Полёты во сне и наяву

                                                                   ПОЛЁТЫ ВО СНЕ И НАЯВУ
                                                                  Тема с вариациями и   ассоциациями

     Ласточки и стрижи не умеют взлетать с земли  у –  них слишком длинные крылья.
Вся их жизнь – на высоте.  В вышине.  Для старта в полёт необходима им - высота! Её простор для первого взмаха!

       Однажды в жаркий московский полдень я увидел лежащего на раскалённом асфальте взрослого стрижа. То ли он ушибся об один из множества проводов над  улицами, то ли  сомлел от городских испарений, или просто от  жары.  Уже и глаза его были закрыты, головка висела бессильно. Он умирал.
    Я взял его домой, в прохладу, отпоил  водой с губ, (где-то я видел, что так поят голубей), и вскоре он уже сидел на моей руке – было приятно ощущать слабые уколы его тоненьких коготков. 
    Можно бы написать:  –   "доверчивое пожатие...", –  но  воздержусь, пожалуй.   
     Еды я ему не предлагал – не умею ловить мошек.
      К концу дня, когда спала жара, я вышел на балкон, неся птицу вот так, на руке, чтобы выпустить на волю.
 Но стриж почему-то сидел неподвижно, только коготки его чуть шевелились, да ещё косил золотисто-карий глаз.
Тогда я сделал рукой несколько взмахов, медленно и плавно, вверх - вниз.
На третьем или четвёртом взмахе он вдруг расправил крылья, и –  взлетел! Описав полупараболу, наискось, мимо стены и крыши, он взмыл в темнеющую синеву, издал резкий, (прям так и тянет написать –  "торжествующий", или  "благодарный") крик, и растворился в предвечерней дымке городского неба. 
     В тот краткий миг, сопровождая взглядом эту  траекторию,  и слыша этот  крик, я испытал восторг полёта, – я как бы улетал вместе с ним.
     Но то была человеческая эмоция, "наложенная" на птицу. Что на самом деле чувствуют птицы,  –  нам даже гадать не имеет смысла.  Мы ведь не испытываем восторга при обычной ходьбе.
    Конечно, «сверхмалая» авиация, планеры и парапланы, где полёт управляется не кнопками и рычагами, а собственным телом, позволяет максимально приблизиться к птичьему  ощущению воздушной среды, сохраняя при этом осознанную радость от этого ощущения. В этом смысле «летающие» люди эмоционально богаче птиц, хоть и летают значительно хуже.
     Полной «птичьей» свободы мы всё равно ощутить не можем:  разве что, – «летая» во сне.
Или, быть может, еще и в космосе, или в аппарате искусственной невесомости – но это уже неземные условия.

    Профессиональные лётчики, – пилоты боевых самолётов много писали о «слиянии» с машиной. Это – правда.  Но, правда также и то, что там – другое ощущение.  Прекрасное, но другое. Не птичье. Прекрасное тем, что вся мощь машины становится твоей собственной  мощью. Мне не приходилось управлять самолётом, но это  магическое чувство знакомо и мне.
    Если в твоём  распоряжении  лишь собственное тело,  –  никакой магии, никакого чуда: хочешь бежать быстрее – чаще шевели ногами, хочешь на велосипеде обогнать грузовик – сильнее крути педали. Сильнее потей, расходуй больше своих сил, всегда ощущая их предел. 
      Но, как только пересядешь  на мотоцикл, всё чудесным образом изменяется. И, чтобы обогнать тот же грузовик, а потом быстрее, и ещё быстрее, и ещё, – не надо прилагать больше и больше усилий, – просто ты легким движением руки поворачиваешь рукоятку газа.  И пределы твоих сил расширяются до десятка лошадиных!  И не машина, управляемая  тобою, вдруг  устремляется  вперёд,  – ты сам, этой своей новой мощью исполняешь  своё желание, –  так же легко, не осознавая, не контролируя сам «процесс», саму «цепочку» от мысленного импульса до действия, –  так же, как твоё тело действует «автоматически», когда берёшь листок бумаги со стола. 
    Упоительно! Волшебно! Опасно! Заманчиво! Чудесно!
   (Вот только… на мой взгляд, всякие выкрутасы на мотоцикле,  кувырки через голову  и стойка на руле – уже от пресыщенности, «от лукавого». Одной скорости мало – надо бы ещё и  повыпендриваться!...)

   Такое же  удивление чуду приходит, когда управляешь небольшим парусником.  Твоё действие  никак  «телесно»  не связанно со скоростью: – просто небольшим усилием руки подтягиваешь шкот, (это - такая верёвка), и  полутонная яхта вдруг накреняется, под форштевнем  и за кормой вскипает бурун, а волны, доселе такие спокойные, с клёкотом устремляются навстречу, разбиваются о «скулу» корпуса, и брызги летят в лицо!.  Потому, что вся сила ветра, помноженная на парус, становится продолжением твоей силы, твоей  руки.  Да ещё на «остром» курсе, против ветра наискось!
    Надо только не разучиться каждый раз заново удивляться и радоваться этому простому волшебству.
 
     И еще одна вариация.
    «Рождённый ползать – летать не может!» –  так  припечатал глупых пИнгвинов пролетарский писатель, Буревестник Революции Максим Горький. ( Пожалуй, не следовало бы ему презирать Пингвинов, - сам он охотно прятал своё тело на Капри. Но не о Горьком, и не о революции сейчас речь).
     Если человек, рождённый летать – в том самом, Горьковском, «литературном»  смысле, – сбитый каким-нибудь ударом судьбы,  оказался на уличном асфальте, – может так случиться, что его крылья, длинные не по-земному,  предназначенные лишь для высоты,  не позволяют ему подняться и оторваться от земли, чтобы начать полёт. И он кувыркается,  неуклюжий и жалкий, либо лежит уже  неподвижно.  И, глядя на него, невозможно порой даже представить себе, какие прекрасные, щедро дарящие радость пируэты мог бы он нарисовать в высоком небе.  И сам он, даже сам он порой уже успевает забыть об этом  своём небе.  И может даже умереть, не замеченный никем. 
      И как нужно тогда, как необходимо, чтобы кто-нибудь  взял, да  и помог. И напоил. И поддержал. И подсказал.   И показал. И подтолкнул. И вверх подбросил.  Даже, если это будет –  Пингвин бескрылый.  Или, уж вовсе –  Уж.
    Наградой будет – сопереживание восторгу полёта. Хотя бы на краткий миг. Но запомнится на всю эту жизнь. И, может быть,  зачтётся в «той»…

    Такие вот  дела.
 


Рецензии
Марк, очень хорошая миниатюра. Представьте, что человек лишился возможности ходить и Кто-то ему помог. Наверное он будет не менее счастлив, чем Ваш стриж. И также благодарен Помощнику, если способен видеть и благодарить.
А насчёт того, чем выкармливать таких птичек, так им можно маленькие кусочки мяса давать. Надо прямо в клювики проталкивать, силой открывая. Мои дети нескольких стрижиков так спасли. Птенцы падают, думаю, когда летать учатся. Отпускали когда окрепнут немного, просто подбрасывая вверх.
Спасибо за рассказ.
С уважением,

Орлова Ольга 01   01.05.2015 16:44     Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.