Наводнение

              НАВОДНЕНИЕ
Это сейчас все обо всем хорошо осведомлены. Все, например, знают, что в Амурской области и Хабаровском крае наводнение, затоплены тысячи гектаров местности, ушли под воду целые села, в опасности подтопления города Благовещенск и Хабаровск. Развернуты невиданные по своему масштабу спасательные работы, в которых участвуют подразделения МЧС, саперные войска с техникой, военные. Все это подробно показывают в телевизионных передачах. А было такое время, когда находился рядом с зоной стихии, но ничего об этом не знал.

А в конце пятидесятых годов людям не сообщали об авариях, землетрясениях, наводнениях и других стихийных бедствиях. И не только потому, что средства связи были слабо развиты. Тогда очень боялись цензуры, которая одна решала, какие новости народу знать полезно, а какие – вредно. О стихийных бедствиях сильно не распространялись.

Дмитрий Петров служил тогда в армии на Дальнем Востоке. Небольшая воинская часть располагалась на высоком берегу небольшой речки, которая впадала в другую, а та, в свою очередь, - в Амур.

Отзанимавшись академический час в классе, солдаты во главе с командиром вышли на свежий воздух на перекур. Был теплый, даже жаркий август. Днем «пАрило», а к вечеру собирались тучи и выпадали дожди. Так повторялось изо дня в день. Вода в реке вышла из берегов и затопила луг и всю низменную часть заречья. Образовалось море воды. Оно начиналось у крутого берега и скрывлось далеко за горизонтом, там, где были кустарники и начинался лес.    

Взгляды солдат невольно приковывала большая вода. Не каждый день и не везде такое увидишь. Еще недавно женщины из соседнего села собирали за речкой чернику. Их перевозили туда солдаты на большой двухвесельной лодке. Косари поставили несколько стогов сена. Теперь же от них виднелись только верхушки. Уже несколько дней дул сильный ветер. Он гнал, как по морю, высокие волны.
Возможно, где-то вода подтопила села, полевые станы, животноводческие фермы, размыла дороги. Но этого солдаты не знали. В газетах, по радио о большой воде сведений почти не было. Хотелось думать, что в таких условиях вольготно живется только водоплавающим птицм. Людям же лучше находиться на сухом берегу. Но когда вода наступает на берег, то всем приходится не сладко. И это вскоре подтвердил случай.

 На самом дальнем стоге, километрах в трех от берега, кто-то обосновался, подняв на древке развевающийся на ветру белый флаг. Было далеко, но солдаты разглядели, что на сене лежит человек. А рядом покачивается на волнах небольшая лодка. Либо он устал и отдыхает, либо просто загорает – ничего не понять. Но место выбрал не подходящее – стог сена стоял среди высоких бушующих волн. Погадали, поговорили на эту тему и снова ушли в класс заниматься.

 По окончании урока глянули на беснующиеся волны и удивились: все так же развевается белый флаг и все там же находится на стогу человек.

- А если ему стало плохо и нужна помощь? – задал вопрос командиру Дмитрий Петров. – Разрешите мне поплыть к нему на нашей лодке и узнать, в чем там дело.

- А ты не утонешь? Волны очень высокие.

- Петров не утонет! – заговорили все разом. – Он отлично управляется с лодкой, это наш чемпион, мы соревновались.

Волны оказались действительно непривычно высокими. Причем, если бы плыть напрямую к стогу, то они били бы в борт и могли захлестнуть лодку. А она в этой стихии казалась ненадежной, слишком легкой. Ее швыряло из стороны в сторону и сверху вниз, так что Дмитрий еле успевал увернуться от очередного водяного вала. Борьба со стихией его развеселила. Он родился и вырос у воды, это его родная стихия. Решил он плыть «галсами» - то почти навстречу волнам, то кормой к ним. Так и добрался до стога, на котором сидел человек.

Это был молодой парень. Оказалась, что  на палке была его рубашка. Он ее просто сушил. Это не было сигналом бедствия. И ни на какую помощь он не рассчитывал.

- Сколько раз я пытался плыть, столько раз волны лодку захлестывали. Выбирался на стог и сушился, а где же еще? - пояснил он свое положение.

- И чего это в ветер, при высоких волнах, на такой маленькой лодочке плыть тебе захотелось?

- Хочешь, не хочешь, а надо плыть. Мы - геологи, находимся в экспедиции. Другой лодки у нас нет. Дороги все затопило, мы оказались отрезанными от всего мира. Продукты кончились. Вот меня, как самого молодого и спортивного, откомандировали в магазин. А я никак не могу луг переплыть, все переворачиваюсь. Уже раз пять вымокал и высушивался.
 
Петров часто плавал на такой же лодочке, по местному – оморочке. Она очень узкая, поэтому неустойчивая. Новичку с ней трудно справляться. Но есть у нее и преимущество - она длинная, захватывает сразу три волны. Гребец работает двухсторонним веслом, загребая попеременно и с левого, и с правого борта. Этим обеспечивается высокая скорость, маневренность и устойчивость на ходу.

- Ты просто не умеешь плавать на таких лодках, - заключил солдат. – Садись в мою, а я – в твою лодку, и поплывем к берегу. Увидишь – я не перевернусь.

Петров хотел на всякий случай отдать парню комсомольский билет, чтобы не вымочить, если ,случаем, перевернется. А потом устыдился своей мысли. С ним ничего не случится!

Дмитрий взял направление навстречу волнам, слегка наискосок по отношению к ним. Каждый вал, шипя срываемыми ветром барашками, надвигался на утлое суденышко всей своей немереной мощью. Казалось, что лодочка так и въедет в волну, как нож в масло, но она успевала задрать нос и взгромоздиться наверх. А потом выравнивалась и снова карабкалась на волну.

Петров хорошо владел ситуацией. Он вместе с лодочкой стал чем-то единым целым, могущим противостоять волнам. Он всем телом ощущал движение воды за бортом и каким-то особым чутьем угадывал опасные мгновенья и не допускал их. При каждом удобном случае он немедленно забирал вправо, в сторону берега. Потом снова плыл поперек волн. Этого не умел делать геолог, потому и оказывался в воде.

Солдат довольно далеко уплыл вперед по отношению к причалу. Со стороны было непонятно, зачем он это делает. А он выполнял свой маневр: приближался к торчащим из воды затопленным кустарникам. Над водой виднелись лишь полуметровые верхушки, но они ослабляли силу волн. Следуя вдоль зарослей, он хорошо продвинулся вправо.      

Потом плыл по направлению волн, подставляя им корму. И оказался у другой полосы зарослей. Так после двух-трех нехитрых приемов он добрался до участка, где волны были небольшими. Ветер здесь ослабевал из-за густого леса вдоль реки. Геолог далеко отстал, хоть и налегал на весла. В лодке уже было много воды, волны хлестали через борта.

- А что бы ты делал, если бы Петров не приплыл за тобой? – спросил парня командир.

- Не знаю. Я надеялся, что к вечеру ветер утихает. В крайнем случае ждал бы до утра.

Набросив пустой рюкзак на плечи, геолог отправился в соседнее село. К вечеру он вернулся уже с грузом. Поместил рюкзак в оморочку и стал усаживаться. Дмитрий придерживал утлое суденышко. Ветер стихал. Огромных волн на лугу уже не было.

- Старайся не подставлять под волны борт, - советовал Петров.

- Не заблудишься? Скоро ночь, - спросил командир.

- Мы договорились, что около лагеря будет гореть костер. Он послужит мне маяком.

Солдаты долго провожали взглядом исчезающую вдали лодочку. Вот она проследовала мимо вершины спасительного стога, а потом скрылась за верхушками затопленных кустарников. Сумерки сгущались. Разглядеть пловца уже было невозможно.

И не дано было этим военным знать, что своим будничным поступком они спасли от мучительного голода семерых геологов, которые были уже в отчаянии. Могли сорваться важные изыскательские работы. Но продукты поступили, и они были продолжены.

Как важно бывает вовремя подать человеку руку, подставить плечо, чуть-чуть где-то поддержать. Может быть даже добрым советом, ласковым словом. И трагедии не случится. Жизнь пойдет своим чередом. Добрые дела не припасают к особому случаю. Их просто делают по велению сердца, по требованию души. Ведь бывает же, что у человека, как говорят, душа не на месте? Значит, что-то упустил, кому-то не помог. Не допускайте этого.

…В 2013 году Амур затопил тысячи гектаров земли, на которой жили люди. Под водой оказались целые области. Погиб урожай сельхозкультур, тонули домашние животные. Людей снимали с крыш вертолетами, вывозили на плавучей военной технике. И все это делалось гласно.

И было такое, чему не перестаешь удивляться. Оппозиция так и ждала удобного случая, чтобы поругать правительство и порассуждать, какие в России плохие дороги, суды, полиция и министры.   
                        Василий ХРАМЦОВ.
                  
 


Рецензии
Здравствуйте, Василий Иванович!
История очень интересная, и, что радует, с благополучным исходом. С моральными замечаниями в конце рассказа я полностью согласен.
Да, пропагандистская политика того времени такая вот была - многое просто замалчивалось, а это порождало слухи.
Рассуждать, "что было бы, если..." на эту тему уже поздно - проехали, уже совсем другая ситуация.
Сейчас информации столько, что есть необходимость в ее фильтровании и осмыслении, чтобы не бродить по свету с обильно увешанными лапшой ушами.
С уважением, Станислав.


Станислав Храмцов   29.04.2017 23:04     Заявить о нарушении
Привет, Станислав! Спасибо за отзыв. С теплом. Василий.

Василий Храмцов   30.04.2017 07:22   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.