Фишка

                 Алёнка помнила  с детства, что всегда жила с бабушкой Марусей и дедом Иваном. О родителях ничего не знала. Когда-то давно они уехали на север, на заработки, и пропали.  Так сказала бабушка. Об этом  больше  никогда не говорили.
                Она была невысокого роста.  С русыми пушистыми волосами, которые никак не хотели держаться в косичках. Вздёрнутый носик и зелёные глаза, всегда приветливая и ласковая.
Задавала много вопросов:
                - Дед, а на кого я похожа, на маму, или на папу?
                - На Шкоду - отвечал дед. Шкода – так звали соседскую козу - такая же лохматая  и  глаза зелёные. И молоком от тебя пахнет как от козы.
                - Ну, тогда я его больше пить не буду.
                - А вот это  зря, ты его с детства пьёшь, поэтому и растёшь, а если пить молоко не будешь, так и останешься навсегда подростком, пора  уже    взрослеть.
Дед был прав, она в последнее время всё чаще стала смотреть на своё отражение в зеркале. 
                    Алёнка заканчивала  девятый класс и перед самыми экзаменами,  как снег на голову на неё свалилось известие о том, что  мама жива.  На большой перемене её отозвала за угол школы  женщина, которая работала техничкой на вахте. И шёпотом, в самое ухо сказала,  что  мама в городе и хочет с Алёнкой встретиться.  Но только, чтобы бабушка с дедом  ничего об этом не узнали.   У девочки было столько радости - мама жива! Она у неё есть! Значит, не сирота!
                 Еле дождавшись, когда закончились занятия, она побежала домой.  Запыхавшись, ворвалась в открытую дверь веранды. Бабушка что-то готовила у плиты,  и Алёнка с самого порога ошарашила её:
             - Ба, слышишь? Моя мама нашлась, оказывается, она не пропала!
У бабы Маруси подкосились ноги, она присела на стул, вовремя подвинутый Алёнкой:
             - Я так и знала, что она вот так сделает.
             - Как?
             - Тебе кто сказал?
             - Тетка, уборщица из школы.
У бабушки затряслись руки,  по щекам  потекли слёзы. Не могла себя сдержать, расслабилась – видимо, нервы уже не в порядке.
             - Ба, ты чего плачешь, радоваться надо? Ведь мама нашлась!
Баба Маруся повернулась к Алёнке, взяла за руки, притянула её ладони к своему лицу и заплакала навзрыд:
             - Что же теперь будет - плакала, и причитала женщина.

                    Девочка не знала, что происходит, не понимала, почему бабушка так сильно расстроилась. Та, немного успокоившись,  вытерев лицо платком,  сказала:
             - Давай дождёмся с работы деда, мы ему всё расскажем, он умный, мудрый, что-нибудь и посоветует. Погладив бабушку по голове, чмокнула в макушку и  вышла из дома. Прошла до калитки и остановилась. С Алея дул свежий ветерок, река протекала сразу же за огородом. Воспоминания нахлынули  как-то сразу, и всё спуталось в голове.
             Вот дедушка Ваня ведёт её в садик летом. В сандалик  попал  камушек, они присели на скамейку у дома на бульваре Победы. Пока дед переобувал ей  сандалик, она успела рассмотреть на его шее небольшой шрам. Провела вдоль по нему пальцем, дед вздрогнул, а потом виновато улыбнулся и пояснил:
             -  Давно это было, очень давно, я ещё молодой был. Поехали с друзьями  на Егорьевское озеро отдыхать, наловили рыбы и решили приготовить уху. Я должен был следить за огнём в костре, отправился в бор за сухими ветками, набрал вязанку, закинул за спину и пошёл обратно.  На  траве поскользнулся и упал на спину, вот один сучок и воткнулся в шею. Я кое как, но поднялся и пошёл к друзьям. Конечно, переполох был большой,  мне помогли, и вовремя доставили в больницу. Долго ещё ранка болела, неудобно было ходить с перебинтованной шеей, но я терпел, со временем - забылось.
                  Вспомнила  и о том, как они с бабушкой ходили в  Храм. Ставили всем святым и Казанской Божией матери зажженные свечки за упокой  души  убиенного Олега, сына бабы Маруси и деда Вани, и бабушкиного брата погибшего в афганскую войну. В голове всё путалось: то дед Иван, то Бабушка Маруся…

                 Почему сейчас Алёнка  вспомнила все эти события?
Вдруг кто-то положил руку на плечо – она вздрогнула и оглянулась.
               - Дед! Ну, напугал!
               - Чего стоим? Кого ждём?
               - Пойдём, пойдём, бабушка ждёт.
Вошли в дом и  Алёнка, даже не дав деду вымыть руки,  на одном дыхании выпалила:
               - Дед,  моя мама за мной приехала!  Она меня заберёт в большой город, я там учиться буду.
Дед помолчав, сказал:
               - Давайте ужинать, а потом будем разговаривать.
Поужинав, дед Иван вышел на улицу, сел, на лавочку у забора. Алёнка его тормошила,  несколько раз спрашивала:
               - Дед, ну скажи хоть что-нибудь? 
Но он её как не слышал, думал о чём-то. Посидел ещё немного, обнял Алёнку.  Какое-то время они сидели молча, потом дед встал и, придерживая её за плечи, повёл в дом. Баба Маруся  начала что-то  говорить, но дед остановил её жестом:
    - Послушай, внучка,  я сейчас скажу такие слова, от которых  тебе может быть очень плохо.  Но по-другому просто нельзя,  слушай всё, и  внимательно. Нам с бабушкой  тоже будет не очень-то весело, но этого разговора уже не избежать.  Иначе просто нельзя.  Так уж получилось, что ты нам никто – чужая девочка. Я тебя выиграл в казино. Иногда я по своей бесшабашности поигрывал в рулетку. Ну, зашёл как-то в казино, хорошую сумму выиграл  (не увлекался - всегда знал,  когда  надо остановиться). Уже собрался уходить, а около дверей стоит молодая девчонка и предлагает с ней сыграть в рулетку. Заманчиво, когда тебе предлагают игру. У меня была одна фишка, я её приберёг для следующёй игры, а она, видимо за мной следила. Я подумал, "совсем ещё девчонка, а уже с азартом играет", и отказался.  Вышел на улицу, закурил.  Смотрю, выходит она  из казино, а с ней какой-то мужик и её ругает, грубо так  ругает. Из разговора было понятно, что он над нею имеет какую-то власть.  Требовал что-то, в ответ она не грубо, но настойчиво отвечала.   Я невольно  прислушался. Мужчина предлагал ей продать ребёнка, хоть за сколько. Если она этого не сделает, то он  оставит её здесь, в этом городе. У нас с Марусей нет детей, единственного сына Олега проводили в армию служить, а получили тело в закрытом гробу. Прошло много лет, но тяжесть с сердца не проходила. У ровесников сына  уже были взрослые дети, а у нас - никого.  Вот я и подумал – соглашусь.            
                    Вернулся, подошёл к парадной двери, смотрю, она стоит. Меня увидела и сама пошла  ко мне навстречу. Я ей сказал, что согласен – она повеселела.   Начала говорить, что ей надо всего-то  «некоторую» сумму, говорила о каком-то доме, дороге в другой город, и ещё  о чём-то.  Я очень хотел забрать ребёнка,  было всё равно кто у неё, девочка или мальчик.  Но меня не покидала мысль: – а вдруг я проиграю? И я ей предложил:
                - Играть я с тобой не буду, вот мой выигрыш и фишку  забирай. Уже поздно, мне пора домой. Только на ребёнка напиши расписку, что назад никогда не заберёшь. Она  просила подождать и куда-то ушла, но быстро вернулась с маленькой  заспанной девочкой на руках. Я почему-то подумал, что она мальчика приведёт, а передо мной, совсем ещё маленькая девочка и даже не понимает, что мама,   возможно навсегда отдаёт  её чужим людям.  Вошли через  парадную дверь в холл казино, и  прямо на стуле была написана расписка, в которой  стояла дата передачи  Алёны Анатольевны Свешниковой,  трёх лет, Ивану Андреевичу Голину – безвозмездно, за  «некоторую» сумму. Написала, что претензий ко мне не имеет и никогда назад не заберёт.
            Получив свидетельство о рождении, расписку, я взял тебя на руки, ты крепко обхватила меня за шею, прижалась и сразу же заснула. Маленькая, лёгкая как пушинка. Она даже с тобой не попрощалась,  взяла деньги, фишку и пропала в одной из дверей – видимо, очень торопилась.  Никаких вещей и ни одной игрушки, как будто на время дала подержать.  Но слово своё сдержала,  к нам ни разу не пришла, а в городе я её видел пару раз мельком – значит, наведывалась.   Маруся тебя сразу же приняла.  Ты  намучилась сильно от той жизни. Быстро к нам привыкла, послушная была, ласковая. Всем любопытным говорили, что внучка у нас живёт.   Мы к тебе очень привыкли, любим и даже не представляем, как без тебя будем жить. И, что бы мы без тебя делали?
                 От такого рассказа  Алёнка сидела как каменная, дед положил руку ей на плечо, хотел поддержать (так всегда было), но она скинула руку и сказала:
                  - Зачем вы мне врали про маму и папу?
                  - А что мы могли сказать ребёнку, что мама её в казино проиграла? А если бы ты попала в плохую семью? – сказал дед Иван.
                  - Какая я Алёнка?  Я Фишка - и заплакала.
Истерики не было, но слёзы на глаза наварачивались ещё долго. Успокоившись,спросила:
                  - Дед, а что делать-то  будем?
                  - Не знаю, давайте-ка всё завтра и обсудим.                     
                  В эту ночь  в доме так никто и не уснул. Хоть и не полная – но семья, все друг к другу хорошо относились, по-родственному. В доме  всегда были  лад и покой.  С девочкой, с раннего детства обращались как с ровней. Вели длинные диалоги - дед любил рассказывать про дальние страны. Потом обсуждали, расстелив на паласе политическую карту мира.  В шахматы играли - дед научил, когда она ещё в садик ходила. Сначала поддавался, а потом понял, что перед ним достойный соперник.  Друг - Петрович, частенько со своими шахматами приходил, но не к деду Ивану, а  к Алёнке - сразиться. Зачастую уходил побеждённым.  Все серьёзные вопросы решались сообща. Вот и теперь  Алёнка знала, что дед обязательно поможет - он сильный и мудрый. Только ближе к рассвету она наконец уснула.

               Завтракали молча. Только когда дед  собирался на работу,  сказал:
              - Повидаешься с матерью, конкретно узнай, что ей от тебя нужно, а вечером мы поговорим.  Думаю, что придётся мне вмешаться.  Только теперь помни и не забывай, с чего началась твоя жизнь в нашей семье.  Со вчерашнего дня ты уже стала взрослой, несмотря на свои пятнадцать лет. И такое бывает. Мы примем любое твоё решение, только думай головой, как в шахматах – один неверный ход и получишь большой мат. Ну, с Богом!             
                Дед ушёл, Алёнка с бабушкой допили чай, убрали со стола  и Алёнка пошла в свою комнату, готовиться к консультации. Училась она хорошо,  особенно любила математику.  Решала сложные задачи, участвовала  в викторинах и олимпиадах.
               В голову ничего не лезло, что–то мешало сосредоточиться.  Собрала сумку, навела порядок в комнате, оделась, чмокнула бабушку в щёку и пошла в сторону школы. Ещё было  время до занятий и она свернула в сторону Алея.
              Июнь был тёплым, дойдя до сквера, она присела на лавочку.  В голове была одна мысль – как ей быть? Подошла молодая на вид женщина. На ней был одет, классического покроя костюм, под жакетом белая с рюшами сорочка, на ногах чёрные, закрытые туфли на высоком каблуке.  Как она так тихо подошла?  Алёнка даже не заметила.
                  Женщина сразу же первая заговорила.  О том, что она живёт в большом городе, снимает красивую дачу, работает в казино.  И если Алёнка согласится  уехать с ней, то они вдвоём, такие деньги будут иметь, что ей и не снилось.  С некоторых пор осталась одна, её компаньон умер.  Но, поскольку ты моя  дочь, то,  могла унаследовать дар - чуйку, надо только  прислушаться, заглянуть внутрь себя, уловить ту нить, которая приведет на выигрышную ставку.
                 И ещё  о многом  говорила, Алёнка уже ничего не понимала. Слушала её и ничего не слышала.  Попыталась встать и уйти, но женщина  поймала её за руку и крепко сжала,  продолжая говорить.  Перебив её, девочка сказала, что ей пора в школу, женщина замолчала и отпустила руку, так ни разу и не посмотрела в глаза дочери.
                - Чего Вы от меня хотите? – спросила Алёнка.
                - Я познакомлю тебя с людьми, будешь с ними работать, ну и конечно учиться.
                 Сказав, что подумает, Алёнка поспешила в сторону школы. Дорогой на неё нахлынуло чувство обиды. Мамой  назвать даже в душе - не решилась, слишком  долго она это слово не произносила, да и не о такой встрече она мечтала.  По щекам бежали слёзы, неизвестно откуда взявшиеся. Кажется никто не обидел, не сказал ни одного обидного слова, а слёзы сами лились.
             У  закадычной подружки Маринки мама всегда спросит как дела в школе. На велосипедах ездят, к Алею или в Забоку.  Да и вообще они с мамой были - подругами.  У Алёнки с бабушкой были тоже дружеские и задушевные отношения,  но  бабушка была уже не молода,  и почти никуда не ходила.
               После консультации всем  классом решили сходить в кино, но  сославшись на занятость, поспешила домой,  ворвалась на кухню, испугав бабушку. Та проворчала:
                 - Носишься как ветер, так можно и лоб расшибить.
Прижалась к бабушке и  заплакала навзрыд.
                 - Тебя кто обидел?   Небось, виделись?
                 - Да, виделись.  Давай деда дождёмся, а то я дважды этот разговор в кучу не соберу. Прошла в свою комнату и легла на диван.  Встреча c женщиной предстала перед глазами.  Алёнка даже имени её у деда не спросила. Ну почему так?  Столько лет не виделись, ведь не чужие люди,  а дочь свою  даже не обняла, не спросила как дела, не обижают ли  её  «чужие» люди? Почему-то её прикосновение  было неприятно, и руку  сжимала очень больно. 
                 Дед Иван придя с  работы ни о чём её не спрашивал. Сделал кое что по дому и всё думал, думал и думал. Ужинали молча. Бабушка Маруся пыталась о чём-то заговорить, но её никто не поддержал,  и она, вздохнув, замолчала. После ужина женщины убрали  посуду и снова присели к столу.  Дед произнёс:
                 - Ну, рассказывай, как повидались.
                  Алёнка передала весь разговор до мелочей.  Дед встал и ушёл в свою комнату, через некоторое время вернулся, неся какие–то бумаги. Разложил  их перед Алёнкой поочерёдно:
                  - Вот это – свидетельство о рождении,  это – ходатайство об опекунстве и решение суда о признании тебя нашей внучкой,  а  это – расписка и отказ от своей дочери Свешниковой Алёны - то есть от тебя.
Алёнка вяла листок белой когда-то бумаги. На нём  уверенным крупным почерком были написаны всего несколько строк, сумма за выкуп прописью (всё как положено) и подпись, неразборчивая. Этот листок  изменил её судьбу - наверное, в лучшую сторону.  Если бы не дед, где бы она сейчас была?
                 - Дед, а какое  у неё  имя?
                 - Катериной зовут.
                 - Дед, а что такое «чуйка»? – спросила Алёнка.
Дед пояснил:
                 - «Чуйка» -  это чутьё  игрока, всё внимание его сосредоточено только на игре. Обычно ставят большие суммы на кон и конечно преследуют цель – выиграть. И если речь вести о жизни и смерти, так вот это – самый,  что ни  есть подходящий случай.  Игра так увлекает  слабохарактерных людей, что они влезают  в баснословные долги.  Здесь проигрывают дома, квартиры, машины, а порой и человеческие жизни – ну, вообще проиграть можно всё. Выиграть, и  выигрывать – это большая разница.   Выиграть – это дело случая, но тебя с выигрышем уже никуда не отпустят, даже не позволят порадоваться, и вынудят, чтобы ты опять вступил в игру – и  ты обязательно проиграешь.  Выигрывать – это когда игрок, а не случайный или редкий посетитель, вступает в игру. Он к ней готовится, во всём ищет подсказку, складывает или вычитает всплывающие в его мозгу цифры, обращает внимание на то, как падает свет, что снилось ночью, а потом анализирует и делает вывод, что он готов.
                  - Как в «Пиковой даме»? – спросила Алёнка.
                  - Да,  своего рода система, но только  каждый игрок  свою  игру выстраивает сам, здесь надо думать и думать.
В разговор вступила бабушка Маруся:
                  - Ты чему учишь вот это неразумное дитя?   Ей ещё жить да жить, семью создавать, детей растить, а ты куда её склоняешь?
                  - Цыц, Маруся!  Я ещё не всё сказал, не мешай.   Знаешь внучка, права бабушка.  Но только я тебя не учу, и не соблазняю, а наоборот – хочу предостеречь. Нельзя бездумно прожигать жизнь в казино, должны  же быть другие интересы.  Я мало проигрывал и мог удержаться  от соблазна, когда карта идёт, или ещё раз поставить на рулетку.  И всегда брал с собой хоть одну фишку, чтобы в следующий раз с неё начать играть. Но в ту ночь, когда я тебя нашёл, я сказал бабушке Марусе, что играть больше не буду.  Сам себе слово дал – и сдержал.
                  - Дед, а тебя тянуло?
                  - Если честно, то да, но я же себе слово дал. А вот баба Маруся мне верила, за это я ей благодарен. Ты когда с матерью  встречаешься?
                  - Не знаю, она сама меня нашла.
                  - Тогда, я с ней сам повидаюсь, послушаю, что она мне скажет.  Ну, давайте спать, уже поздно. Всем спокойной ночи, поцеловал Алёнку в щёку и вышел во двор.

                        Утром следующего дня дед Иван на работу не пошёл, а направился  на набережную  Алея. Присел на лавочку, развернул газету и стал просматривать новости.  Вскоре появилась женщина в строгом, чёрном  костюме и направилась в его сторону. Когда она подошла уже близко,  Дед Иван, не церемонясь спросил:
                   - Чего тебе от Алёнки надо?  Ты мне что обещала, когда продала  свою дочь? У меня есть все документы, подтверждающие, что эта девочка наша внучка,  я опекун. А ты ей кто?  И не дай Бог, если ты ещё, хоть раз попытаешься к ней подойти, задавлю и утоплю в Алее, ты поняла? Ты  хорошо меня поняла?
                       Катерина молчала, похоже было, что она не ожидала такого поворота событий. Чувствовала, что рушатся все её планы, но  попыталась что-то сказать про гены. Дед Иван ей показал увесистый кулак и сказал:
                   - Видишь? А это  мои гены, и если завтра мне скажут, что ты ещё здесь…
                   - Нет! Не надо, я всё поняла.
 Дед Иван встал, и  отошёл в сторону, дав понять, что разговор окончен.   Подождал пока Катерина первая уйдёт, только потом пошёл домой.
Его встретила баба Маруся. Впервые, за это не простое время внимательно посмотрел на свою жену.  Всегда кроткая, спокойная,   она как-то осунулась, постарела, в глазах появилась тревога.  Он её обнял и прошептал:
                   - Милая моя птаха, не переживай  так, даст Бог, всё будет хорошо. Наша внучка умная девочка, она выберет верный путь, и поступит правильно. Плесни-ка мне своих капель, что-то переволновался.
Баба Маруся засуетилась, накапала в стаканчик валерианы и подала кружку  с водой:                            
                    - Выпей, да ляг на диван.
Вскоре пришла Алёнка, и с порога:
                    - Ба, а чего это у Вас валерианой пахнет?
                    - Да что-то деду нездоровится, пришёл какой-то странный, никогда таким не был, он там в своей комнате.
                        Услышав голоса, дед Иван вошёл на кухню, присел к столу на своё любимое место:
                    - Давайте последний раз об этом поговорим.
Алёнка чмокнула бабушку в щёку, подошла к деду и  обняла со спины за шею:
                    - Давайте  больше никогда не будем говорить об этом, не говорили и жили спокойно, а то договоримся до инфаркта.  Дед, я всё  сегодня слышала.  И больше  ничего не хочу  знать о своей  матери, даже, если она завтра не уедет. Я с Вами хочу жить и, мне нравится мой город!
Дед Иван закашлялся:
                    - Ну, задушила, молоко козье пьёшь,  сильная стала… 
Он смахнул слезу, и облегчённо вздохнул.

Картинка - Рубцовск, р.Алей


Рецензии
Душевное произведение, очень понравилось!

Дарья Лупенко   17.01.2018 13:58     Заявить о нарушении
Спасибо! Удачи, и успехов в творчестве!
С уважением,

Лидия Скрипкина 2   09.02.2018 15:57   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.