За чудесами пойдёшь?

    
     - Что вы, что вы!  Я никуда не пойду! У меня дел по горло! И вообще, это же очень далеко!
    
     - Да нет! По Московскому тракту, не доходя до трёх берёз, сразу налево. Пошли!  Прогулка небольшая. Ты же любишь сюрпризы?

     - Кто их не любит?  Уговорили, таки. Заманили сюрпризом! Вышли ранним утром. На широкую и ровную дорогу тракта встали бодро, уже окончательно проснувшись.
   
     Дорога резво побежала вперёд, на восток, и мы не отстаём. Идём час, второй...
...  - И где ваши три берёзы? – Ещё чуть-чуть! – Отвечают мои соблазнители.

     - И правда, неожиданно навстречу нам выскочили три берёзы приветливо кивая зеленью локонов. Вот и нужный нам поворот налево. Вступаем  в лесные чертоги. В нём торжествует  деятельная жизнь. Она обрушивается на нас  с невероятной силой и мы замолкаем в восторженном почтении. Слушаем самую замечательную мелодию, которую сочинила природа - гвалт, звон, жужжание, трели. 

     Рассыпаясь переливами на все лады звучат, - трю-трю-трю, чив-чивффф-чив, чивы-чиввв-чж-жчижи-ивы-живы?
 
     – Живы, живы!  - Отвечаем мы и снова замолкаем, слушая дивную музыку:   

     - Тттттрррррр! - Неправильно! Надо так,- сообщает другой певец, и торжествующе сворачивает мелодию назад - ррррттттт. Цы-це-це-це-ццеццыыыыы- ыыыыы, тю-тю-тьььью-юююют-ют, тень-тень-тень-ффффррр. Строго спрашивают:

     - Чьи-чьи!? - Свои, свои! - заверяем мы. Грустит кукушка на одной печальной ноте - ку-ку! Ку-ку, ку-ку-ку-ку-ку! Незримый солист возмущается и командует - жжж-жж-жживее-жжжж, жиыв-жыиви-ииии, жжж-иии-изнь, зньь-жжжж! 

     Бабочки вплетают в мелодию радужные нити тишины. Дятлы отбивают такт и ритм: -тттттрррррррр. Кто-то пугает: - стрстррр - клыклы-клыккк! - А вот и не страшно! -  отвечает пичуга: - Тюййй-тюй-тттюйй, кру-кру-кррууу, тик-тик. Незнакомец  недовольно скрипит: - скрыы- скрууу, крук-круг-кррук.   

     Стрекозы  утверждают: -  шш-уршшан-шнхшшуххх, - самая лучшая музыка! Мы восторженно соглашаемся, наблюдая стремительный полёт маленьких прозрачно-голубых вертолётиков. Лягушки аккуратно и серьёзно разбивают аранжировку  на аккорды: ква! Ква! Ква-кнам-квамкаквам?   Кккцц-ква-ква-квнам-нам?

     – К вам, к вам!  в гости! - Сообщаем  мы доверительно.

     - Пиии-иии-и-з-зссс- зэизз,  прривеффф-приивееет!  Спрашивают: - пьите? Пьити?  Пью-пью-пью!  И настойчиво предлагает: ююью-пеей-пейййй!
   
     И мы не отказываемся, жадно, большими глотками, почти взахлёб, пьём  аромат трав, цветов. 
    
      Царственные сосны и лиственницы  величественно и гордо вздымаются в синюю и прозрачную высь. Они усыпаны ярко-зелёными свечками - пошли в рост. Под ними надёжно укрывшись от ветров расположились кустарниковые заросли шиповника, ольхи. 

      Белоствольные кудрявые  берёзы выгодно оттеняют пушистую зелёную  хвою и ретушируют тёмно-коричневую кору хвойных деревьев. Пихты от макушки до нижних веток в соцветьях. Невзирая на могучесть, высокий рост, нрав у пихты  мягкий: хвоя при прикосновении к ней ладонью отвечает шёлковой нежностью.  А когда появляются плоды – красивые шишки, - это завораживающее зрелище. Шишки конической формы, прямостоячие и очень похожи на ёлочные игрушки, которые пристегнули к веткам.   
   
      А вот и юная поросль – берёзки, сосёнки, лиственницы, пихты, ёлочки, рябинки. Они все ещё совсем молодые и гораздо ниже каждого из  нас. Мы  гладим  их макушки, прижимаемся к ним щекой и каждый находит заветное слово для них: -  через лет, этак, двадцать, вы станете высокими, почти коснётесь неба, солнца! И жить будете долго-долго! Запомните, пожалуйста, тепло наших ладоней. И передавайте от нас поклон грядущим  временам.
      
      Мы оглядываем дальние дали и взгляд тонет в облаках от нежно-розового, до царственного пурпурно-фиолетового – багульник…цветёт багульник. Рододендрон даурский. Аромат у него коварный, хоть и бальзамный, но, одуряющий. В его прозрачной дымке  пробита тропинка  и мы по ней идём дальше. Бледно-лимонные огоньки лилий рассыпаны тут и там. Кто-то мечтательно говорит: - позже эти же просторы будут усыпаны ярко-рыжими веснушками жарков. Дружно вспоминаем другие его  имёна – троллиус, купавка, огонёк, авдотка. - А вот и царские кудри, - так романтично называют саранки. Их бережливо рассыпали  по лугам-полянкам и холмам! Пурпурно-жемчужные. И такие уже редкие.
    
      Изящные ящерицы-прыткие предлагают побегать наперегонки. Элегантные, изящные и стройные. Чаровницы! От нежно-зелёного, зелёного, тёмно-зелёного, до цвета маренго.  Затейливый рисунок по бочкам и спинкам  у них  коричневого, чёрного цвета. Любят играть в прятки. Глазки, тёмные бусинки внимательны и зорки! 

      - Оптимистичный голос мечтательно говорит: - осенью мы опять сюда пойдём, чтобы в сентябре  радоваться тёмному, блестящему, отшлифованному как  драгоценный тёмно-зелёный малахит,  ковру, усыпанным  багряными ягодами. От горизонта до горизонта этот ковёр  будет усыпан красными бусинами. Это царица тайги – брусника.
   
     Чай, заваренный из листьев и ягод брусники – нектар и амброзия!  Это утверждают те, кто испытал на себе этот чай и почувствовал себя богом.
    
     Чуть дальше по тропинке, сразу справа, течёт деловитый ручеёк. Недалеко от него раскинулась низина и там зародилось  болотце и совсем скоро там появится нерукотворный ковёр. На зелёном фоне травы начнут цвести цветы сказочной красоты. И название у них очаровательное – Венерин башмачок. У него есть и другие имена – Марьины башмачки, богородицыны сапожки, кукушкины башмачки. Это – Сибирская орхидея. Во время её цветения можно любоваться багряным, жёлтым цветом, проскакивают  розовые  и совсем уже редкость – белый цвет. К вечеру источают такой аромат! – Упиться можно! И к ним ввечеру слетаются на пир ночные бабочки и другие насекомые.

     А тропинка-то, всё сужается и сужается! Уже почти совсем не видна. От дерева к дереву  пауки развесили  паутины-ловушки и мы по не осторожности укутаны в натуральные шелка.
     – Охо-хо! Организм категорически требует отдыха. И правда, устали донельзя! И  мягкие  мхи настойчиво предлагают – приляг, отдохни!  Уже три часа идём!  Кто-то предлагает принять лечебную процедуру по снятию усталости и повысить тонус, как делают это медведи.
     - ????!!! - наперебой задаём вопросы знатоку.
    
     Да просто!  - отвечает свидетель оздоровления косолапого. - Медведь, выбравшись  после спячки из берлоги, первым делом  торопливо трусит к ближайшему муравейнику.  Мордой к нему припадает и несколько минут терпит гнев, ярость потревоженных муравьёв. Они с усердием источают резкий аромат кислоты, прямо в ноздри медведю. Надышавшись парами муравьиной кислоты, слизав с морды особо активных  муравьёв, окончательно просыпается и довольно урча, отправляется толстопятый по своим делам.
    
     - Решаем на себе проверить целебность процедуры.
    
     Испили живой воды из ручья, сорвали со страусника обыкновенного по пышному перу, так называется папоротник – чтобы от кровопивцев отбиваться. А их в тайге – уйма. И комары, и оводы, гнус, - действительно, такая гнусность - ой-ё-ёё...ой! которую даже не видать, и падаем в траву возле муравейника. Он приткнулся к вековой сосне, с южной стороны. Высокий, конусной формы – значит, дождя не будет!  Если скат у муравейника покатый – быть вскоре дождю. Вот диво-то, дивное! А ещё, если в лесу живёт муравейник,   лес здоровый. А их здесь видимо-невидимо!
     Срываем по жёсткой былинке и осторожно кладём на самой  границе муравейника. Через несколько секунд былинку не видать. Муравьи в панике обсыпали. Стряхиваем былинку и пожалуйста, вкусите  муравьиной кислоты. Осторожно слизываем кислоту – ах! Ой-ё-ё! терпкая, крепкая, кислющая, летучая, в нос шибает со всей силы! Зато усталость как рукой сняло!  Снова бодры и веселы. Энергия бьёт ключом! Живенько вскочили на резвые ножки и дальше пошли! А во рту-то,  кисло, кисло!  А тут, через ручеёк  земляничная полянка!  Вволю попаслись! Вот спасибо! 
    
     Дальше  пошли вдоль ручья. Прошли сумрачный ельник, вдали стволы берёз замелькали, а тут и к небольшому плато вышли. Ручей как-то незаметно превратился в речушку и через неё  перекинуты  мостки.  А на пригорке стоит зимовьё. Вот сюда-то, оказывается,  мы и шли. Чтобы переночевать ночь, а может и больше, если со страшной силой не потянет в цивилизацию.
   
     Зимовьё – избушка охотников, отшельников и кров для туристов.  Наше зимовьё срублено в полбревна. Без чердака, оконце, как и положено, маленькое. Открываем дверь, сняв петлю,  в которую вставлена берёзовая маленькая рогатинка.  Впритык к правому углу маленькая, обложенная булыжником, хозяйка-печка. Возле неё, в радостном ожидании стоит веник. С готовностью, сей же час проявить гостиприимство, на печке стоит закопчённый и помятый временем чайник. На стене развешаны алюминиевые кружки. Парусиновый  мешочек висит на гвоздочке. В нём  лежат завёрнутые в целлофан три коробка спичек, свечки, пять штук. На полке, справа от оконца, в  металлических банках – соль, сахар и заварка для отшельников – травяной сбор и листья ягод.  Подле окна квадратный стол и две лавки. Вдоль печки стоит топчан.  Внутри темно, прохладно. Стоим замерев. Сколько здесь побывало людей!? А теперь и нам ты, лесная избушка дала кров.
      
    Возле зимовья навес. Под ним поленница дров, накрытая старым брезентом. Сходили за водой. Наводим порядок в зимовье. Открываем в печке вьюшку и растапливаем печку сухими дровами. Пусть просохнет и прогреется, пока авралим.
      
    На подворье тоже наводим порядок. Сгребаем старую листву, поломанные сучья. За трудами-хлопотами не заметили, как на лес упали cутёмки. А печка уже поёт вовсю и вкусный дымок стелется по лесу. 
    

    Давно уже мы не ели такого вкусного хлеба и картошку в мундире, посыпанных  крупной солью из  жестяной помятой банки. Завариваем чай, наливаем в кружки и выходим под звёздное небо. Расстилаем одеяло и усаживаемся в кружок. Трава усыпана звёздочками-светлячками. Они отчаянно и услужливо светятся. Ароматная ночь сгущается и по капле стекает в наши кружки. С радостной мыслью, что мы отшельники, хоть на несколько часов,  пьём  чай из трав. После первого глотка волшебного напитка по телу расстекается приятная усталость, нега и блаженство. А в душе несуетливо и надолго поселяется счастье...

     Если вас однажды с непреодолимой силой потянет в отшельники, совершите небольшую прогулку к зимовью. Решительно вставайте на широкую дорогу Московского тракта и идите на восток. До трёх берёз. И сразу поворачивайте налево. А там уже до зимовья  рукой подать.
 
     Да! Ещё! Не забудьте, для временно одичавших, захватить с собой: пять свечек, три коробкА  спичек, соль, сахар и чай. 
    

РЕМАРКА: мой любезный, дорогой читатель! Во избежание скепсиса, иронии и недоверия с твоей стороны, спешу тебе сказать: тайга, как и любой лес не только нежная, очаровательная, полная чудес, но и суровая красота! Здесь можно получить травмы, ранения, вплоть до смертельных, нанесённых обитателями леса. Самоубиться по неосторожности и не знанию законов тайги. Поэтому спешу сказать - у героев соответствующая походу за чудесами экипировка. 

    


Рецензии
Читаешь и представляешь.

Анастасия Попова 12   19.10.2017 04:36     Заявить о нарушении
Анастасия, герои просили передать - рады были Вашему присутствию-)))))))))))

с признательностью за прочтение и отзыв!

с добрыми пожеланиями,

Эрна Неизвестная   27.10.2017 15:44   Заявить о нарушении
На это произведение написано 40 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.