Глава четырнадцатая Беременность

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
БЕРЕМЕННОСТЬ

1.

     Дни потекли нескончаемой чередой, поглощая своей рутинностью. Ощущение того, что его обманули, не покидало Степана. Только вот кто обманул, и когда? Уже прошло почти полгода, а взаимопонимания и того, что называется «жизнью душа в душу», не последовало.
     По настоянию Степана Зоя оставила работу. Кораблёв был абсолютно уверен, что его жене  необходимо получить высшее образование. Ей нравилась карьера банковского служителя? Отлично! На семейном совете решили, что она будет поступать в Гуманитарный университет (бывший Исторический) по её профилирующей специальности – кредитование и банковское дело.
      Зоя трусила, что не сдаст вступительных экзаменов.
     Тогда Степан придумал остроумное решение.
     Он тоже подал заявление о поступлении, и таким образом на всех профилирующих и «не подъемных» для Зои предметах они оказались за одной партой.
     Надо ли говорить, что серебряный медалист, без труда смог подсказать своей жене и по истории, и по обществоведенью, и по иностранному языку.
     Экзаменационные тесты Зоя прошла на «хорошо», что открывало ей пятилетнюю дорогу для платного обучения, расходы, которое возложил на себя Степан.
     - Зачем мне это? Степан, ты сумасшедший! А как же ребёнок? Или ты уже передумал?
     На что Степан лишь отмахивался:
     - Ну, во-первых, есть такое понятие, как академический отпуск, а во-вторых, что-то у нас с тобой с зачатием не клеится. Не пора ли нам обратиться к специалисту?
    Но Зоя не соглашалась. Она отчего-то всё оттягивала и оттягивала это очень важное для них обоих решение – посетить медицинский центр планирования и рождения ребёнка. И лишь когда Степан сдал все надлежащие анализы, и у него не было выявлено ни одной причины, по которой он мог оказаться бесплодным, Зоя сдалась.
     Экспертиза затянулась на долгих три недели.
     Сначала Зоя сдавала анализы, затем ждала их результатов, затем необходимо было собрать еще и еще специфические мазки в особые дни, короче, в результате чего ничего такого страшного выявлено не было, кроме одного пунктика, который очевидно и мог повлиять на будущее зачатие, а именно, вывод гинекологов звучал как приговор:  «Аборт в столь юном возрасте не мог пройти бесследно!»
     У Зои обнаружили миому плюс  непроходимость труб.
     - Какие они все сволочи! Стёпа! Неужели у меня не будет больше никогда детей! Представляешь, этот козёл предложил мне искусственное зачатие. Что я, резиновая кукла что ли? Разве я не смогу сама родить?!
     Степан обнял Зою и стал гладить её по волосам:
     - Успокойся! Придумаем что-нибудь. Я же у тебя массажист. Если уж я своим клиенткам помогаю, то своей жене помогу и подавно!
     - В каком смысле, помогаешь? Трахаешь, что ли? -   И Зоя посмотрела на мужа еще полными слёз, но уже удивленными и немного испуганными глазами.
    - В каком-то смысле трахаю!
    - Как это? Степан! Ты хоть меня не изводи!
    - Я тебя не извожу, вот послушай.
     Как-то обратилась ко мне пациентка с просьбой, чтобы я помог её двоюродной сестре, у которой была такая же проблема, как и у тебя, с непроходимостью труб.
     Я долго думал, а потом меня осенило: если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе! 
     Для начала, мы, вместе с этой девушкой рассчитали благоприятные для зачатия дни, далее поставили в известность её мужа, (без него было бы никак нельзя).
     - Я догадываюсь!
     - И вот в один из таких дней приезжает она ко мне, и я ей делаю обычный массаж, обычный, но и вместе с тем необычный.
     Необычный он тем, что кроме общего массирования всего тела, я особое внимание уделяю массажу бёдер и шейки матки….
        - Что ты массировал? – Зоя не могла поверить своим ушам.
        - Я массировал ей шейку матки, и не смотри ты так на меня. Речь шла о зачатии. О том, чтобы эта девушка попыталась родить!
        - И муж знал об этом?
        - Разумеется, нет. Он  только знал, что мы хорошенько разогреваем ей область таза.
        - И….
        - А далее шло по накатанной схеме. Пока она еще после такого жёсткого массажа не остыла, он забрал её домой, и там у них была близость, но тоже по-особенному!
        - Это как?
        - Всё, что в таких случаях нужно от отца будущего ребенка, доносилось рукой и по возможности втиралось!
        - Куда втиралось?!!
    - Куда- куда! В шейку разумеется! И после этого муж должен был держать свою жену, как минимум двадцать минут, задрав её ноги выше головы, чтобы….
     - Степан, ты что, больной? Ты в своём уме мне такие гадости рассказывать?!! – Зоя отстранилась от Степана и посмотрела на него как на сумасшедшего. - Такие вещи делаются в специализированной клинике, а не в массажном кабинете! Что это за самодеятельность!
     - Зоя, подожди, я тебе еще всего не рассказал…
     - И не хочу слушать!
     - Зоя! Эта девушка забеременела!
     - Что? Как забеременела?
     - Да. Она забеременела и родила очень крепкого мальчика…. Но это еще не всё!
     - Ты шутишь? Что же еще может быть более того, что какая-то баба зачала не без помощи моего муженька!
    - Зоя! Она пришла ко мне во второй раз, лишь её мальчику исполнился год, и попросила повторить сеансы!
     - Сеансы зачатия?! И что? Ты разумеется опять согласился?
    - Сначала я стал отказываться. Но  она меня убедила тем, что не может рисковать, что, сколько ещё у неё осталось времени? Что если  сработало раз, то почему бы не сработало еще…, короче, я согласился. И знаешь, каков оказался результат? Она родила тройню! Три девочки-близняшки! Представляешь!
     - Не представляю!
     - Но, и это еще не всё,  - и Степан, задумавшись, откинулся на спинку дивана.
     - Она к тебе пришла в третий раз? – съязвила Зоя.
     - Нет, в третий раз она ко мне не пришла, и я думаю, уже вряд ли придет! Об этом я узнал от её подруги.
     - Что, слабо было завести четвертого ребенка?
     - Дело в другом. Там произошла целая трагедия. Этот мальчик…, её первенец, погиб.
     - Как погиб?
     - Погиб. Причём у всех на глазах. В то время, когда специально нанятая нянька занималась  тройняшками в детской, в присутствии дедушки, бабушки, папы и мамы трёхлетний брат бегал по гостиной. Никто даже не заметил, как он, увидав пёструю бабочку, поднялся на подоконник, а когда кинулись было, чтобы удержать его, малыш облокотился на противомоскитную сетку, сетка не выдержала его веса, и он выпал из окна восьмого этажа.
     - Какой ужас!
     - И знаешь, я в этом происшествии виню и себя!
     - Ты то тут причём?
     - Если бы я тогда не помог с зачатием, то ребёнка бы не было! На всё воля Божья, и мы не имеем права, вмешиваться в этот ход размеренных и определенных им вещей. Знаешь в чём разница между хирургом и Богом? Каждый Хирург знает, что он Бог, но Бог не думает, что он Хирург!
    - Какая глупость! И ты веришь во всё это?
    - Да, верю!
    - Тогда зачем ты мне  предлагаешь именно так зачать  ребёнка?
    - Ты – это другое дело! Ты моя жена! И я в силах сделать это, если ты, конечно, не будешь возражать. – И Степан опять подошел и обнял Зою за талию, - Ну что? Попробуем?
   - Хорошо, - И Зоя сосредоточенно посмотрела в глаза мужу. Попробуем, только мне страшно, а если я не смогу родить? Если я со своей миомой умру?
    - Я тебе умру! Ты мне живая нужна! Какой толк от тебя от мёртвой!
   


2.

     Зоя уже заканчивала первый курс института, а зачатие всё никак не наступало. Несмотря на то, что «процедуры», устраиваемые Степаном, происходили ежедневно с завидным упорством и настойчивостью профессионального массажиста, жена Степана так и оставалась бесплодна.
    В такие чёрные часы фатального расстройства, Степан начинал думать над тем, что вазу еще склеить можно, но налить в неё воду и поставить цветок – вряд ли уже удастся! 
     Молодожены окончательно перебрались на старую квартиру  Кораблёвых в Филях. Тут было намного спокойнее, чем жить вместе с Зоиными родителями.
    Размолвки с ними начались сразу же после Венчания, которое Степан не собирался скрывать!
    Особенно возмущался этому обстоятельству Зоин отец. Он был крайне взбешен, что его дочь поступила так легкомысленно, обвенчавшись с человеком, которого толком то и не знала!
    Весь месяц, тянущийся до официального бракосочетания  Степан и Зоя, при каждой их встрече с родителями, выслушивали одно и тоже: мол, зачем и кому нужна эта спешка, что из-за этой самой спешки у них не получится нормальной свадьбы. Обязательно при этом, в присутствии Степана припоминался первый Зоин брак, и чем всё это закончилось. Молодожёны слушали и терпели.
    - Нам нельзя ни в коем случае ссориться с ними! – в минуты, когда сносить всё это было уже невмоготу, успокаивала Степана Зоя. - Когда у нас родиться маленький, кто же, как ни они помогут нам?
    Бракосочетание и  последующая за ним свадьба прошла более чем скромно.
     За свадебным столом собрались, и на этом настаивала невеста, в основном Зоина родня, человек семь, не считая родителей. Со стороны жениха присутствовал лишь его новый приятель Кирей,  который, после Загса, стал еще и  свидетелем.
     Уже на свадьбе у Степана с Валентином Васильевичем произошла крупная размолвка, которая чуть-чуть не переросла в потасовку.  Комичность ситуации придавал тот факт, что Зоин отец, как вы помните, был выше зятя на целую голову, и весил без малого сто килограммов против  пятидесяти девяти Степана.
     Пустяковая зацепка слово за слово, лишь послужила искрой для бочки пороха их накопившейся  друг к другу враждебности.
     Скандал удалось замять с большим трудом и не малыми жертвами: половина гостей просто уехала. Оставшиеся же сидели с такими  кислыми лицами, как будто это была не свадьба, а похороны.





3.

    Жизнь в Филях для Зои протекала насыщенно.
    Степана часто не было дома. Он разъезжал по вызовам и к себе на Старый Арбат.
   Зоя смотрела днями взятые в прокате видеокассеты и между прочим готовилась к экзаменам. Делать  это было не так уж и сложно. Форма обучения у Зои была заочная, так что вся подготовка сводилась к написанию рефератов и поиску нужного материала в только-только раскручивающемся рунете.
    Часто, ближе к ночи к ним приезжал Кирей.
     Зоя стала его талисманом.
     Степан не возражал, и очень часто, приходя, домой, он находил записку примерно следующего содержания: «Я уехала с Киреем в отстойник. Вернусь к двум ночи. Салат и курица в холодильнике. Целую. Зоя!»
    Ревновал ли Степан свою жену? Конечно, ему было неприятно то, что его никто не ждёт, хотя умом он и понимал, что дома ей скучно, а раз так, то уж лучше она будет с Киреем, которому Степан отчего-то безгранично доверял.
    Кирей же втянул Зою в свой полулегальный серый бизнес. За каждую удачную операцию он щедро вознаграждал свою спутницу.
    Зоя начала копить на машину:
    - Зачем мне, Стёпа, дорогая легальная иномарка? Можно спокойно купить какую-нибудь консервную банку баксов за пятьсот и угробить её за год. Зато на колёсах!
 
   
4.

     Степан начал обливаться ледяной водой. Он и раньше это делал, но сейчас эта процедура превратилась у него в целый ритуал. Под удивленные взгляды прохожих, утром и вечером, в любую погоду, в любое время года, он выходил из квартиры с двумя вёдрами наполненными водопроводной водой, и шёл во двор дома обливаться.
     Как-то ему приснился сон, что он в сосновом лесу собирает грибы и находит огромный  с мясистой коричневой шляпкой белый гриб.
     Открыв глаза, он увидел, что на него смотрит жена. Она как-то загадочно улыбалась.
     - Стёпа! Я, беременна!!!


 5.   
      
     Решено было перебраться к родителям. Начались всевозможные и многочисленные марафоны за памперсами, пелёнками, распашонками, комбинезонами впрок, поиском удобной деревянной кроватки и коляски-трансформера. В срочном порядке в маленькой комнате начался косметический  ремонт. Словом радужная предпраздничная суета  в ожидании маленького чуда заполнила сердца  всех. Даже Валентин Васильевич заключил со своим «странным зятем» временное перемирие, дружелюбно рассказав, как он отвозил свою Эльвиру в роддом, и как впервые увидел новорожденную дочку.

     Зоя стала полнеть, но это ей шло. По сравнению с телом, лицо её очень похудело, осунулось, и на нем самым броским явлением оставались лишь большие, постоянно влажные глаза и укрупнившийся, как бы выросший на глазах нос.
     В модном, специально сшитом для неё джинсовом комбинезоне, Зоя выглядела забавно, трогательно и   вместе с тем очаровательно! Беременность ей шла!
     Степан чаще стал возвращаться домой. Если выдавался свободным день, то он брал жену, и они ехали гулять в Филёвский Парк. О чем-то разговаривали, или просто молчали. Зоя вслушивалась в себя, а Степан слушал, как вслушивалась в себя Зоя.
     Узи показало, что у них скорей всего девочка. Но врач сказал, что это еще неточно. Степан держал кулаки и переживал, чтобы родилась именно она, его Настенька.
     По вечерам, он часто смотрел на обнаженный живот матери своего будущего ребёнка и ждал. Ждать долго не приходилось.
     - Смотри! Смотри! Ты видел! Степан! Ножка проскользила! – Восторгалась Зоя, и, немного поморщившись, придерживала живот, - Перевернулась!!! А теперь смотри, пошла в обратную сторону! А теперь… ой! Пнула меня! В футбол, что ли она там играет!
     - Эй! Настенька! Ты меня слышишь! – Степан очень близко, почти вплотную нагибался к животу, - потерпи еще немножко, сладкая моя! Остался лишь месяц!
     - Тяжко мне, - вздыхала Зоя, и снова бралась за спицы, довязывая очередную пару теплых носочков для её будущей и такой уже беспокойной дочки.

    
      


Рецензии