Наука выживания или вечная жизнь

Для индийской религиозной группы “агора” смерть - не конец, а власть над временем.

Саша шел по маленьким улочкам Каши или Бенареса, по современному Варанаси, в древнем центре индийской науки и культуры, в одном из семи священных индуистских городов, разменявшим третью тысячу лет. Саша шел и думал, что сегодня решающий день во всей его жизни. Если не получится попасть к гуру и стать его учеником, то и жизнь не имеет смысла, т.к. будущее станет темной дырой, хуже ада. В случае же положительного исхода, время может стать для Саши материальным. И он чувствовал клетками всего тела, что сможет научиться управлять своим будущим.

Воздух был горячим и влажным, по улице сновали толпы людей: торговцы спешили за товаром, тут же предлагали чай с молоком, красиво наряженные девушки-носильщицы «кули» доставляли до заказчиков огромные тюки, нищие и цыгане громко просили милостыню; корова мирно пристроилась в углу. В одном ресторане женского вида гермафродиты вымогали деньги у хозяина, тот упирался, а они поднимали юбки и показывали побритые половые органы. Хозяин то ли от смущения, то ли от вожделения вдруг становился щедрым. Дома все были на вид столетней давности - без видимых следов ремонта. Все это казалось странным для прожженного европейца, но Сашу в тот момент волновало совсем другое. Чтобы понять его состояние в тот момент, надо уйти в прошлое, проследить причину, которая создала эту действительность.

С виду Саша был обычным русским парнем, ходил в Макдоналдс и ел гамбургеры, голосовал против всех кандидатов на выборах. Болел за наших спортсменов, очень расстроился, когда они заняли третье место на Пекинской олимпиаде, хотя самой заметной там была наша Елена Исинбаева, прыгающая с шестом. После очередного олимпийского рекорда она так подпрыгнула от радости, что запросто могла поставить и рекорд по прыжкам без шеста. Россия богата одаренными людьми.
Учился Саша на третьем курсе философского факультета в престижном университете. Как и многие студенты, вечерами он иногда до беспамятства напивался с друзьями в барах, собирал последнюю мелочь со стипендии на милые подарки своей девушке. Но все это была только его внешняя оболочка, в душе же роились черви, которые грызли его и не давали спать долгими ночами….

В аудитории университета профессор задаёт вопрос:
-Брадобрей сказал: «Брею тех и только тех жителей города, кто не бреется сам. Кто бреет самого брадобрея?»

Если брадобрей бреется сам, то он принадлежит к множеству тех жителей города, кто бреется сам. Но в сказанном утверждается, что наш брадобрей никогда не бреет тех, кто входит в это множество. Следовательно, наш брадобрей не может брить самого себя.
Если же брадобрея бреет кто-нибудь другой, то он принадлежит к числу тех, кто не бреется сам. Но в условии сказано, что он бреет всех, кто не бреется сам. Следовательно, никто другой не может брить нашего брадобрея. Похоже, что его не может брить никто!
Саша встаёт и даёт три ответа. Все напряженно слушают его.
-Во-первых, это могла быть женщина, во-вторых, это мог быть юноша без бороды и усов, в-третьих, брадобрей, возможно, отращивает бороду….»

- Расскажи-ка нам, что ты знаешь о теории относительности Эйнштейна, позволяющей осуществить путешествие в будущее? – спросил Сашу декан.
- Согласно специальной теории относительности, чем быстрее движется объект, тем медленнее течет его время относительно наблюдателя. Например, если космический корабль движется относительно Земли со скоростью, близкой к скорости света, то время на таком корабле будет идти гораздо медленнее, чем на Земле. Часы астронавтов с их точки зрения будут идти нормально, сердца - биться в обычном ритме и т. д. Но если бы земные наблюдатели могли видеть их, то движения астронавтов показались бы наблюдателям настолько замедленными, словно те, окаменев, превратились в статуи. В свою очередь, если бы астронавты могли наблюдать за жителями Земли, то им показалось бы, что все события происходят в ускоренном темпе: земной год уложился бы в несколько часов. Все эти эффекты становятся значительными при скоростях, близких к скорости света, – ответил он.

***

В эту мою привычную, может, не совсем обычную для удачливого строителя своей мечты жизнь, ворвалась она, Юлия. Другой такой нет ни в одном мире, она самая замечательная девушка, когда-либо встретившаяся на моем пути, с прекрасной фигурой, глядя на которую душа не просто радовалась, а прямо накатывалось какое-то озарение.
Мы познакомились в день демонстрации протеста против убийства морских котиков, проходившей на площади перед нашим университетом.
В тот день после занятий я, переполненный раздумьями, выходил из здания в черном костюме и галстуке, внешне очень похожий на актера или адвоката. Неожиданно на меня наехала машина, в глазах засверкали искры. Первое, что я увидел, открыв глаза, это виноватое лицо девушки. Она была похожа на ангела, только вскоре её крылья исчезли, и приятный голосочек виновато проговорил:
- Простите, я Вас не заметила! С Вами все в порядке?
- Вы не представляете, насколько все хорошо!
С тех пор моя жизнь стала осмысленнее и жизнерадостнее.

Может, я вас уже совсем загрузил своими мрачными мыслями, а, может, я просто ненормальный. У меня был дядя Роберт, самый любимый. С детства он меня баловал, с ним я делился всеми моими переживаниями, радостями, даже после первой ночи с девушкой, я поехал не домой, а к нему, гордый и счастливый. Но случилось так, что в одно утро мне сообщили, что он умер от сердечной недостаточности. Это было нечестно по отношению ко мне, т.к. дядя открывал мне все секреты жизни, наставлял в практике выживания подростка в современной среде. Он научил меня ездить на машине, дал свой серебристый «порше» на выпускной, где я выглядел самым крутым парнем. Дядя Роберт был частичкой моего Я. И теперь его вдруг не стало, я был в смятении, он же не научил меня, что в постели любимого дяди можно найти только мертвое тело. Когда я примчался к нему домой, то увидел дядю, как будто спящего в своей собственной кровати, я упал к его груди и, рыдая, просил вернуться. Но оттуда, куда он отправился, не было обратной дороги, по крайней мере, тогда я так считал. Вспомнилось утро в детстве, когда я его спросил:
- Дядя Роберт, когда я вырасту, смогу ли я стать Бэтменом, чтобы летать и спасать людей, чтобы выручать из беды свою любимую девушку?
- Возможно.
- А что для этого нужно?
- Невозможное.
- Что невозможное, усилие или что-то, невозможное для простых людей?
- Для помощи людям надо иметь большое сердце и трезвую голову, а самое главное - победить своего основного врага!
- А что, когда я стану Бэтменом, у меня уже не будет врагов, как скучно….
Это были первые похороны, где я присутствовал, и никогда мне не было так тяжело хоронить своих родных, и никогда после похороны не действовали на меня так угнетающе. Тогда я еще не знал, что мне предстоит пообщаться со своим любимым дядей, вернее, получить от него весть.
Через год нам сообщили, что нужно переносить место захоронения дяди Роберта. Когда раскопали деревянный гроб, первое, что мы увидели - крышка гроба проломилась внутрь. Когда достали гроб и открыли его, тело дяди было необычно вывернуто, словно кто-то уже вскрывал гроб и передвигал покойника. Все тревожно стали осматривать гроб, но то, что я увидел на внутренней крышке гроба, сильно испугало меня. Там было выведено кровью мое имя «Саша». У меня все поплыло перед глазами. Очнулся я уже в больнице, рядом сидели родители и тревожно переглядывались. Глаза у матери были наполнены слезами при взгляде на меня, чуть позже я понял причину. При взгляде в зеркало я заметил проседь среди моих густых волос.
Как оказалось, дядя умер не сразу, а был в состоянии комы или летаргического сна, т.е. мы его практически заживо похоронили. Это нам потом врачи объяснили. Дядя проснулся через некоторое время, но из-за нехватки кислорода задохнулся. Сдирая ногти в кровь, он проделал дырку в гробу, но толстый слой земли завалил отверстие. «Что он думал в последнюю минуту, почему посвятил именно мне свое предсмертное сообщение?» Этот вопрос стал главным смыслом моего существования, а послание дяди всегда стояло у меня в комнате на самом видном месте. Я многое отдал бы, чтобы вернуться назад в прошлое и остановить похороны живого и дорогого мне человека. Может, он посылал мне мысленные сигналы о том, что жив, а я в тот момент был обижен на весь мир и думал только о себе и о своем горе. До чего мы несовершенны. Если бы не Юлия, то я, наверно, совсем сошел бы с ума от постоянного чувства вины, что не понял, что дядя жив. Я мог продлить его жизнь, возможно, не надолго, хотя бы на день, но ведь за один день можно сделать так много: завершить свои дела, написать завещание, наконец, проститься со всеми близкими. И во всем этом виноват был именно я. Единственным желанием моим было умереть.
С тех пор смерть стала для меня не такой страшной и, постоянно о ней думая, я стал очень близок с ней. Тем более, как мне казалось, дядя на том свете ждал меня. Я стал своей тенью.
Но время лечит боль, и постепенно мне становилось легче, мы с Юлей отправились на море, где много гуляли, ужинали при свечах, занимались любовью.

С детства я знал, что моей девушке недостаточно быть просто красивой или хорошей, важно, чтобы она поддерживала мои идеи и взгляды. Не знаю, что будет дальше, но я хочу, чтобы она никогда мне не наскучила.

Юлия, моя единственная...Я хочу, чтобы ты думала только обо мне. Я так люблю твои светлые волосы, длинные и естественные...Гладить их, не задерживая руку. Я целую пальцы, которые прикасались к твоим волосам.
Обычно меня умиляет, когда ты склоняешь голову назад. Я люблю это настолько, что ты даже представить себе не можешь. Ты делаешь меня лучше и, надеюсь, я даю тебе не меньше. Я не получаю удовольствие от чьей-либо боли. Ты знаешь это, я об этом говорил. Ты меня слушала, а голова твоя лежала у меня на коленях. Я становился с тобой одним целым. Я пережил много разочарований и поэтому не привык к откровенности. А ты приучила к ней меня снова. Ты сделала это, открывшись мне первой. Откуда ты знала, что мне это нужно, и где ты была все время до этого? Может быть, если бы мы встретились раньше, мы все были бы другими... Хотя что было, то прошло. Я не разочарован, потому что теперь у меня есть ты.
Меня смущает, как ты ведешь себя. Не полностью, а лишь немного. Ведешь себя как маленькая девочка, ласкаешься как котенок. Я глажу тебя и трогаю за интимные места, необычные ощущения, я это знаю. Тебе щекотно, но это точно приятно. Ты знаешь, каково это испытывать сильные чувства к кому-нибудь. Ты смотришь на меня своими голубыми глазами. Ожидая, словно ты меня видишь впервые. Я буду нежен. Но если захочешь, то дерзок…
Моя сладость, я целую тебя... Я делаю это медленно, и твоя голова освобождается от мыслей. Ты улыбаешься, прикрывая глаза. И душа твоя соглашается. Я целую тебя осторожно. Я проверяю, как сильно ты этого хочешь. Время от времени я провожу языком по твоим губам, то целую в засос так сильно, что становится трудно дышать.
Прекрасное теплое тело... Я прикасаюсь к нему кончиками своих пальцев.
Я хочу почувствовать тебя полностью. Я знаю, что твоя мягкая кожа особенно чувствительна к таким прикосновениям. Твой тонкий живот... Каждый сантиметр... Я обнимаю твою узкую талию и снова глажу твои красивые ноги, бедра... Я целую их от коленей и плавно поднимаюсь наверх, касаясь языком, а твоя чувствительная кожа приветливо реагирует на это.
В течение нескольких минут медленно целую маленькие и мягкие лепестки твоего цветка... Твое тело слишком мягко и прекрасно, я назвал бы его высшей радостью. Ты издаешь легкий стон...Мое дыхание ускоряется, я касаюсь твоих грудей, волос... Я хочу остановить момент, но это уже не в моих силах.
Я чувствую, как твои пальцы увлажнились... Это просто нереальный кайф... По-видимому, я и себя уже не ощущаю... Как будто умер и заново родился. Я на седьмом небе. Если я когда-нибудь внезапно умру, пусть это произойдет во время оргазма. Я буду свободным как мотылек в полете. В этот момент совсем не почувствую боли...
Необходимо срочно дышать... Судорожно я глотаю ртом воздух... Жажда... Делаю один глоток холодного нектара, второй... Я чувствую себя вновь родившимся и очищенным... Я перевожу взгляд на мою Юлию. Она лежит с закрытыми глазами, накрыта простынею из красного атласа... Волосы разбросаны на подушке... Я накланяюсь и скромно касаюсь губами её губ. Спи, моя королева. После таких моментов и умирать не страшно. Жизнь не кажется прожитой впустую. И причина не в физическом удовольствии, причина в нежности.

Как-то она мне сказала:
-Тебе надо что-то начать делать для еще живых, которые оказались в той же ситуации, как твой дядя Роберт.
- Да, я могу спасти их и знаю как.
С тех пор я тщательно искал и изучал методы и практики для воскрешения умерших.

Когда Юлия попала в автокатастрофу и оказалась в коме, это было последней каплей моего терпении. Врачи сказали, что она, возможно, выйдет из неё, но сроки назвать не могли. Для поддержания жизнедеятельности нужны были деньги, много денег. Я продал все, что было у меня ценного, в том числе и свою коллекцию марок. Её родители добавили денег, и общей суммы хватало на срок в три года. Теперь нужно было, чтобы Юлия за это время пришла в себя. Я не мог себе и представить, что потеряю ее, поэтому необходимо было ей помочь, позвать её, разбудить. Читая книжки про индийских йогов, я знал, что они умеют выводить свою душу из тела, значит, могут и входить в другие тела.

Я взял билет на самолет и вылетел из аэропорта Домодедово до Дели.
Я дал себе зарок, что вернусь со знаниями о смерти, что стану сильнее смерти!

В самолете я перечитывал отрывок из LXXIII сонета Шекспира:
То время года видишь ты во мне,
Когда один-другой багряный лист
От холода трепещет в вышине
На хорах, где умолк веселый свист.
Во мне ты видишь тот вечерний час,
Когда поблек на западе закат
И купол неба, отнятый у нас,
Подобьем смерти — сумраком объят.
Во мне ты видишь блеск того огня,
Который гаснет в пепле прошлых дней,
И то, что жизнью было для меня,
Могилою становится моей.
Ты видишь все. Но близостью конца
Теснее наши связаны сердца!
Что знал этот знаменитый драматург о смерти, почему он так много о нем писал?
Я рассуждал. При обращении некоторых движений, например, если кто-нибудь вздумает пятиться, если автомашина поедет задним ходом, создается почти полное впечатление, будто время течет вспять. Знакомый мотив звучит так странно, если пластинку проигрывать от конца к началу. Многие явления необратимы. Время подобно стреле, указывающей только в одну сторону. Даже если знакомый мотив проигрывать от конца к началу, последовательность, в которой звучат ноты, располагается во времени, текущем вперед, а не назад. Мы не можем заглянуть в будущее, но заглянуть в прошлое в наших силах. Взглянув на звезду, расположенную от нас на расстоянии в тысячу световых лет, мы увидим ее такой, какой она была тысячу лет назад. Но видеть прошлое еще не означает перенестись в прошлое. Удастся ли когда-нибудь построить машину времени, которая позволит побывать в прошлом и в будущем?

Каждый индус мечтает хотя бы один раз в жизни пройти обряд ритуального омовения в водах Ганга. Поэтому я решил по приезду сразу искупаться в Ганге. Для этого я поехал в Варанаси. Среди сотен тысяч паломников, ежегодно устремляющихся туда со всех концов необъятной Индии и из других стран, было много стариков, безнадежно больных и немощных. Они приезжали в священный город в надежде там умереть. Согласно поверью, смерть среди бесчисленных храмов и других святынь, связанных с легендами и сказаниями о боге Шиве, открывает душе усопшего прямую дорогу в рай.
Прямо на берегу реки, в двух специально отведенных местах, известных под названиями Марнкарника и Харисчандра, были оборудованы специальные площадки для погребальных костров, где ежедневно под чтение мантр десятки тел, отошедших в мир иной, предавались огню.

У Ганга многолюдно и суетно с раннего утра до самого вечера. И только с наступлением сумерек берег пустеет: люди уходят в храмы, гостиницы и ночлежки, чтобы наутро с первыми лучами солнца снова спуститься по ступеням в священную воду. Где еще час назад колыхалось людское море, устанавливается таинственная тишина, нарушаемая лишь едва уловимыми всплесками речных волн и шелестом крыльев ночных птиц.
Темнота все густеет. В отблесках отраженных от воды звезд и огней города то тут, то там промелькнут бесшумные тени бродячих собак. Откуда-то издалека доносится жутковато-заунывный вой шакалов.

Я решил остаться на ночь на берегу этой священной реки. Вдруг словно призрак, появившийся из-под земли в этом царстве смерти и смрада от недогоревшей на погребальных кострах человеческой плоти, к еще теплящимся углям направилась сгорбленная фигура полуголого человека с взлохмаченными волосами. Я услышал шарящий звук палки, в конце концов, наткнувшейся на что-то мягкое. Достав из своей сумки бутылку, человек-призрак вылил ее содержимое на пепелище, туда же добавил жидкости из пузырька. Я почувствовал запах спиртного и камфарного масла. Резким движением рук пришелец выхватывает что-то из пепла, и тут же раздается чавканье жующих челюстей. Как потом я узнал, это на месте кремации начал свой пир каннибал из религиозной группы «агора»... Последователей этой секты всего несколько сотен, и узнать их можно по бусам из костей змей и человеческим черепам в руках, которые сектанты используют для приготовления пищи. Считается, что черепа наделяют членов секты большой магической силой.

На свой промысел последователи религиозного течения «агора» выходят, как правило, ночью. Под покровом мрака они собираются у погребальных костров, устраиваемых, как принято, на специальных кладбищенских площадках за пределами человеческого жилья. Там, вдыхая смрад разложения, они копаются в золе, разыскивая не уничтоженные огнем остатки человеческой плоти.

Меня учение «агора» сильно заинтересовало, и я сердцем чувствовал, что нахожусь рядом с тем, чего так долго искал. Моим первым наставником стал Баба Гамбири Бира. Недавно ему исполнилось 47 лет. Из них 15 лет он исповедует агору. В неё Баба привело посланное ему свыше знамение, заставившее покинуть жену и двух детей. Сам он рассказывает об этом так:
-Мне приснилось, что бог Шива призывает меня к погребальным кострам моей деревни, а когда я пришел туда, то увидел самого Шиву, сиянием своим наводящего ужас. Он повелел мне отречься от близких, так как мне назначено иное - познание Вселенной, тайн жизни и смерти.
Оставив родные места, Баба отправился в Кримкун - место средоточия последователей секты «агора». Там он прошел все ступени религиозного посвящения. Первое было самым трудным – необходимо было отречься от своего Я.

Для того чтобы быть принятым в ученики, мне пришлось пройти полугодовое испытание. Гуру Баба сразу догадался, что я преследую цель оживить Юлию, и он предупредил, что когда это получится, Юлия уже не будет тем человеком, кого я любил.
Сначала гуру Баба не поверил, что белый человек хочет стать его учеником. Он всматривался в мои глаза в надежде, что это добрая шутка. Но когда он увидел мою твердую решимость, только сказал:
-На колени! Теперь ты корова, поэтому будешь только ползать, есть траву и мычать. Через пару месяцев на моих коленях выросли мозоли, и мне не так уже было больно ползать, а трава обрела для меня новый вкус. Из-за того, что я не мылся и не стригся, я стал похожим на всех остальных бомжей этой великой страны.

За время долгого молчания я уже отвык от человеческой речи и когда услышал знакомый голос, то удивленно остановился рвать траву зубами. На берегу Ганги стоял мой профессор и рассказывал о духовности Индии группе студентов из России:
-Где-то здесь мой лучший ученик Александр грызет гранит науки. Он скоро выучится и приедет обратно домой. Вот увидите, юноша точно станет Нобелевским лауреатом!
Волна воспоминаний нахлынула на меня вместе со слезами, и стало трудно дышать. Я был на расстоянии вытянутой руки от профессора, но он даже не увидел во мне человека. Зато я был рад, что нахожусь уже на пути к истине!

«У нас свой путь к Богу - путь отрицания всего, что общепринято и священно. В природе нет ничего неестественного. Любое действие невозможно без воли Шивы, бывшего величайшим из секты «агора». Наш образ жизни и поступки благословил сам Шива, – учил меня мой гуру. - Череп человека наделяет нас невидимой силой, которая называется “дхананджаи пранвайю», - говорил Джха Баба. - Наиболее эффективны черепа представителей касты “тели”. Так же сильны черепа браминов и раджпутов, а вот черепа представителей всех других каст вредны».

Я должен был пройти четыре ступени посвящения, все названия которых начинаются на букву «м» алфавита языка хинди: “манш” (плоть, сырое мясо), “миин” (рыба), “мурда” (труп), “мадира” (алкоголь). Мне пришлось участвовать в очень экзотических ритуалах.

Сначала я стал учеником – «аугхад». Мне не было дозволено есть мясо, поэтому пришлось стать вегетарианцем. На второй ступени мне пришлось поедать мясо собак, считающихся в Индии нечистыми животными. Представителям высших каст запрещено к ним даже прикасаться.

Пройдя через испытания первых двух ступеней и достигнув третьей – «сузари», через полтора года я получил полную свободу в своих действиях: мне теперь уже не обязательно было участвовать в жутких ритуалах. Большую часть своего времени я проводил в медитации с целью достичь просветления и получить высокое звание «авадхут», что и произошло на третий год лишений.

«Авадхутов» в Индии всего 12, поэтому меня уже все члены группы знали. Встать с ними на один уровень мне помог один случай. Очередным заданием было научиться контролировать свой ум и управлять временем. Сидя на берегу Ганги, я ломал голову над решением проблемы. Вдруг я заметил моторную лодку, движущуюся задним ходом, что не показалось мне противоестественным, но натолкнуло на решение. Потом мальчик прыгнул в воду, я впал в транс, и мальчик тут же взлетел обратно на берег. Он стал удивленно озираться вокруг и уже с опаской вошел в воду.
Это придало мне уверенности в своих силах. И однажды один воинственный индус выстрелил в меня из лука.  Стрелы обычно летят в ту сторону, в которую обращен их наконечник. У него же стрела, описав дугу в небе оперением вперед, попала прямо в руки стрелку из лука. На тетиву стрела легла позже, чем побывала в воздухе. Об этом случае сразу доложили моему учителю, после чего меня возвели в сан «авадхута».

Наивысшего звания – «агорешвар»- добиваются лишь единицы. Сейчас их во всей Индии всего четыре. О подобном я мог только мечтать.

Местное население относилось к нам спокойно, все были убеждены, что если помешают нам, «избранникам Шивы», совершать свои обряды, то их души будут прокляты.

На экзамене мой гуру уронил куриное яйцо на землю, и оно разбилось. Затем, смотря на яйцо всмятку, он сказал: «А теперь постарайся сконцентрироваться и собрать яйцо обратно!». Это был один из самых сложных экзаменов. Я должен был заставить протекать события «в обратном направлении». Если все в мире движется из прошлого в будущее, то мне надо было найти энергии, движущиеся назад во времени.
 Я собрал всю волю в кулак и стал усиленно дышать. Яйцо само собой собралось на земле в целое и прыгнуло в руки Учителя. Его лицо стало довольным, и он кивнул в знак поощрения.

Вскоре я закончил обучение и, купив билет в Москву, с нетерпением стал ждать встречи с любимой. Страшная весть сбила меня с ног по приезду домой. Пару дней назад отключили питание Юлии, после чего она умерла. Труп уже находился в морге. Я сразу начертил охранный круг, поставил защитные амулеты и начал практику. Этот обряд продолжался сутки. Теплом своего дыхания я оживлял её, все это время мое сердце переполняла нежность к любимой. Через 12 часов тело начало двигаться, что было хорошим знаком. Через полтора дня Юлия открыла рот и произнесла мое имя. Это было самое желанное слово с момента моего рождения. Я был окрылен. Но мой кошмар только начинался...


Вспомнилось мне последнее наставление моего учителя:
«Ты молодец, ты сдал на отлично последний экзамен: великолепно поднял труп и смог убить его без колебаний и без промедления. Уверен, ты вполне адекватен и образован для того, чтобы не натворить глупостей, но запомни одно, мой ученик: то существо, которое оживает в трупе, уже не тот человек, который был в жизни. Просто мы используем старое использованное тело как машину, в которую сажаем нового водителя. Для этого мы берем любой заблудший духа, который ищет новое тело. И смешно было бы ожидать, что этот дух будет иметь те же качества, что и тот человек при жизни. Как невозможно вступить в один и тот же брод, так невозможно, чтобы человек вселился в одно т то же тело дважды. Самое сложное в этой практике не оживить труп, а разрушить его, не испытывая гордости и сожаления. Вместе с этим амулетом, я даю тебе благословение, которое будет оберегать тебя от ошибок и даст силу для того, чтобы избавить бесчисленное количество людей от привязанности к своему телу. Ом Намо Шива, да обретут все живые существа просветление».
Эти слова учителя были сказаны не зря. Я чувствовал, что он говорил их именно для этого момента. И чем больше оживала Юлия, тем больше появлялся страх, что всё сказанное учителем, сбывается.
Юлия уже открыла глаза и с огромной нежностью посмотрела на меня. Движение рук, взгляд с поворотом головы на бок - всё это было её, всё это было родное. Я затрепетал и на минуту вернулся к своему прошлому, беззаботному и счастливому. Тяжело, наверно, ожидать, что счастливые моменты, уже пережитые, навсегда останутся с тобой. Но ещё тяжелее их вернуть, когда они уже потеряны. В эти три года моя душа находилась в анабиозе. Я не позволял себе ни минуты слабости, ни чувств, ни сомнений, ни страхов. Всё это было ради настоящего мига. Я задал своему разуму жёсткую программу, до тех пор, пока не выполню которую, не имел права ни радоваться, ни печалиться, ни испытывать какие-либо эмоции. Время словно остановилось для меня.
Я зажёг костер и положил в него всякие сладости, чтобы накормить Юлию запахами, потому что она не могла есть, как обычный человек.
- Любимый мой Сашка! - вскричала Юлия и бросилась в мои объятия. - Где же ты был так долго, я так ждала тебя, мне было холодно без тебя!
Моё рациональное мышление искало подвоха, отличия от настоящей Юлии, но всё выглядело естественно. Я решил сделать маленькую проверку.
- Юлия, ты помнишь тот момент, когда я признался тебе в любви. Помнишь, это было на берегу реки. Что я сказал тебе тогда?
- Ты сказал, что любишь меня и подарил мне колечко.
- Как это было, Юлия? Что ты тогда сделала, когда вернулась домой?
- Я была счастлива, я так ждала этого!
- Так что же случилось дома?
- Я только помню, в тот день дома меня ждали сваты. Отец сообщил мне весть, что я должна выйти замуж за того, кого он для меня выбрал. Я плакала и говорила, что люблю тебя, показывала кольцо. Был большой скандал. Больше ничего не помню, милый, слишком много времени я провела во сне.
- Как ты можешь этого не помнить? Расскажи мне, что потом случилось у тебя дома?

Меня бросило в жар, потом в холод. Сердце заколотилось как пойманная птица.
Юлия должна была помнить. Она не могла не помнить. Но Юлия помнила только то, что знал или помнил я. И я понял, что это была не Юлия. Девушка сразу почувствовала, что что-то не так, и у нее началась агрессия. Она набросилась на меня и хотела перегрызть глотку. Мне пришлось связать Юлию, но убить ее я не смог, рука не поднялась. Я сидел в раздумьях, и чем дольше это продолжалось, тем больше понимал, что я не готов убить свою возлюбленную или то, что так было на неё похоже. Я понял, что не всемогущ, не смог спасти свою любимую, я был раздавлен, уничтожен, я потерял смысл жизни. В конце концов, я развязал её и решил покинуть этот мир, чтобы найти свою настоящую Юлию. Этот милый и прекрасный демон оскалил зубы и бросился с намерением вырвать мне сердце. Я, разочарованный в себе, в том, что не смог спасти свою любимую, простился с этим миром и стал покорно ждать своей участи. Юлия открыла рот и постаралась укусить меня за грудь, но тут что-то попало ей в рот, и она подавилась. Это был амулет моего учителя. Юлия схватилась за горло и стала падать на землю. Вскоре дух был удален из тела Юлии, и лицо её стало прежним, на нем застыла счастливая улыбка. Это был знак, что я ещё должен изменить этот мир.

На очередное собрание ученые Университета собрались со скептицизмом. Молодой выпускник, это был я, обещал продемонстрировать вечный двигатель. Ученые понимали, что вечного двигателя быть не может, что хорошо в теории – невозможно на практике. Я выкатил на сцену тележку с телом.
- Хочу сообщить уважаемому сообществу, что технических «перпето мобилей» создать невозможно. Есть только наша душа, которая изменяется и всегда движется - от плохого к хорошему, от греха к святости и всегда перерождается. Это и есть вечный двигатель. А для того, чтобы вы поняли, что наше тело только сосуд для души, я проведу показательный эксперимент. Пусть те из вас, кто имеет медицинское образование, пройдут на сцену и поставят диагноз.
Поднялось двое врачей, они прослушали пульс, измерили температуру и обследовали труп.
- Да, мы согласны, что перед нами тело человека, умершего три дня назад.
Затем я сел в позу лотоса и произнес заклинания, через 10 минут труп вскочил и бросился в зал. Бедные ученые с огромными от ужаса глазами разбежались, забыв мне вручить премию. Да и не нужна была она мне, главное - я сбил с них спесь!


Рецензии
ПРОШУ, ГОСПОДЬ ЧТОБ ДЕНЬ НЕ УГАСАЛ!
Прошу, Господь, чтоб день не угасал,
Чтоб вечно юным был девицы взор!
Чтобы парил наш витязь выше скал,
Чтоб чище хрусталя покров озер!

Какой красивый мир Господь создал,
В нем ели серебром, а клен рубин!
Ищу себе подругу Божий идеал -
Для этого врагов в боях рубил!

Что юноше так в сердце тяжело?
Чего найти он хочет в мире сем?
Ну почему надломлено весло?
Как разрешить клубок больших проблем?

Хочу я Боже тоже в счастье быть,
Найти свою небесную мечту!
Чтобы удачи не прервалась нить,
Чтоб подвести под путь, балласт-черту!

Но что искать мне в мере без любви,
Что девушки дороже может быть?
Построить счастье трудно на крови,
По ней лишь можно в пекло ада плыть!

Разлука это пытка для меня,
Война еще такой кошмарный сон!
Вот ногу в стремя оседлал коня,
Хотя фашист, занес палач топор!

Уводят наших дочерей в полон,
Пытают их и жгут огнем тела!
Но нанесем мы Гитлеру разгром,
Знай, наша Русь вовек не умерла!

Сыграем свадьбу, после злой войны,
Потом детишки будут смех дарить!
Мне все они кровинушки родны,
Я на охоту будет жирно дичь!

А дуб как изумруд его листва,
Сказал - отлично парень потрудился!
Пусть совесть будет как кристалл чиста,
А лишь в плюсах в балансе будет числа!


Олег Рыбаченко   19.05.2017 22:47     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.