Не дайте женщине заплакать

- Дорогие мои, Иван, Настя! Счастья вам, дети! Для вас ничего не жалко… - торжественно изрекла тёща,  доставая из складок просторного хитона  надёжно запечатанный конверт.

Музыка затихла…  Осознавая важность очередного свадебного этапа, гости перестали жевать, невеста протянула  руку  за подарком, но ловкий жених конверт заполучил первым и,  долго не раздумывая, вскрыл. Пуст конверт…

 Последствия  могли быть непредсказуемыми, но зарыдала невеста, а  Иван не переносил женских слёз. Он знал, что Бог женские слезинки тщательно считает…  Глубоко вздохнув, изобразив милую улыбку,  подчеркнув, что невеста плачет от счастья,  жених поблагодарил «маму», чмокнул в зардевшуюся щеку и объявил вслух невиданную сумму подарка.

 Кто-то ахнул, кто-то ойкнул, кто-то зааплодировал, не жалея собственных  ладоней … Мама выпрямилась и  торжествующим  взглядом обвела гостей:

- Горько!

- Горько! Горько! - подхватили гости, и  молодые закусили горечь сладким поцелуем.

 Как настоящий мужчина,  Иван Фролов планировал  отмечать в мае три важные даты:  День рождения жены, День пограничника и дату приобретения  нового автомобиля. Конечно, чтобы получить признание, надо бы присовокупить к ним  и День рождения тёщи… Но этот праздник, как видите,  изжил себя в самом начале родственных отношений.

Многое в семейной жизни Ивана устраивало. В глазах жены  -  безмятежная ясность, в уголках губ, как у Джоконды,  улыбка прячется, походка  царственная…  В доме чисто - ангелы летают… Дети не пищат - накормлены. Мужа  Настя и  словом не обидит…

-  Человек живёт для удовольствия, - шутил Иван, - поэтому мне, в дополнение к прочему, необходимо спать с женой и в жару  покупать себе мороженое.

Отметить День рождения жены для Ивана - святое дело. Цветы, Шампанское, конфеты, поцелуи  - всё, как полагается.

- Угощайся, Настя… Бери конфеты, бери, сколько хочешь… Хоть две…

Но плачет Настя - печаль выжала слёзы. Крохотные слезинки одну за другой она на праздничное платье роняет и трогательно так шепчет:

- Ребёночка хочу…

- Соображаешь?  Зачем нам третий?  Для себя надо пожить… Машину поменять … Ребёнку многое нужно… Большие расходы… Где денег взять? Кашу маслом каждый день мазать надо… - пытается урезонить её Иван.

- А мы её и без масла… - захлёбывается слезами Настя. - Иду по селу - подружки с детьми навстречу… У кого Вадим, у кого Альфред, у кого Адам… Одна я, как дура, Толика за руку тащу, а за нами Мишка бежит… Хочу… Руслана…

Слёзы уже рекой текут…  Вдруг Настя шасть   к компьютеру -  графу «Семейное положение» в «Одноклассниках» исправлять. В миг из замужней женщины Фроловой стала  свободной - Рыкалиной.

Хорошо, что Настя научила мужа понимать свои страдания.
 
- Виноват, виноват, Настенька… Я, дурак,  эти имена детям придумал. Поправим дело. Верни, ягодка, своё семейное положение  обратно… - уговаривал жену Иван, вспомнив, что Бог считает женские слёзы.

Наконец грешник получил отпущение грехов, а гордый статус «замужем за Фроловым И.И.» вернулся на место.

 После ссоры так приятен мир… Постепенно слабея, враждебный дух смирился, потом окончательно утих.  Ему на смену снова спешили неземные страсти.

Приближался День пограничника. Иван уважал этот праздник и принадлежностью к погранвойскам гордился. Два года на Сахалине служил. Всякое бывало. Вспоминать о службе любил и с друзьями любил накатить  по случаю стопочку-другую. Поздравили его сослуживцы,  зелёный берет с кокардой подарили. Правда, он  маловатым  оказался, но  на затылок всё-таки  благополучно присел …
 
- Во! Как раз! К лицу! У тебя же глаз узкий, а нос - плюский, а на затылке - блин… - смеялись мужики.

Выпили, воспоминания  Фролова добросовестно  выслушали…  Потом завгар поднял любимую тему: у кого,  какая машина.

- Твою машину, Иван,  менять надо. Старая она, пробег по России большой, мотор дымит, цилиндр гильзовать  без толку, ходовая -  ни к чёрту,  да и выхлопная на замену просится... Копи на новую, друг…

Приуныл Иван. Под каждым словом завгара подписаться готов… Май заканчивается, а праздновать нечего - нет автомобиля… А что дальше? Попробуй - накопи…

Стопка за стопкой, слово - за слово… Расхрабрился Иван:

- Я, как напьюсь, мужики, никого не боюсь…

- И жены? - подлил масла в огонь слесарь Егор.

- Нет, до такой степени я ещё никогда не напивался…

Однако сдал без единого выстрела границу Иван. Он и не заметил, как напился «до такой степени». А страх всё равно остался. Проблемы  казались неразрешимыми,  жизнь безрадостной, мечта неосуществимой…  Одним словом, отложенные надежды… Муторно на душе и в желудке… Дремлет русский ум, а жаль…

Ночь… Лежит под небом звёздным печальная голая земля… Ни травинки на ней, ни листочка на деревьях… Пограничник Иван Фролов, одинокий и несчастный,  к дому еле живой тянется, по дороге смысл жизни теряет…   Звёзды на него глаза таращат,  на невиданное чудо с высоты взирают… «Улица, улица, ты, брат, пьяна…»

Подошёл Иван к дому -  застава на замке. Дважды с верным псом Дозором обошёл вдоль забора  границу: "никто не проскочит, никто не пройдёт…"  Робко постучал в дверь -  тишина. Сел на крыльцо, закурил. Нервничает…

Наконец дверь заскрипела и открылась. Иван успел заметить, как  вглубь коридора царственной походкой удаляется Настя. Прошмыгнул он в комнату, разделся, нырнул к жене под одеяло, приняв позу №69, называемую в народе «валет», и сразу же мирно засопел.

- Ещё раз напьёшься, будет выкидыш… за дверь,  с вещами… - тихонько, чтобы не будить детей, сказала жена.

Ни слова - в ответ. Тихо. Только мерно постукивали ходики на стене,  да где-то за окном мяукал перепутавший месяц блудливый соседский кот.

- Ну, что, пограничник, картошку в этом году сажать собираешься? - спросила Настя утром вполне миролюбиво.

- Так холодно, Настя… Осенью посадим, озимую… - пробовал шутить Иван.

- А ты её в мундире сажай - не замёрзнет… - не сдавалась жена.

- У огорода есть ты, а у меня нет отпуска…  - нарушил границу взаимопонимания  Иван и, не обращая внимания на слёзы Насти,   отбыл на работу.

Праздник закончился, но мужики сказали, что по этикету гулять можно неделю. Эта мысль Ивану понравилась. Так бывает. Сначала человек убивает лучшие чувства в себе, потом в окружающих. Пил, с Настей ссорился, о главном удовольствии мыслей не было,  потому что он хорошо помнил о семейной примете.  Если  ночи до и после   Дня пограничника  холодные, звёздные, потому что  лето где-то загуляло и в срок на работу не вышло, в феврале,  ко Дню защитника Отечества, жди на «заставе» прибавление. Это в его планы не входило.

- Пил? - в очередной раз встретила тревожным вопросом Настя вернувшегося с работы  мужа.

- Нет.

- Врёшь? Ну-ка, скажи быстро: «Сыворотка из-под простокваши…» - Получилось! Молодец!  - Настя бросилась к нему на шею, покрывая отчаянными поцелуями давно не бритые щёки.

Что слаще радости? И вспомнил тут Иван, что человек живёт для удовольствия…

 На другой день он и мороженое себе купил -  день выдался жаркий, потому что    лето наконец-то приступило к работе. Под солнечными лучами нежился сторожевой пёс Дозор, громче, чем обычно кукарекали петухи, кудахтали, привлекая их внимание куры, на вспаханном огороде из земли лезли черви - на рыбалку просились, Мишка и Толик во дворе тянули провода - в электрики готовились…

Как и положено, разноцветное лето сменила ярко-оранжевая осень, потом пришла элегантно-белая зима… И вот в феврале, в День защитника Отечества, у Фроловых родился будущий пограничник.

Иван, Мишка и Толик, притопывая ногами, мёрзли  под окнами роддома.

- Настя, - кричал отец, сложив рупором руки. - На кого Руслан похож? На меня?  Руки-ноги  на месте? А зубы есть? Скажи сыну, что я ему свой берет подарю…

Настя плакала…  Но это были слёзы радости, которые Бог тоже обязательно сосчитает…


Рецензии
Юмор. Язык повествования увлек меня. В женщине мужчина открывает, то, что незаметно остальным. Терпения и вдохновения желаю Вам в этот жаркий день.

Наталья Скорнякова   28.07.2016 20:30     Заявить о нарушении
Верно подмечено, Наталья.Спасибо.

Яркой Вам жизни!

С уважением, Людмила.

Людмила Каутова   29.07.2016 15:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.