Новые очки, и зажигалка Zippo

                     


                                                           Новые очки, и зажигалка Zippo.
                                                         


                                                         Детям до 16, читать запрещается.
                                                                                                                                                                    В.Зимин.

                                                             1.

            
   Став на учёт, и прописавшись, я на следующий день, пошёл на фирму, где работал до тюрьмы. Меня приняли снова, и ещё на следующий день, я уже работал.
Направили меня в бригаду, которая начинала перестраивать частный гараж. Состояла эта бригада из троих наркоманов, четырёх выпивох, деда по прозвищу Воркута, и молодого убийцы, по имени Дениска. Судя по разговорам, все бывали там где «Макар телят не пас». Дениске было около двадцати пяти. Он убил в шестнадцать. Отсидел семь лет. Освободился условно-досрочно. Наколка в виде паука, ползущего вверх, расположенная на запястье его левой руки, подсказала мне, что Дениска, не кающийся вор. А подозрительно бегающие его серые глаза, это подтверждали.  К коллегам по работе, он обращался свысока. Косил под фортового урку. И как то сразу испортил мне настроение.
На первом же перекуре, я понял, что, наконец,  пропали мои, старенькие, солнцезащитные очки.
Я подсел к деду, и, угостив его сигаретой, спросил;
- Не болеешь ли, дедушка?
- Да нет сынок, пока Бог милует.
- А правда ли, дедушка, что на воре шапка горит?
- Правда.
- А что это Дениска наш, всё время причёску поправляет? Может, натворил чего, нервничает.
- Может из-за того, что девушки мимо гаража ходят? Как ни как центр города.
- А что хозяин гаража, платит регулярно?
- Нам фирма платит.
- Ага. Значит с претензией, нужно на фирму идти. Я говорил нарочито громко.
Очевидно, услышав своё имя, в связке со словом претензия, к нам направился Дениска. Дед шепотом сказал; - Твои очки, уже унесли в сторону рынка. Можешь «разрывать волков».
Дениска, попросил разрешения присесть. И когда ему разрешили, он тихо сказал;
- Не надо на меня так смотреть. Я не вор и не мокрушник, я, из-за девушки человека убил.
- Я тоже. А воровать с голодухи пошёл, весело сказал дед Воркута, и, поднявшись, исчез за углом.
Но Дениску его слова нисколько не смутили. Он нагло продолжал;
- Что он себе позволяет? Я сын народной художницы Украины. Мой папа, работает на шахте «Покровская». Это он помог мне выйти условно-досрочно. Картины моей мамы, покупает сам Леонид Байсаров. Он, и ещё несколько депутатов Верховной Рады Украины, очень ей помогают.
- А Пинчук? Пинчук не покупает картины твоей мамы? Сначала я подумал, что Дениска сумасшедший. Но тут же сообразил, что юноша «исполняет».
- Зря Вы смеётесь, дядя Ваня. Я до заключения, учился на четыре и пять. Мне тюрьма всю жизнь искалечила.
Я может быть и очки Ваши в глаза не видел.
- Хорошо. Если не видел, откуда прознал, что их отработали? Вероятно, я снова повысил голос, потому что к нам подходил хозяин гаража.
- Что у вас случилось, Иван, как Вас по батюшке? Мне звонили на счёт вас. Он мельком посмотрел на мои наколки на руках, и как потом выяснилось, сделал для себя правильные выводы.                                                                                  - Да не на много старше Вас, Степан Кириллович, можно просто Иван.
- Так что же у Вас случилось Иван? Денис, иди работать.
- Да вот понимаете, Степан Кириллович, очки, куда-то, подевались. Двести долларов. Может строительным боем присыпало?  Ребята молодые, работают не аккуратно. Это подарок. И тем более дорог мне тем, что подарил его человек не богатый. Босяк. Подарил на освобождение.
Степан повернулся в сторону стройки, и растеряно посмотрел на Дениску.
- А не подойдут ли Вам Иван, очки за триста долларов? Видите ли, моя жена, привезла мне их из Египта. А я как то не охотник. Мне больше нравится без них.
Все кто слышал этот вопрос хозяина, замерли во внимании. Даже дед Воркута, тихо вышел из-за угла.
 - Если бы, у меня были такие очки, я бы не искал тех, что были. И не в коей бы мере, не осуждал рассеянность Ваших строителей.
Услышав это, хозяин сходил к своей машине, и принёс мне дорогие очки. Я благодарно принял замену, и в знак примирения, предложил Степану сигарету. Но подошедший в этот момент, дед Воркута, сказал, что хозяин не курит, и взял сигарету вместо него. Я достал из кармана зажигалку «Пионер», и мы прикурили.
Хозяин ушёл на объект, и отдал несколько распоряжений. Потом, посадил к себе в машину Дениску, и вместе с ним, куда-то уехал.
                                        
                                                                    2.

  С дедом, мы как то быстро сошлись, нашли общий язык, и я, предложил Воркуте сходить пообедать. Тем более что чебуречная, которую я любил до заключения, находилась совсем рядом.
- Вот эти очки похожи на фирму, сказал, улыбаясь себе под нос, Воркута. – Сразу видно, дорогая вещь. А те, что у тебя украли, Иван, не были похожи на двести зелёных. Ты сам всё подстроил Иван. Тем, что сказал «детям», сколько стоят твои очки.
- Да, они вообще ничего не стоят. За украденные у меня очки, спекулянты, ломаного гроша не дадут. Но кто мне предъявит?
- Гм. Тут даже к бабушке не ходи. Махнул рукой Воркута. - Никто. Получилось.
- Воркута, сказал я ему. – Я не доктор, что бы помогать таким как Дениска. Он конечно современный парень. Работает по - новому. Возможно, он действительно убил из-за девушки. Но есть вопрос; - Кого он убил из-за девушки? И я, безусловно, признаю, что отбытый им срок, даёт ему некоторою власть над фраерами. Но, он не цыган, а мы не лохи на ярмарке. В конце концов, я старше.
- Замётано.
Мы пришли в чебуречную. Воркута заказал себе сто грамм, и пиво. Я же наоборот, лишь слегка перекусил, так как, на меня, наехало предчувствие. Наехало как танк. Я уже знал, что история с очками не окончена.
 
                                                                             3.

   Видать Воркута любил крепко выпить. Я пришёл к такому выводу, когда он платил за спиртное. Это были мелкие деньги, и их едва хватило. Я купил ему сигареты.
Выйдя из чебуречной, мы прикурили от моей зажигалки «Пионер». И дед спросил; - А зажигалку тоже босяки подарили?
- Они.
- Дорогая?
- Очень!
- Слишком лёгкая для настоящей.
- А кто докажет, что это подделка?
- Никто. Дед икнул, и мы пошли обратно к гаражу. По дороге он цеплялся к прохожим. Какой - то девушке пообещал положить шкурку на воротник. Когда она спросила «какую шкурку», он расхохотался как ребёнок.
- Ты Иван, на воле ещё мало побыл, и не знаешь как надо. Вот сейчас придём, я тебе покажу. Вот пиво. Сука. Пошли Иван, зайдём в этот двор. Я отолью.
Мы зашли в дворик. Воркута, невзирая на открытые окна, стал под одно из них, и начал писать. В этот момент, из окна напротив, послышался прерванный скандал;
- Ты бы вместо того что б *** по подъездам сосать, лучше учиться пошла!
- Сейчас мода такая, крикнул в то окно, Воркута, и снова рассмеялся. Из окна появилась круглая рожа, пузатого мужика.
- А тебе какое дело алкаш?
- За щеку хочу дать!
- Кому?
- Ну не тебе же. Хотя, какая мне старику разница?
- Я вот сейчас! Сейчас я, подожди. Позвоню.
- Закрой форточку, конь троекуровский! Иначе я сейчас залезу в твою хату, и трахну всё что под *** подвернётся! Ты смотри, совсем фраера распоясались. Сами по ночам *** в подъездах сосут, а ты им слова не скажи!
Воркута заводился. Я позвал;
- Дед. Пошли отсюда. Я уже понял, что ты не подсудный. Но я, под надзором. Не губи, Воркута. Идём!
- Скажи спасибо, что у корешка моего надзор, Не успокаивался Воркута. – А то бы мы сейчас вытащили тебя, муфлона во двор, и афаршмачили на глазах у всей публики.
Мы вышли из дворика, и скоро пришли к гаражу.
Сразу стало понятно, что на объекте, хипишь. Пока мы с Воркутой обедали, там под старым полом, нашли клад Советского хиппи. Целая коробка фотографий запрещённых, в СССР, рок-групп, три стеклянных шприца, две упаковки по десять ампул каждая, морфий-гидрохлорид, и бензиновая зажигалка, знаменитой фирмы Zippo.


                                                                         4.


   Пока нас не было, ампулы и шприцы забрали наркоманы. Через несколько минут, после нашего прихода, они пропали. Фотографии рок-групп, поделили между собой поклонники спиртных напитков, «На память про юность», а зажигалку взял себе Дениска. И ничего вроде бы особенного не произошло, но дед взбесился.
- Слышишь ты, Дениска тебя там, или как. А куда наркотики ушли? Двадцать ампул. Ты что крысёнок, совсем нюх потерял?! А где наша с Иваном доля? Воркута, поднял с пола кусок кирпича. Назревала драка.
Мне показалось, что я снова в лагере. Сработали инстинкты, и я, достал из кармана нож.
- Я не знал что в ампулах наркотики. Я вообще далёк от этой темы. Я уже сказал Вам всем, что я в вашем обществе человек случайный.
- Может ты нас, домой к себе пригласишь, на мамины картины посмотреть? Наступал Воркута.
- И домой к себе, я Вас не приглашу. Потому что картины моей мамы, очень дорого стоят.
- Погоди Воркута. Дай на зажигалку посмотреть. Я спрятал нож, и взял из руки Дениски раритет. С первого же взгляда на неё я понял, что это настоящая зажигалка Zippo, выпуск 1968 г.
- Господи, подумал я. Да ведь она старше, чем я. Вот это вещь!
Очевидно, Воркута понял моё изумление в глазах, и снова стал наступать на Дениску.
-Где наркотики, сволочь?
- Да, не знаю я, где ваши наркотики. Ребята их забрали, и ушли.
- Давай нам это огниво, и мы краями.
Но и здесь, Дениска показал нам высший пилотаж уголовного артистизма.
- Да таких зажигалок на рынке, три рубля за ведро. И зачем Вам старая, потёртая зажигалка. Хотите я Вам с дедушкой Воркутой, две новых за долю отдам?
- Гони наркотики, сука! Требовал своего дед.
По всей вероятности, Дениска, делал для себя выбор. Что отдать, зажигалку, или признаться, что он всё-таки получил свою долю от количества ампул, и поделиться ими с дедушкой, который, кажется, готов убить его за не правильный поступок.
- А. Так я же курить недавно бросил! Зачем мне зажигалка. Берите, конечно! К тому же, как я объясню её появление, родителям.
- Ты что бык бронелобый, за лохов всех нас держишь?! Воркута бросил в Дениску, кирпич. – Где морфий, гад? Говорю тебе в последний раз. Мне терять нечего. Я стар, и мне уже всё равно, где копыта отбросить, здесь, или на нарах. Дед взял в руки ломик.
Дениске ничего не оставалось, как отдать Воркуте, то, что он по праву требовал.
Воркута взял две ампулы из тех пяти, что протянул ему Дениска, и тоже исчез.
Я остался один на один с Дениской.
- У тебя есть старший брат, Денис?
- Нет. Вы дядя Ваня, наверное, попутали.
Он сунул обратно в карман те три ампулы, что честно оставил ему Воркута, и тоже ушёл.
Говорят, что когда он вернулся, то увидел на том месте, где я стоял, зажигалку «Пионер». Он поднял находку, осмотрелся вокруг, и положил её себе в карман. А иначе и быть не могло. Ведь я с самого начала узнал его. Это он девять лет назад, зарезал родного отца. И матери у него никакой нет. Она после смерти мужа, умерла, от горя. Старший брат, поклялся его убить. Только где он теперь?
  Но каков красавец, этот Дениска! Ему бы в кино сниматься. Рассказывать так красиво, не каждому дано. «Мама народная художница, папа уважаемый шахтёр, друг семьи Леонид Байсаров, Народные депутаты Украины.»
Это высший пилотаж! Если бы я не узнал его сразу. Не знаю. Поверил бы наверно.
Я шёл по родному городу, домой.
- Вот теперь, здравствуй! Здравствуй мой родной! Я снова твой сын. Вот видишь, очки? А зажигалка? А?

                                                                          Высший пилотаж!


                                                                                                                                                         Василий Зимин.


Рецензии
Хорошо. Внятно. Понимаемо. Хорошо.

Владимир Воронин 13   29.03.2014 22:08     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.