пирамиды складывали на жаре. Мы там памятник сами себе соорудили стебовый. Сфинкс. Может, знаешь?
- Что-то он не шибко на вас похож.
- Так под местный колорит подтягивали.
- А-а-а...- Одна загадка оставалась. - А зачем вообще по вызовам шарахаетесь? На кой вам это?
- Так жить же где-то надо? Мы раздали ключи-дубинки разным путешественникам и теперь селимся в разных мирах, телепортируясь по вызовам. Все просто. Это муравьиной тропой называют еще...
Между тем, работяги цепляли к стрекозиной упряжи стропы.
- Вира!
Гул от враз замахавших крыльев стал мощным, тяжелым и нарастал. В какой-то момент я увидел, как тело дракона приподнялось над землей, поддерживаемое сетью. Стрекозы понесли чуть покачивающийся груз к дороге и плавно опустили на платформу. Тут же набежавшие муравьи отцепили стропы. Платформа шустро засеменила многочисленными ножками и через пару минут тело было аккуратно уложено на подготовленную подстилку под деревьями. Точно в указанном месте. Операция была проведена безупречно.
- Ну, как? - Прораб пялился на меня, шевеля усиками.
- Супер! На кой вам черт волшебство при таких спасобностях. И еще одна просьбочка: вы нам колодец какой сделайте тут.
- Босс! Давай, мы тебе водопровод сюда организуем. Это недолго. Если поесть, то заскочи в парк. Там жук-синтезатор работает, если не побрезгуешь. Он подрос как раз. Вам на двоих хватит. Ну, мы линяем? Да, босс, не забудь прихватить дубинку с собой, когда в другие миры рванешь. Продашь где-нибудь, где золото в цене... Ладно, пока! - Счастливо!
Пляж будто вскипел. Часть насекомых исчезла, часть отправилась вглубь рощи. Минут через двадцать в паре метров от нас из леса выползла бамбуковая труба и полилась вода. "Надо было навес попросить" - подумалось уже в полусне.
  Я проснулся от холода. Стада мурашек бегали по телу, зубы выстукивали однообразный ритм. Луна довольно ярко освещала пляж. Дыхание Васьки было ровным, спокойным. Я встал и попытался сделать несколько гимнастических упражнений. Теплее все же не стало. Попытался пробежаться, но прохладный воздух и легкий ветерок сделали холод заметнее.
- Может, костер?
- Да, неплохо бы, - машинально ответил я и осекся, сообразив о неуместности голоса посреди пустынного пляжа.- А вы, собственно, кто, простите?
Я резко обернулся. Под луной посверкивала какая-то конструкция, напоминающая робота-лягушку. Только голова была какая-то странная. Походила на неухоженную человеческую.
- Я - Миша. Местный зомби.
- Кто?
- Зомби. Неужели не слышали?
- Слышал, но почему...?
- Давайте сучья посуше соберем и костер запалим. Тогда и поболтать спокойно можно.
- А? Да-да, конечно...
Выбеленные, напоминающие кости сучья валялись поблизости в большом количестве. Вместе с моим собеседником мы собрали их приличный запас в несколько минут. Зомби протянул руку, ударила синяя молния и костер весело треща начал подрастать.
Не знаю как при дневном свете, но сейчас на Мишу смотреть было жутковато. Лицо с лохмотьями кожи какого-то темного цвета, периодически вываливающиеся глаза, подвисающие на каких-то жилках и вечно выползающая изо рта нижняя челюсть, которую зомби задвигал обратно когда речь становилась невнятной; механической рукой поправлял ее, подобно каретке на пишущей машинке. Нижняя часть тела отсутствовала. В смысле, человеческая часть. А имела место некое сооружение, с выгнутыми назад суставами.
- Да не бойтесь вы, - поглядев на меня, успокоил Миша, - ну, зомби. С кем не бывает? Теперь уж деваться некуда. Считайте, это что-то вроде болезни, но не заразное.
- Да я и как-то... Ну, да, непривычно, только вы не очень обращайте внимания. Меня Гриша зовут.
- Очень приятно! - Сообщил зомби.
Гибкий телескопический манипулятор подполз ко мне с раскрытой клешней. Я аккуратно ее пожал.
- Это хорошо, что вы не боитесь. Я вас введу в курс дела, а потом и ребят приглашу, если вы не против, ладно?
- Конечно.
- Ну так вот. Лет пятьсот назад, а может и чуть больше, - мы со счета малость сбились, - тут лабораторию соорудили. Чтоб, значит, новое оружие разработать. Ну, полигончик расчистили. Тут еще племя было одно. Рыбаки. Когда мы первое испытание провели - полдеревни в океан сдуло. А бабка еще их вредная одна взяла и прокляла нас. Мол, кого-то из ее родственников прихватили. Бубнила и бегала вокруг лаборатории. И все. Тогда посмеялись. Наука и эти дикари... А теперь - ап! - и мы бессмертные. Проверено. Не старели, не болели даже, только разлагались на ходу. И рассыпаться бы нам в здравом уме и твердой памяти, но мы ж ученые все же. Подшаманили тела, кое-чего уже заменить пришлось. Вот теперь зомби-киборги получились. Ну, так я ребят позову?
- Угу.
- Зашуршал песок и еще существ с десяток повыползали.
- Мы там в холодильнике живем, - пояснил Миша, - выходим редко. От воздуха гнием быстрей. Но иногда так хочется почувствовать свежий ветерок!
  Зомби подходили, представлялись. Даже девушка там была. Симпатичная, кабы не скальп с длинными волосами, постоянно сползавший ей на лицо и руки-манипуляторы. А ноги ничего так, стройные. Откуда-то возник боченок с пивом.
  Ребят очень заинтересовали наши приключения. Мирно дрыхнущий Васька поверг их в восторг. Настя, так та даже тихо взвизгнула от избытка чувств:
- Дракон! Настоящий!
В итоге, мы протрепались до зари. Едва тьма вокруг начала сереть, зомби быстро откланялись и скрылись в своем убежище. Перед уходом Миша сунул мне в руку маленькую радиостанцию:
- Если чего из наших разработок встретишь - свяжись. Помогу.
- Ага!
Я внимательно рассматривал станцию, пытаясь стряхнуть себя пивной туман. Костер догорал. Солнце возникло из моря будто красный полукруглый призрак. И как-то незаметно стало опять белым и жарким. На воде заиграли яркие блики. Васька не просыпался. Я прикинул движение тени: все четко, дракон не будет под солнцем. Надо бы и насчет жратвы подумать.
  Посвежевшая пальмовая роща была будто пробита насквозь солнечными лучиками. Я шлепал по тропке мимо развалившегося пикапа в глубь острова. Городок нашелся быстро. Построенный в стиле вестернов, он казался только что покинутым. Кое-где в стенах виднелись дыры от пуль. Дойдя до центральной площади, я огляделся. Где-то тут и должен быть, по словам муравьев, источник еды. Между прочим, жрать хотелось уже сильно. У меня были сильные сомнения насчет склонности насекомых к плоскому юмору, если вспмнить сфинкса. Значит, поискать стоило. Заодно неплохо было бы найти какое-никакое оружие. Все же намеки на разработки и возможность на них наткнуться сильно нервировали.
Забавное здание с деревянной террасой и решеткой на окошке. Не иначе офис шерифа. Там вполне может оказаться неплохой арсенал. Нашелся. Да еще какой! Любой выбор-от лука со стрелами, до какого-то аналога РПГ, с самими хвостатыми выстрелами рядышком. Видно парень любил не только пострелять, но и пригласить парочку десятков приятелей.
  Я заглянул на задний двор, вполне уверенный, что увижу небольшой танк или уж БТР на крайняк, но дальше оружейки стереотипы вестернов не нарушались. Замусоренный пустырь украшала сваренная из половинки трубы поилка для лошадей.
  Выбирать надо было что-то одно и знакомое. Пистолеты не слишком хороши для непрофессионала, автоматическое оружие подразумевало приличный запас патронов. Да и конструкция... Тем более, что неизвестный мне производитель совсем не придавал уверенности в надежности оружия. Я сел на стол и принялся задумчиво осматривать арсенал. В итоге, выбор пал на шестизарядный дробовик и арбалет. Последний был красив, почти бесшумен Да еще и стрелы можно было использовать повторно. Вполне подойдет. Я незамедлительно провел испытания. Приличная отдача! Стрела пробила толстенный деревянный брус опоры. К сожалению, вытащить засевший намертво наконечник не удалось. Отыскался и рюкзачок. Из какого-то прочного и легкого материала. Туда и отправились дополнительные боеприпасы вместе с арбалетом. Запылившееся зеркало в углу показало мне мрачного, бородатого воина средневековья. Я улыбнулся отражению и показал ему язык.
  На улице все так же гулял ветерок, катая какой-то сухой мусор. Жук нашелся в салуне. Он больше смахивал на большую божью коровку. Жук грустно торчал у стойки, угрюмо подпирая средними лапами рогатую голову. Верхние выбивали на дереве какую-то сложную мелодию.
Я снял рюкзак и прислонил дробовик к стойке:
-Здравствуйте!
-Привет тебе, пришелец! Пить, есть? - Жук уперся четырьмя лапами в стойку и внимательно меня разглядывал.
-Мне бы стаканчик вина и чипсов, что ли...
Жук на мгновение скрылся под стойкой и поставил передо мной стакан с жидкостью и тарелку. Я понюхал стакан. На самом деле вино, и запах не плохой
- Не бойся, пришелец, не отрава. Я метаболизм твоих сородичей изучил неплохо. Ну, не считая первой парочки. Откуда же я знал, что вы такие слабенькие-то?
Я начал было делать глоток, но поперхнулся, представив себе случайную ошибку.
-Ой ты, мнительный какой ! - Жук всплеснул верхними лапами. - Шучу я. Пей, не бойся. Скучно тут торчать. Собеседники не захаживают, а уйти я не могу. Некуда и страшно.
-Это в смысле? Места полно, вроде...
-Да так вот. Меня смоделировали по контракту для цирка дурацкого, будь он неладен. Парка развлечений этого.
-Так владелец же помер, вроде? 
-Дак я то теперь изменен. Вроде при салуне как торговый автомат должен был быть. Помесь плиты и бара. Так своим-то я и ненужен теперь. И там чужой и здесь. Вот и томлюсь.
-Так может со мной двинешь? Какое-никакое, а все же новое. Поболтаем. Там еще мой друг больной лежит. Его накормить- десяток ходок до тебя. Чтоб туда-сюда не бегать, а? Пойдешь?
-Тут еще один нюансик. Я ведь смоделирован только для бара. Хожу мало. И защищаться нечем.
-Доплетемся как-нибудь. Оборона - вот! - Я показал на дробовик и рюкзак.- А Васька как выздоровеет, то долетим куда надо.
- Уговорил, пошли!
Крышка стойки откинулась и жук выполз, быстро семеня лапками.
-Тебя как зовут, бармен?
-Максом кличут.
-А меня - Григорий.
-Гриш, ты тут аккуратнее. Немало чего вокруг из нечести водится. Поглядывай по сторонам и вверх не забывай. Я разные звуки слышал тут. Некоторые очень неприятные. Вот как сейчас, например.
-Ой, блин! Это же лягушка квакает.
-Откуда же я знаю, что это такое? А ведь страшно.
Между тем, кваканье нарастало и на тропинку прыгнула лягушка. Посмотрела на нас, еще раз квакнула. Я присел на корточки, чтоб рассмотреть земноводное. Над головой что-то свистнуло.
-Отходи! - Макс оттаскивал меня назад своими передними лапами.
- Зачем это? Обычное...
Закончить фразу я не успел. Что-то еще раз свистнуло и передо мной задымилась маленькая воронка. Еще не соображая, что к чему я сдернул дробовик с плеча и откатился за дерево. Внимательно осмотрелся. Никого!
-Макс! Отходи за меня!
Но жук уже и так ползал где-то позади, стараясь получше замаскироваться. Храбрость бармену точно не вмонтировали.
  Лягушка прыгнула в мою сторону, квакнула и опять раздался свист. По руке словно кто-то стукнул молотком. Паучий костюм не повредился, но рука болела сильно; стопроцентный синяк.
Лягушка опять квакнула.
- Она это стреляет! - Крикнул из-за кустов Макс. - Она, зеленка чумазая!
-Вот сволочь! - Я вовремя отпрянул.
В дерево ударил выстрел, отлетела щепка. Я наконец разглядел агрессора. Лягушка не стреляла. Она выбрасывала свой длинный язык, которым, по идее должна была бы ловить мух. Я выстрелил. Совершенно неожиданно лягушка взорвалась как граната! Хорошо был за деревом, а то бы башку оторвало.
-Макс, ты как, живой?
-Ага! - Ответствовал из кустов жук
-Миша! - Я достал и включил рацию.
-На приеме! А-а-а, привет, Гриш! Чего стряслось?
-Лягушки - ваших рук дело?
-А-а-а, мины-лягушки. Помню. У них мы язык нарастили и сделали его твердым. А если наступить на нее-взрывается.
-Это я уже понял, что взрывается.
-Наступил? Хотя, нет. Мы б в ряд ли тогда разговаривали.
- Выстрелил. - Подсказал я.
-А-а-а...- Потянул понимающе Миша. - В общем, ты их ближе пяти метров не подпускай. Им люди очень для размножения нужны. Один убитый - две лягушки появляются. Это мотивацию такую мы им сделали. Иначе нападать не заставить было.
-Вас бы с вашими мотивациями...!
- Не ругайся. Их на острове пять штук всего. Экспериментальные.
-А кто еще на острове из экспериментальных?
-Птицы еще, но это разведчики. Мы там с морскими животными экспериментировали в основном. - Потом помолчал, вспоминая, и добавил - Бронезмеи.
-Кто???
-Бронезмеи. Вот их много. Неудачный опыт был. Они как камуфлированные, в общем. Мы их тут пытались сделать прочными, как трос. Что врага душили. Но они на людей не натаскиваются. Если только случайно наступишь. А так, стараются сбежать.
-И на том спасибо!
-Ладно, повнимательней там. Мы хотим еще ночью с тобой потрепаться. Соскучились.
-Попытаюсь дожить!
- Не злись там! Отбой!
Жук выполз из-за кустов.
-Уже все?
-Да, пошли.
  Васька на берегу блаженствовал, но не просыпался еще. Чешуя переливалась, дыры на крыльях почти заросли. Завидя огромную тушу жук попятился, но потом, глядя на меня, осмелел. Но все же не стал подползать слишком близко. Васька весело всхрапывал и посвистывал. Мы с Максом присели в тенечке, ожидая пробуждения дракона. Когда я кончил любоваться горизонтом и повернул голову к дракону на меня смотрел огромный желтый глаз с вертикальным зрачком.
- Гриша?
Васька смотрел на меня немного озадаченно, но больше радостно. Макс шустро исчез за ближайшими кустами.
-Василий, очухался?
-Да, хотя и не должен бы. Ведь в огненный круг мы нырнули или нет?
Ну, нырнули. Хотя, откуда он там взялся - не знаю.
Васька вздохнул:
-Мы ушли через огненную воронку драконов. Каждый из нас может такое сделать. Но еще никто не возвращался. Мы считаем их погибшими. Такую воронку можно сотворить только тогда, когда смертельная опасность грозит жизни соплеменников. Чтоб отвести врагов от дома и уничтожить их. Никак иначе не получается.
-Да ладно! Выжили и хорошо.
-Так ведь воронка не могла принять тебя! Это невозможно! Через нее проходит только один! Она сжигает. В общем, в момент перехода она стала мной. Тьфу! Мы стали одним... Нет, меня не стало... Короче, я запутался. Но ты понял?
-Кажется да. В общих чертах
-Тогда как?
-Не знаю. Ты жрать хочешь?
На Васькиной морде отчетливо проступал ответ. И он отчаянно закивал головой.
-Ты не слишком брезглив?
- Ну, поесть я могу что угодно и без последствий. Но вот тухлятиной брезгую.
-Видишь ли, - я замялся, - тут есть жук один. Максом зовут. Он жратву, э-э-э, готовит сам, но несколько нетрадиционно.
-Да, ладно! - Васька мотнул головой. - А вкусно?
-Сам решай, - я повернулся к кустам, - Макс! Выползай, не бойся.
-А он меня не съест.
-Я че? - Васька явно приходил в себя. - Птица по твоему? Выползай давай!
Макс, осторожно семеня маленькими ножками, выбрался на пляж.
-Вы чего предпочитаете?
-Мясо можешь?
-А много?
-Ну, чтоб наесться.
Макс испугано зашевелил усиками и вопросительно посмотрел на меня. Я, в свою очередь, оценивающе глянул на дракона, прикидывая примерное количество:
-Ну, килограмм пятьдесят где-то для начала... Наверное...
-Через четверть часа сделаю. Ничего, если фарш будет?
Я посмотрел на Ваську, он кивнул:
-Валяй!
Жук опять скрылся в лесу. Теперь оттуда слышались жутковатые завывания и хруст. Я встал и стряхнул песок с одежды:
-Пойду, гляну. Ладно?
Васька снова кивнул и откинулся на песок: ему еще было тяжеловато. Я кряхтя поднялся, прихватил заряженный дробовик, немного патронов на случай появления неприятных плодов экспериментов и отправился на звук.
  Природа жужжания стала понятна. Жук с молниеносной быстротой обгладывал поваленные деревья. Позади вырастала куча сырого мясного фарша. Явно свежайшего, но меня все равно замутило. Я быстр вернулся на берег, дабы не мешать процессу своими взглядами на подобные методы кулинарии.
  Свежий морской ветерок приятно обдувал лицо, тошнота ушла. Я, прогуливаясь, двигался вдоль полосы прибоя по неизведанному еще пляжу, в другую сторону от лагеря. В общем, ничего особенного. Те же выбеленные сучья, ракушки и песок. Залитый солнцем горизонт. В общем, все тот же пейзаж, только под другим углом зрения.
  Шум прибоя разрезал странный звук. Какая-то темная масса буквально вылетела на поверхность. Хлестнула очередь, осыпав меня ветками. Я едва успел рухнуть на песок, выставив перед собой дробовик. Акула, с какой- то непонятной мордой, будто юзом  затормозила перед берегом, обрушив на песок огромную волну. Больше всего меня добил нос. На ровной плоской поверхности симметрично располагались шесть бугров. Над глазами быстро вращались палки радаров. Наросты на морде противно шевелились, а ноздри подрагивали в такт выстрелам. Неожиданно, бугры сморщились и стали открываться. Оттуда выбирались какие-то существа перламутрово-зеленого цвета, расправляя стреловидные крылья. Эти твари очень напоминали навозных мух.
  Выглядело все это ужасно, да еще вдобавок рассмотреть можно было только в редкие перерывы перезарядки какого-то явно автоматического оружия. Как по команде существа снялись с плоского носа и разворачиваясь веером полетели к берегу. Одна из пуль зарылась в песок перед моим носом, засыпав глаза песком. Я чуть отполз назад, протер глаза и увидел, что пулей был большой майский жук. Между тем, тревожно гудя мухи совершали облет над пальмами. Выслеживали, наверное.
Я достал рацию:
-Миша!
-Салют! Чего стряслось?
-Тут акула, мухи и майские жуки.
-Выкидывай станцию.
-Зачем?
-Она электронику чует любую, даже отключенную. И не дай ей выбраться на берег. Все, выбрасывай подальше!
Я не раздумывая зашвырнул радиостанцию подальше за кусты. Мухи немедленно закружились там. Акула подплыла к берегу и как-то странно изогнувшись приподнялась, словно подвисла над прибоем. Помятуя о предупреждении я открыл огонь, быстро передергивая дробовик, почти не целясь. Одна из пуль заставила замолчать пулемет в правой ноздре, другая разнесла вдребезги один из закрывшихся было наростов. Акула ответила, но выстрелы были направлены в сторону, где лежала радиостанция. Потом отступила и опять погрузилась в воду. Я перекатился подальше от этого места, стараясь найти какой-нибудь бугорок поукромней. Желательно с более густой растительностью. Тем более, что мухи-то как раз определили место, откуда велся огонь. Наверное, еще не выветрился запах станции.  Сделав разворот, одна из мух лихо выпустила струю какой-то жидкости по месту, где я только что был. Полоса травы почернела и задымилась. Кислота! Причем, серная, судя по запаху тухлятины. Мухи разделились на две тройки и ушли на разворот в сторону моря, намереваясь меня оплевать всем скопом. Не дожидаясь окончания маневра я рванул поглубже в лес, посекундно оглядываясь на приближающегося врага. Обе группы выплюнули кислоту в прибрежные кусты, превратив зелень в головешки и с ревом пронеслись над лесом быстро удаляясь. Я рванул назад, но акула уже шипя выползала на берег, на ходу открывая жуткую зубастую пасть. Из под брюха летели брызги и мелкий песок. Потом рыбина словно вздохнула и мягко опустилась на песок. Из пасти стали выбегать крабы. Десант! Видимо это действо подразумевал зомби, предупреждая о препятствовании выползанию акулы. Крабы построились цепью и выдвинули свои глаза на стерженьках. Клешни зловеще отсвечивали сталью. Я открыл беглый огонь, выпустив пять пуль почти очередью. Троих разнесло в клочья. Остальные моментально нырнули в траву. Я сообразил, что сделал ошибку. Из пасти акулы выползали все новые противники, нечего было и думать перестрелять всех. Я понесся через лес, стараясь запутать следы. Лес кончился и я выскочил на поляну. Раздался рев и передо мной пролегла дымящаяся кислотная полоса. Я опять нырнул под защиту деревьев. Звук стих.
  В тишине леса слышался непрестанный шорох. Где-то явно шарахались крабы. Я постарался вжаться в деревья, выбрав местечко с редкой травой. И все же прозевал. Выставив раскрытую клешню, краб боком, быстро перебирая лапами побежал ко мне. Я не успел выстрелить. Десантник подпрыгнул и вцепился в ствол, другой клешней уродуя ствол дробовика. Размахнувшись, с силой ударил ружьем по дереву и размазал краба. Шорох вокруг усилился, деваться было некуда. Пришлось бежать через поляну. Зигзагами, под рев мух, я несся не разбирая куда.
-Вот твари! - Раздался надо мной знакомый голос и меня обдало жаром. - Где ты их только находишь?
На поляну сыпались обугленные тушки мух.
- Васька! - Радостно заорал я задрав голову. - Только не приземляйся! Здесь крабы! К берегу! Поджарь их на выходе!
-Понял! - Проревел сверху дракон переливаясь чешуей на солнце и накренившись, грациозно развернулся.
Я нашел наконец дорогу и побежал к берегу. Выскочившие из леса крабы, деловито стуча лапами по твердой поверхности устремились за мной. Показался берег и припавший к песку дракон. Я бежал прямо на Ваську.
-Гриша! В сторону!
Я на бегу отпрыгнул покатившись по песку. Пламя из драконьей пасти залило дорогу поджаривая крабов.
-Вась, там еще акула..., - начал я выплевывая песок.
-...была! - Лаконично закончил дракон и облизнулся. - И вкусная, кстати.
  К вечеру я познакомил дракона и жука с зомби. Макс сперва жался ко мне и шарахался, но потом ничего, освоился. И еще, было у меня сильное желание выбить электронный глаз Мише, но отменно приготовленные крабы под пиво как-то меня растрогали, что-ли? Васька выздоровел, что тоже повышало настроение. В общем, мы проболтали до утра. Тем более, что клешни из чего-то похожего на высокопрочную сталь приходилось подолгу высасывать.
- Слушай, Миш, мы сегодня наверное отбудем.
- Да я уж понял. - Зомби отложил гитару, поглядывая на светлеющий горизонт. - Я тебе сейчас подарочек приволоку. Пригодится.
- Да ладно... - Начал я.
- Не ладно. Мне уж бесполезно, а тебе и пригодится, глядишь.
Минут через пять зомби выбрался из люка с каким-то чемоданчиком в руках у уселся рядышком.
- Вот! - Он гордо поставил проклепанный кейс на песок - Последняя разработка!
На крышке нехотя помигивал какой-то красный огонек.
- Сейчас...
Миша открыл панельку и начал быстро что-то выстукивать манипуляторами на клавиатуре. Спустя десяток секунд он открыл чемоданчик. На подушечке лежал темный предмет - металлический пенальчик с малопонятными пиктограммами на крышке.
- Не забыл, - облегченно вздохнул зомби, - а то бы взлетели в небеса.
Он вытащил цилиндр и показал мне:
- Короче, это должно было входить в стандартный комплект солдата. Экстракт спасательного снаряжения. Вот, видишь? - Он продемонстрировал засветившиеся пиктограммы на крышке. - При активации появляется все необходимое. Сам активатор - в колпачке. Сыплешь из него в цилиндр, потом вытряхиваешь на землю и все. Только отбежать надо, чтоб места вокруг было метра три-четыре . Понятно?
- Ага!
- Инструкция - внутри. Еще разок: читаешь инструкцию, поворачиваешь этот предохранитель, откручиваешь колпачок, засыпаешь, высыпаешь, отпрыгиваешь и снова читаешь инструкцию. Очень простая система в использовании. Держи!
Миша перебросил цилиндр мне. Я поймал, прикинул пенальчик на ладони - тяжеленкий! - и сунул в карман.
- Спасибо!
- Не за что! Но учти, это на крайний случай.
- Понятно.
- Ладно, нам пора!
Вокруг заметно посветлело. Миша и компания зомби трогательно с нами попрощались. Видно было, что им надоело торчать в холодильнике вместе. Наверное поэтому Миша напоследок спросил с робкой надеждой:
- Может останетесь тут, а?
- А...
- Нет, это я так... - Он виновато улыбнулся, махнул рукой и побрел к люку.
Настя, проболтавшая с Васькой всю ночь, плакала навзрыд. Да и дракон насупился, подозрительно пошмыгивая носом. Напоследок он оторвал небольшую, величной с тарелку перламутровую чешуйку с хвоста и положил перед девушкой.
- Спасибо! - Настя прижала подарок к груди двумя манипуляторами и скрылась в бункере.
  Солнце взошло, проложив яркую дорогу до острова. После бессонной ночи голова чуть побаливала и реальность казалась не слишком свежей. Макс завалился спать в тенечке, Васька ностальгически глядел на море. Я перехватил жезл поудобней и грохнул им по проложенной дорожке. По покрытию разбежались трещинки. Я так и не понял, откуда возникла знакомая тройка муравьев. Старший прораб лихо сдвинул на затылок каску средней правой лапой.
- Да, босс? Устало выглядите. Новое задание?
- Ребята, если не сложно, мне нужна будка на загривке у дракона.
- Босс, - озадаченный старший сдвинул каску на лоб и почесал затылок, - у тебя аэродинамических характеристик зверя нету, случаем?
После бессонной ночи такой вопрос поставил меня в тупик настолько, что я переадресовал его Ваське.
- Гриш, не ругайся, а? И так тошно что-то...
- Ладно, а он может немного полетать с приборчиком?
- Спросите.
Муравей перебрался поближе к дракону и задал вопрос ему. Васька грустно кивнул.
Двое других исчезли, а спустя пару минут появились с каким-то пауком. Тот не очень уверенно перемещался на огромных тонких лапах. Маленькое тельце было покрыто редкой длинной шерстью. Ребята быстро закрепили паука на васькином загривке и дракон по их просьбе сделал несколько кругов над морем.
  Чертеж мне приволокли на утверждение вместе со столиком, зонтиком и холодным пивом. Работа закипела. Всего за два часа сонмище совершенно невероятных существ разбежались, оставив готовую конструкцию на песке. Надрывно загудела стрекоза и аккуратно стала опускать сооружение на Ваську. Еще минут пятнадцать муравьи чего-то крепили.
  Работа была законченна довольно быстро. Мне очень понравилось. Обтекаемое каплеобразное сооружение казалось продолжением дракона, даже цвет и форма изогнутых панелей напоминали чешую.
- Принимайте работу, босс. И прихватите нашу зарплату с собой.
Муравей показал на жезл.
- Ок!
Я забрался в будку. Плохо было то, что вместо окон оказались какие-то бледные прямоугольники. Спросил об этом муравьев:
- Э-э-э, босс. Мы решили, что монолит лучше. Он крепче и жестче. Вместо окон здесь экраны. Вот!
Старший погладил поверхность в уголке и стенка словно растаяла.
- Только не забывайте кормить экраны и систему вентиляции. Сто грамм сахара в день вот сюда, - муравей откинул сиденье, там обнаружился ящичек, - и воды. Если, конечно, используете. А так, хватит дней на десять. Камера наверху тоже питается отсюда. Запас сахара в этом мешке.
Я полюбопытничал на тему камеры и обнаружил пару фасеточных глаз, как у мухи. Вообще, несмотря на всю необычность, конструкция получилась рациональной и вполне симпатичной.
- Спасибо, хорошо получилось. А экран из чего?
- Ну, это светлячки чуть модифицированные. Если хотите - разбужу биологов.
- Да не стоит, наверное.
- Ну, тогда все, босс. Мы исчезаем. Не забудьте жезл, ага?
- Да, конечно, вот он лежит. Передам, как только появимся в людном месте.
- Ну и ладушки. Пока!
Муравьи молниеносно исчезли. Я растолкал Макса. Тот спросонья испугался было, но потом быстро очухался.
- Чего толкаешься?
- Ты летишь с нами?
- Куда?
- Поищем нашу дорогу и в другие земли, в общем.
- А бар?
- Ты кого здесь поить-кормить собрался?
- Ну-у-у..., - Макс помялся, а потом махнул лапкой, - а, ладно! Полетели?
Я прихватил арбалет со стрелами и устроился поближе к боковому экрану. Макс опять отрубился и тихонько похрапывал. Васька махнул могучими крыльями и, сделав над островом прощальный круг, направился в сторону солнца.
  Под мирное сопение жука я отключился. В сновидении мне явилась Леда. Мы сидели на берегу неспешной речушки, облокотившись на ствол ивы. Солнце играло бликами, времнами заставляя щуриться от слишком ярких всполохов. Я вроде говорил какие-то серьезные вещи, но Леда почему-то заразительно хохотала. А потом начала настойчиво меня тормошить. Я приложился об ствол ивы затылком и проснулся.
  На экранах клубилась тьма. Машинально потирая шишку, я осознал, что Васька шарахается из стороны в сторону. Яркие точки мелькали на экране, оставляя послесвечение. С правой стороны вообще были какие-то размытые полоски, как на телевизоре без антенны. Макс лежал на спине, тщательно притворяясь дохлятиной, лишь изредка приоткрывая один глаз.
Васька ринулся вниз, и я почувствовал тошноту, взмывая к потолку. Эти маневры казались бесконечными, но в конце концов полеты по кабине сменились ощущением покоя. Арбалет так удачно расположился под спиной, что я даже охнул, приподнимаясь. Жук признаков жизни не подавал вообще.
- Макс!
Я покачал Макса за надкрылья. Ноль эмоций. Я постучал по панцирю.
- Макс!!!
- Мы где? - Почему-то шепотом поинтересовался жук
- На земле, судя по всему. Ты как? Не побился?
- Да ничего, вроде...
- Это уже хорошо. Ты тут побудь, а я к Ваське быстренько смотаюсь. Ага?
- Ты только недолго. Стремно мне.
- Я быстро.
Прихватив арбалет и жезл я пошел к двери. Снаружи была темень. Ааккуратно обогнул сооружение и пробрался к драконьим ушам.
- Вася, ты как?
- Т-с-с-с! - дракон зашипел и затряс головой - Говори шепотом. За нами охотяться.
- Кто?
- А я почем знаю? У них стрелы тут свистели, только успевай уворачиваться.
- Но хоть что-то видел?
- Ага. Иначе мы бы сейчас уже трупами были бы.
Тьму прорезал неуверенный голубоватый луч прожектора. Чуть поморгав, он налился мощью и начал методично обшаривать окружающее пространство, словно подметая тьму. Слева от васькиного тела контрастной тенью выделялась полуразрушенная стена. Мы были как раз за ней. Второй луч зажегся чуть дальше. В отраженном свете я увидел кучу обломков, подбиравшихся к самому верху стены. Перехватив арбалет поудобней, я отправился глянуть на стрелявших.
- Гхм! Прошу вас не торопиться. - Мягкий вежливый голос доносился у меня из под ног. - Любопытные в нашем мире живут хоть и ярко, но недолго.
От неожиданности я чуть не сверзился с насыпи.
- Вы кто, вообще-то?
- Старейшина. Хотя, да, вам это ничего не говорит. Давайте пройдем к вашему экипажу?
- Д-д-а, пожалуйста...
В кабине я наконец-то увидел своего собеседника. Это оказалась крыса с Макса величиной. Огромные седые усы ее обвисли и в передней лапе она сжимала красиво инкрустированную палку. На длинном носу грызуна красовались изящные очки с тонированными стеклами. Видимо прочитав на моей изумленной физиономии вопрос, Старейшина без промедления на него ответил:
- Да, вы не ошиблись. Я действительно крыса.
- Понимаете, это как-то неожиданно... - Мне стало стыдно за свое отвращение к этим грызунам. - Ну, вы не поймите меня неправильно...
- Что вы! Я все правильно понял. Увы, вы не единственный представитель млекопитающих, кто ненавидит нашу породу. Это вполне нормально. Мало того, мы тоже ненавидим наших предков, боремся с ними. Истребляем их. Творцы нас такими сделали, вложив стремление очистить мир от всего вредного.
- А кто же стрелял?
- Скорее всего эльфы.
- Кто???
Внимательно прислушивавшийся к разговору Макс от моего вопля едва снова не рухнул в очередную искусную кому.
- Эльфы. А что тут такого удивительного?
- Да нет. Это я так. Эльфы мне тут только не попадались еще.
- Да, обычные трудяги-эльфы. Воины они те еще, но свою задачу выполняют, поддерживая верхний мир.
- Слушайте, я не понял. А мы где?
- Внизу, разумеется! - И предвосхищая мой вопрос он сказал. - Там, где никогда не бывает утра.
- А как же...?
- Одну секундочку! Вы позволите?
Неуловимым движением Старейшина вытащил откуда-то из шерсти мобильник и набрал номер.
- Алле! Учетчик? Ванек, ты? Отлично. Приволоки мне очки, пожалуйста.
...
- Три...
Крыс внимательно посмотрел на меня и Макса
- Нет, одни побольше.
...
- Ага! Можно стекла с лентой побольше диаметром.
...
- Сюда! Где метки сейсмодатчиков.
...
- Угу, жду!
Старейшина сложил мобильник и опять спрятал его где-то в шерсти.
- Ну, вот. Скоро вы все увидите сами.
На всякий случай мы вышли встретить посыльного. Васька нервничал в темноте и вполне мог пришкварить визитера. Один из светлячковых экранов я вытащил из стены и прислонил к чешуе. Пятно призрачного света высветило битые кирпичи слегка покрытые мхом. Из темноты вынырнула взлохмаченная крыса в комбинезоне. Бедолага с натугой волок за собой ящик.
- А вот и Ванек! - Старейшина изысканым жестом указал на взмыленного сородича. - Всем очки принес?
- Ага! А кому такие большие нужны? - Ванек с любопытством рассматривал меня и Макса.
- А вот, дракону надо приспособить.
- А он где? - Взлохмаченный крыс огляделся.
- Здесь я! - Васькин нос появился внутри освещенного круга.
Ванек от неожиданности чуть не уронил поклажу.
- З-з-здравствуйте!
- Здраствуйте! Меня зовут Василий! - Вежливо представился дракон
- Ваня, очень приятно! - Крыс повернулся к старейшине - А...
- Ванек, раздай очки, пожалуйста.
- Ах, да!
Смущенный крыс торопливо всучил нам по футляру. Я быстро справился со своими, а с Максом Ваньку пришлось повозится. Собственно, это были даже не очки, а что-то вроде прибора ночного видения. Темнота тут же отступила, круг от экрана стал ярким.
  Пока Ванек пытался приспособить очки Ваське, я попытался определить, куда же нас занесло на этот раз. Вокруг были развалины зданий. Сквозь их остовы пробивались огромные стволы каких-то узловатых деревьев. Кроны исполинов терялись где-то в небе. Проследив мой взгляд старейшина пояснил:
- Собственно, над нами кроны этого кустарника. Переплетение ветвей образуют шатер вокруг планеты. Туда люди и переселились. А мы перерабатываем мусор и убираем все лишнее. И если бы не эльфы, то все было бы хорошо.
- Все! - Радостно помахал со лба Васьки Ванек - Нацепил!
Дракон в очках выглядел потрясающе! Кто не видел - много потерял. Васька сперва потряс головой, потом покачал ей, поводил мордой из стороны в сторону:
- Нормально! Спасибо, Ваня, отлично держится!
- Да не за что!
Старейшина подошел к Ваньку, они чего-то обговорили вполголоса и старый крыс сказал:
- Вы уж простите, я вас покину. Дела! Ванек вам все тут покажет. Ладно?
- Да, без вопросов.
- Приятно было с вами побеседовать
- И нам тоже. - Я аккуратно потряс протянутую лапу.
- Надеюсь, до скорого! - Старейшина сделал несколько шагов к развалинам и словно растворился в них.
- Ванек, введите нас в курс дела и как бы нам увидеть что-то еще, кроме развалин.
Крыс замялся.
- Знаете, летать вам вот только не надо. Неровен час стрелами эльфы достанут.
- А пешком?
- Я вас не проведу. Я покажу, конечно, как отсюда выйти, но сам не пойду. Останусь с Василием. Нас эльфы сразу уничтожают. Возьмите с собой телефон, - Ванек когтями понажимал цифры на панельке, закрыл крышку и протянул коробочку, - мой номер на цифре один, если чего. Нажмите и подержите. Только сейчас попробуйте.
Я нажал кнопку и приложил телефон к уху. Сперва мне показалось, что трубка молчит, а потом услышал голос Вани. Даже не услышал, а воспринял, что ли.
- Вы меня слышите?
Я машинально ответил
- Да!
Потом убрал трубку в карман. Ваня виновато улыбался.
- Телефон транслирует ваши мысли в линию. Совсем не обязательно говорить. Просто представьте, что говорите.
Сзади меня кто-то осторожно подергал за одежду. Я обернулся. Макс беспокойно зашевелил усами:
- Гриш, я здесь останусь, ладно? Страшно там.
С этим я не мог не согласиться.
- Ладно, я сам поброжу. Ваня, а чем заняты эльфы? Вернее, они чем должны заниматься?
- Ну, в легенде говорится, что следить за растениями, защищать лес.
- А люди?
- Что, люди?
- Люди где?
- Старейшина говорит, над нами.
Я прихватил арбалет, жезл. Пакет с едой, наготовленной Максом и флягу с водой, отданную Ваней пришлось повесить на спешно сооруженную веревочную сбрую.
- Ну, я пошел.
- Аккуратней там будьте и про нас не говорите.
Крыс вывел меня к пролому в разрушенной стене, откуда можно было легко выбраться на заваленный мусором проспект. Еще раз пожелав мне удачи, Ванек растворился в развалинах.
Я зашагал к каким-то темным зарослям, на ходу натягивая тетиву арбалета. Просто на крайний случай, конечно. Жезл отчаянно мешал, напоминая о данном муравьям слове. Я остановился и опустил арбалет. Вытащил болванку и покачивая в руке, задумчиво оглядел развалины.. Потом зашвырнул жезл в сторону какой-то кучи мусора. Там у ребят шансов больше, что кто-нибудь случайно наткнется, чем где-то в кустах. Дело сделано, да и идти стало значительно легче.
  Приблизившись к растениям я увидел, что это нечто, напоминающее помесь кукурузы с камышом. Початки торчали как свечки. Между растениями вилась тропинка. Взяв арбалет на изготовку, я отправился по ней, поминутно вздрагивая от прикосновений длинных листьев. Тихий вздох редкого ветерка чуть колыхал растения и они шуршали, словно шептались. В такой момент я останавливался, пытаясь определить возможного противника, который, маскируясь, приближается приближается ко мне. Но ветерок стихал и снова мрачные высокие стебли замирали часовыми вдоль тропинки. Почти час ничего вокруг не менялось, есть хотелось, но трогать запасы было преждевременно. Я остановился и огляделся. Потом опустил арбалет на тропинку, сорвал початок и понюхал. По вкусу он ничем не отличался от кукурузы, только зерна были крупнее и как-то водянистее, хотя и слаще. Ничего так, вкусно!
- Ну и...?
Я дернулся к арбалету.
- Спокойней, человек, спокойней. Не дергайся.
В спину мне уперлось что-то колючее. Сильная рука вцепилась мне в плечо и резко повернула в сторону поля. Я упал.
- Вставай и шагай! И без глупостей чтоб. А то удобрением тут поработаешь напоследок. И еще. Очки сними. Только медленно.
Я выполнил требование и передал очки через плечо невидимому конвоиру.
- Один - это хорошо. - Почему-то сообщил голос. - Теперь пошли!
Судя по тому, куда меня подталкивала рука, я опять был на тропинке. Только вот никак не ожидал, что кочек на ней окажется так много. Я поминутно спотыкался, от чего уколы оружием конвоира становились крайне неприятными.
- Двигай, двигай, - подбадривал он, - тут недалеко, потерпишь.
Где-то впереди виднелся свет, пробивающийся сквозь кукурузу. Идти стало немного легче. Наконец, открылась поляна, на которой стоял прожектор, светивший прямо в глаза.
- Гаси! - Крикнул в темноту мой конвоир.
Прожектор немедленно потух, а над головой зажегся рассеянный свет. Мы стояли у входа в огромный освещенный туннель. Чуть вдалеке виднелось застекленное сооружение. Что-то зашуршало и от стены отделился здоровенный детина в серочерном комбинезоне, очень смахивающем на камуфляж. По крайней мере на фоне бетонных обломков в глаза не бросался. В ручище камуфлированного амбала притаилось какое-то шестиствольное оружие. Берет был лихо сдвинут на ухо, другое торчало под углом к голове и было заостренным. Эльф?
Приглядевшись, небритый детина презрительно сплюнул и сообщил:
- Точно, человек. Не ошибешься. Костян, свободен. Двигай на пост.
- Есть! - Ответил невидимый Костян и быстро, судя по звуку шагов, отбыл.
- А ты, - дыхнул он на меня чесночным перегаром, - туда со мной пойдешь. Понятно?
Он для верности потыкал своим шестиствольным агрегатом в сторону стеклянного сооружения, чтоб я, наверное, не потерялся в туннеле.
- Куда уж ясней.
- А ты не умничай. Повезло тебе с Костяном. Я бы тебя пристрелил, а потом бы выяснял, кто ты и откуда.
- Не сомневаюсь.
- Пшел!
Я побрел к стеклянному сооружению, слыша за спиной хруст огромных десантных ботинок по гравию. Гравий? Я пригляделся к полу, благо следующий фонарь был поярче. Это были черепа каких-то мелких животных, а куски побольше подозрительно напоминали обломки костей, выбеленные временем. Весело!
  Сооружение оказалось чем-то вроде вокзала или станции. Что интересно, несмотря на то, что все вокруг было каким-то облезлым, грязи или пыли я не заметил. А едва мы ступили на лестницу, как она пришла в движение и вознесла нас к платформе. Хорошо эльфы тут обжились!
- Стоять! - Скомандовал эльф. - Лицом к стене! Руки на стену! Ноги расставить.
Я быстро выполнил команду, помятуя о неприятной железке в руках конвоира, и уперся ладонями в стекло.
- Шире! - Этот урод стукнул мне по ногам от души так, что я едва не сел на шпагат.
- И только дернись - шлепну! Была охота с тобой возиться!
Стараясь не шевелиться, я стал внимательно всматриваться в стекло, стараясь поймать отражение того, что позади меня. Этого мне сделать не удалось, зато я увидел, как два крыса тянут за лямки огромный контейнер. Сам ящик парил в метре над землей, а на лапах крысов были какие-то кандалы, прицепленные тросиком к балке контейнера. Слева от меня из тоннеля послышался нарастающий шум. Изо всех сил скосив глаза, я пытался рассмотреть, что там такое, но не получилось. Шум достиг наивысшей точки, потом изменил тональность и стих.
- Медленно повернись! - Скомандовал эльф.
Я выполнил команду и увидел перед собой обтекаемый поезд. Впрочем, тоже весьма обшарпанный. Кое-где краска облупилась и металл украшали пятна бурой ржавчины. Двери вздохнули и разъехались.
- Вперед! - Подтолкнул меня конвоир стволом.
  Я, споткнувшись об какую-то железку, рухнул на облезлый пол вагона и замер, ожидая выстрела. Но ничего не произошло. Двери вагона закрылись и наступила тишина. Осторожно поднявшись, я огляделся. Небольшая клетушка с окнами и двумя лавками напротив друг друга. С той стороны окна на меня ощерился эльф, потом поднял свою пушку и выстрелил прямо в стекло. Я ничком рухнул на пол, вагон загудел от удара. Я перевернулся на спину и посмотрел на окно. На стекле не осталось никакого следа. Детина за окном ржал, стуча кулачищем по окну. Ага, значит отсюда и не выбраться.
- Вот скотина! - Я потер себе локоть, который отбил при падении и отряхнулся.
Между тем, крысы подтащили контейнер к поезду. Часть платформы опустилась и подняла еще пару бурлаков. Только с этими поднялся и конвоир, в такой-же как у моего эльфа униформе и с не менее впечатляющей комплекцией. Эти двое почти близнецов завели какой-то веселый спор, поминутно ухахатываясь, пока крысы впихивали контейнеры в вагон. Когда погрузка закончилась, поезд зашипел, мягко дернулся и начал быстро набирать ход. Я едва успел уцепиться за какой-то поручень и плюхнулся на лавку. За окном причудливо извивались кабели, словно гигантские анаконды. Вагон шел мягко, почти не раскачиваясь. Судя по всему дорога ожидалась не очень близкая.
  Я обошел свою "каюту". Ничего такого, что можно было бы свернуть без инструментов. Машинально ощупав одежду в поисках хоть какой-то ковырялки, я наткнулся на коробочку телефона. Единичка!
- Алло? Григорий?
- Ваня, привет!
- Вы где?
- В поезде каком-то. Меня эльфы захватили и в какой-то туннель...
В моей голове возник какой-то бесформенный ком черного ужаса и только спустя несколько секунд он оформился в слова:
- Туннель смерти!!!
- Чего?
- Григорий, вы прошли через туннель смерти.
- Пусть будет так, но куда он ведет?
-Этого никто не знает. Не было вернувшихся с той стороны.
- А сигнал мой можно засечь?
- Да.
Внезапно туннель за окном исчез, словно сдернули покрывало. Поезд несся по ледяной равнине. Удар по глазам был мощным. Я крепко зажмурился, но под веками неторопливо плавали бардовые круги. Наконец, я вспомнил, что сжимаю трубку:
- Алле? Ваня?
Тишина. Потряс аппарат - никак. Чуть приоткрыв слезящийся глаз, я нашел цифру один и подержал ее. Но в ответ трубка молчаливо помаргивала каким-то красным огонечком. То ли сигнала нет, то ли энергии.
- Вот ведь...!
Я сунул трубу обратно на всякий случай и принялся потихоньку приоткрывать глаза глаза, привыкая к серебристо-белому пейзажу. Наконец пообвыкнув я мог уже смотреть на снега довольно спокойно. Мимо окон проносились удивительные глыбы, из которых холодное солнце и ветер творили удивительные скульптуры. Изредка поезд поднимал снежную пыль и она стелилась вдоль окна. Где-то на горизонте равнина смыкалась с небом.
  Я почувствовал, что поезд стал потихоньку замедляться. Вместо пололосы вдоль дороги стали различаться отдельные элементы: куски льда и сугробы. Путешествие явно подходило к концу и это было неплохо хотя бы потому, что вагон начал промерзать. Сидеть на лавке совсем не хотелось, температура воздуха упала где-то градусов до пятнадцати тепла.
  Поезд медленно вплыл под купол вокзала и остановился. Первыми вышли эльфы. Вслед за ними крысы выволокли оба контейнера и снова скрылись в вагоне. В стене открылся какой-то люк и две механические клешни намертво вцепились в контейнеры. Посреди платформы появилась цилиндрическая кабина из которой эльф достал чемоданчик. Затем внутрь он положил бумажку и отошел. Цилиндр провалился, потом возник снова, но уже с фигурой, закованной в какие-то угловатые латы. Одновременно с потолка свесились турели, на которых нетерпеливо зашевелилось какое-то оружие, нацеливаясь на эльфов. Человек, а может и эльф, направился к моему вагону. Эльфы, стараясь демонстративно держать пустые руки на виду, следовали за ним. Фигура встала за окном и мы с минуту рассматривали друг друга через пуленепробиваемое стекло. Потом существо в латах повернулось к эльфам, что-то произнес и направился к цилиндру. Эльфы с явным облегчением вытащили что-то вроде сигарет и задымили, время от времени поглядывая на висящее оружие.
  Цилиндр появился вновь, но теперь там был только чемоданчик, подобный предыдущему. Один из эльфов подошел к моему "купе", что-то ткнул и дверь отъехала. С платформы на меня пахнуло теплом.
- Вылезай давай и двигай туда!
Палец моего любезного конвоира ткнул в цилиндр. Я пожал плечами и направился к таинственному лифту. Эльф прошел пару шагов и нырнул в вагон. Поезд закрыл двери и начал медленно отъезжать от перрона. Турели втянулись куда-то в потолок.
  Я вошел в цилиндр. Там оказалась какая-то непонятная штука, вроде перевернутых крюков с поперечиной, торчащая на уровне груди. Наверное поручень. Я ухватился за него покрепче. Прозвенел мелодичный звоночек. Спустя тройку секунд что-то тихо вздохнуло и пол под ногами просто провалился. Я макушкой ударился об потолок. Проклятущая железяка, которую я принял за поручень, прекрасно двигалась вверх-вниз. Лифт так же мягко и стремительно притормозил. Я шлепнулся на пол, заодно приложившись об треклятую палку. Шипя от боли, я добрым словом поминал всех инженеров, кто додумался до этого идиотизма.
  Теплая компашка встречала меня внизу. Одетые в угловатые доспехи ребята держали на изготовку неприятного вида машинки для истребления непрошеных гостей. Стоявший поблизости махнул стволом: выходи, мол! Я осторожно выбрался из лифта, держа руки перед собой ладонями вверх. Один из неразговорчивых типов повел меня по коридору до открытой двери.
  В комнате, смахивающей на лабораторию, стояло кресло, поразительно напоминающее электрический стул из фильмов. Только проводов и шлангов к нему тянулось так много, что я и не заметил малорослого старика, с любопытством наблюдающего за мной. Пожилой джентльмен не походил на эльфов как минимум ушами.
- Садитесь!
Дедок указал рукой на кресло, а тип за спиной ткнул мне стволом промеж лопаток, ускоряя процесс. Кресло было весьма зловещим. Садится не хотелось. Еще мне подумалось, что не было никакого смысла тащить меня с платформы, чтоб поджарить. В любом случае вариантв у меня не было - я сел. Дед опустил мне на голову белый колпак, чем-то пощелкал, красный сигнал сменился зеленым.
- Вставайте, человек. - Старик поднял колпак. - Может, кофе?
- Неплохо бы! - Я вдруг остро ощутил пустоту в желудке. - И чего-нибудь пожевать.
Мой конвоир соскучился убедившись, что стрельбы не будет и тихо исчез в коридоре. Старик ткнул пальцем в кнопку интеркома:
- Степа, кофейку нам и перекусить притащи, ага?
- Угу. - Буркнуло из динамика.
- Итак, вы - человек. Я прав?
- А не похоже?
- Ну, глаза последнее время слишком часто лгут нам. Эээ...? - Дед вопросительно посмотрел на меня.
- Григорий.
- Да, Григорий... Николай Алексеевич, очень приятно!... О, вот кофе и еда! - Старик принял поднос из рук вошедшего. -  Спасибо, Степан. Сам как?
Здоровенный и подозрительно знакомый бородач внимательно меня разглядывал.
- Попозже, может...
Я ел, давясь деликатесами и мучительно вспоминал, где я мог видеть этого парня?
Николай Алексеевич внимательно наблюдал, как я поглощаю снедь.
- Вы не из наших. - Задумчиво попивая кофе произнес он.
- Угу. Скорее всего.
- У нас тут редко бывают пришельцы. Вы прошли сюда по Дороге?
Я едва не поперхнулся кофе. Хоть кто-то упомянул!
- Да.
- Ясно. И угодили к кому?
- Сперва к крысам, а потом - к эльфам. Теперь вот к вам. Мне бы вернуться. Друзья у меня там остались.
- Много?
- Чего? - Не понял я
- Друзей много там у вас?
- Двое. Макс и Васька.
- Они тоже люди?
- Да нет, вообще-то. Дракон и жук.
- Ч-ч-черт! - Внезапно выругался старик. - Они их точно сожрут!
- Кто? Кого сожрут?
- Друзей ваших крысы сожрут.
Кусок застрял у меня в горле, я вскочил расплескав кофе.
- Слушайте, я ничего не понимаю, что здесь твориться, но вы можете меня отправить обратно прямо сейчас?
- Мы едем все вместе. - Дед ткнул в кнопку интеркома. - Боевая готовность, занять свои места!
Спустя минуту по коридору загромыхали сапоги. Старик облачался в угловатые доспехи.
- Вашего размера нет - оденьте шлем. Вот оружие. Все остальное доскажу в транспортере. За мной.
Дед рванул в коридор неожиданно проворно, я старался не отставать. Напротив шестиугольного люка с большой цифрой один уже стояли бойцы. Николай Алексеевич приложил карточку, дверь бесшумно отъехала в сторону. Внутри машины загорелся свет. Теперь я догадался, зачем нужны были крюки с перекладиной в лифте. Люди рассаживались на лавки и опускали конструкцию себе на плечи. Дверь закрылась, борта стали прозрачными, и транспортер весело помчался по снежной равнине. Временами он зарывался носом в сугроб и тогда снег летел в разные стороны, словно от взрыва. Справа и слева двигалось цепью еще несколько транспортеров.
- А когда мы до деревьев доберемся?
- А? - Старик словно очнулся от тяжких дум.- Скоро спустимся. Очень скоро.
- Расскажите мне, что здесь творится? Почему такая боевая операция? Почему снег? Откуда крысы и эльфы?
Дедок тяжело вздохнул.
- Сынок, когда-то мы жили на поверхности планеты до той поры, пока ее не загадили совсем. Дышать стало нечем, температура поднималась. Мы вымирали. И один умник вывел сорт деревьев, даже скорее кустарник, который был способен поглощать парниковые газы. Но рост был не ограничен. Кустарник вытянулся примерно на три километра вверх, покрыв собой практически всю поверхность. С энергией тут же стало плохо. Для того, чтобы укротить  кустарник, мы смоделировали эльфов. Они же выращивают тростник, из которого мы готовим топливо и пищу. Но эльфы истребили всю живность, которую считали врагами своих ферм. К тому же они были сделаны бессмертными. В смысле, от старости не умирают. Но и не размножаются.
Старик тяжело закашлялся, промакнул рот платком и продолжил:
- Отходы стали накапливаться, что привело к новому разрастанию кустарников. Для решения этой проблемы мы вывели крысов. Те стали уничтожать отходы, заодно совершая набеги на фермы эльфов. Начались стычки. Крысы размножаться как раз могут, рост их популяции сдерживает только отсутствие еды. Эльфы же поумнев стали менять урожай у нас на соплеменников. Колба за контейнер. Кстати, за твою жизнь пришлось отдать столько же. Процесс производства эльфов трудоемкий. Требует специального оборудования. Эльфы не раз пытались захватить лабораторию, изобретая разные способы. Впрочем, крысы тоже, но по другой причине. С эльфами в итоге смогли договориться, им все равно не разобраться в процессе. А вот с крысами...
Старик снова умолк, собираясь с мыслями. За бортом все так же качался однообразный снежный пейзаж.
- В итоге, наступило равновесие. Люди растили эльфов, чтоб те растили и защищали урожай, ограничивая численность крыс и используя их труд, крысы жрали отходы, уменьшая кустарник, а кустарник перестал ползти дальше. Люди переселились поближе к полюсу, чтоб врасплох не застали обе группы и пытаются выжить. Как-то вот так, упрощенно если...
- А океаны?
- Что океаны?
- Они у вас были?
- Они-то и стали зарастать в первую очередь.
- А-а-а...
- И еще. Гриша, ваши друзья мне безразличны. Но если их сожрут, то увеличиться поголовье крыс, которые уничтожат эльфов и сожрут урожай. Нарушится баланс. После этого может погибнуть вся планета. Кроме кустов.
  Впереди по курсу уже давно маячила какая-то точка. По мере приближения она растягивалась, и дробилась на отдельные объекты. Они потихоньку росли. Еще минут через пять наш водитель затормозил, развернув транспортер бортом к приближающимся точкам.
- Приготовится к бою.
Я поднял оружие и покрутил его чтоб сообразить что к чему. Сосед справа молча мне показал все нехитрые манипуляции.
- Нажимаешь тут и стреляешь, понятно?
- Спасибо!
Водитель спроецировал свою систему на борт. При увеличении стали видимы закутанные фигуры, сидящие на мчащихся снегоходах.
- Крысы! - Дед про себя выругался - Как вычислили наш вояж?
Транспортер справа проскочил вперед и его накрыла волна нападавших. Соседняя машина поспешила на помощь, но не успела. Над снежной равниной пронесся грохот взрыва.
Транспортеры маневрировали, стараясь не сильно удаляться друг от друга. 
  Я повернулся к другой стенке. Что-то больно уперлось мне в ребро. Телефон! Красный огонек все так же уныло помаргивал. Вот как они нас вычислили. Крысам знали, к кому я попаду.
  Машины остановились. Борта транспортеров откидывались. Люди выбегали наружу, на ходу стреляя по снегоходам. Крысам стрелять было не с руки и они спрыгивали на ходу.
- Ну, что, Григорий? - Раздался у меня в голове насмешливый голос Старейшины - Спасибо, что отвел к своим соплеменникам. Догадался, зачем нужен был телефон? Ты оказал нам неоценимую услугу и мы тебя сожрем последним.
Я ничего не ответил, просто забросил телефон куда-то в снег подальше.
  Автоматы били короткими очередями. Транспортеры развернулись носами к крысам и медленно двинулись. Люди вскакивали и бежали, стараясь держаться под защитой бортов.
Что-то резко зашипело, словно шваркнуло. Наш транспортер резко крутнулся в сторону, едва не придавив людей, и встал. Остальные продолжили движение, сомкнув цепь. Не задерживаясь, бойцы нашей машины пристроились к соседям. Дед ткнул в кнопку двери и приглашающее махнул рукой. Я вслед за ним влез в транспортер.
  В лобовом щитке на месте экрана зияла дыра с оплавленными краями. Судя по кровавым ошметкам, водителю не повезло. Я помог убрать останки бедолаги. Дед устроился в кресле водителя, а я уселся в свободное. Наша машина догнала остальных заняла свое место в строю. Впереди виднелось что-то темное. Старик ткнул пальцем:
- Там начинается лес.
  С той стороны опять появилась россыпь точек, но на этот раз это оказались не снегоходы. Маленькие диски шли низко над снегом раз за разом вспарывая его очередями. Крысы яростно отвечали. Некоторые диски падали и теперь их пожирало багровое пламя, еле различимое в тяжелом черном дыму. Наконец враг не выдержал натиска с двух сторон. Снег словно вскипел, и толпа крыс рванула под защиту деревьев, усеивая снег телами раненых и убитых. Наши уж совсем было собрались преследовать отступающих, но диски приземлились прямо перед носом. Мы с дедом вылезли.
- Давайте утрясем маленький вопрос... - Начал было высокий эльф.
Я не выдержал.
- Там мои друзья погибнуть могут! Разберитесь между собой, пожалуйста.
Эльф изумленно поднял брови, но Николай Алексеевич подошел к нему и чуть поклонился:
- Прошу! - И мне - Как машиной управлять понял? Кнопка Д покажет тебе, где станция, откуда ты прибыл. Пошел! Тебя Степан проводит.
Я уселся в кресло, эльфы расступились. Транспортер дернулся и мы въехали под полог леса.
Приходилось постоянно маневрировать, чтоб протискиваться между стволами. Для выхода на сигнал пришлось сделать круг километра в полтора. Скорость была отвратительно мала. Время от времени самые предприимчивые крысы пытались атаковать машину. Но атаки пока были неудачными, хотя оружие нападавших и выглядело жутковато сквозь прозрачные борта.
- Я вспомнил!
От неожиданности я чуть со всего хода не вмазался в ствол и резко тормознул.
- Чего?
- Где встречались мы. - Степа улыбнулся так широко, аж борода встопорщилась. - В мире дороги! Ты трубку брал у меня! И тут мне стало легко. Чуть грустно, но легко и весело. Я от души выжал газ уверенный, что если поднажму, то смогу застать друзей в живых:
- Держись, Степа!
Транспортер периодически ударяясь об стволы помчался к цели.
На экране промеж стволов виднелось какое-то зарево. Да и запах гари медленно заполнял транспортер. Степа поморщился:
- Горит где-то...
Мне почему-то казалось, что я знаю что и почему горит, но развивать тему не стал.
- Степ, ты сюда как попал?
- Застрял, вишь. Отправился, вот, посмотреть как да чего и с Перекрестка сюда бросило. Тут и застрял. Я вот ума не приложу, как вас тут к крысам-то занесло?
- А что такого?
- Так здешний выход - как стрелка. И закрыт полностью, а двор люди контролируют. Ты либо здесь остаешься, либо уходишь дальше по Дороге.
- Так мы с Васькой были, с драконом.
- А-а-а, эти могут везде... - То ли одобрительно, то ли осуждающе пробормотал Степа.
  Зарево впереди разгоралось все ярче. Позади сиденья раздались какие-то чмокающие звуки. Резко и неприятно завоняло горелой изоляцией. Машина задергалась, в хвосте что-то взвыло, заверещало и транспортер замер. Борта мутнели, экраны гасли вместе со светом. Степа взревел:
- Ходу к люку! Сейчас рванет реактор! Оружие я взял, беги за мной. Забрало шлема опусти не забудь.
Через надвинутое стекло все было видно, как днем. Из под переборки моторного отсека выбивался дым. Задерживаться внутри явно не стоило. Отбежав от машины я споткнулся об корень, замешкался и теперь  завороженно наблюдал, как в борту возникло и стало расползаться яркое отверстие. Потом оно резко потемнело, какое-то существо семеня лапками выпало из дырки на землю. Быстро сориентировалось и вцепилось зубами в ближайший провод. Тело существа стало медленно расти. Впереди раздался крик:
- Быстрее же, уходим!
Я стряхнул с себя оцепенение. Степа палил из автомата где-то довольно далеко впереди. Корма транспортера треснула и запылала. Что-то шваркнуло и к борту прилипло еще одно существо, но намного больше виденного мной раньше. Оно резко уменьшилось, и броня под ним раскалилась. Степа обернулся и взревел:
- Ложись!
  Ни секунды не раздумывая, я на бегу рухнул носом в землю. Сзади оглушительно охнуло, прокатилась волна жара. Потом еще один удар смял и швырнул мое сознание в темноту.
  Очнулся я от того, что кто-то назойливо орал мне в ухо и немилосердно тряс за плечо. Тьма расступилась, сменившись зеленоватой тошнотворной мутью.
- Ты живой? Отвечай!
Я почувствовал обжигающую боль на щеках. Меня явно кто-то по ним хлестал. Эту уже слишком! От злости я дернулся, открыл глаза и попытался ответить.
- Живой! Молодец! А я уж думал - тебя размазало, когда бак прям над тобой рванул.
Я присмотрелся к бородатому человеку. Знакомый, вроде ! И лес... А где я ? Где Васька? Что это за железка, оружие? Тошнит еще...
Что-то щелкнуло в мозгу, мир прояснился, все вставало на свои места. Осталась только слабость.
- Степа, ты сам как?
- О, вот теперь очнулся. - Степа улыбнулся в бороду - Нормально я. Ты идти сможешь?
Я попытался встать, опираясь на ствол дерева. Земля противно покачивалась.
- Дойдем! Как Васька, Макс?
Степан критически меня осмотрел:
- Давай попробуем сперва туда дойти.
Мы неторопливо двинулись в сторону зарева, постоянно вертя головами. Крысы хоть и не нападали, но издали явно следили. То и дело в отдалении мелькали тени.
- У тебя имплантов нету электронных? - Поинтересовался почему-то Степа.
- Вроде не было.
- Это хорошо. Передохнем?
Впереди виднелась небольшая ямка.
- Нам бы побыстрее...
- Побыстрее не получится. Слаб ты еще. Передохнешь - быстрее будем.
Меня все еще подташнивало и кружилась голова. В степиных словах был смысл. Мы со  уютно устроились в импровизированном окопчике, поглядывая каждый в свою сторону. Отдышавшись, я спросил:
- А почему импланты - плохо?
- Видел, как башку водиле разворотило? Это энергоблохи. Они энергию жрут и раздуваются.
- Они живые?
- А то! Крысы их вывели из обычных блох, вроде.- Степан поскреб бороду - В общем, откармливают их, потом выстреливают когда надо из пружинного метателя. Блоха энергию чует и пытается добраться до источника. Ежели преграда, она сжимается быстро, всю свою энергию в тепло переводит, прожигает преграду. Потом источник находит и сосет, пока сама не взорвется или энергия не кончится.
- Понятно. Интересно, а чего крысы в нас не стреляют?
- А зачем, если мы в их логово сами идем? Два куска мяса пригодятся. Тут жратва - дефицит, а свежее человеческое мясо - деликатес. В развалинах-то нам от них никуда не деться. Сами к столу шлепаем.
- Весельчак ты, блин!
Издалека доносился треск выстрелов, запах гари становился все более ощутимым. Впереди маячили развалины. Мы вышли к полуразрушенному зданию, остановившись на какой-то площадке, наблюдая за фантастическими тенями на кронах кустов.
  Языки пламени ползли по стволам. В какой-то момент огонь прожег свод и сквозь огненное кольцо на поверхность земли упал луч солнца. Огонь такой интенсивности могло сотворить только одно существо. А значит, там воевали мои друзья.
- Васька!
Я побежал уже не обращая внимание на горы мусора и подкашивающиеся конечности. Поминутно рискуя сломать себе ногу, я несся стреляя на ходу по вылезающим крысам. Автомат Степана тоже не умолкал.
  В развалинах шел бой. Дракон лежал на проплешине между двумя стенами, а на его шее красовался массивный ошейник, прицепленный тросами к земле. Хвост и задние лапы были прижаты подобными же железками. Голову Васьки украшал пятнистый Макс на своих коротеньких лапках и сжимал верхними автомат. Жук бил по подползающим крысам очередями. Дракон время от времени подметал огнем все пространство перед собой.
  Крысы же просто обезумели: столько жратвы и никак до нее не добраться. Серые волны раз за разом накатывались, как прибой. Но вновь отступали, оставляя после себя мертвых соплеменников.
  Мы бежали прямо по дымящейся выжженой площадке.
- Васька, Макс, не стреляйте!
- Гриша!
От радостного рева заложило уши. Я, запыхавшись, поприветствовал Ваську. Тот радостно задергался, едва не стряхнув Макса. Тот тоже меня заметил и радостно растопырил пятнистые надкрылья.
- Салют, Макс! Принимай пополнение!
Едва Степан взобрался на дракона, как началась чередная атака. На этот раз с флангов. Дракон взмолился:
- Гришь, отцепи ты эту штуку, а?
- Ты только не дергайся! Там Макс со Степой оборону держат. Сейчас попробую отцепить.
Сверху грохотали очереди. Атака захлебнулась; крысы снова расползлись по щелям.
  Не знаю, как насчет всего остального, что производят крысы, но ошейник был сделан на славу. Ни шва, ни хоть какой-то зацепки. Цепь, кстати, тоже выглядела собранной из литых колец.
- Как тебя угораздило-то?
- Дак Старейшина приволок какую-то хреновину, чтоб очки поддерживать. Она за ночь и разрослась.
- Угу, понятно.
Мне, правда, ничего не было понятно, если честно. Хорошо хоть наступило затишье, не мешало думать. Одетые в странное тряпье крысы махали шестами с привязанными белыми платками и оттаскивали трупы соплеменников за камни. Тишина нарушалась только их пищанием да потрескиванием горящей кроны. Я задрал голову, посмотрел, как пламя освобождает небо и позвал Макса.
- Я здесь, со Степой
- Спустись, а? Степа пока один подежурит.
Затрещали крылья и спустя пару минут жук стоял рядом.
- Макс, ты кислоту сделать можешь?
- Какую?
- Ну, какую получится, только посильнее.
- Лимонную могу, уксус.
- А эссенцию?
- Не, не могу.
- Давай уксус тогда хотя бы...
Макс отвернулся и спустя пару минут протягивал мне пакетик с прозрачной жидкостью.
- Сейчас проверим...
Я поднял с земли палочку, окунул ее в жидкость и провел по ошейнику. По его поверхности пробежала рябь. Не нравится! Все понятно. Проделав в пузыре маленькую дырочку, я стал неспешно поливать уксусом места крепления цепей и ошейника. Минут десять спустя ошейник неуловимо изменился и соскользнув с шеи уполз в развалины. Еще через пять минут обозленный Васька взмахнул могучими крыльями и поднялся в воздух. Мусор и пеепл взвились в вихрях.
Степа успел вовремя спрыгнуть и прихрамывая присоединился к нам:
- Во дает!
Дракон расширяющимися кругами летал над нами, планомерно выжигая поверхность, если замечал крыс. Потом спустился передохнуть и рассказал малоаппетитные подробности:
- Эти дохляки, которых вытаскивали отсюда... Их там остальные крысы жрут. А кишки...
- Вася, - я умоляюще поднял руки, - не развивай тему, ладно? Иначе я добавлю к хаосу еще немного.
Сквозь крону стали влетать знакомые диски. Эльфы приземлялись поблизости, стараясь организовать круговую оборону:
- Как там, не сожрали вас? Сейчас еще бойцы подойдут. - Эльф в берете и с золотой веточкой на плече рассматривал дракона. - Настоящий дракон! Надо же! А я думал, что легенда, сказки...
Огромный лагерь в развалинах был освещен многочисленными кострами. Люди и эльфы задумчиво смотрели на огни.
- Так что же нам теперь делать-то? - Эльф засунул за пояс здоровенный пистолет.- Куст горит и через несколько лет растение исчезнет. Пепел не даст солнцу греть. Победа над крысами нарушила равновесие.
Старик посмотрел на эльфа:
- А если крысиные норы использовать, чтоб переждать? Тоже вариант ведь.
Эльф сплюнул:
- А жрать будем друг друга?
  Я тихо встал, опустил стекло шлема и прихватив автомат двинулся в направлении своего перового похода. Впрочем, народу вокруг было полно, и свет костров не давал сбиться с пути.
Кучу мусора, куда отправился жезл, я вспомнил, едва увидел своеобразно торчащую арматуру. Дубинку никто не подобрал.
- Держите, - передал я его эльфу.
- Это что?
- А стукните им по земле - узнаете.
После первого же удара деловитый муравей в каске вынырнул перед носом у эльфа так неожиданно, что тот не успел схватиться за оружие.
- Спокойно, босс! - Выпалил прораб. - Чего строить будем?
  Утром мы сердечно попрощались с людьми и эльфами.
- Меня возьмете с собой? - Смущенно пробормотал Степа
Мы переглянулись и почему-то засмеялись. Васька вдруг хитро прищурился.
- Давайте-ка побыстрее устраивайтесь. А то я тут про Дорогу узнал кое-что...
Мы уже заинтригованные влезли в будку. Васька взмахнул крыльями и очень скоро мы были под куполом перехода. Дракон влетел под арку.
  Под и над нами проносились экипажи, запряженные летающими конями. Яркое солнце и подозрительно знакомые горы на горизонте
- Дома! - Первым нарушил тишину Степа. - Снова дома!
Дракон снизился и медленно подлетел к знакомому зданию постоялого двора. В какой-то момент я даже различил остатки Шевика, торчащие на задворках у колдуна. А может и просто показалось. Васька лихо нырнул вниз и с разворота приземлился рядышком с крыльцом. Я не то чтоб вылез, а вылетел из кабины, как пробка из бутылки. Испуганный Макс едва успел отскочить с моего пути. С бухающим сердцем я рванул ручку столь знакомой двери, но из-за стойки мне улыбалась другая девушка:
- Ты взволнован, странник? Будешь есть?
- А где Леда? - Разочарование было столь сильно, что я едва не расплакался.
- Ее уже давно здесь нет, - улыбнулась девушка.
- Извините! - Я грустно улыбнулся ей в ответ и вышел на улицу.
  Васька взглянул на меня и тут же стал демонстративно рассматривать горизонт, словно там было нечто необычное. Степа и Макс отсоединяли крепления будки. Я молча включился в работу. Спустя пятнадцать минут будка была отцеплена от чешуи. Мы отошли подальше, Васька встряхнулся и будка рухнула.
- Вот и все, Григорий, ребята, - драконову морду украсила огромная слеза.- надо мне к своим теперь. Зов крови.
- Спасибо, Вася! Счастливо тебе!
- И тебе счастливо, лекарь!
Макс осторожно погладил лапками драконью морду.
- Ты прилетай. Я теперь здесь буду. Готовить и вообще...
- Да и я, - Степа погладил бороду, - тоже здесь, вмагазине.
- Ребята, да далеко я буду. - Вася горестно помотал головой. - Далеко и долго. Все, пока. Все равно встретимся когда-нибудь. Дорога - она такая...
- Пока, Василий, удачи!
  Дракон несколько раз взмахнул радужными крыльями, чешуя заиграла на солнце. Он сделал  пару кругов над нами, поднимаясь все выше, а потом исчез. Будто рассыпался миллионами разноцветных капелек, нарисовав длинную-предлинную радугу. Тихо звенели колокольчики. Мы долго смотрели, пока последние искорки не растворились в глубине неба, а потом вошли в здание постоялого двора.
К вечеру Макс уже был по другую сторону стойки, заменив Марину. Превосходная еда украшала наш стол.
- Ну, ладно! - Степа кряхтя встал. - Пора уже мне. Гриш, ты здесь или у меня переночуешь?
- Гриша, оставайся! - Макс отвлекся от протирания стаканов и нацедил мне еще кружку пива. - Места есть.
- Пойду я, ребята. Дорога ждет...
- До свидания, Гриша. Буду тебя ждать. - Большая божья коровка протянула лапку.
Я ее осторожно пожал.
- Счастливо, Макс. Удачи тебе. Пошли, Степа, проводишь?
- Пошли.
Кряжистая фигура канула во мглу двора. Я на секунду замешкался, махнул рукой Максу и тоже шагнул на крыльцо. Только вот оказался я не во дворе, а по колено в грязном снегу. На обочине трассы. Было не слишком холодно. Фуры пролетали мимо, обдавая меня какой-то мелкой изморосью и ледяным ветром. Наверняка паучий костюмчик не давал замерзнуть. Я оглянулся, чтоб увидеть начало своего пути в этом неведомом Мире. Громкий рев гудка, шипение и скрип тормозов заставил меня обернуться. На противоположной стороне трассы стоял огромный Кенсуорт - автовоз, с зеркальным бампером и никелированными трубами. Я пожал плечами, собираясь продолжить путь. Но гудок снова позвал меня. А потом открылось окно:
- И какого я тут разоряюсь, а, Гриша?
Улыбающаяся физиономия Тихона возникла в прямоугольнике оконного проема кабины.
- Тихон!!! Чччерт, старина, ты откуда?
Я рванул через дорогу. Дальнобой открыл дверь и легко спрыгнул. Мы обнялись.
- Где? Как? Где Леда? Вы спаслись?
- Гриша, лента Мебиуса-кольцо все-таки, а катер крепким оказался...
- Ну!
- Хоть и с двумя плоскостями лента, а кольцо...
- Ну!!
- Так вот, лента...
Я готов был уже придушить хитро ухмыляющегося шофера.
- Ну!!! Где Леда?
  Тихон хитро улыбнулся, откидывая борт автовоза. Там стоял и тарахтел новенький Рэм а за рулем сидела ... она. Дверь Доджа открылась и хрупкая девушка встала рядом с ворчащим монстром. Это было настолько красиво и невероятно, что я замер с открытым ртом.
- Давай, иди, чего встал-то?
Я запрыгнул на автовоз и обнял ее, свою Леду. Время замерло. Минуты улетали в неизвестность.
- Эй, влюбленные, вы там не примерзли еще?
Мы обернулись. Тихон уже опустил пандус.
- Уматывайте, чтоб мои глаза вас не видели. Мне работать надо.
Мы залезли в машину, я согнал Додж на дорогу. Тихон закрыл прицеп, проверил что-то, тряхнув железку и подошел к нам:
- До свидания, друзья!
- Счастливо, Тихон!- В один голос сказали мы и рассмеялись.
- Тихон, мы увидимся еще?- Крикнул я вдогонку.
Он уже влезал в трак.
- Так вы же на Дороге, ребята и такие вопросы...
Дверь хлопнула. Кен рявкнул, зашипел, выбросил два черных облака из своих паровозных труб, дернулся и сходу рванул куда-то в небо.

Вот и все.


Рецензии