Умерли бумерли

УМЕРЛИ – БУМЕРЛИ.

Действующие лица.
Сергей.
Андрей.
Мама.
Катя.
Директор.
Шпунт.

Место действия:
 Обычная квартира, которую снимает молодой человек. На сцену выходит несколько дверей: это входная дверь, дверь в другую комнату, дверь в ванную и туалет, и дверь в кухню.


ПЕРВАЯ ЧАСТЬ.

(Входят Андрей и Сергей. Они несут две дверцы от шифоньера.)
СЕРГЕЙ. Ай, чёрт!
АНДРЕЙ. Что такое?
СЕРГЕЙ. Рукой об косяк треснулся!
АНДРЕЙ. Потому что, браться надо не по бокам, а как я.
СЕРГЕЙ. Зачем, ты их вообще снял?
АНДРЕЙ. Надо. Тебе они всё равно не понадобятся.
СЕРГЕЙ. И что?
АНДРЕЙ. Давай, к столу.
(Они ставят дверцы к столу. Андрей поднимает одну дверцу и примеряет её к себе.)
СЕРГЕЙ. (Собирая с костяшек пальцев кровь губами.) Блин…
АНДРЕЙ. (Не глядя, подает платок.) На.
СЕРГЕЙ. Разберусь.
АНДРЕЙ. Кровь останови.
СЕРГЕЙ. Я… (Передумав.) Давай договоримся.
АНДРЕЙ. Договоримся. (Жестом, показывает, что ему надо помочь.) Ну-ка.
(Сергей наклоняется, и они поднимают обе дверцы.)
АНДРЕЙ. На стол.
СЕРГЕЙ. Мы решаем это раз и навсегда!
АНДРЕЙ. Да не так.
СЕРГЕЙ. А как?
АНДРЕЙ. На ребро ставь.
СЕРГЕЙ. Так?
АНДРЕЙ. Да. Держи. (Одна дверца падает, он её ловит.) Обе держи!
(Андрей отходит в сторону и оценивает, как Сергей держит на ребре две дверцы.)
СЕРГЕЙ. (Продолжая.) Ты не будешь меня ничему учить!
АНДРЕЙ. Я и не учу. Не заваливай – уронишь.
СЕРГЕЙ. Я сам принимаю решения!
АНДРЕЙ. (Себе.) Хорошо… теперь боковушки. (Осматривает комнату.)
СЕРГЕЙ. Так что, давай договоримся: с твоей стороны никаких наставлений!
АНДРЕЙ. Так и держи, я сейчас.
(Андрей в поиске осматривает  комнату.)
СЕРГЕЙ. Второе: так как наш… союз, будет не продолжительным…
АНДРЕЙ. Союз это как? (Распевая как поп.) Сочетается раб Божий… с рабом Божьим?..
СЕРГЕЙ. Ты прекрасно понимаешь.
АНДРЕЙ. Ага. (Держа в руке стул.) У тебе еще один такой стул есть?
СЕРГЕЙ. В той комнате.
(Андрей со стулом выходит в другую комнату.)
СЕРГЕЙ. (Громко в другую комнату.) Не надо пытаться меня поддерживать, болезнь не повод нянчится со мной – ути-пути, на платок…
(В это время за кулисами слышен треск и грохот. Сергей, бросив дверцы, рванул в другую комнату. В кулисах Сергей  сталкивается с Андреем, который крутил в руках два сиденья от стульев.)
АНДРЕЙ. Что ты говорил?
СЕРГЕЙ. (Растерянно.) Говорю: не надо обо мне заботиться, я могу это сделать сам…
АНДРЕЙ. Ну, молодец. (Увидав.) Ты чё дверцы побросал?
СЕРГЕЙ. Я думал, ты упал там… Что это?
АНДРЕЙ. Сидушки.
СЕРГЕЙ. Ты, сломал стулья?
АНДРЕЙ. Не сцы, я аккуратно.
СЕРГЕЙ. И в-третьих: ты должен со мной считаться.
АНДРЕЙ. (Кладёт сиденья на стол.) Однозначно. (Уходит.)
СЕРГЕЙ. Стой!
АНДРЕЙ. Что?
СЕРГЕЙ. Ты меня не слушаешь.
АНДРЕЙ. Слушаю.
СЕРГЕЙ. И о чём я?
АНДРЕЙ. Ты считаешь себя взрослым.
СЕРГЕЙ. Я и есть взрослый.
АНДРЕЙ. (Не обращая внимания.) И не желаешь, что бы о тебе заботились. Так?
СЕРГЕЙ. (Не ожидая.) Ну… да.
АНДРЕЙ. Я, и не собирался. (Уходит.)
СЕРГЕЙ. Ты, не обижайся.
АНДРЕЙ. (Из другой комнаты.) Где у тебя подушка?
СЕРГЕЙ. На антресоли.
(Выходит Андрей с подушкой и покрывалом, бросает всё на стол, и стоит задумавшись.)
СЕРГЕЙ. Ты… это… я просто хотел всё расставить…
АНДРЕЙ. Слушай, у тебя есть верёвка или скотч?
СЕРГЕЙ. Скотч.
АНДРЕЙ. Неси.
СЕРГЕЙ. (Уходит. Из другой комнаты.) Широкий или узкий?
АНДРЕЙ. Оба тащи.
СЕРГЕЙ. (Вернувшись, приносит скотч.) Вот.
АНДРЕЙ. Помоги.
(Ставят дверцы и сиденья на столе в виде прямоугольного ящика.)
СЕРГЕЙ. А, что ты, всё-таки делаешь?
(Андрей обматывает «конструкцию» по периметру скотчем.)
АНДРЕЙ. Анекдот есть: «Трудовик приходит к пятиклассникам и говорит: «Сегодня, ребята, будем делать гроб.» Дети в шоке – зачем?! А он: «Схоронится, мне надо!»
СЕРГЕЙ. (В шоке отходит от стола.) Это гроб!!!
АНДРЕЙ. (Оценивая.) Похож?
СЕРГЕЙ. Зачем?
АНДРЕЙ. Схоронится, мне надо.
СЕРГЕЙ. Я, серьёзно!
АНДРЕЙ. Я, ведь тебя не спрашиваю ни о чём.
СЕРГЕЙ. Мне казалось, мы вместе…
АНДРЕЙ. Нет. Мы просто в одной жопе. Только я, в отличие от тебя, привык контролировать свою судьбу. Если мне придется сдохнуть, я буду знать как это будет. И я хочу понять, как буду выглядеть в этом чертовом гробу!
СЕРГЕЙ. Я…
АНДРЕЙ. Ясно?
СЕРГЕЙ. Ясно.
АНДРЕЙ. Свободен.
(Сергей отходит обидевшись. Андрей кладет в «гроб» подушку, умащивается сам и накрывается покрывалом, постоянно проверяя свои ощущения. После достаёт из кармана флакон с таблетками и высыпает их на руку. Когда Андрей подносит таблетки ко рту, Сергей подскакивает и выбивает их из руки.)
СЕРГЕЙ. Ты что?!
АНДРЕЙ. Какого хрена?!
СЕРГЕЙ. Зачем?
АНДРЕЙ. Занадам! Уйди! (Отталкивает Сергея и вылезает из «гроба»)
СЕРГЕЙ. (Топчет и разбрасывает ногами таблетки.) Нет! (Сбрасывает «гроб» со стола, тот упав рассыпается.) Нельзя!
АНДРЕЙ. (Хватает Сергея за грудки.) Ты, охренел?!!
СЕРГЕЙ. Нельзя…
АНДРЕЙ. Я не учу тебя жить, а ты не учи меня умирать!
СЕРГЕЙ. Я не дам.
АНДРЕЙ. Это моя жизнь, и мне решать, когда её заканчивать. Понял? (Отталкивает Сергея, тот падает.)
СЕРГЕЙ. Это не логично!
АНДРЕЙ. (Собирает остатки таблеток.) Идиот.
СЕРГЕЙ. Скоро само всё кончится!
АНДРЕЙ. Ты, знаешь, сколько они стоят?
СЕРГЕЙ. Глупо!
АНДРЕЙ. Ещё звук – и я, тя вырублю.
СЕРГЕЙ. Зачем искусственно приближать конец?!
(Сергей снова выбивает таблетки из рук Андрея. Андрей хватает его за горло и валит на пол.)
АНДРЕЙ. Вначале, я приближу твой конец, а после свой!
СЕРГЕЙ. (Задыхаясь.) Зачем?!
АНДРЕЙ. Пара дней ничего не изменят! Слыхал, про ожидание смерти?!
СЕРГЕЙ. (Задыхаясь.) Ты просто боишься!!!
АНДРЕЙ. (Отпустив Сергея.) Чего?
СЕРГЕЙ. Смерти.
АНДРЕЙ. Я?
СЕРГЕЙ. Я тоже долго боялся, лет до десяти. А после, стал с ней, наперегонки играть.
АНДРЕЙ. Перегнал?
СЕРГЕЙ. Не надо бояться её.
АНДРЕЙ. Меня завалить могли чаще, чем ты переходил дорогу.
СЕРГЕЙ. Это ничего не доказывает. (Трёт шею.) Ну и клещи у тебя…
АНДРЕЙ. Короче! (Встаёт, с желанием уйти.)
СЕРГЕЙ. (Говорит быстро, чтобы остановить.) Я видел видео. На сухогрузе, брёвна на один бок сдвинулись, и корабль лёг на борт. А там шторм, льдины, волны выше корабля! Ещё чуть-чуть и все погибнут! Боцман полез канаты перерубить. А капитан всё записывал на видео и комментировал, и шутил! Понимаешь? Он легко и с юмором говорил, а они были одной ногой в могиле. И все здоровые, сильные!
Я понял – надо жить как он. Иначе всё бессмысленно и глупо.
(Пауза.)
АНДРЕЙ. Ну, давай.
СЕРГЕЙ. Что?
АНДРЕЙ. Ну… как там… Смеяться смерти в лицо, и рубить канаты.
СЕРГЕЙ. Я серьёзно, а ты…
АНДРЕЙ. И я. Давай попробуем.
СЕРГЕЙ. Хватит.
АНДРЕЙ. Ты меня слышишь?
СЕРГЕЙ. Нельзя раскидываться жизнью!
АНДРЕЙ. Согласен.
СЕРГЕЙ. (Через паузу.) С чем?
АНДРЕЙ. Что нельзя, и так далее.
СЕРГЕЙ. Вот так просто?
АНДРЕЙ. А чё тянуть? Времени у нас в обрез. Соображать некогда, надо делать.
СЕРГЕЙ. (Осторожно.) Договорились…
АНДРЕЙ. С чего начнем?
СЕРГЕЙ. Не знаю… давай познакомимся.
АНДРЕЙ. Андрей.
СЕРГЕЙ. Я знаю.
АНДРЕЙ. Откуда?
СЕРГЕЙ. Мы же в больнице познакомились, а после пошли сюда.
АНДРЕЙ. Да?
СЕРГЕЙ. Не помнишь?
АНДРЕЙ. А чё, ты говоришь: «Давай познакомимся.»?
СЕРГЕЙ. Я в смысле – ближе.
АНДРЕЙ. Слышь, Василий, ты случаем не этот?
СЕРГЕЙ. Чего?
АНДРЕЙ. За «ближе» могу и глаз на жопу натянуть!
СЕРГЕЙ. Ты, подумал, что я голубой?
АНДРЕЙ. Я предупредил.
СЕРГЕЙ. Я не педик, и в этом смысле я знакомиться с тобой не собирался!
АНДРЕЙ. Тебе бы никто и не дал.
СЕРГЕЙ. (Желая что-то сказать, но не найдясь.) Блин… (Уходит в сторону.)
АНДРЕЙ. (Через паузу.) А кто говорил с улыбкой?
СЕРГЕЙ. Я похож на гомика?
АНДРЕЙ. Ты, какой-то тепличный…
СЕРГЕЙ. Мамочкин сынок.
АНДРЕЙ. Короче, забыли. А как тебя зовут?
СЕРГЕЙ. Не помнишь?
(Андрей отрицательно качает головой. Сергей начинает смеяться.)
АНДРЕЙ. Ты чего?
СЕРГЕЙ. А на что ты надеялся, когда шёл к безымянному педику в гости?
АНДРЕЙ. (Смеётся.) Рассчитывал, что помру раньше.
СЕРГЕЙ. (Протягивая руку.) Сергей.
АНДРЕЙ. (Пожав руку) И что теперь?
СЕРГЕЙ. Надо посмеяться над всем, что парило в жизни.
АНДРЕЙ. Думаешь, поможет?
СЕРГЕЙ. Да. Раньше одна мысль, что меня назовут педиком – бесила! А теперь смешно! Так может над всеми проблемами так посмеяться, и станет легко… ну… закончить! Давай, твоя очередь.
АНДРЕЙ. Это не проблема для тебя.
СЕРГЕЙ. Раньше за такое, я тебе в рожу бы вцепился!
АНДРЕЙ. Фигня. Ты и не дрался, наверное, никогда.
СЕРГЕЙ. Ты просто боишься признаваться в своих проблемах? Боишься сказать, что ты тоже слабый.
АНДРЕЙ. Если начинать игру, то давай честно играть?
СЕРГЕЙ. Хорошо.
АНДРЕЙ. Ты смеёшься над своей конкретной лажей, а после я над своей.
СЕРГЕЙ. Идёт. (Подумав.) Я действительно не умею драться. И вот однажды…
АНДРЕЙ. (Перебивая.) Не то!
СЕРГЕЙ. Ты же не дослушал.
АНДРЕЙ. Про маму расскажи.
СЕРГЕЙ. (Сбившись.) У меня нет проблем с ней.
АНДРЕЙ. Договорились же честно.
СЕРГЕЙ. (Через паузу.) Она… душит меня своей любовью. В ней энергии как в Сояно-Шушенской электростанции. Мне без её участия нельзя было шагу сделать. Понятно, я болел, она постоянно боялась за меня, может винила себя… но это моя жизнь, длинная или короткая, но моя. Я чувствовал, что от её опеки кончусь раньше, чем от болезни.
Последний раз я видел её год назад. Она пришла ко мне на работу с сапогом в руках… (Отходит в сторону.) Это её вечное: «Ну, что не ждали?»
(Через входные двери входит Мама с одним  сапогом в руках.)
МАМА. Ну что, не ждали?
СЕРГЕЙ. Мама, что ты тут делаешь?
МАМА. Этот твой… заходил?
СЕРГЕЙ. Нет.
МАМА. Успела. (Бросает на стол сапог.) Что у тебя за бардак? (Собирает покрывало и подушку, и убирает в тумбочку.)
СЕРГЕЙ. Что это?
МАМА. Сапог.
СЕРГЕЙ. Я вижу.
МАМА. В ателье забежала сапоги из ремонта забрать.
СЕРГЕЙ. А второй где?
МАМА. Понятия не имею, это не мои.
СЕРГЕЙ. Чего?
МАМА. Эти, придурки, перепутали меня с какой-то там… И отправили мои сапоги ей.
СЕРГЕЙ. Ты серьёзно?
МАМА. У неё заказ был с доставкой. Вот она удивится, когда увидит у себя мои гавнодавы.
СЕРГЕЙ. (Показывая на сапог.) А это что?
МАМА. Это, её итальянские – дороже, чем моя «копейка». Я его в ателье сперла.
СЕРГЕЙ. Мама…
МАМА. Я из-за них должна бегать туда-сюда, пусть и они из-за меня понервничают.
СЕРГЕЙ. Всё! Ты мне опять мозги заморочила. Я просил тебя не приходить. Уйди.
МАМА. Я только послушаю что тебе этот, гавнюк, скажет.
СЕРГЕЙ. Уезжай, пожалуйста, домой,  сам разберусь.
МАМА. Ах, черт! Я ключи в зажигании оставила. (Убегает.) Я сейчас!
СЕРГЕЙ. (Вдогонку.) Сапог!
(Мама возвращается, забирает сапог и убегает. Андрей всё время стоявший в стороне подходит, к Сергею.)
АНДРЕЙ. И что, это было?
СЕРГЕЙ. Что?
АНДРЕЙ. Нахера этот цирк?!
СЕРГЕЙ. О чем ты?
АНДРЕЙ. Кто эта пришлёпнутая?
СЕРГЕЙ. Я не понимаю.
АНДРЕЙ. Ты затеял всю эту муру с откровениями, начал втирать про мать, а потом привел эту подставу с сапогом, и я спрашиваю – нахера?!
СЕРГЕЙ. Какую подставу???
АНДРЕЙ. Ты думаешь надо мной можно посмеяться?
СЕРГЕЙ. Нет.
АНДРЕЙ. Я одного не могу понять, как ты узнал, что я про мать попрошу рассказать?
СЕРГЕЙ. Погоди, тут была моя мама?
АНДРЕЙ. Мама или тётя Клава, какая разница?!
СЕРГЕЙ. Я ничего не понимаю…
АНДРЕЙ. Не включай дурака – развод не удался!
СЕРГЕЙ. Я вспоминал, как мама приходила ко мне на роботу. И мне показалось, что воспоминание было… какое-то другое: необычное, яркое.
АНДРЕЙ. А ты, упертый.
СЕРГЕЙ. Ты действительно видел, как она зашла с сапогом, и мы ругались?
АНДРЕЙ. Короче. (Уходит.)
СЕРГЕЙ. Ты куда?
АНДРЕЙ. Закончить балаган!
(Сергей, оставшись один, ходит по комнате, проверяя свои ощущения. Возвращается Андрей.)
АНДРЕЙ. Договорились, что она уедет?
СЕРГЕЙ. По-моему, кто-то из нас сходит сума.
АНДРЕЙ. Тебя давно не били?
СЕРГЕЙ. Я клянусь, что ни с кем не договаривался! Свою маму я видел год назад. Она пришла ко мне на работу, мы поругались и я ушел из дому. После снял эту квартиру и жил здесь сам. Она не знает где я, она даже не знает что у меня рак!  Ты мне нафиг не нужен, чтоб тебя разводить!!!
(Пауза.)
АНДРЕЙ. То есть, ты хочешь сказать, мы видели твоё воспоминание?
СЕРГЕЙ. Ты соображаешь что говоришь?
АНДРЕЙ. Мне просто интересно, кто тут сапогами над головой махал?
СЕРГЕЙ. Никто. Я рассказывал вслух, а ты это себе представил.
АНДРЕЙ. А ты рассказывал вслух?
СЕРГЕЙ. Наверно, не помню… я как бы… участвовал в воспоминании.
АНДРЕЙ. А я, как бы смотрел, как ты участвуешь.
СЕРГЕЙ. Нет, ты видел своё воображение.
АНДРЕЙ. И оно собрало покрывало, подушку и убрало всё в тумбочку.
СЕРГЕЙ. (Подошёл и заглянул в тумбочку.) Да, действительно. Нестыковочка…
АНДРЕЙ. Давай, соображай, ты же у нас образованный.
СЕРГЕЙ. Я думаю, что опухоль давит на какой-то участок мозга, отвечающий за…
АНДРЕЙ. Галлюцинации?
СЕРГЕЙ. Ну… видения что ли… Воспоминания смешиваются с реальностью и я их вижу.
АНДРЕЙ. Отлично! А я?
СЕРГЕЙ. Ты?
АНДРЕЙ. Ну да. У меня же нет такой волшебной опухоли.
СЕРГЕЙ. Я откуда знаю, я же не нейрохирург! Ты может… как телевизор – ловишь и смотришь.
АНДРЕЙ. Эх, кабы раньше знать то! Столько денег на дурь ушло, а тут всё бесплатно!
СЕРГЕЙ. А что не так?
АНДРЕЙ. Всё хорошо. Но, и у тебя, и у меня нет такой опухоли!
СЕРГЕЙ. А теперь, может есть.
АНДРЕЙ. Мы заболели самой прекрасной смертельной болезнью! Алилуя! Только как подушка и покрывало в тумбочку ушагали?
СЕРГЕЙ. Может… это я их туда.
АНДРЕЙ. Оригинально. Думал, скажешь – я. Только не я, ни ты этого не делали. Это сделало пришедшее оттуда (Показывая на входную дверь.) существо, с сапогом в руке, в котором ты узнал свою мать.
СЕРГЕЙ. Уверен?
АНДРЕЙ. Да.
(Пауза.)
АНДРЕЙ. А как ты думаешь, ещё раз получается?
СЕРГЕЙ. Не знаю. Давай попробуем.
(Андрей поворачивается к двери в ожидании. Сергей смотрит на него.)
АНДРЕЙ. Начинай.
СЕРГЕЙ. Что?
АНДРЕЙ. Вспоминай.
СЕРГЕЙ. Уже.
(Андрей подошел к двери ближе. Постоял, прислонился ухом к двери, послушал.)
АНДРЕЙ. Ты, точно вспоминаешь?
СЕРГЕЙ. Нет, блин, прикидываюсь!
(Андрей посмотрел в замочную скважину.)
СЕРГЕЙ. (Шёпотом.) А попробуй, наоборот, отвернуться.
АНДРЕЙ. (Шёпотом.) Думаешь, оно стесняется?
СЕРГЕЙ. (Шёпотом.) Ну, попробуй.
(Андрей отворачивается и прячется за косяком двери. Андрей показывает Сергею, чтобы тот тоже отвернулся.)
АНДРЕЙ. (Шепотом.) И давай напрягись!
СЕРГЕЙ. (Отворачиваясь.) Я и так скоро пукну.
(Андрей после короткой паузы, как будто услыхав какой-то звук, выскакивает из «засады» и открывает дверь.)
АНДРЕЙ. (Стоя в проёме двери.) Никого…
СЕРГЕЙ. А может нужно всё в точности повторить, как заклинание?
АНДРЕЙ. Абра, швабра, кадабра? Ну, что ж, давай попробуем.
СЕРГЕЙ. Как всё было?
АНДРЕЙ. Извини, не записывал.
(Сергей осматривает комнату и подходит к столу.)
СЕРГЕЙ. Я, кажется, был здесь. Или нет…
АНДРЕЙ. Когда влетела твоя родительница, тебя тут не было.
СЕРГЕЙ. Вспоминать я начал здесь, а потом пошел… кажется туда.
АНДРЕЙ. Давай начнём раньше.
СЕРГЕЙ. С чего?
АНДРЕЙ. С того, как я тебя душить начал.
Андрей хватает Сергея за горло.
СЕРГЕЙ. (Отмахиваясь руками.) Нет, нет! Это слишком рано!
(Андрей отпускает Сергея.)
СЕРГЕЙ. Давай с игры.
АНДРЕЙ. Точно!
(Андрей, пытаясь вспомнить, где он стоял, встаёт на место и с помощью руки проверяет точность направления взгляда на входную дверь.)
АНДРЕЙ. Кажись тут. А ты, там. (Показывает направление, куда должен пойти Сергей.)
СЕРГЕЙ. (У стола.) Поехали? Однажды, была драка… всё произошло неожиданно…
(Андрей, внимательно слушает.)
СЕРГЕЙ. …и я, очень боялся…
(Андрей продолжает стоять, в ожидании, не шелохнувшись.)
СЕРГЕЙ. Ну, ты будешь меня перебивать, или нет?!
АНДРЕЙ. Зачем?
СЕРГЕЙ. Я рассказывал, что не умею драться, ты меня перебил, и сказал, чтобы я рассказал про маму.
АНДРЕЙ. Тьфу бляха! А я думаю, что за ахинею ты несёшь. Давай ещё раз.
СЕРГЕЙ. Как там… я, в общем то…
АНДРЕЙ. (Перебивая.) Про маму расскажи.
СЕРГЕЙ. Про маму? Я не видел её уже год.
(Сергей замолкает и идет на «точку», постоянно косясь на дверь. Дойдя до «точки», он стоит пару секунд, а после делает шаг вправо.)
СЕРГЕЙ. (Сбросив.) Не получается!
АНДРЕЙ. Чё ты скачешь, как козёл горный, с кочки на кочку!
СЕРГЕЙ. Мне показалось, что я стоял чуть правее.
АНДРЕЙ. Правее!.. Что, ты вспомнил?
СЕРГЕЙ. Всё. Как мама пришла с сапогом, как ушла за ключами, как  вернулась, как поругалась с моим начальником, как он меня уволил, как я поругался с ней и ушёл из дому!
АНДРЕЙ. Быстрый ты…  И чё?
СЕРГЕЙ. Как видишь…
АНДРЕЙ. Ладно, забей. (Садится на стол.) Дважды не показывают.
СЕРГЕЙ. (Садится рядом.) Жаль.
АНДРЕЙ. А вы чего, с мамой поругались то?
СЕРГЕЙ. Начальник у меня в очередной раз пол зарплаты вычел…
АНДРЕЙ. За что?
СЕРГЕЙ. Якобы за недостачу.
АНДРЕЙ. И?
СЕРГЕЙ. Я просил её не вмешиваться, но она как всегда сделала по-своему…
АНДРЕЙ. Хорошая работа была?
СЕРГЕЙ. Отвратительная… Просто я туда сам устроился.
АНДРЕЙ. (Встаёт со стола и отходит в сторону.) Так в чем она была не права?
СЕРГЕЙ. Она права, начальник козёл был редкостный.
(В это время входит директор с папкой в руках.)
ДИРЕКТОР. А ты чего на стол залез?
СЕРГЕЙ. (Спрыгивает.) Извините.
ДИРЕКТОР. Серёженька, голубчик ты же умный и интеллигентный парень. Не уподобляйся остальным.
СЕРГЕЙ. Я просто…
ДИРЕКТОР. Ладно, просто не делай так больше.
СЕРГЕЙ. Хорошо.
ДИРЕКТОР. Я тут зашёл обсудить кое-что, ты мне поможешь?
СЕРГЕЙ. Конечно. Я тоже хотел с вами поговорить.
ДИРЕКТОР. Вот и отлично, посмотри. (Отдает папку Сергею.) Это, сыну задание дали.
СЕРГЕЙ. (Просмотрев.) Нужно, просто, описать разные теории гравитации.
ДИРЕКТОР. Что описать?
СЕРГЕЙ. ОТО… ну общую теорию относительности Эйнштейна, и пару альтернативных. Например: теорию супер струн, петлевой квантовой гравитации, и допустим модифицированную ньютоновскую динамику.
ДИРЕКТОР. Я знал, что ты легко разберешься.
СЕРГЕЙ. Всё, можно, легко найти в интернете.
ДИРЕКТОР. То есть, работы не много?
СЕРГЕЙ. Полчаса писанины.
ДИРЕКТОР. Ну, это для тебя! А моему оболтусу недели не хватит!..
СЕРГЕЙ. Я думаю, он справится. Николай Иванович, у меня почему-то вычли деньги из зарплаты…
ДИРЕКТОР. (Не замечая.) Он у меня как назло приболел.
СЕРГЕЙ. Серьёзно?
ДИРЕКТОР. Горло, температура. А ты, не мог бы помочь ему написать эту работу?
СЕРГЕЙ. Опять?
ДИРЕКТОР. Если бы не болезнь… Ты же сам говорил, там работы на полчаса?
СЕРГЕЙ. Ну, да.
ДИРЕКТОР. А я, этого не забуду. (Весело похлопывает Сергея по плечу.) И тебе, будет не лишне повторить пройденный материал!
СЕРГЕЙ. Да.
ДИРЕКТОР. Значит, договорились. Утром занесёшь. (Уходит.)
СЕРГЕЙ. А насчет зарплаты?
ДИРЕКТОР. Ах, да…(Вернувшись.)  Что там случилось?
СЕРГЕЙ. У нас с отдела, сняли часть зарплаты, за недостачу на складе.
ДИРЕКТОР. Ну, и?
СЕРГЕЙ. Я со складом, вообще не работаю.
ДИРЕКТОР. Я понимаю – тебе это кажется не справедливым. Но главное в коллективе – микроклимат. Согласен?
СЕРГЕЙ. Да.
ДИРЕКТОР. От всяких сплетен и кривотолков страдает работа, правильно?
СЕРГЕЙ. Конечно.
ДИРЕКТОР. Моя прямая обязанность, как руководителя, пресекать это. Я тебя очень ценю, но не могу допустить, чтобы тебя считали моим любимчиком.
СЕРГЕЙ. Я и не хочу.
ДИРЕКТОР. Я обещаю разобраться, кто виноват в этой недостаче.
СЕРГЕЙ. Спасибо.
(Директор уходит.)
АНДРЕЙ. Спасибо?! Блин, за что?!!
СЕРГЕЙ. Опять?
АНДРЕЙ. Как ты его ещё в жопу не поцеловал на прощание?!
СЕРГЕЙ. Это опять случилось? Ты это видел?
АНДРЕЙ. Лучше бы я этого не видел!
СЕРГЕЙ. И что это значит?
АНДРЕЙ. Я бы на твоём месте удавился.
СЕРГЕЙ. Значит, случилось что-то, такое!!! И мы получили какие-то способности!
АНДРЕЙ. Ну нихера се! И, что ж ты с ними будешь делать человек-паук?
СЕРГЕЙ. Не знаю – всё!
АНДРЕЙ. Из-за этого куска говна ты поругался с матерью?
СЕРГЕЙ. Да.
(Пауза.)
АНДРЕЙ. Особенное чувствовал что-то, перед… этим, когда случилось?
СЕРГЕЙ. Не знаю.
АНДРЕЙ. Подумай.
СЕРГЕЙ. Это, то… о чем, я не хочу вспоминать.
АНДРЕЙ. (Пауза.) И поэтому они тебя посещают.
СЕРГЕЙ. И тебя.
АНДРЕЙ. Нам надо их поймать.
СЕРГЕЙ. Кого?
АНДРЕЙ. Ну этих, которые к тебе приходят.
СЕРГЕЙ. С ума сошел?
АНДРЕЙ. Я хочу контролировать ситуацию.
СЕРГЕЙ. Я уже это слышал. Как ты их поймаешь?
АНДРЕЙ. Это моё дело. Ты главное приведи их сюда.
СЕРГЕЙ. Что? Ты… это же… они… не настоящие!
АНДРЕЙ. Я не верю в приведения.
СЕРГЕЙ. И я!
АНДРЕЙ. Вот и отлично.
СЕРГЕЙ. Блин… некоторые из них, вообще в другом городе!
АНДРЕЙ. Я их поймаю здесь!
СЕРГЕЙ. Давай я дам тебе адреса, и ты их поймаешь там.
АНДРЕЙ. Боюсь не доеду, сдохну раньше.
СЕРГЕЙ. А что ты будешь делать, если  поймаешь кого-то?
АНДРЕЙ. Поговорю, узнаю, кто они или что... Да не всёли равно?!
СЕРГЕЙ. А мне что делать.
АНДРЕЙ. Отвлеки их от двери, а я перегорожу им путь.
СЕРГЕЙ. Не знаю.
АНДРЕЙ. Я знаю!
( Андрей достаёт из тумбочки простыню.)
СЕРГЕЙ. Что ты?.. ты спать собрался?
АНДРЕЙ. Если это не дьявол, в которого я не верю, я их поймаю.
(Андрей заворачивает в простыню несколько тяжёлых книг, сделав нечто напоминающее булаву.)
СЕРГЕЙ. Что это?
АНДРЕЙ. Никогда не изучал так книги? Прелесть в том, что на голове не остаётся следов.
СЕРГЕЙ. Ты ударишь этим по голове?
АНДРЕЙ. Эта штука любого вырубит.
СЕРГЕЙ. А если вернётся мама?
АНДРЕЙ. Сам же сказал – она не настоящая. Или настоящая?
СЕРГЕЙ. Я не знаю.
АНДРЕЙ. Вот и узнаем.
СЕРГЕЙ. Ты же видел, они второй раз не приходят…
АНДРЕЙ. Думаю, такой как ты, не мог обгадиться только два раза в жизни. Поройся в голове, вспомни что-то.
СЕРГЕЙ. Я не буду в этом участвовать.
АНДРЕЙ. Ещё как будешь!
СЕРГЕЙ. И как ты меня заставишь?
АНДРЕЙ. Легко!
( Андрей бьёт своей «булавой» Сергея в плечо. От удара Сергея качнуло в сторону.)
СЕРГЕЙ. Ты что?!
АНДРЕЙ. Не заставляй меня повторять это.
(Сергей молчит. Андрей бьёт его с другой стороны. Сергей прикрывается руками, но от удара падает.)
СЕРГЕЙ. Забьёшь до смерти?
АНДРЕЙ. С твоей опухолью, пяти ударов хватит.
СЕРГЕЙ. (Отползая.) Мне всё равно!
АНДРЕЙ. На смерть да. А на боль?
(Андрей наступает Сергею на руку.)
СЕРГЕЙ. Пусти!
(Андрей убирает ногу.)
СЕРГЕЙ. Ты жестокий.
АНДРЕЙ. Ага…
СЕРГЕЙ. Когда ты чего-то хотел, тебе было достаточно просто ударить?
АНДРЕЙ. Я тебя ещё не бил?
СЕРГЕЙ. Мне тебя жаль.
АНДРЕЙ. Засунь свою жалость себе… (Отходит в сторону.)
СЕРГЕЙ. Интересно, такие как ты, вообще бывают счастливы?
(Сергей сидит на полу. В это время открывается дверь, Андрей прячется и встаёт на изготовке, чтобы ударить входящего сзади по голове. В этот момент входит девушка, замотанная в короткое полотенце, вытирая на ходу волосы.)
КАТЯ. (Андрею.) Мась, куда мы сунули мою красную сумку?
АНДРЕЙ.  В кладовке кажется.
КАТЯ. Нету. С этим переездом ничего не могу найти.
  Катя ищет в комнате.
АНДРЕЙ. Ты не опоздаешь?
(Сергей встаёт и наблюдает за всем этим. Катя ходит мимо Сергея, не замечая его.)
КАТЯ. Нет. Я не поеду на работу.
АНДРЕЙ. А куда ты собираешься?
КАТЯ. В поликлинику.
АНДРЕЙ. Заболела?
КАТЯ. Нет. Простой осмотр. И у меня в запасе, ещё целый час…
(Катя плавно подходит к Андрею. Сергей подходит к Андрею с другой стороны.)
КАТЯ. (Соблазняя.) Что у тебя в руке?
АНДРЕЙ.  Что? А, это книги…
КАТЯ. Читать собрался? (Выбрасывая полотенце которым вытирала волосы.) Может, используем простыню по прямому назначению?
АНДРЕЙ. Не плохо бы…
(Катя отходит вглубь сцены, разматывая полотенце, но так, чтобы Андрей не видел её тела.)
КАТЯ. У меня тут есть один сюрприз. Хочешь посмотреть?
СЕРГЕЙ. (Сзади Андрею.) Ну что ты стоишь? Бей, пока далеко не ушла!
(Андрей в недоумении смотрит на Сергея.)
СЕРГЕЙ. Бей.
КАТЯ. (Не оборачиваясь.) Что ты сказал?
АНДРЕЙ. А? Да нет, ничего…
КАТЯ. Поторопись, час быстро пройдёт.
СЕРГЕЙ. Слышал? Торопись, а то исчезнет!
АНДРЕЙ. (Сдавленным голосом.) Пошёл нахер!
КАТЯ. (Не оборачиваясь.) Тебе не интересно, что я сделала со своим телом?
СЕРГЕЙ. (Андрею громко.) Ну чего ты?!
(Катя, услышав голос Сергея, вскрикнула,  запахнулась обратно в полотенце и повернулась.)
СЕРГЕЙ. (Андрею.) Ты же сам хотел во всём разобраться! Откуда берутся эти… они!? Что это? И зачем?! Надо контролировать ситуацию! Бей её медицинской энциклопедией по голове, приматывай скотчем к стулу и начнём допрос!!!
КАТЯ. Андрей, что происходит?
СЕРГЕЙ. (Кате.) Ты не бойся! Эта штука побоев не оставляет. (Андрею.) Давай быстрее пока не исчезла!
КАТЯ. Андрей, кто это?!
АНДРЕЙ. Это… это…
СЕРГЕЙ. Ну чего ты мямлишь? Трахни её по макушке, или лучше по затылку, и начнём! А может, ты готов только меня, и мои воспоминания бить?!
КАТЯ. Что здесь происходит?! Кто вы?!
СЕРГЕЙ. Сейчас важнее кто вы???
КАТЯ. Что это значит?
АНДРЕЙ. Я тебе сейчас всё объясню.
СЕРГЕЙ. Ничего он не объяснит. Мы сами ни черта не понимаем!!!
КАТЯ. (Указывая на Сергея.) Кто этот человек?
СЕРГЕЙ. Этот человек, хозяин квартиры.
КАТЯ. Андрей, скажи хоть что-нибудь! Ты снял у этого психа квартиру?
СЕРГЕЙ. Этот псих, сам снимает эту квартиру.
КАТЯ. (Андрею.) Куда ты меня привёл?
АНДРЕЙ. Не слушай его! Я всё сейчас объясню.
СЕРГЕЙ. Что ей объяснять? Бей! (Кате.) На самом деле вас тут нет! Вы не существуете! (Андрею.) Бей!
АНДРЕЙ. Рот закрой! Или я тебя заткну навсегда!
СЕРГЕЙ. Давай сделай одолжение.
КАТЯ. Что этот человек делает в нашей квартире, или мы в его?! И о чём он?!
АНДРЕЙ. Он… не обращай внимания. Мы у нас, дома.
СЕРГЕЙ. Правда?!
АНДРЕЙ. Отвали!
СЕРГЕЙ. (Кате.) Нервничает – врёт!
КАТЯ. Андрей!
АНДРЕЙ. (Сорвавшись.Кате.) По-дож-ди!!! Я всё объясню!
КАТЯ. (Холодно.) Не надо. (Уходит.)
АНДРЕЙ. Постой.
КАТЯ. Найдёшь меня, когда разберёшься со своими дружками.
АНДРЕЙ. Не сейчас. Ты нужна мне!
КАТЯ. Не нужна.
АНДРЕЙ. Поверь…
КАТЯ. Я поверила. Ты обещал, а сам продолжаешь старое. (Уходит. На ходу.) Вещи мои привези, пожалуйста.
(Пауза.)
СЕРГЕЙ. Ты понял, что произошло?
АНДРЕЙ. Ты испортил мне последний счастливый день.
СЕРГЕЙ. Я его изменил! Если можно испортить, то и улучшить можно!
АНДРЕЙ. Сейчас лучше заткнись.
(Пауза.)
СЕРГЕЙ. Что было дальше? Она ушла в больницу, и что?
АНДРЕЙ. И всё.
СЕРГЕЙ. Она… извини, она умерла?
АНДРЕЙ. Я умер.
(Пауза.)
СЕРГЕЙ. Я не знаю, что на меня нашло… (Пауза.) Мы можем не просто смотреть, но и влиять.
АНДРЕЙ. И что?
СЕРГЕЙ. (Оживившись.) Это наш второй шанс! Мы всё переделаем. Всё, что сделали в жизни не так. Это нам подарок!
АНДРЕЙ. Ты веришь в Бога?
СЕРГЕЙ. Я? Не знаю, а ты? Причём тут…
АНДРЕЙ. Нет. Не верю. Такие подарки - или Бог, или дьявол.
СЕРГЕЙ. Ты не веришь в них, так какая разница?! Говорят, у людей перед смертью вся жизнь проходит перед глазами, а мы её можем не просто посмотреть, а прожить заново! И только так как хочется нам!!! Как всегда хотели, но почему-то не смогли. Только надо научиться, как этим пользоваться.
АНДРЕЙ. Бога и дьявола придумали, чтобы всё было  хо-ро-шо. Чтобы ты не делал. Их придумали - но «хорошо» не бывает!
СЕРГЕЙ. Дьявол это хорошо?
АНДРЕЙ. То, что сейчас происходит, больше похоже на него, но если даже и так, мы всё равно попадём в рай!
СЕРГЕЙ. Верующие с тобой бы не согласились.
АНДРЕЙ. Верующие?! Что они понимают! Вначале конечно, попадём в ад. Но пробыв там вечность, другую, пройдя чистилище и все круги, конечная остановка – рай! Мы придумали это, что оправдать себя. Потому что все уроды, но признаться-то стыдно. А так – «Это не я! Меня искушает дьявол!» Я не верю в «хорошо».
СЕРГЕЙ. А что, по-твоему, на самом деле?
АНДРЕЙ. Я умру, и ничего не будет. Бог и дьявол это просто чувства: любовь и ненависть, надежда и отчаяние, вера и бессмысленность. Чувства и ничего больше.
СЕРГЕЙ. И что?
АНДРЕЙ. Нет никакого подарка! Не ищи ответов, их нет! Всё может закончиться в любую секунду. Я хочу расслабиться и пожить ещё чуть-чуть.
СЕРГЕЙ. Ты полчаса назад хотел себя убить из желания всё контролировать, а теперь хочешь… заняться йогой?
АНДРЕЙ. Отвали.
(Пауза.)
СЕРГЕЙ.  Мы даже о себе ничего не знаем…
АНДРЕЙ. Да, ты ничего не знаешь обо мне.
СЕРГЕЙ. (Осенило.) Ты прав!!!
АНДРЕЙ. Это открытие?
СЕРГЕЙ. Чувства! У меня, когда они приходили в первый раз, были сильные ощущения!
АНДРЕЙ. Меня твоя мама тоже удивила, и что?
СЕРГЕЙ. Нет, перед приходом. А потом я как бы… в повтор попал. Но чувствовал другое!
АНДРЕЙ. Объясни.
СЕРГЕЙ. Я люблю маму, но очень часто она меня раздражает. Я думал, что больше её никогда не увижу, но тут вспомнил её приход с этим сапогом, и она опять стала меня раздражать!
Входит мама.
МАМА. Ну что не ждали?
СЕРГЕЙ. (Не сразу.) Ждал.
МАМА. Твой этот… не приходил?
СЕРГЕЙ. Ну как сказать…
МАМА. Хочу послушать, что он тебе скажет.
АНДРЕЙ. Здравствуйте.
МАМА. (Обернувшись.) Ой, простите, я вас не заметила. Вы?..
СЕРГЕЙ. Это…
АНДРЕЙ. Андрей. Друг вашего сына.
СЕРГЕЙ. Да??!!
МАМА. Ольга Владимировна.
СЕРГЕЙ. (Андрею.) Не лезь.
МАМА. Серёжа!
АНДРЕЙ. Ничего, у него был плохой день.
МАМА. День только начался.
АНДРЕЙ. (Маме.) А почему с сапогом?
МАМА. Это… (Бросая сапог на стол.)  в мастерскую заходила, из ремонта забрать.
АНДРЕЙ. Удалось?
СЕРГЕЙ. Эти придурки, мои сапоги отправили какой-то там… А я у них украла её. Пусть побегают!
СЕРГЕЙ. (Маме.) Ты всегда думаешь, что ты права?
МАМА. Что?
СЕРГЕЙ. Я говорил тебе тогда, что я могу сам! Но ты мне не верила! И поэтому я сам не верил в себя!!!
МАМА. Я всегда верила в тебя, и верю.
СЕРГЕЙ. Врёшь!!!
АНДРЕЙ. Не ори на мать!
СЕРГЕЙ. Ты же мне шагу ступить не давала самостоятельно!
МАМА. Какая муха тебя укусила?
СЕРГЕЙ. Злокачественная!
МАМА. Что?
АНДРЕЙ. (Сергею.) Ты хочешь изменить, или испортить?
СЕРГЕЙ. Не суй свой нос!
АНДРЕЙ. Ты чё попутал?! Обороты сбавь!
МАМА. (Сергею.) Что случилось?
СЕРГЕЙ. Я хочу, чтобы ты уважала мои решения!
МАМА. Успокойся.
СЕРГЕЙ. Не надо меня успокаивать! Я абсолютно спокоен!!!
МАМА. Ты болен?
АНДРЕЙ. Не больнее чем вчера. (Сергею.) Выйди мы поговорим.
СЕРГЕЙ. Не о чем вам разговаривать.
АНДРЕЙ. Мать ключи в машине забыла, принеси их. (Пауза.) Или я тебя вышвырну.
СЕРГЕЙ. Тебе же плевать и на меня, и на неё! Отомстить хочешь, за то, что я  тебя с подружкой поссорил?!
МАМА. Что с тобой сегодня?
СЕРГЕЙ. Веду себя, как обычно ты! Делаю, что хочу! (Андрею.) А ты не лезь! Это моя мать, моя жизнь и моя комната, а ты – пошёл вон!
Мама бьёт Сергею пощечину.
МАМА. Извинись.
СЕРГЕЙ. Никогда тебе этого не прощу.
АНДРЕЙ. Кем ты себе возомнил сосунок? Чё ты видел? Ты тяжелее члена своего в руках не держал! Думаешь, без матери был бы крутым? Через неделю бы загнулся! Запомни – мать самое святое. Ты ни черта не шаришь в жизни.
СЕРГЕЙ. А кто виноват?!
АНДРЕЙ. Ты! А матери скажи спасибо, что нос за тобой подтирает. Иди и принеси ключи, из этой чертовой машины, пока её не угнали!
СЕРГЕЙ. Да, пошли вы…
(Сергей уходит.)
МАМА. (Пошарив в карманах.) Откуда знаешь, что я забыла ключи?
АНДРЕЙ. В окно видел
МАМА. Как я не взяла ключи?
АНДРЕЙ. Я профессиональный… водила, и сразу вижу: когда рука тянется к ключу, а когда сразу к двери.
МАМА. Странно, что ты вообще меня заметил. Мы же не знакомы.
АНДРЕЙ. Серёга сказал, что вы приедете.
МАМА. Какая машина?
АНДРЕЙ. «Копейка».
МАМА. Жаловался на меня?
АНДРЕЙ. Он вас любит.
МАМА. Это он вам сказал?
АНДРЕЙ. Этого мало?
МАМА. Вы мне кофе не сделаете?
АНДРЕЙ. Я не знаю где здесь что.
МАМА. Вы не работаете здесь?
АНДРЕЙ. Нет.
МАМА. Чтобы утверждать, что кто-то кого-то любит, одних слов мало.
АНДРЕЙ.  Я это вижу.
МАМА. Неужели! Ты это увидел сейчас? Раньше мы не встречались.
АНДРЕЙ. Пойду, кофе поищу.
(Андрей уходит.)
МАМА. (Вдогонку Андрею.) Не похоже, чтобы ты мечтал о таком друге. Он всегда был слабаком. Как и его отец. Его папаша, был такой славный на первых свиданиях: цветы, открытки, подарки… А когда пришли проблемы – растаял как мороженное в сауне.
АНДРЕЙ. (Поставив чашку с кофе на стол.) Мне не интересно.
МАМА. Я тебя и не развлекаю. А ты со мной кофе не попьёшь?
АНДРЕЙ. Нет желания.
МАМА. Сергей тюфяк! Так что если ты хочешь с него что-то поиметь, то имей ввиду: я, таких как ты, за версту вижу. Сын - олух, не в меня пошёл, его обвести и восьмиклассник сможет.
АНДРЕЙ. Я понимаю, почему он решил от вас сбежать.
МАМА. Сбежать? А ты ему в этом помогаешь?
АНДРЕЙ. Нет.
МАМА. Друзья же должны помогать друг другу?
АНДРЕЙ. Да, мы не друзья, и познакомились вчера утром, но я знаю, что ему херово!
МАМА. Узнаю сына. Со щенячьими глазами бросается к первому встречному.
АНДРЕЙ. А ты не подумала, что если бы его любила его мать, было бы иначе?
МАМА. Язык прикуси. Я тебе не Серёжа.
АНДРЕЙ. Ты всех мужиков ненавидишь, из-за того что тебя муж бросил, или только его?!
МАМА. Гопник-психолог, это что-то новое.
АНДРЕЙ. Ты даже не представляешь как ему сейчас!
МАМА. Вы сутки знакомы, что ты можешь знать?
АНДРЕЙ. Я много что знаю. (Бросая сапог маме.) Счастливо.
(Входит Сергей.)
МАМА. (Андрею.) Спасибо за кофе. (Подходит к Сергею. Спокойно.) Дай, пожалуйста, ключи.
СЕРГЕЙ. (Отдавая ключи.) На.
МАМА. (Сергею.) Я и не заметила, как ты повзрослел.
(Сергей молчит.)
МАМА. (Сергею.) Если, захочешь жить сам… поступай, как считаешь нужным.
СЕРГЕЙ. (Язвительно.) Спасибо.
МАМА. (Сергею.) У тебя появился друг?
СЕРГЕЙ. Он мне не друг.
МАМА. Ты никогда не разбирался в людях. Позвони мне, когда захочешь. (Андрею.) Помиритесь с подружкой.
(Мама уходит.)
СРГЕЙ. О чём говорили?
АНДРЕЙ. А она… умная.
СЕРГЕЙ. Спелись, небось. Просила приглядывать за мной?
АНДРЕЙ. Не знаю. Наверное.
СЕРГЕЙ. Иногда, она умеет быть такой душкой.
АНДРЕЙ. Ты действительно, не разбираешься в людях.
СЕРГЕЙ. Она манипулировала тобой. Она всех заставляет думать так, как надо ей.
АНДРЕЙ. Твоя фамилия Мориарти?
СЕРГЕЙ. Смейся, но я знаю свою маму – она всегда добивается своего.
АНДРЕЙ. С тобой же не получилось, ты стал жить по-своему.
СЕРГЕЙ. Я её изучал, и победил.
АНДРЕЙ. Или она тебя отпустила, потому что всё-таки любит.
СЕРГЕЙ. Блин, быстро же она тебя обработала! Я ей тоже верил, а после… она стала меня раздражать! И больше всего меня в ней раздражает, что она всегда права!!!
АНДРЕЙ. Значит всё правильно. Некоторых надо как пешек вести в дамки.
СЕРГЕЙ. В ферзи! Хотя, о чём это я! Тебе же что ферзь, что ладья, что шашка – ты же шахмат не видел.
АНДРЕЙ. Да. Я больше по картам выступаю.
(Стук в дверь.)
СЕРГЕЙ. Если это мама скажи, что я не хочу с ней сейчас разговаривать.
АНДРЕЙ. Это не она.
(Андрей открывает дверь. Входит Шпунт.)
АНДРЕЙ. Здорово, Шпунт. Заходи.
ШПУНТ. Здорово. Ну, ты забрался на край географии!
АНДРЕЙ. Чё там у меня дома?
ШПУНТ. Менты, ко мне приходили. Тебя искали.
АНДРЕЙ. Я знаю, как батя?
ШПУНТ. Вроде нормально, я к тебе не заходил. Знаешь, кто сдал?
АНДРЕЙ. Догадываюсь.
ШПУНТ. Мы накажем этого крысёныша!
АНДРЕЙ. Успею. Пока всё уляжется, посижу на жопе чуть-чуть.
ШПУНТ. А чё за берлога?
АНДРЕЙ. (Кивая на Сергея.) Снимает.
(Шпунт поворачивается, и видит Сергея.)
СЕРГЕЙ. (Протягивая руку.) Сергей.
(Шпунт смотрит на Сергея.)
ШПУНТ. (Андрею.) Он при делах?
АНДРЕЙ. Нет, но я за него отвечаю.
ШПУНТ. (Хлопнув по ладони Сергея.) Здорово малец. (Андрею.) Тема есть одна.
АНДРЕЙ. Мне бы прошлую разгрести.
ШПУНТ. Там всё нормально, заезжие лошки. Давай я его с собой возьму?
АНДРЕЙ. Он не рубит.
СЕРГЕЙ. В чём?
АНДРЕЙ. (Шпунту.) Он в шахматы любитель.
ШПУНТ. (Сергею.) Гроссмейстер?
СЕРГЕЙ. Нет, второй взрослый.
ШПУНТ. А я думал пятый детский! (Андрею.) Давай! Ему делов – кипишь поднять, да глазами лупать!
АНДРЕЙ. Нет.
ШПУНТ. (Сергею.) Зелени хочешь?
СЕРГЕЙ. А что делать?
ШПУНТ. Пердеть да бегать. Не парься, я растолкую.
СЕРГЕЙ. Я согласен.
ШПУНТ. Ништяк, вечером схлестнёмся. (Андрею.) А мы тебе долю выкатим, за мной косячок имеется перед тобой.
АНДРЕЙ. Жирный косячок.
ШПУНТ. Меня реально подставили, я не думал, что так выйдет.
СЕРГЕЙ. (Андрею украдкой.) Он… сейчас пришёл, или?..
АНДРЕЙ. Год назад.
СЕРГЕЙ. Понял.
ШПУНТ. (Сергею.) У тебя пожрать есть что?
СЕРГЕЙ. Нет.
ШПУНТ. Хреново. А бабки?
СЕРГЕЙ. Зачем?
ШПУНТ. Чтобы поднять, нужно вначале вложить.
АНДРЕЙ. Угомонись.
ШПУНТ. Чего ты, я мальца бизнесу учу. (Сергею.) Мы, короче пойдем катать.
(Шпунт достаёт колоду карт и профессионально ёе перетасовывает.)
СЕРГЕЙ. Я только в «дурака» умею.
ШПУНТ. В «дурака» со своей бабушкой будешь играть. Мы – это я. С Андрюхой было бы, конечно, лучше, но ему сейчас пока лучше не показываться.
АНДРЕЙ. Андрюхе завязывать пора, а лучше было вообще не начинать.
СЕРГЕЙ. А я?
ШПУНТ. Твоё дело малое: сидеть на трубе и ждать звонка. А когда я маякну, с грохотом ворваться в комнату и пошуметь чуть-чуть. После извинится и свалить.
СЕРГЕЙ. Зачем?
ШПУНТ. Ты реально тупой, или прикалываешься?
СЕРГЕЙ. Я не тупой.
ШПУНТ. Когда ты ворвешься, все посмотрят на тебя, а я передёрну. Вкурил?
СЕРГЕЙ. А что я скажу, когда войду?
ШПУНТ. Да, блин, что угодно! Тёлочку свою ищешь, тебя затапливают или ещё какую хрень! Главное громко и борзо.
АНДРЕЙ. Он не потянет.
СЕРГЕЙ. (Твёрдо.) Я пойду.
ШПУНТ. Красава! И теперь осталось сделать вливание в наше общее дело.
СЕРГЕЙ. У меня нет денег.
ШПУНТ. И чё? Найди. Я всю работу делаю, башку подставляю, бабки - а ты что?
СЕРГЕЙ. Я знаю, как обокрасть директора одного магазина. У него, склад есть, о котором никто не знает.
ШПУНТ. Что я там два мешка картошки найду?
СЕРГЕЙ. Там только плазменных телеков тысяч на пять долларов. И весь товар не учтен, он в милицию не заявит.
ШПУНТ. Лады. Где эта волшебная комната?
СЕРГЕЙ. После игры скажу.
ШПУНТ. Не доверяешь? Так дела не делаются, малец.
СЕРГЕЙ. Это надо показывать.
ШПУНТ. Позвонишь мне через пару часиков. Ну, я погнал. (Андрею.) А ты пока не показывайся. Я зайду.
(Шпунт уходит.)
АНДРЕЙ. Не связывайся с ним.
СЕРГЕЙ. Почему?
АНДРЕЙ. Из-за него меня чуть не порешили тогда.
СЕРГЕЙ. А зачем ты меня с ним знакомил?
АНДРЕЙ. У меня батя умирал, бабки нужны были… Мы пошли со Шпунтом играть. Он сказал, что этих ребят уже обувал раньше. Я за столом был, а Шпунт отвлекал. И всё было гладко, но ребята попались тёртые… я на ноги встал, и залег на хате одной. В тот день, когда он ко мне приходил, батю хоронили. Его хоронили, а я на квартире отсиживался.
СЕРГЕЙ. Шпунт не сказал, что отец умер?
АНДРЕЙ. Я после узнал, что он меня тем чувакам и сдал. Он приходил убедиться, что я ещё долго нос не покажу дома.
СЕРГЕЙ. Буду знать, что он мудак.
АНДРЕЙ. Ты всё равно хочешь идти?!
СЕРГЕЙ. Самая моя большая глупость в жизни, это переход улицы в неположенном месте.
АНДРЕЙ. Адреналину захотелось? (Поднимает с пола  полотенце.)
СЕРГЕЙ. Да.
(Андрей набрасывает Сергею сзади на шею полотенце и начинает душить. Сергей вырывается, но у него ничего не выходит. Когда Сергей перестаёт сопротивляться, Андрей его отпускает.)
АНДРЕЙ. Ну как?
СЕРГЕЙ. (На полу, тяжело дыша.) Воды дай.
(Андрей идет на кухню, и приносит стакан воды.)
АНДРЕЙ. (Отдавая стакан.) Адреналин хорошо получать на каруселях.
СЕРГЕЙ. (Пьёт. Отдавая стакан.) А можно тоже самое, но без… (Показывает обмотанное полотенце на шее.) А?
АНДРЕЙ. Понравилось?
СЕРГЕЙ. (Вставая.) Не то чтобы очень, но возбуждает.
АНДРЕЙ. Ты случаем не этот?..
СЕРГЕЙ. Кто?
АНДРЕЙ. Садомазо?
СЕРГЕЙ. Ты на меня всех сексуальных извращенцев решил повесить? Я, то голубой, то мазохист.
АНДРЕЙ. Сейчас, этой твари развелось…
СЕРГЕЙ. Может, ты сам, какой-нибудь такой?
АНДРЕЙ. (Ткнув пальцем в лоб Сергею.) Никогда так не говори.
СЕРГЕЙ. Да, ладно тебе.
АНДРЕЙ. Я сказал.
СЕРГЕЙ. Просто, когда так агрессивно реагируют, это значит…
(Андрей резко поворачивается на Сергея.)
СЕРГЕЙ. Молчу, молчу! Как Шпунта найти?
(Андрей бросает телефон. )
СЕРГЕЙ. (Глядя на телефон.) О! У меня недавно такой же украли.
АНДРЕЙ. Да пошёл ты…
СЕРГЕЙ. Нет, серьёзно, только другого цвета. Записано Шпунт?
(Андрей утвердительно кивает.)
СЕРГЕЙ. (Уходя.) Всё-таки с сексом у тебя кажется проблемы.
АНДРЕЙ. (Один, с полотенцем в руках.) Сам небось, сиськи только на фотографиях видел… У меня с другим проблема.
(Входит Катя, обернутая в полотенце. Забирает у Андрея из рук полотенце и начинает им вытирать волосы.)
КАТЯ. Мась, куда мы сунули мою красную сумку?
АНДРЕЙ. В кладовке посмотри.
КАТЯ. Нету. Я с этим переездом, вообще ничего найти не могу.
(Катя ищет сумку.)
АНДРЕЙ. Ты не опоздаешь?
КАТЯ. Я на роботу не поеду.
АНДРЕЙ. А куда?
КАТЯ. В поликлинику.
АНДРЕЙ. Зачем?
КАТЯ. Обычный осмотр. У меня в запасе ещё целый час…
АНДРЕЙ. Час…
(Катя отходит, спиной к Андрею, разматывая полотенце.)
КАТЯ. (Соблазняя.) У меня тут для тебя есть сюрприз, хочешь посмотреть?
АНДРЕЙ. (Автоматически.) Бельё купила.
КАТЯ. (Разочаровавшись, заматывается в полотенце.) Пустую коробку увидел?
АНДРЕЙ. Скажи, а тебе не кажется, что это уже было?
КАТЯ. Знаю, я скучная. Просто хотела сделать тебе приятное.
АНДРЕЙ. Мне очень приятно.
КАТЯ. Ага.
АНДРЕЙ. Я серьёзно. Но у тебя нет ощущения дежавю?
КАТЯ. Нет.
АНДРЕЙ. А странного ничего не видишь?
КАТЯ. Ты странный.
АНДРЕЙ. Да? В чём?
КАТЯ. Вопросы дурацкие задаёшь.
АНДРЕЙ. А Сергея помнишь?
КАТЯ. Тебя дружки и здесь уже нашли?
АНДРЕЙ. Ладно, проехали.
КАТЯ. Кто сюда приходил?
АНДРЕЙ. Никто.
КАТЯ. Не ври.
АНДРЕЙ. Ты знаешь, у нас мало времени… давай просто… посидим?
КАТЯ. Вначале расстраиваешь, пугаешь, а после посидим?
АНДРЕЙ. А что за осмотр?
КАТЯ. Не юли! С кем ты опять связался? Ты же обещал!
АНДРЕЙ. Ни с кем. Просто почудилось, не заводись.
КАТЯ. Что  почудилось?
АНДРЕЙ. Всё. Всё уже было: с сумкой этой, что не идешь на роботу, ты в полотенце и новых сиреневых трусиках…
КАТЯ. Прикольно! Они реально сиреневые!
АНДРЕЙ. Ладно, забудь.
КАТЯ. Как это, ничего себе!? А ты… ещё, что-нибудь такое, можешь?
АНДРЕЙ. Сквозь стены, не прохожу. Летать не умею.
КАТЯ. Так ты, наверное, начинающий экстрасенс!
АНДРЕЙ. Скорее заканчивающий.
КАТЯ. А кто такой Сергей?
АНДРЕЙ. Больной один.
КАТЯ. И я должна буду с ним познакомиться?
АНДРЕЙ. Тебе меньше в компьютерные игры надо играть.
КАТЯ. Я к тому, что ты что-то видел?
АНДРЕЙ. Нет. Ты сказала про поликлинику, вот я и связал – он болеет.
КАТЯ. Какая-то странная связь…
АНДРЕЙ. Но ты мне так и не ответила.
КАТЯ. Что?
АНДРЕЙ. Про осмотр.
КАТЯ. Обычный.
АНДРЕЙ. Ты здорова?
КАТЯ. Да.
АНДРЕЙ. Тогда, зачем?
КАТЯ. Женщинам, иногда необходимо.
АНДРЕЙ. Ты беременна?
КАТЯ. Что?
АНДРЕЙ. Ты же к гинекологу?
КАТЯ. С чего ты взял?
АНДРЕЙ. Сама сказала: «Женщинам необходимо.»
КАТЯ. Почему именно беременна?
АНДРЕЙ. Ну… просто.
КАТЯ. Дежавю? Этого раньше я тебе точно не говорила.
АНДРЕЙ. Я предположил.
КАТЯ. Ты рыщешь в моей сумке?
АНДРЕЙ. Нет.
КАТЯ. Ты, устроил этот цирк с ясновидением, чтобы отговорить меня от беременности?!
АНДРЕЙ. Ты меня не так поняла…
КАТЯ. А что тут понимать? Ты залез ко мне в сумку, увидел новое бельё и запись про гинеколога.
АНДРЕЙ. Я не лазил по твоей сумке.
КАТЯ. Конечно. Просто случайно зацепил и она рассыпалась!
АНДРЕЙ. Всё было не так.
КАТЯ. В чём ты меня подозреваешь? Я что, по-твоему, изменяю тебе?
АНДРЕЙ. Нет.
КАТЯ. Тогда почему?!
АНДРЕЙ. Я не смогу объяснить.
КАТЯ. Я смогу. Мы изменили нашу жизнь ради нас, бросили всё! Хотя мне - моя нравилась! Я доверилась тебе, потому, что люблю! (Бросает маленькое полотенце на пол.) А ты нет.
АНДРЕЙ. Я тоже тебя люблю.
КАТЯ. Тогда почему ты мне не доверяешь?
АНДРЕЙ. Пойми ты, всё совсем не так!
КАТЯ. А как? Объясни.
АНДРЕЙ. Давай закроем тему. Я сейчас хочу немого тишины рядом с тобой.
КАТЯ. Я завилась – извини. Но скажи – откуда ты знаешь про беременность, если я сама не уверенна? Да! Поэтому и записалась к гинекологу!
АНДРЕЙ. Я просто предположил.
КАТЯ. Не ври! Ты сейчас даже… глазом не повёл – ты знал!
АНДРЕЙ. Это сложно…
КАТЯ. Я не тупая.
АНДРЕЙ. Я… почувствовал.
КАТЯ. И какие ощущения?
АНДРЕЙ. Не знаю.
КАТЯ. А я знаю. Меня не держат на руках, у меня нет цветов, и ты не пьёшь шампанское – не хорошие ощущения!
АНДРЕЙ. Давай не будем!
КАТЯ. Ты никогда не хотел детей! Ты хочешь, чтобы я сделала аборт?!
АНДРЕЙ. Я этого не говорил.
КАТЯ. Значит, хочешь, чтоб рожала?!
АНДРЕЙ. Я… не знаю что сказать…
КАТЯ. Хорошо. Я сделаю аборт.
АНДРЕЙ. Теперь, тебя даже уговаривать не пришлось.
КАТЯ. Я ради нас была готова на всё… но эта плата слишком большая – она последняя.
АНДРЕЙ. Ты уходишь?
КАТЯ. Не ходи за мной.
АНДРЕЙ. Стой!
КАТЯ. Вещи мои привези, пожалуйста.
(Катя уходит.)
АНДРЕЙ. Твою мать!!!
(Входит Сергей, у него всё лицо в крови.)
СЕРГЕЙ. По-моему, мне сломали нос.
АНДРЕЙ. И правильно сделали.
СЕРГЕЙ. А как кровь остановить?
АНДРЕЙ. Жгут на шею.
СЕРГЕЙ. Помоги, я уже всё вокруг запачкал.
АНДРЕЙ. Дебил.
(Андрей поднимает с пола полотенце и бросает его Сергею, после идет в ванную и приносит оттуда тазик с водой.)
АНДРЕЙ. Лёд нужен.
СЕРГЕЙ. У меня нет.
АНДРЕЙ. Вымой рожу, и мокрое полотенце на шнобак свой повесь.
СЕРГЕЙ. (Умываясь.) А Шпунт не заходил?
АНДРЕЙ. Ага, прибежал, апельсины занёс тебе и за бананами поскакал.
СЕРГЕЙ. Как-то всё не так пошло…
АНДРЕЙ. Да ну?
СЕРГЕЙ. Они, видимо, что-то заподозрили. Когда я вошёл, один со Шпунта глаз не сворачивал. А потом… я плохо помню… Шпунт кажется побежал, а меня ударили.
АНДРЕЙ. Не! Это адреналин через нос попер!
(Сергей одной рукой держит мокрое полотенце на носу, а другой пытается поднять тазик водой.)
АНДРЕЙ. Дай сюда. (Забирает тазик и уносит.)
СЕРГЕЙ. Спасибо.
АНДРЕЙ. Не во что.
СЕРГЕЙ. Ты чего такой злой?
АНДРЕЙ. Ничего.
СЕРГЕЙ. Из-за меня?
АНДРЕЙ. Нужен ты мне.
СЕРГЕЙ. А меня долго не было?
АНДРЕЙ. С полчаса.
СЕРГЕЙ. Серьёзно?!
(Андрей не довольно цыкнул.)
СЕРГЕЙ. Я только в коридоре, где-то час звонка ждал. А дорога туда-сюда, да без сознания лежал не знаю сколько.
АНДРЕЙ. Повеселился?
СЕРГЕЙ. У нас теперь и время может по-разному идти!
АНДРЕЙ. Обалдеть!
СЕРГЕЙ. А ты чем занимался?
АНДРЕЙ. Мы теперь большая дружная семья?
СЕРГЕЙ. Что случилось то?
АНДРЕЙ. Ничего.
СЕРГЕЙ. (Убирая полотенце.) Вроде, остановилась. (Трогая нос.) Первый раз.
АНДРЕЙ. Поздравляю.
СЕРГЕЙ. Даже голова, кажется, меньше болеть стала.
АНДРЕЙ. Может тебе ещё что сломать, чтобы ты вылечился?
СЕРГЕЙ. Катя приходила?
АНДРЕЙ. Да, чё ты пристал!!?
СЕРГЕЙ. Меня же уже не было, чего опять поругались?
АНДРЕЙ. Тебя в моей жизни до вчера вообще не было, а мы поругались!
СЕРГЕЙ. А ты попытался исправить всё?
АНДРЕЙ. С чего ты взял, что это я должен исправлять?
СЕРГЕЙ. Иначе так бы не переживал.
АНДРЕЙ. А сам то что? Психолог хренов!
СЕРГЕЙ. Я и не хотел.
АНДРЕЙ. Конечно!
СЕРГЕЙ. К маме я привык, злюсь, но привык. А образ жизни – вот. (Показывая на нос.) Исправляю.
АНДРЕЙ. И директору своему в пятак не хотел зарядить?
СЕРГЕЙ. Ну… хотел.
АНДРЕЙ. А сам ему снова шестерить начал.
СЕРГЕЙ. Ты тоже!
АНДРЕЙ. Что?
СЕРГЕЙ. Когда они… приходят, становишься прежним.
АНДРЕЙ. Я нет. У меня, просто… всё получается ещё хуже, чем было.
СЕРГЕЙ. Так, а что случилось то?
АНДРЕЙ. Не твоё дело.
СЕРГЕЙ. Может я бы помог?
АНДРЕЙ. Ты в прошлый раз уже помог.
СЕРГЕЙ. Я ведь извинился. Ты вон, меня уже раза три чуть не убил, и я ведь ничего…
АНДРЕЙ. Хотел бы – убил.
СЕРГЕЙ. Мы теперь вдвоём до конца, нам нельзя так!
(Сергей уходит в ванную, оттуда слышно как он полощет  полотенце. Андрей развязывает «булаву» и раскладывает всё по местам. После из ванной выходит Сергей.)
АНДРЕЙ. А давай я тебе помогу?
СЕРГЕЙ. В чём?
АНДРЕЙ. Директора твоего научим.
СЕРГЕЙ. (Садясь на стол.) Не надо его бить.
АНДРЕЙ. И не собирался.
СЕРГЕЙ. А ты ещё что-то можешь?
АНДРЕЙ. Плохо ты меня знаешь.
СЕРГЕЙ. Вообще не знаю.
АНДРЕЙ. (Отходя за дверь.) Зови директора своего.
СЕРГЕЙ. Как?! (Приложив ладони рупором ко рту.) Аркадий Иванович! Так что ли?
(Входит директор.)
ДИРЕКТОР. Да. А ты чего на стол залез?!
СЕРГЕЙ. (Спрыгивая.) Извините.
ДИРЕКТОР. Серёженька, голубчик, ты же умный и интеллигентный парень. Не уподобляйся остальному быдлу.
СЕРГЕЙ. Я просто…
ДИРЕКТОР. Ничего, просто так больше не делай.
СЕРГЕЙ. Хорошо, Аркадий Иванович.
ДИРЕКТОР. Я зашёл тут обсудить кое-что. Ты мне поможешь?
СЕРГЕЙ. Помочь?
ДИРЕКТОР. Да. (Протягивая тетрадь.) Сыну задание дали, посмотри.
СЕРГЕЙ. Тут… такое дело…
ДИРЕКТОР. Не уж то ты не хочешь мне сделать услугу?
СЕРГЕЙ. У меня много работы…
ДИРЕКТОР. Так это же хорошо, когда много работы? (Показывая тетрадь.) А это для тебя ерунда!
СЕРГЕЙ. Может ваш сын…
ДИРЕКТОР. (Перебивая.) Болеет. Ну, если ты так загружен, я, ведь могу и освободить тебя - совсем. Понимаешь?
СЕРГЕЙ. Понимаю.
ДИРЕКТОР. (Отдавая тетрадь.) Вот и славненько, родной мой.
АНДРЕЙ. (Подходя.) А это что за записи?
ДИРЕКТОР. (Обернувшись.) Что? Кто вы?
АНДРЕЙ. (Сергею.) Дайте сюда тетрадь.
ДИРЕКТОР. Кто это, Серёженька?
СЕРГЕЙ. Это…
АНДРЕЙ. Капитан налоговой полиции Петров. А вы кто?
ДИРЕКТОР. Директор этого магазина…
АНДРЕЙ. Вы-то мне и нужны. Где вы прячетесь?
ДИРЕКТОР. Почему, прячусь? (Сергею.) Что происходит?
СЕРГЕЙ. Я вам пытался сказать…
АНДРЕЙ. (Указывая на тетрадь.) Это ваша черная бухгалтерия?!
ДИРЕКТОР. Нет, что вы это тетрадь моего сына.
АНДРЕЙ. А где бухгалтерия?
ДИРЕКТОР. Бухгалтерия? У нас всё в порядке! А в чём, собственно?..
АНДРЕЙ. (Расхаживая делово по комнате.) К нам поступил сигнал, что у вас много недостачи товара. А по бухгалтерии, как вы сами сказали, всё в порядке. Отсюда вопрос – как же так?
ДИРЕКТОР. У нас нет недостач.
АНДРЕЙ. А вот молодой человек, (Указывая на Сергея.) утверждает, что и в этом месяце, и предыдущих с его отдела снимали часть зарплаты, за недостачу на складе!
ДИРЕКТОР. На самом деле нет никакой недостачи, это ошибка.
СЕРГЕЙ. А за что с нас деньги снимали?
ДИРЕКТОР. Серёженька, выйди родной. У нас с господином полицейским деловой разговор.
АНДРЕЙ. Он мне не мешает. (Картинно.) Коллектив!- должен знать правду! Микроклимат в коллективе – самое главное! Ведь так?
ДИРЕКТОР. Да… конечно…
АНДРЕЙ. Так была недостача, или не было?
ДИРЕКТОР.  Мы это уже… утрясли, в своём дружном коллективе.
АНДРЕЙ. А должны были не утрясать, а доложить нам – правоохранительным органам! (Резко директору.) Вора нашли?!
ДИРЕКТОР. (Автоматически.) Да.
АНДРЕЙ. Кто?
ДИРЕКТОР. (Опомнившись.) То есть нет… А Геннадий Васильевич знает об этой проверке?
АНДРЕЙ. Какой Геннадий Васильевич?
ДИРЕКТОР. Начальник ваш.
АНДРЕЙ. А, этот Геннадий Васильевич! Конечно, знает, он меня сюда и прислал. И для вас он теперь – гражданин полковник! Ясно?
ДИРЕКТОР. А, можно увидеть ваши… документы?
АНДРЕЙ. Ты меня что, за мошенника держишь? (Кричит.) Или за дурака!!!??? Я тебе, сейчас, такие документы покажу! Отсюда же в обезьянник поедешь! И ты не бойся, там не сильно бьют, только долго, правда!!!
ДИРЕКТОР. Я прошу вас, не кричите. Просто вы зашли, а документы… а у нас, с вашим начальством всё решено… и я не понимаю?..
АНДРЕЙ. Ясно! Ну, если договариваться не хотите, я вызываю наряд, пусть там с вами разговаривают. (Ищет по карманам телефон.)
ДИРЕКТОР. Постойте, уважаемый…
АНДРЕЙ. Чёрт, где же он?! (Сергею.) Малец, дай телефон.
(Сергей бросает Андрею телефон.)
ДИРЕКТОР. Вы сказали – «договоримся»? Я согласен.
АНДРЕЙ. Сколько?
ДИРЕКТОР. Может, не здесь?
АНДРЕЙ. Сколько? Или я звоню.
ДИРЕКТОР. Как обычно.
АНДРЕЙ. Мало. У вас накладка, надо в два раза больше.
ДИРЕКТОР. Пойдемте, я всё улажу.
АНДРЕЙ. Сюда принесешь.
ДИРЕКТОР. Я не уверен…
АНДРЕЙ. Я уверен. А мы тут пока с продавцом ещё потолкуем, что у вас да как.
(Директор уходит.)
СЕРГЕЙ. Аркадий Иванович.
ДИРЕКТОР. (Остановившись.) Да?
СЕРГЕЙ. (Отдавая тетрадь.) Заберите свою тетрадь.
ДИРЕКТОР. (Беря тетрадь.) Ах да… да.
(Директор уходит.)
СЕРГЕЙ. Думаешь, он принесёт деньги?
АНДРЕЙ. А какая разница. Не для этого же начинали.
СЕРГЕЙ. А я опять облажался…
АНДРЕЙ. Не гони.
СЕРГЕЙ. Если бы не ты всё случилось бы по-старому.
АНДРЕЙ. Ты же пытался сопротивляться.
СЕРГЕЙ. Именно что пытался.
АНДРЕЙ. А ты хотел всё сразу?
СЕРГЕЙ. А когда ещё? У меня или сейчас, или никогда.
(Входит мама.)
МАМА. Ну, что не ждали?
СЕРГЕЙ. Мама?
МАМА. Нет, блин, Фидель Кастро! Твой этот… не заходил?
СЕРГЕЙ. (Андрей.) Я про неё сейчас вообще не думал.
МАМА. Ты про мать, должен думать всегда. (Андрею.) Вы теперь как Шерочка с Машерочкой?
АНДРЕЙ. Здравствуйте. Вы что, меня помните?
МАМА. На склероз не жалуюсь.
СЕРГЕЙ. Прикольно.
МАМА. У вас тут, мальчики, мозги повыкручивало?
СЕРГЕЙ. А ты чего опять с сапогом?
МАМА. Дорогой – боюсь потерять. Так, начальник заходил или нет?
СЕРГЕЙ. Заходил. Теперь я здесь не работаю.
МАМА. И отлично! Чем дальше заниматься решил?
СЕРГЕЙ. Не знаю.
МАМА. Я знаю. Я уже всё придумала.
СЕРГЕЙ. Кто бы сомневался.
МАМА. Ты должен продать свой роман.
СЕРГЕЙ. Ой, мама…
АНДРЕЙ. Ты писатель?
СЕРГЕЙ. Ага, Лев Толстой.
МАМА. Писатель, не писатель, а одну книгу написал
АНДРЕЙ. И чё за роман?
СЕРГЕЙ. Это не роман, а скорее дневник. Но у моей мамы ведь нет ощущения, что чужие дневники читать не хорошо, вот, она прочла и решила, что это роман.
МАМА. Мы будем обсуждать моё невежество, или то, как тебе бабки заработать?
СЕРГЕЙ. Кому, это нафиг нужно покупать?
МАМА. Американцам!
СЕРГЕЙ. Что?! Не смеши!
АНДРЕЙ. А о чём там?
СЕРГЕЙ. О моей жизни.
МАМА. А ты голливудские фильмы видел? Там сейчас герой, это такой себе прыщавый тюфяк, которому все раздают затрещины, а он сопли на кулак наматывает.
СЕРГЕЙ. То есть я.
МАМА. Но, зато потом! Он набирается опыта, становится настоящим героем и снимает самую классную девчонку в округе. Опыта ты уже набрался, девчонку придумаешь.
АНДРЕЙ. И вы думаете, это купят?
МАМА. А ты думаешь, его мать, сложа руки, сидит? Намётки есть.
АНДРЕЙ. (Сергею.) Ну, чё?
СЕРГЕЙ. Не выдумывайте, какая Америка?!
МАМА. Конечно, кое-что надо переделать, имена…
СЕРГЕЙ. Явки, даты.
МАМА. Как тебя жизнь покидает, про всяких там плохишей, тебе Андрей расскажет.
АНДРЕЙ. Легко.
МАМА. И ещё, у главного героя, должен быть друг, который во всём ему помогает, и обязательно педик.
АНДРЕЙ. Чего?!
МАМА. Конъюнктура! Его не обязательно должны звать Андрей, а допустим Сергей, или ещё какой-нибудь гей.
СЕРГЕЙ. Мы не педики.
АНДРЕЙ. (Маме.) Не говорите так больше никогда.
МАМА. А ещё у тебя должна быть психологическая травма с детства. Я тебя должна была бить.
АНДРЕЙ. А вы его, что не били?
СЕРГЕЙ. Иногда, кажется, лучше бы била.
МАМА. А ещё лучше – я тебя изнасиловала! И теперь ты носишь этот груз всю свою короткую никчемную жизнь. И когда признаёшься в этом своему педику, он тебя поддерживает, вдыхает в тебя силы, и ты с одного удара отправляешь в нокаут капитана школьной команды по кёрлингу!!!
СЕРГЕЙ. Это чушь!
МАМА. И на этом мы заработаем свой первый миллион!
АНДРЕЙ. А что? Попробуй!
(Сергей стоит молча.)
МАМА. Твоя мать может и не лучшая на свете, но никогда зла тебе не желала. И ты знаешь, я добьюсь, чего захотела.
(Сергей продолжает стоять, не реагируя на маму и Андрея.)
МАМА. Ну чего ты молчишь? Ответь хоть что-нибудь.
(Сергей падает на пол и у него начинается приступ.)
МАМА. (Бросившись к Сергею.) Сергей! Серёженька, что с тобой?!!! (Андрею.)  Что с ним?!!
АНДРЕЙ. У него опухоль мозга. Он умирает.

                                             АНТРАКТ.

























                                       ВТОРАЯ ЧАСТЬ.
(На сцене Мама и Сергей. Пауза.)
СЕРГЕЙ. Мам, не надо. (Пауза.) Ну, что?.. Ну, вот так. Что поделаешь. (Пауза.) Не хорони меня, ещё успеешь.
МАМА. Надеялась не успеть.
СЕРГЕЙ. Ну, что ж, кто виноват…
МАМА. Я виновата.
СЕРГЕЙ. Прошу тебя! Мне ещё хуже, когда ты такая.
МАМА. Не буду.
(Входит Андрей.)
АНДРЕЙ. Вот. (Отдаёт капли.) В аптеке дали.
СЕРГЕЙ. Сколько?
АНДРЕЙ. Сказали капель тридцать-сорок.
(Сергей уходит на кухню.)
АНДРЕЙ. Как вы?
МАМА. Хорошо.
(Сергей идет со стаканом воды, капая туда капли.)
СЕРГЕЙ. (Отдавая маме стакан.) Выпей.
МАМА. (Выпивает и отдаёт стакан.) Спасибо.
(Сергей подходит к Андрею.)
СЕРГЕЙ. (Андрею тихо.) Я её впервые такой вижу!..
АНДРЕЙ. Она тебя таким тоже впервые видела.
СЕРГЕЙ. Я с детства болен.
АНДРЕЙ. Ты же не умирал – завтра?!
СЕРГЕЙ. Всё равно, я всю жизнь не излечим и ни разу она… не опустила руки, что ли… Я думал, более гранитного человека - нет!
АНДРЕЙ. И гранит крошится.
МАМА. Серёжа, если что, я могу уйти.
АНДРЕЙ. Нет. Мы просто… всё нормально.
СЕРГЕЙ. Может, ты чего-то хочешь?
МАМА. Можно, я с тобой побуду? Хоть чуть-чуть?
СЕРГЕЙ. Конечно! Тебя никто не гонит!
МАМА. Ты же не собирался мне говорить, если бы, не приступ?..
СЕРГЕЙ. Я не знал, как сказать.
МАМА. (Андрею.) Вы его после в больницу, или куда?
АНДРЕЙ. Я? Нет.
СЕРГЕЙ. Он не из больницы.
МАМА. А я думала, он твой… сиделка. Чтобы не я…
АНДРЕЙ. Мне врачи максимум два дня дали.
СЕРГЕЙ. Мы вместе из больницы сбежали.
МАМА. Хорошая у вас компашка подобралась.
АНДРЕЙ. Весёлая.
МАМА. А в какой больнице диагноз ставили?
СЕРГЕЙ. Мам, даже не пытайся.
МАМА. Почему?
СЕРГЕЙ. Безсмысленно.
МАМА. Ведь это хоть какая-то борьба. В жизни одна цель – жить!
СЕРГЕЙ. Я и пытаюсь этим заниматься, а не под капельницами лежать. Вот, роман буду писать, по твоей подсказке.
МАМА. Так тебе, сколько… ты же сказал пара дней…
АНДРЕЙ. Тут такое дело, что хрен поймешь…
МАМА. Что?
СЕРГЕЙ. Ты нас в сумасшедших  запишешь.
МАМА. Лучше так.
СЕРГЕЙ. Ты сейчас не здесь.
МАМА. А где?
СЕРГЕЙ. Не знаю. Где-то на работе или дома.
МАМА. Пока не поняла. (Андрею.) Ущипни меня.
(Андрей щипает Маму.)
МАМА. Я здесь.
АНДРЕЙ. Я же говорю – хрен поймешь!
СЕРГЕЙ. Мы сами ничего не понимаем, а объяснить тем более.
МАМА. Так сколько?
СЕРГЕЙ. Может сейчас, а может и не скоро.
АНДРЕЙ. Пока живем.
МАМА. Ладно, сейчас разберёмся. Коньяку хочу.
АНДРЕЙ. Я бы тоже выпил.
СЕРГЕЙ. Где ж я вам его возьму?
(Входит директор. Все поворачиваются на него.)
ДПРЕКТОР. Товарищ капитан. (Пауза. ) Господин Петров.
СЕРГЕЙ. (Андрею.) Это он тебя зовёт.
АНДРЕЙ. А! Что вам?
ДИРЕКТОР. (Доставая конверт.) Вот, как договорились.
АНДРЕЙ. Всё, поздно! Этого уже не нужно!
ДИРЕКТОР. Как не нужно? Почему? (Суёт конверт.)
АНДРЕЙ. Уберите конверт.
ДИРЕКТОР. Что я сделал? Что случилось?
АНДРЕЙ. С вами всё уладили. У нас другая проблема.
ДИРЕКТОР. Я готов, чем смогу!
АНДРЕЙ. Видите? (Указывая на Маму.) Ам-м-м…
СЕРГЕЙ. Галина Ивановна.
АНДРЕЙ. Да!
ДИРЕКТОР. Да, конечно. (Маме.) Здравствуйте. (Андрею.) А она, простите, кто?
АНДРЕЙ. Это не важно! Вы что не видите что человеку плохо!?!
ДИРЕКТОР. Я не врач…
АНДРЕЙ. Галине Ивановне срочно нужен коньяк! Принесите!
ДИРЕКТОР. Может, Галине Ивановне нужен врач?
СЕРГЕЙ. Галине Ивановне нужен коньяк! У неё психосоматический стресс, вызванный, нейрозеркальным нервным синдромом. Который, влечет за собой резкое сужение сосудов головного мозга, и как следствие повышение внутричерепного давления!!! А коньяк быстро и мягко расширит сосуды!
АНДРЕЙ. Ясно?!
ДИРЕКТОР. (Сергею.) Ты и в мед. учился?
СЕРГЕЙ. Поступил, но не закончил.
ДИРЕКТОР. Какой умненький мальчик, радость родителям! Не то, что мой!
АНДРЕЙ. Идите! Человеку плохо!
ДИРЕКТОР. Да, да. Я мигом. А сколько?..
АНДРЕЙ. Побольше и получше.
ДИРЕКТОР. Понял.
(Директор уходит.)
МАМА (Сергею.) Что за нейрозеркальную ахинею ты тут нёс?
АНДРЕЙ. Учится потихоньку.
МАМА. Да, было не плохо.
СЕРГЕЙ. Спасибо.
МАМА. Поднимите меня.
(Сергей и Андрей помогают Маме встать.)
СЕРГЕЙ. Куда ты собралась?
МАМА. Что-то совсем расклеилась. Нельзя.
АНДРЕЙ. Отдохните, сейчас коньяк придёт.
МАМА. Скользкий тип. Дайте мне пять минут.
(Мама начинает делать зарядку.)
СЕРГЕЙ. Началось – мама проснулась.
МАМА. Я не могу, чтобы всё текло само собой.
СЕРГЕЙ. Мы же договорились.
МАМА. Дай руку.
(Сергей подаёт маме руку.)
МАМА. (Приседая на одной ноге.) Сейчас я позвоню твоему врачу и поговорю с ним.
АНДРЕЙ. (Глядя на приседающую маму.) Ничего себе!
СЕРГЕЙ. Каждое утро по двадцать раз на ногу.
МАМА. (Меняет ногу.) Хвати мне кости мыть – телефон давайте.
СЕРГЕЙ. У меня нет номера.
(Мама смотрит на Андрея.)
АНДРЕЙ. У меня тем более.
МАМА. Как вы с ним связывались?
СЕРГЕЙ. Никак. Нас по скорой забрали. Это было три дня назад.
МАМА. (Закончив приседать.) Сейчас поедем в больницу.
СЕРГЕЙ. Мама!
МАМА. (Охватывая жестом Сергея и Андрея.) Все трое!
(Мама падает на пол и начинает отжиматься.)
АНДРЕЙ. Нам, чего, тоже упор лёжа?
МАМА. (Отжимаясь.) Не строй из себя кретина, Андрюша.
СЕРГЕЙ. (Маме.)  Да, пойми ты…
АНДРЕЙ. (Перебивая.) Она сама должна.
МАМА. (Вставая с пола.) Всё поехали.
(Мама выходит, а Сергей и Андрей остаются на месте. Пауза. Входит Мама.)
МАМА. (В полном недоумении. Осматриваясь.) Что за фокусы?!
АНДРЕЙ. (Сергею.) Хорошо держится.
МАМА. Как это?.. Как вы это сделали?
СЕРГЕЙ. Что именно?
МАМА. (Продолжая изучать квартиру и лестничную площадку.) Вы меня чем-то накачали.
СЕРГЕЙ. Мы знатные клофелинщики.
МАМА. Я не понимаю. Что это?
АНДРЕЙ. Вы о чём?
МАМА. Как мы здесь очутились? Мы же секунду назад были в этом долбаном магазине.
АНДРЕЙ. (Показывая на себя и Сергея.) Мы, всё время были здесь.
СЕРГЕЙ. Это моя квартира.
АНДРЕЙ. А вот с вами сложнее.
МАМА. И чё со мной?
АНДРЕЙ. (Сергею.) Рассказывай.
СЕРГЕЙ. Мы находимся в другом городе, а ты – воспоминание.
МАМА. Кто?
СЕРГЕЙ. Я тебя вспомнил, и ты появилась.
АНДРЕЙ. А я, это увидел.
СЕРГЕЙ. После, уже во второй раз, ты увидела его.
АНДРЕЙ. А теперь вы пришли уже сами, когда о вас не вспоминали.
МАМА. Это что за «очевидное не вероятное», блин?
АНДРЕЙ. И ещё хуже.
МАМА. И давно вы это… чертей гоняете?
СЕРГЕЙ. Фиг его знает. Со временем тоже непонятки.
МАМА. А кто из чертей ещё?..
АНДРЕЙ. Кроме вас?
(Мама утвердительно кивает.)
АНДРЕЙ. Ну, директора вы видели, ещё моя девушка приходит, и один отморозок – мой старый приятель.
МАМА. Они тоже, как я – фить, и здесь?..
СЕРГЕЙ. Да.
МАМА. А это точно не розыгрыш?
АНДРЕЙ. Нет.
СЕРГЕЙ. Из нас плохие актёры.
МАМА. Кто из нас спятил? Я или вы?
СЕРГЕЙ. Я же говорил, что в сумасшедших нас запишешь.
МАМА. Ладно, хрен с этим. Скажи, ты на самом деле… или это тоже?.. (Показывает в воздухе нечто не определённое.)
СЕРГЕЙ. Мы умираем. Это правда.
МАМА. (Садится.) Что же за день сегодня. Второй раз не знаю, что делать дальше. (Сергею.) Я должна тебя спасти.
СЕРГЕЙ. Ты, что не поняла ещё, что это не возможно?
МАМА. Это мой долг.
СЕРГЕЙ. Бред какой-то! Какой долг?
МАМА. Даже если ничего нельзя сделать, я буду делать.
СЕРГЕЙ. Зачем?!
МАМА. Ты мой сын.
СЕРГЕЙ. (Андрею.) Она не пробиваемая. Скажи хоть ты ей.
АНДРЕЙ. (Маме.) Всё бесполезно.
МАМА. Не для меня.
СЕРГЕЙ. Ты не Господь Бог!
МАМА. Всё я поехала.
АНДРЕЙ. Куда?
МАМА. Не знаю. Ждите.
(Мама уходит.)
СЕРГЕЙ. И вот так всю жизнь.
АНДРЕЙ. Вернётся. Как в прошлый раз.
(Пауза.)
СЕРГЕЙ. Ну и?
АНДРЕЙ. (Приложив палец к губам.) Тс-с-с.
(Андрей осторожно подходит к входной двери.)
АНДРЕЙ. (Приложив ухо к двери.) По лестнице идет.
СЕРГЕЙ. Возвращается?
АНДРЕЙ. Не пойму. Туда-сюда шагает. (Прислушивается, а после отходит.) На площадке.
(Пауза.)
СЕРГЕЙ. Стыдно, что вернулась.
АНДРЕЙ. Сейчас мы ей поможем. (Резко распахивая дверь.) Ну что?!!
ШПУНТ. (Входя.) Да ни чё.
АНДРЕЙ. А, это ты…
ШПУНТ. Ну, вы и забрались на край географии! Я вашу берлогу, сука, целый час ищу!
АНДРЕЙ. А ты чего пришел?
ШПУНТ. С корешка твоего должок поиметь.
СЕРГЕЙ. Чего? Вот ты козёл!!!
ШПУНТ. Слышишь щегол! Кого ты козлом назвал?!!
СЕРГЕЙ. Ты кинул меня урод!
(Шпунт бьёт Сергея по лицу. Сергей, отшатнувшись, бьёт Шпунта в голову, но тот уворачивается и бьёт Сергея ногой в бок.)
АНДРЕЙ. (Разнимая.) Угомонитесь кигбоксеры!
СЕРГЕЙ. (Пытаясь ударить Шпунта.) Пошёл вон из моего дома!
АНДРЕЙ. (Стоя между дерущимися.) Вы чего как кобели на случке сцепились?
ШПУНТ. (Андрею.) Он знает вообще, кто такой козёл?
СЕРГЕЙ. Это ты!
АНДРЕЙ. Да, угомонитесь! (Сергею.) Чего ты?
СЕРГЕЙ. Я сделал всё, как он велел, а он меня бросил! И теперь ещё за «долгом» пришёл!
ШПУНТ. Попустись полоумный! Кто тебя бросал?
АНДРЕЙ. (Шпунту.) Он сказал, что на игре буча поднялась. Ты сбежал, а его бросил.
СЕРГЕЙ. Мне из-за тебя нос сломали.
ШПУНТ. Чего?! Нихера-се заявочки! Тебе нос сломали, из-за твоего длинного языка!
АНДРЕЙ. Рассказывай.
ШПУНТ. Он налакался в коридоре, и зашёл без звонка, когда я его ваще не ждал! Мне дилер только карты сдавал! Дилер смотрит на меня, а этот начал чухню всякую про заговор орать! Хорошо, что всё списали на то, что он синий был!
АНДРЕЙ. (Сергею.) Ты напился?
СЕРГЕЙ. Нет.
ШПУНТ. Кривой как сабля! Я ваще не понимаю как с чекушки можно так нахлестаться?!
АНДРЕЙ. Ты выпил чекушку водки?
ШПУНТ. Коньяку. Ну, я пару глотков сделал.
СЕРГЕЙ. Наверное…
АНДРЕЙ. (Шпунту.) А, нафига, ты её купил?
ШПУНТ. Расслабить пацана, чтобы не дергался.
АНДРЕЙ. Расслабил? Вот и не жалуйся.
СЕРГЕЙ. Ладно, может я и выпил, но почему ты сбежал когда меня били?
ШПУНТ. А ты помнишь где тебя били?
СЕРГЕЙ. (Неуверенно.) В доме, на игре.
ШПУНТ. Ага!
СЕРГЕЙ. Я помню, как меня ударили, а ты побежал!
ШПУНТ. Это было не на игре!
АНДРЕЙ. Короче, выкладывай, хорош в шарады играть!
ШПУНТ. Вышли с игры, я проголосовал такси, этот чуть теплее говна. А таксист попался, этот… как его… Ну ты знаешь: такой «семь на восемь, восемь на семь»!?
АНДРЕЙ. ВДВэшник что ли?
ШПУНТ. Ну да. Садимся, (Показывая на Сергея.) и этот хлопает его по плечу, и говорит: «Вези меня олень, по-моему, хотенью! Вези меня олень, в свою страну оленью!» Водила антресоль свою поворачивает к нам, он и так-то контуженный, а тут его ещё «оленем» обозвали! Я еле успел выскочить! (Сергею.) Он тебя вышвырнул и по сопатке дал, а мне обещал ноги переломать!
СЕРГЕЙ. Это было в такси?..
ШПУНТ. Да, блин! Я тебя после, ещё в одно посадил. Там ты уже, слава Богу, не пел, поэт-песенник!
АНДРЕЙ. С кем не бывает.
ШПУНТ. Я не против. Только, я с бабками пролетел.
АНДРЕЙ. Проигрался?
ШПУНТ. Да, оленевод постарался.
АНДРЕЙ. Я тебя предупреждал, что он не рубит.
ШПУНТ. (Сергею.) Ты обещал наколку дать.
СЕРГЕЙ. Хорошо. Дай ручку и листок.
ШПУНТ. Зачем?
СЕРГЕЙ. Ты адрес так запомнишь?
АНДРЕЙ. Какой адрес? Ты со мной пойдёшь!
СЕРГЕЙ. Не пойду.
ШПУНТ. Ты на кон это поставил! Карточный долг святое!
СЕРГЕЙ. Я ничего на кон не ставил! Я обещал сказать адрес, и я его могу сказать.
ШПУНТ. Мне он, чё, телеграмму отнести нужен?! Ты обещал показать!
АНДРЕЙ. Короче, узнавай, что да как и проваливай, нам некогда!
ШПУНТ. (Через паузу.) Хорошо. (Доставая колоду карт.) Ты хотел поиграть, давай сыграем!?
СЕРГЕЙ. Ты бы мне ещё с самолётом на перегонки предложил побегать!
ШПУНТ. (Профессионально перетасовывая карты.) Всё по-чеснаку, игра на фарт! (Бросая колоду на стол.) Кто три раза вытянет из колоды старшую карту, тот и завозит.
СЕРГЕЙ. Ага, ты все карты наизусть знаешь.
ШПУНТ. Не веришь, возьми карты погляди, пощупай!
СЕРГЕЙ. Можно подумать, я что-то увижу.
АНДРЕЙ. (Осматривая карты.) Вроде, чистая. (Кладет колоду на стол.)
ШПУНТ. Что ты ссыш малыш – тяни!
СЕРГЕЙ. (Злобно посмотрев на Шпунта.) Ладно.
(Сергей неумело перетасовывает карты.)
ШПУНТ. Помочь?
СЕРГЕЙ. Справлюсь. (Кладет колоду на стол.)
ШПУНТ. Красава! Ну что, понеслась?!
(Шпунт отбивает пальцами по столу ритм, и резко снимает верхнюю часть колоды, показывая карту.)
АНДРЕЙ. Дама червей.
ШПУНТ. (Посмотрев на карту.) Люблю червочку!
(Шпунт перетасовывает колоду, и кладет её на стол.)
ШПУНТ. Твой выстрел!
(Сергей, аккуратно вытаскивает из середины колоды карту, смотрит на неё, а после радостно показывает Андрею.)
АНДРЕЙ. Винновый туз!
ШПУНТ. Не фартанула черва! Тасуй.
(Сергей перетасовывает колоду и кладет её на стол.)
ШПУНТ. Баууум!!! Раунд номер два!
(Шпунт сбивает верхнюю карту пальцем, а вторую поднимает и показывает.)
АНДРЕЙ. Двойка буба.
ШПУНТ. (Бросая карту на стол.) Бубей, хоть хером бей! (Перетасовывая колоду.) Твой раунд, корешок!
СЕРГЕЙ. (Поднимая верхнюю карту, смотрит на неё.) Крестовая двойка.
ШПУНТ. О! Масть пошла! Давай.
(Сергей перетасовывает колоду и кладет её на стол. Шпунт поднимает всю колоду и показывает нижнюю карту.)
АНДРЕЙ. Бубновый туз.
ШПУНТ. Буба – это хорошо! (Кладёт колоду на стол. Сергею.) Давай.
СЕРГЕЙ. А перетосавать?
ШПУНТ. Я тебе верю - вперёд!
(Сергей, аккуратно вытаскивает из середины колоды карту и смотрит на неё.)
СЕРГЕЙ. (Показывая карту.) Десятка пика. Один – один.
ШПУНТ. А давай маслать больше не будем? Мы же не в Монте-Карло?!
СЕРГЕЙ. Хорошо.
(Шпунт снимает верхнюю часть колоды, после накрывает её нижней частью, и показывает первую карту.)
АНДРЕЙ. Девять креста.
(Шпунт засовывает карту обратно в середину колоды. Сергей вытаскивает из колоды карту и смотрит на неё.)
СЕРГЕЙ. Блин! Восьмёрка! (Кладёт карту на колоду.)
ШПУНТ. Червовая? Да, с червой сегодня не пруха! (Снимает часть колоды, и показывает карту.)
АНДРЕЙ. Туз креста.
ШПУНТ. (Кладя карты в колоду.) Ну, что? Смазывай лыжи салом!
СЕРГЕЙ. Погоди, ещё не всё!
ШПУНТ. Да, базара нет!
(Сергей, аккуратно вытаскивает из колоды карту.)
ШПУНТ. (Бьёт по столу барабанную дробь.) Всем ахтунг! Ответственный момент!
(Сергей смотрит на карту.)
ШПУНТ. И пятёрка червей не выигрывает!!!
СЕРГЕЙ. (Бросая карту на стол.) Дама.
ШПУНТ. Всё, поехали!
СЕРГЕЙ. Погоди, дай хоть обуться.
АНДРЕЙ. А если мать вернётся?
СЕРГЕЙ. Ну, займи её чем-то. (Показывая на Шпунта.) Ты же видишь.
АНДРЕЙ. Я в няньки не нанимался.
ШПУНТ. (Андрею.) Внатуре, чего ты здесь киснуть будешь? Поехали с нами.
АНДРЕЙ. Не. Я на такие замесы уже не подписываюсь.
ШПУНТ. Зря! Или тебе бабки не нужны?
(Входит Катя с поленом в руках, похожим на Буратино.)
КАТЯ. (Увидав Шпунта.) Уже вороны слетелись…
ШПУНТ. Слышь коза! Люди здороваются, когда в чужую хату входят!
АНДРЕЙ. Э-э!
ШПУНТ. (Андрею.) Блин, только из уважухи к тебе. (Сергею.) Пошли.
(Шпунт уходит.)
КАТЯ. (Андрею.) Если я коза, значит ты козёл?
СЕРГЕЙ. (Кате.) Здравствуйте.
КАТЯ. Вы Сергей?
СЕРГЕЙ. Да.
КАТЯ. Болеете?
СЕРГЕЙ. Ну… да, вообще-то.
КАТЯ. Хорошо.
СЕРГЕЙ. Я пойду, наверное… (Андрею.) Если мама…
АНДРЕЙ. Договорились.
(Сергей уходит.)
АНДРЕЙ. Привет.
КАТЯ. Привет.
(Катя начинает стругать полено.)
АНДРЕЙ. Где ты была?
КАТЯ. Дай нож.
АНДРЕЙ. Что?
КАТЯ. (Показывая свой нож.) Купила фигню какую-то, уже тупой.
АНДРЕЙ. Ты была в больнице?
(У Кати срывается нож и она ранится.)
КАТЯ. Блин!
АНДРЕЙ. Ну что ты творишь?! Брось это!
(Катя отсасывает кровь из пальца.)
АНДРЕЙ. Сейчас, принесу чем перевязать. (Уходит.)
КАТЯ. (Останавливая.) Нож нормальный принеси.
АНДРЕЙ. Рану, хотя бы обработать надо.
КАТЯ. Нож (Пауза.) дай.
(Андрей продолжает стоять и смотреть на Катю, та достаёт и кармана носовой платок и, перемотав им, палец начинает опять строгать. Андрей постояв, уходит на кухню. Через некоторое время Андрей возвращается с четырьмя разными ножами.)
АНДРЕЙ. (Положив ножи.) Выбирай.
КАТЯ. Спасибо.
(Катя по очереди берёт каждый нож и снимает им стружку с полена.)
АНДРЕЙ. Зачем ты это делаешь?
КАТЯ. (Выбрав нож.) Этот возьму. Остальные можешь унести.
АНДРЕЙ. Твою мать!
КАТЯ. (Стругая.) Не ругайся.
АНДРЕЙ. Чего ты хочешь?!!
КАТЯ. (Разглядывая полено.) Как ты думаешь, нос не великоват?
АНДРЕЙ. Ты решила меня доконать?
КАТЯ. А мне нравится, оставлю таким.
АНДРЕЙ. Да, пойми ты… я… я немогу!
КАТЯ. (Глядя на свои пальцы.) Никогда не думала, что это так тяжело. А ведь это только начало.
АНДРЕЙ. Так для тебя самой будет лучше!
КАТЯ. (Отдавая полено и нож.) Помоги, а то все пальцы уже в мозолях.
АНДРЕЙ. Я не буду этого делать.
КАТЯ. Почему? (Показывая ладони.) Мне больно, я прошу тебя мне помочь.
АНДРЕЙ. Я хочу ребёнка, но… меня скоро не будет!!! Я не хочу, чтобы он рос без отца! Ты найдёшь себе ещё человека и будешь с ним счастлива.
КАТЯ. Женись на мне.
АНДРЕЙ. Что?
КАТЯ. Ты не хочешь, чтобы твой ребёнок рос без отца – женись на мне.
АНДРЕЙ. Ты, не понимаешь, я с минуты на минуту умру.
КАТЯ. Меня тоже машина может сбить.
АНДРЕЙ. Тебя может, а я… (Сообразив.) Ты про машину сейчас… ты, это что?! Ты даже в голову такое, блин, не бери!!!
КАТЯ. (Стругая с остервенением.) Я только, о том, что всё может быть.
АНДРЕЙ. (Периодически сбиваясь на её строгание.) Ты не понимаешь… я не образно говорил. Я… я действительно… я смертельно болен! Мне жить осталось пара дней!!!
(Катя перестаёт строгать. Пауза. Катя берёт полено, кладёт на стул, прижимает его коленом и начинает ножом отпиливать голову.)
АНДРЕЙ. Перестань! Да, прекрати ты!!!
(Андрей пытается забрать нож у Кати. Катя с криком отталкивает Андрея. Катя плачет и продолжает отпиливать голову «Буратино».)
АНДРЕЙ. (Кричит.) Я всё сделаю!!! Всё, что скажешь!!! Только прекрати!
(Катя роняет на пол нож и полено, и сев на пол плачет. Андрей подходит к Кате и обнимает её. Входит Сергей.)
СЕРГЕЙ. (Встревожено.) Андрей, помоги.
(Андрей отмахивается.)
СЕРГЕЙ. Я прошу тебя, пойдём!
АНДРЕЙ. Не до тебя!
СЕРГЕЙ. Там Шпунта ножом ранили!
АНДРЕЙ. Сильно?
СЕРГЕЙ. Да. Он без сознания.
АНДРЕЙ. Вашу мать!
КАТЯ. Иди, помоги.
АНДРЕЙ. А ты?
КАТЯ. Я в порядке.
СЕРГЕЙ. Скорей, пожалуйста!
АНДРЕЙ. Не подгоняй меня, блин!
КАТЯ. Иди, а то он ещё умрёт, не дай Бог.
АНДРЕЙ. Я сейчас вернусь, подожди меня. Я сейчас, я мигом. (Уходя Сергею.) Где он? Что там случилось?
СЕРГЕЙ. Он внизу, его в живот ранили.
(Катя поднимается, берёт «Буратино», подходит к входной двери и прислушивается к голосам Сергея и Андрея. Катя прячется за дверь. Андрей и Сергей вносят Шпунта.)
СЕРГЕЙ. Куда его?
АНДРЕЙ. На стол давай.
(Сергей и Андрей укладывают Шпунта на стол. Катя потихоньку выходит из своего укрытия, и уходит незамеченная.)
АНДРЕЙ. Какого, ты его сюда припёр?!
СЕРГЕЙ. Мне его надо было бросить?!
АНДРЕЙ. А слова: «скорая», «больница», «врачи» - тебе ни о чём не говорят?!
СЕРГЕЙ. Я растерялся.
АНДРЕЙ. Тащи бинт, или что там у тебя есть?
(Сергей убегает. Андрей разрывает на Шпунте его футболку. Прибегает Сергей с бинтом и ватой.)
СЕРГЕЙ. (Отдавая бинт и вату.) Вот. Может рану йодом, или зелёнкой обработать?
АНДРЕЙ. Мозги вам зелёнкой обработать, придурки! Посади его как-то.
СЕРГЕЙ. (Приподнимая Шпунта, так чтобы можно было делать перевязку.) Может, всё-таки обработать, а то вдруг заражение?
АНДРЕЙ. Ты запарил уже! Возьми и делай тогда сам!
СЕРГЕЙ. Нет, я не смогу.
АНДРЕЙ. Тогда, не нуди! (Перематывая Шпунта.) Я только кровь остановить, а дальше его всё равно в больницу надо – там и обработают.
СЕРГЕЙ. Ага.
АНДРЕЙ. Что случилось?
СЕРГЕЙ. Я сам не понял. Мы залезли на этот склад, а там как назло директор был…
АНДРЕЙ. Да, подними ты его!
СЕРГЕЙ. Извини. (Поднимает чуть выше Шпунта.) В общем, Шпунт, его огрел по затылку, а чемоданчик этот забрал.
АНДРЕЙ. Какой чемоданчик?
СЕРГЕЙ. А! Ну, это… у Аркадия Ивановича, был кейс какой-то, к руке наручниками пристегнут, он его как раз в сейф прятал.
АНДРЕЙ. Что в чемодане?
СЕРГЕЙ. Не знаю.
АНДРЕЙ. Врёшь?
СЕРГЕЙ. Честно. Я за дверью следил. Шпунт его открыл, после захлопнул, сказал: «Валим!»,- и мы ушли.
АНДРЕЙ. Положи его.
(Сергей укладывает Шпунта на стол.)
СЕРГЕЙ. А после, мы пошли к каким-то его друзьям. Я на улице ждал, вдруг вижу - он раненный и без чемодана.
АНДРЕЙ. Ясно. (Достаёт телефон.) В скорую надо звонить. Черт! Телефон сел!
СЕРГЕЙ. Сейчас, где-то зарядка была!
(Сергей ищет зарядное устройство для мобильного телефона. Входит Мама.)
МАМА. Сергей, тебе телефон зачем? Я битый час звоню!
АНДРЕЙ. Он сел.
СЕРГЕЙ. (Маме.) Дай телефон.
МАМА. Поехали, я договорилась с хорошим врачом. (Андрею.) Оба!
СЕРГЕЙ. Дай телефон!
МАМА. Некогда! По дороге позвонишь.
СЕРГЕЙ. (Указывая на Шпунта.) Он сейчас умрёт!
МАМА. (Увидав Шпунта.) Кто это?
АНДРЕЙ. А может, вы его в больницу отвезёте? Потому что, до скорой он не дотянет – крови много потерял.
МАМА. Нет.
СЕРГЕЙ. Почему?
МАМА. Я за вами приехала!
СЕРГЕЙ. Мы можем подождать, а он нет!
МАМА. Мне плевать на него! Я его впервые вижу! А вот на сына мне не плевать, и поэтому я вас заберу, а ему скорую вызову!
(Мама достаёт телефон и набирает номер.)
СЕРГЕЙ. А кто её встретит? Тогда, или я, или Андрей должны остаться.
МАМА. (По телефону.) Алло скорая?
СЕРГЕЙ. Я без Андрея никуда не поеду!
МАМА. (По телефону.) Погодите секунду. (Сергею.) Значит, поедим втроём!
СЕРГЕЙ. Как ты это себе представляешь? (Указывая на Шпунта.) У него дыра в животе, его на переднее сиденье не посадишь!
МАМА. (В телефон.) Что? Да погодите вы!.. (Прервав звонок.) И что ты предлагаешь?
СЕРГЕЙ. Мы его отнесем в машину, ты его отвезёшь и вернёшься за нами.
АНДРЕЙ. Конечно. Тем более меня девушка здесь ждет, я должен с ней поговорить.
СЕРГЕЙ. (Маме.) Я прошу тебя, пожалуйста!
МАМА. Хорошо. Но из квартиры, ни ногой! И чтобы когда я приехала, здесь больше никто не умирал!
СЕРГЕЙ. Ясно!
МАМА. Несите его быстрее!
(Сергей подходит к Шпунту пытается его поднять.)
АНДРЕЙ. Погоди. Его бы на носилки, какие положить.
СЕРГЕЙ. Где их взять?
АНДРЕЙ. А давай те дверцы от шифоньера, что я снял.
(Сергей приносит одну дверцу, после они с Андреем кладут на неё Шпунта.)
АНДРЕЙ. Подняли.
(Сергей и Андрей поднимают дверцу вместе со шпунтом и уносят. Мама набирает номер в телефоне.)
МАМА. (По телефону.) Алло, это я. Ещё раз здравствуйте.
- Я приеду не с сыном, а с мужиком каким-то.
- Я его впервые вижу. У него ножевое ранение в живот, вы мне поможете?
- Нет, по дороге наткнулась. Он много крови потерял. Вы мне поможете?
- Спасибо, сейчас приеду.
(Входит Сергей и Андрей.)
СЕРГЕЙ. Мы его на заднее сидение положили.
МАМА. Хорошо, ждите.
(Мама уходит.)
АНДРЕЙ. (Зовет.) Катя. Катя!
(Андрей уходит в другую комнату, а после в ванную и кухню.)
АНДРЕЙ. (Вернувшись.) Где Катя?
СЕРГЕЙ. Я откуда знаю?..
АНДРЕЙ. Она же здесь была…
СЕРГЕЙ. Значит ушла. Или исчезла…
АНДРЕЙ. И где теперь её искать?!
(Стук в дверь.)
СЕРГЕЙ. Вот! И искать никого не надо.
(Андрей открывает входную дверь.)
АНДРЕЙ. Ещё один!..
(Входит директор.)
ДИРЕКТОР. Отличненько все в сборе.
СЕРГЕЙ. Вы, Аркадий Иванович, коньяк принесли?
ДИРЕКТОР. Юморишь, гаденыш?
СЕРГЕЙ. Ого! Я от вас такое впервые слышу!
АНДРЕЙ. Они теперь будут приходить, когда им вздумается?
СЕРГЕЙ. Не знаю.
ДИРЕКТОР. Где кейс?
СЕРГЕЙ. Какой кейс?
ДИРЕКТОР. (Сергею.) Ты, Иудушка, до этого сам не додумался бы. (Андрею.) Говори, оборотень без погон.
АНДРЕЙ. Отвали.
ДИРЕКТОР. Я вам, голубчики, между прочим, большую услугу делаю. Если бы хозяин кейса узнал о ваших проделках, из вас живых смалец топили бы, пока вы кейс не отдали бы.
СЕРГЕЙ. (Андрею.) Похоже он сердит.
АНДРЕЙ. (Директору.) Ты, пугалки свои, засунь в задницу! Не такие пугали.
ДИРЕКТОР. Я не пугаю, а предупреждаю. Если через час кейс не приедет к человеку, то уже через два часа вы будете кормить червей.
СЕРГЕЙ. Ой! Ой-ой-ой! (Андрею..) Я боюсь этого человека! Что же нам делать?!
АНДРЕЙ. Из него получился бы хороший маньяк, маньячело прям такой!
ДИРЕКТОР. Вы даже не представляете, с кем связались! Не хотите по-хорошему… (Достаёт телефон.)
СЕРГЕЙ. Не боитесь, что вас вместе с нами прибьют?
ДИРЕКТОР. (По телефону.) У меня ЧП! Кейс украли!
СЕРГЕЙ. Как думаешь, придуривается?
АНДРЕЙ. Посмотрим.
ДИРЕКТОР. (По телефону.) Я… я всё исправлю!
- Ещё нет, но нашёл этих падонков.
- Не отдают! Прижмите их!
- Улица Солнечная семь, квартира сорок два.
- Жду.
(Директор кладёт трубку и вытирает пот со лба.)
АНДРЕЙ. Ему бы в театре играть, а не телевизоры толкать!
СЕРГЕЙ. Думаешь, врёт? Мне показалось правдоподобно!
АНДРЕЙ. Конечно, врёт.
ДИРЕКТОР. Вот они приедут сейчас – увидите!!!
АНДРЕЙ. Во-первых – если бы он мог кому-то позвонить, он бы уже позвонил, и они были бы уже здесь. Во-вторых – если бы он сейчас кому-то звонил, то тот, захотел бы нас нагнуть, ещё по телефону, не откладывая. Ну, и в-третьих он их сам боится как огня.
СЕРГЕЙ. (Директору.) А я бы вам поверил!
(Входит Катя.)
КАТЯ. Андрей, нам надо поговорить.
АНДРЕЙ. Где ты была? Я искал тебя.
КАТЯ. Мне надо было.
АНДРЕЙ. Я прошу, не уходи так больше. Пойдём отсюда.
(Директор поднимает с пола один из ножей и приставляет его к горлу Кати.)
ДИРЕКТОР. Стоять!!! Никто отсюда не выйдет, пока я не получу своего!
АНДРЕЙ. Э-э-э!!! Ты чё???!!!
ДИРЕКТОР. (Андрею.) Стой там! (Сергею.) Ты тоже!
КАТЯ. Что вы хотите?!
СЕРГЕЙ. Отпустите её!
ДИРЕКТОР. Ага! На себя вам плевать! А на неё, похоже нет!
АНДРЕЙ. Отпусти её, или я, тя суку…
ДИРЕКТОР. (Перебивая.) Что?! Если вы мне не отдадите кейс, меня всё равно убьют, а отдадите - я её не трону.
КАТЯ. Андрей, мне страшно! Отдайте ему, что он хочет!
АНДРЕЙ. Катюша, всё будет хорошо, не волнуйся!..
ДИРЕКТОР. Хорошо будет, только если я скажу! Где?!
АНДРЕЙ. Я не знаю где твой кейс! Отпусти её!!!
ДИРЕКТОР. (Кате.) Не очень-то он вас любит.
АНДРЕЙ. (Сергею.) Скажи ему!
СЕРГЕЙ. (Директору.) Отпустите её. У нас реально его нет.
ДИРЕКТОР. Сходите туда, где есть! Мы с Катей подождем, правда?
СЕРГЕЙ. Мы не знаем ничего!
ДИРЕКТОР. Про склад знал только ты! Я видел там двоих, значит, это он ударил меня по башке!
КАТЯ. Сделай что-нибудь!
СЕРГЕЙ. Это был не он. Тот сейчас в больнице.
ДИРЕКТОР. Мне плевать! Где кейс?!
АНДРЕЙ. (Сергею.) Куда вы его отнесли?!! Кому?!
СЕРГЕЙ. Не знаю! Шпунт сказал, что у него есть люди, кто этим интересуется, и мы пошли.
АНДРЕЙ. Куда??!!
СЕРГЕЙ. Он с ними в подземном переходе встречался!!!
АНДРЕЙ. (Директору.) Отпусти её. Мы сейчас пойдём к друзьям Шпунта и я верну тебе твоё.
ДИРЕКТОР. Ты меня за идиота держишь?!
АНДРЕЙ. Я тебе даю честное слово!
ДИРЕКТОР. Кейс мне дай!
АНДРЕЙ. (Сергею.) Ты видел кого-то, или он говорил имена, или погоняла какие?!
СЕРГЕЙ. Нет, ничего.
АНДРЕЙ. (Директору.) Что в кейсе?
ДИРЕКТОР. Не знаю.
АНДРЕЙ. Мне надо, чтобы знать, у кого его искать!
ДИРЕКТОР. Я не привык совать нос куда не надо. Я знаю одно: если я не отдам его вовремя, посмотрю в него, или тем более потеряю – мне свернут шею! И я им верю.
КАТЯ. Отпустите! (Катя пытается вырваться.)
ДИРЕКТОР. (Кате.) Не дёргайся!
АНДРЕЙ. (Кате.) Всё будет хорошо, подожди…
КАТЯ. Мне это всё надоело! Отпустите, я задыхаюсь!
ДИРЕКТОР. Стой спокойно!!!
(Катя пытается вырваться.)
СЕРГЕЙ. Осторожно!!!
АНДРЕЙ. Отпусти её, ей плохо!!!
ДИРЕКТОР. (Прижимая Катю.) Успокойся! Всем стоять!!!
КАТЯ. Отпустите! Я не могу дышать! Не могу!!! Мне нужен воздух!!! Отпусти!
(Катя делает очередную попытку вырваться, в сутолоке напарывается горлом на нож, который перерезает ей артерию.)
АНДРЕЙ. (Бросившись к Кате.) Катя!!!
(Директор, бросив нож, убегает. Андрей зажимает рану на шее рукой.)
АНДРЕЙ. Катёночек, Катюша всё будет хорошо. Я… только сейчас… (Сергею.) Дай что-нибудь!!!
(Сергей убегает.)
АНДРЕЙ. Ты только не засыпай! Слышишь? Сейчас, сейчас…
СЕРГЕЙ. (Прибежав.) Бинта нет! Мы его, на Шпунта весь израсходовали!..
АНДРЕЙ. Помоги ей… У меня не получается держать…
(Сергей убегает.)
АНДРЕЙ. Ты только не засыпай! Я прошу тебя, не засыпай! Господи! Помоги ей! Она не причём, я прошу тебя Господи!!!
(Сергей бежит с простынею, по дороге разрывая её на полосы.)
СЕРГЕЙ. Как перематывать?
АНДРЕЙ. Руку противоположную вверх подними, а после я отпущу рану, и ты через её руку перевязывай крепко рану.
(Сергей поднимает Кате руку.)
СЕРГЕЙ. (Приготовившись.) Давай!
(Андрей отпускает руку от раны, и Сергей начинает быстро перематывать рану, но после останавливается.)
АНДРЕЙ. Ты чего?!! Матай!!!
СЕРГЕЙ. Она уже…
(Андрей забирает у Сергея тряпки и начинает сам перематывать.)
АНДРЕЙ. Скорую вызови!!!
СЕРГЕЙ. Телефон сел.
(Андрей поднимает Катю и уносит. Сергей через паузу уходит за ним.)
                                             АНТРАКТ.
ВТОРОЙ ФИНАЛ.
(Катя делает очередную, более сильную, попытку вырваться, директор сльно прижимает её к себе обеими руками в районе живота.)
КАТЯ. (Кричит.) Больно!!!!
(Катя, потеряв сознание, обмякает в руках директора. Директор расцепляет руки, и Катя падает без чувств на пол.)
АНДРЕЙ. (Бросившись к Кате.) Катя!!! Что с тобой?!!
ДИРЕКТОР. Это не я! Я ничего не сделал ей!
(Директор, выбросив нож, убегает.)
АНДРЕЙ. Катя! Катёночек!!! Что с тобой? Очнись! (Сергею.) Что с ней???
СЕРГЕЙ. У неё кровь, смотри!
АНДРЕЙ. (Заметив.) Черт! (Сергею.) Скорую вызови!!!
СЕРГЕЙ. Телефон сел.
АНДРЕЙ. Дай что-нибудь!!!
СЕРГЕЙ. Что?!
АНДРЕЙ. Бинт!!!! Она беременна, у неё выкидыш!!!
(Сергей убегает.)
АНДРЕЙ. Катюша, Катёночек, всё будет хорошо, потерпи, я тебя сейчас в больницу отвезу!
СЕРГЕЙ. (Прибежав.) Бинта нет! Мы его, на Шпунта весь израсходовали!..
АНДРЕЙ. Помоги ей!!! Она до больницы кровью истечет!!!
СЕРГЕЙ. Я… Я… Я попробую машину поймать!!!!
(Сергей выбегает из квартиры.)
АНДРЕЙ. Ты только держись, ты сильная! Я прошу тебя, Катя, ты сможешь! Господи! Помоги ей! Она не причём, я прошу тебя Господи!!!
(Андрей поднимает Катю и уносит.)
                                            АНТРАКТ.
                                          ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ.
(На сцене сидит Сергей. Входит Андрей.)
СЕРГЕЙ. Ну?
(Андрей отрицательно качает головой.)
СЕРГЕЙ. Я же тебе говорю, её не было, с тобой на площадке.
АНДРЕЙ. Куда же она делась?
СЕРГЕЙ. Не знаю.
АНДРЕЙ. Может, кто из соседей её в больницу повёз?
СЕРГЕЙ. А тебя нет? Ты без сознания на там лежал.
АНДРЕЙ. Пойду, поспрашиваю.
СЕРГЕЙ. Стой. Рубашку переодень, не откроет никто.
(Андрей снимает рубашку, а Сергей приносит ему другую рубашку.)
СЕРГЕЙ. (Протягивая рубашку.) Маловата, наверное.
АНДРЕЙ. (Глядя на свою рубашку.) Её кровь.
СЕРГЕЙ. (Забрав рубашку.) Твоя. У тебя кровь носом, как из брандспойта шла.
(Сергей уносит рубашку, а Андрей одевается.)
АНДРЕЙ. (Сергею.) У тебя колёса есть?
СЕРГЕЙ. (Вернувшись.) Не понял?
АНДРЕЙ. Голова трещит, а ты же мои таблетки все растоптал.
СЕРГЕЙ. Сейчас.
(Сергей ищет таблетки.)
СЕРГЕЙ. О! Зарядка нашлась. (Достаёт зарядное устройство для телефона.)
АНДРЕЙ. Давай, телефон заряжу.
СЕРГЕЙ. (Бросая зарядку, а после таблетки.) Только без фанатизма.
АНДРЕЙ. Толку? Раньше надо было. (Пауза.) Мама у меня умерла рано, я и не помню её. Я любил своего отца… наверное любил…
СЕРГЕЙ. А я отца не знал.
АНДРЕЙ. Но…
СЕРГЕЙ. Извини, я перебил.
АНДРЕЙ. Ничего. Я как-то пообещал себе, что не буду таким как он.
СЕРГЕЙ. Почему?
АНДРЕЙ. Он был жестким. Да, у нас по-другому нельзя было. Однажды я видел, как батя прыгал на груди одного чувака. Они пили вместе и тот его послал… ну ты понимаешь. А это для бати было… В общем, отец прыгал на нем пока тот не захрипел… Мне стало страшно. За отца страшно – неужели он может быть таким, ведь со мной он весёлый и добрый? А после я вырос, и началось: там чуть-чуть украл, там лохов развёл, там прижал кого-то. Но в голове постоянно сидело: «Я никогда не буду таким как батя! Не стану убивать!» Но я оказался хуже в тысячу! Батя меня любил и берёг, а я…
СЕРГЕЙ. Ты убивал?
АНДРЕЙ. Убил. Сына.
СЕРГЕЙ. Сына?!
АНДРЕЙ. Или дочь.
СЕРГЕЙ. А, ты про…
АНДРЕЙ. Всегда думал: ещё успею! время не пришло! – жил для будущего, а его-то и не оказалось.
СЕРГЕЙ. А я наоборот. Всё время боялся будущего. В начале, конечно, боялся умереть, потом быть дураком, драться, перемен, сделать что-то не так; и поэтому не делал ничего!
АНДРЕЙ. Это лучше чем, так как я.
СЕРГЕЙ. Не знаю… Я ведь соврал тебе.
АНДРЕЙ. В чем?
СЕРГЕЙ. Меня не уволили, и я не уволился.
АНДРЕЙ. Ну и что?
СЕРГЕЙ. Я так хотел это сделать, и даже пришёл к его кабинету - но струсил! Я так хотел это сделать, что сам поверил в то, что уволился!
АНДРЕЙ. Это ерунда.
СЕРГЕЙ. Я даже уволиться струсил!
АНДРЕЙ. Ты не струсил со Шунтом два раза на дело ходить, ты не струсил со сто двадцати килограммовым ВДВэшником подраться. А это похлеще чем уволиться.
СЕРГЕЙ. А позвоню-ка я ему.
АНДРЕЙ. Кому? ВДВэшнику, или Шпунту?
СЕРГЕЙ. Директору.
АНДРЕЙ. Зачем?
СЕРГЕЙ. Уволюсь.
(Сергей берёт телефон и набирает номер.)
СЕРГЕЙ. (По телефону.) Алло, Аркадий Иванович?
- Нет, я не выздоровел. Мне надо с вами поговорить.
- Не по телефону. Вы подъедите ко мне.
- Не я, а вы!
(Снова набирает номер.)
СЕРГЕЙ. (С телефоном, Андрею.) Сбросил. (По телефону.) Я всё знаю про кейс!
- Вы поняли, про какой кейс. Тот, который вы в сейфе на своём складе держите.
- Если он пропадет, вы знаете, что с вами будет? А я могу это устроить. У меня есть друзья, которые им очень заинтересовались! Ну что, приедете?
- Солнечная семь, квартира сорок два. Поторопитесь.
АНДРЕЙ. Ну что?
СЕРГЕЙ. Едет.
АНДРЕЙ. Всё остальное тоже, правда?..
СЕРГЕЙ. Позвоню я ещё кое-кому.
(Сергей снова набирает номер в телефоне.)
СЕРГЕЙ. (По телефону.) Мама?
-Здравствуй, это я.
- Нормально. А ты как?
- Знаешь что, ты прости меня…
- За всё. И за тот день в магазине. Я наговорил тебе много гадостей. Я был идиотом!
- Нет, я не имел никакого права говорить тебе это, а тем более отказываться от тебя и прогонять! Я думал, что уже повзрослел и могу без тебя. Прости.
- Мам, тут такое дело… Не знаю как сказать…
- Ты всё знаешь??? Откуда?
- Я не могу без тебя, ты мне очень нужна! Наверное, я повзрослел…
- Знаю. Я тебя тоже люблю.
- Приезжай, ты знаешь, где я живу?
- Мамуль, у меня есть к тебе просьба. Надо по дороге кое-куда заехать…
(Сергей выходит. Андрей, оставшись один, хочет уйти из квартиры, но после передумывает. Достаёт и заднего кармана брюк смятую пачку сигарет и зажигалку. Прикуривает последнюю сигарету, и после нескольких затяжек начинает кашлять, и зажав рукою рот убегает в ванную. Входит Сергей. Из ванной слышно как Андрей блюет. После звука смывающейся воды Андрей выходит из ванной.)
СЕРГЕЙ. Ты в порядке?
АНДРЕЙ. Курево не пошло. Мама приедет?
СЕРГЕЙ. Да. Ты представляешь, она знала про болезнь. Она всегда была рядом…
АНДРЕЙ. Как же она сдержалась и не приехала?
СЕРГЕЙ. Я ей сказал, что без неё мне будет лучше. Она самый сильный человек, которого я видел в своей жизни.
(Стук в дверь.)
СЕРГЕЙ. Да!
(Входит директор.)
ДИРЕКТОР. Серёженька?
СЕРГЕЙ. Заходите.
ДИРЕКТОР. Как здоровье?
СЕРГЕЙ. Плохо.
ДИРЕКТОР. Мне очень жаль… А мы вот как раз деньги тебе на лечение хотим в коллективе собрать.
СЕРГЕЙ. Уже не надо. А это мой друг Андрей.
ДИРЕКТОР. Здравствуйте.
АНДРЕЙ. Здорово.
ДИРЕКТОР. Ты говорил про кейс… меня попросили его передать, он не мой, я даже не знаю, что там. Вы же не станете… мы же с тобой всегда были друзьями, Серёженька.
СЕРГЕЙ. Никогда не были.
ДИРЕКТОР. Я, наверное, тебя обидел чем?
СЕРГЕЙ. Никто не тронет ваш кейс, не бойтесь.
ДИРЕКТОР. (С облегчением.) Да?.. ты молодец! Я всегда уважал тебя, ты хороший парень!
СЕРГЕЙ. Я увольняюсь.
ДРЕКТОР. Понимаю. Тебе тяжело работать…
СЕРГЕЙ. Мне нужен расчет.
ДИРЕКТОР. Конечно! Завтра бухгалтер к тебе приедет. Или нет! Я сам завтра завезу тебе – проведаю!
СЕРГЕЙ. Мне сейчас надо.
ДИРЕКТОР. У меня, к несчастью нет денег с собой…
СЕРГЕЙ. Опять вы врёте!
ДИРЕКТОР. Ну, что ты! Как я могу, в такой ситуации?..
АНДРЕЙ. Ты поищи, может, найдешь? А то будет не хорошо, если я найду.
ДИРЕКТОР. Я имею в виду, что у меня такой суммы нет при себе.
АНДРЕЙ. Сколько есть?
ДИРЕКТОР. (Доставая портмоне.) Вот…
АНДРЕЙ. А говоришь, денег нет!
ДИРЕКТОР. Разве, это деньги…
СЕРГЕЙ. У нас сегодня праздник, ко мне мама приезжает. Купите нам пару бутылочек шампанского, бутылочку коньяку, и на стол чего-нибудь.
ДИРЕКТОР. Не понял?
АНДРЕЙ. Чего ты не понял?! Поляну пацанам выставь! И скажи спасибо, что тебя раком не поставили, за то, что ты у братухи моего каждый месяц бабки крысил!
СЕРГЕЙ. Вы бы Андрюху не злили.
ДИРЕКТОР. Зачем вы нервничаете? Мы интеллигентные люди, и можем всё решить спокойно.
АНДРЕЙ. Я не интеллигент!
ДИРЕКТОР. Закуску в кафе купить?
АНДРЕЙ. В ресторане. И бухло хорошее.
ДИРЕКТОР. Хорошо. (Сергею.) Я всё сделаю, как договорились.
СЕРГЕЙ. Никто не тронет ваш кейс. Я всегда хотел сказать вам: вы плохой человек. Идите.
(Директор уходит.)
АНДРЕЙ. Я пойду.
СЕРГЕЙ. Куда?
АНДРЕЙ. Неудобно. Ты с мамой, а я…
СЕРГЕЙ. Не говори ерунды! Я очень хочу вас познакомить.
АНДРЕЙ. Мне тошно… чего я буду маячить?
СЕРГЕЙ. Мы теперь с тобой до конца.
АНДРЕЙ. Мне пройтись надо.
СЕРГЕЙ. Давай, так – она приедет, вы познакомитесь, а дальше как хочешь?
АНДРЕЙ. Я после подойду.
СЕРГЕЙ. Не ломайся! У меня для тебя сюрприз.
АНДРЕЙ. Хватит с меня сюрпризов на сегодня.
(Стук в дверь.)
СЕРГЕЙ. Вот! Это, наверное, они!
(Сергей выходит во входную дверь, и через мгновение возвращается вместе с Мамой. У Мамы в руках пакеты.)
СЕРГЕЙ. Это Андрей.
АНДРЕЙ. Здравствуйте.
МАМА. Привет. Чего, такой кислый? Как ты с таким видом невесту встречать будешь?!
СЕРГЕЙ. Мама!
МАМА. А чего, его подготавливать, он же не беременный!
АНДРЕЙ. Чего?
МАМА. (В дверь.) Заходи доченька.
(Входит Катя. Она на последнем месяце беременности.)
КАТЯ. Здравствуй Андрюша.
АНДРЕЙ. Катя?!
МАМА. Нет, Клара Цеткин! Стул ребёнку дай, она вот-вот родит.
(Андрей ставит стул и усаживает на него Катю.)
СЕРГЕЙ. (Маме.) Пойдём, нам ещё подготовиться надо.
МАМА. А я может послушать хотела.
(Мама и Сергей уходят в другую комнату.)
КАТЯ. Видишь, я тебя не послушала…
АНДРЕЙ. Вижу. Правильно сделала.
КАТЯ. Ну как ты?
АНДРЕЙ. Уже хорошо. А ты?
КАТЯ. Тяжело. У меня срок был неделю назад.
АНДРЕЙ. Это ты меня ждала?
КАТЯ. Ага. Я всё собиралась тебе сказать…
АНДРЕЙ. Всё правильно. Я был придурком, редкостным.
КАТЯ. Должен быть мальчик.
АНДРЕЙ. Прикольно. Девочка тоже хорошо, она на тебя была бы похожа. Хотя, пацан пусть тоже будет похож на тебя.
КАТЯ. Сын должен быть похож на отца!
АНДРЕЙ. Если только отец не идиот.
КАТЯ. Перестань.
АНДРЕЙ. Прости меня Катюша за всё.
КАТЯ. Давно простила.
АНДРЕЙ. Я себя не простил. Я не понимал тогда, как больно делаю тебе.
КАТЯ. Ты просто был не готов.
АНДРЕЙ. Был готов сделать ребёнка, должен был быть готов и вырастить его.
КАТЯ. Что было, то было.
АНДРЕЙ. Я очень рад, что снова вижу тебя. Это самый счастливый день в моей долбанной жизни.
КАТЯ. Не ругайся.
АНДРЕЙ. Ты единственный человек ради которого мне стоит жить. Хотя теперь, впрочем, не единственный.
КАТЯ. (Погладив живот.) Да. Вот только я ещё не придумала, как мы его назовем?
АНДРЕЙ. Давай Сергеем?
КАТЯ. Сергей Андреевич? Мне нравится.
(Входит Сергей в праздничном костюме и пиджаком в руках.)
СЕРГЕЙ. Можно?
АНДРЕЙ. Заходи.
СЕРГЕЙ. (Торжественно.) Уважаемые Катя и Андрей!
АНДРЕЙ. Э-э-э! Что за пафос?
СЕРГЕЙ. Не мешай блин! Хотя… ты прав надо быть проще. (Отдаёт Андрею пиджак.) Надевай!
АНДРЕЙ. Что ты выдумал?
СЕРГЕЙ. (Кате.) Недавно он сказал, что хочет взять тебя в жены. Ты согласна?
АНДРЕЙ. Ты чё творишь?
СЕРГЕЙ. (Андрею.) Нет времени!
АНДРЕЙ. (Надевая пиджак.) Может, я сам, как-то?
СЕРГЕЙ. Только быстрее! Я не говорил, у меня мама в ЗАГСе работает. Она вас распишет, а у себя потом задним числом проведёт.
КАТЯ. Как-то всё впопыхах…
СЕРГЕЙ. Ребёнок ждать не будет. А мама тем более! Она там уже на низком старте стоит!
АНДРЕЙ. (Почти машинально.) Катя, ты выйдешь за меня?
КАТЯ. Да.
АНДРЕЙ. У меня даже колец нет.
СЕРГЕЙ. Мама всё подготовила, держи! (Отдаёт два кольца. Маме.) Можно!
(Звучит музыка и под неё входит Мама, официально одетая и с папкой в руках.)
МАМА. (Торжественно.) Дорогие Катя и Андрей! Уважаемый свидетель! Сегодня радостный день! День рождения новой семьи! (Сергею.) Выруби эту идиотскую музыку или я тебя прокляну!
СЕРГЕЙ. Ну, где бы я тебе взял Мендельсона?!
Сергей убегает в другую комнату и выключает музыку. После возвращается.
МАМА. Сбил! (Вспоминая.) Так…дорогие, бла-бла-бла… стихи читать не буду. (Опять торжественно.) Я должна спросить: Готова ли ты, Екатерина, стать законной женой Андрея?
КАТЯ. Да!
МАМА. А ты Андрей, готов ли взять в законные супруги Екатерину?
АНДРЕЙ. Да!
МАМА. Можете скрепить узы своего брака подписями.
(Андрей и Катя расписываются в папке у Мамы.)
МАМА. Свидетель подтвердите их обоюдное желание стать мужем и женой своей подписью.
(Сергей расписывается.)
МАМА. Жених и невеста, обменяйтесь друг с другом кольцами.
(Андрей и Катя надевают друг другу кольца.)
МАМА. Объявляю вас мужем и женой!
СЕРГЕЙ. Ура!!!
МАМА. Жених, можете поцеловать невесту.
АНДРЕЙ. Катюша…
КАТЯ. (Перебивая.) Быстрее!
(Андрей целует Катю.)
КАТЯ. Кажется, началось.
АНДРЕЙ. Что?!
МАМА. Не успел мужем стать, а уже папой становишься!
АНДРЕЙ. Как? Что уже?!
МАМА. Так, давно пора. (Кате.) Поехали невестушка!
АНДРЕЙ. Я с тобой!
МАМА. Нечего вам там делать! Сидите тут и ждите меня!
АНДРЕЙ. Может всё-таки…
МАМА. Мы сами справимся! (Кате.) Правда, доченька? Пошли.
АНДРЕЙ. Катюша, я с тобой! Я люблю тебя!
КАТЯ. Утром приезжай. Я тебя тоже люблю!
(Катя и Мама уходят.)
МАМА. (Остановившись в дверях.) Все двери, окна и шкатулочки всякие держите открытыми. Понятно?
СЕРГЕЙ. Зачем?
МАМА. Так надо. (Уходит.)
СЕРГЕЙ. Не волнуйся, мама о ней позаботится. Уж это она умеет.
АНДРЕЙ. Она говорила Кате, что мы…
СЕРГЕЙ. Ты что, нет! Ей же родить нормально надо.
АНДРЕЙ. Это хорошо.
(Входит Мама, подходит к Сергею обнимает его и плачет.)
СЕРГЕЙ. Ну что ты, что ты. Не плачь, пожалуйста.
МАМА. Я люблю тебя, сынок.
СЕРГЕЙ. И я тебя.
МАМА. (Про Андрея.) Присмотри за ним.
АНДРЕЙ. (Маме.) Спасибо вам за всё.
МАМА. (Андрею.) Я позабочусь о них, сынок.
АНДРЕЙ. У меня сегодня появилась жена, мама и скоро будет сын – я счастлив!
МАМА. Я пойду.
(Сергей обнимает и целует Маму.)
СЕРГЕЙ. Позвони как там.
МАМА. Конечно.
(Мама уходит. Через паузу в открытую дверь входит Шпунт.)
ШПУНТ. Ага, ты здесь. Здорово.
АНДРЕЙ. А ты что тут делаешь? Как ты меня нашёл?
СЕРГЕЙ. Здорово Шпунт.
ШПУНТ. Это ты мне звонил?
СЕРГЕЙ. Да.
ШПУНТ. Кореш твой позвонил, спрашивал, где теперь твоя живёт. А я за ней поехал.
АНДРЕЙ. Нафига?
ШПУНТ. Я тебя уже хер знает сколько ищу! Ты чё потерялся?
АНДРЕЙ. Что надо?
ШПУНТ. Тут тема есть одна. Концы твои нужны, скинуть кое-что.
АНДРЕЙ. Мои люди будут работать только со мной.
ШПУНТ. Без проблем. Схлестнись с ними, а мы с тобой добазаримся.
АНДРЕЙ. Я этим уже не занимаюсь.
ШПУНТ. Да, не гони! Тебе, что бабки не нужны? Ты же вон, папочкой скоро станешь, на пелёнки там, коляски.
АНДРЕЙ. То, что у тебя обычно бывает, они даже в руки не берут.
ШПУНТ. Нифига! Сейчас, рыжьё конкретное!
АНДРЕЙ. Я от тебя это уже слышал.
ШПУНТ. Хочешь заценить? (Достаёт из кармана ожерелье.) Смотри! В натуре брюлики, отвечаю!
АНДРЕЙ. (Рассмотрев ожерелье, бросает его на стол.) Стекляшка.
ШПУНТ. Не гони! Мы его у конкретной мадам отжали.
АНДРЕЙ. Не веришь? (Уходит в кухню.)
(Сергей подходит к столу и берёт ожерелье.)
ШПУНТ. Э! Осторожно.
СЕРГЕЙ. Не парься.
ШПУНТ. А ты кто такой?
СЕРГЕЙ. Брат Андрюхи.
ШПУНТ. Что-то я тя не знаю.
СЕРГЕЙ. Зато я тебя знаю хорошо.
(Входит Андрей с кухонным топориком. Сергей кладет ожерелье на стол.)
АНДРЕЙ. (Шпунту.) Ты же знаешь, что алмаз самый твёрдый минерал на земле?
ШПУНТ.  Не тупой.
АНДРЕЙ. Он в металл, как в масло входит. А теперь смотри!
(Андрей сильно бьёт по ожерелью несколько раз.)
ШПУНТ. (Бросившись к Андрею.) Э-э-э-э!!!! Ты чё творишь!!!!????
АНДРЕЙ. (Поднимая ожерелье с разбитыми камнями.) Видишь, свои брюлики?
ШПУНТ. Нахера???!!!
АНДРЕЙ. Даже, самые конкретные матрёшки носят фуфло.
ШПУНТ. Не мог нормально объяснить?!
АНДРЕЙ. (Отдавая покореженное ожерелье.) Его сразу в лом надо было сдавать.
ШПУНТ. Твою мать!!! Ты больной какой-то!
АНДРЕЙ. Ты, чью маму вспомнил?
ШПУНТ. Зачем ты его испортил?
АНДРЕЙ. Проваливай, и больше не ищи меня.
ШПУНТ. Да пошёл ты.
(Шпунт уходит.)
СЕРГЕЙ. А ты знаешь, что алмаз твёрдый, но очень хрупкий минерал?
АНДРЕЙ. Да, дорогое колье было.
СЕРГЕЙ. Тогда зачем?
АНДРЕЙ. У меня сегодня праздник - не хотел с ним общаться.
СЕРГЕЙ. Понятно. А я маме сказал, чтобы она мой дневник переделала немного и попробовала издать. У неё однокашник в Америке издательство держит.
АНДРЕЙ. А она переделает?
СЕРГЕЙ. Легко. Она у меня филолог по образованию.
АНДРЕЙ. Да, уникальная у тебя мама.
СЕРГЕЙ. Только, не знаю, как друга-педика назвать.
АНДРЕЙ. На это, я никогда не подпишусь.
СЕРГЕЙ. Я так и думал.
(Стук и в открытую дверь входит Директор.)
ДИРЕКТОР. (Отдавая пакеты.) Это вам ребята.
СЕРГЕЙ. (Забирая пакеты.) Спасибо, мы в расчете.
ДИРЕКТОР. (Отдавая коробку.) А это, вам презент.
АНДРЕЙ. (Забирая.) Кубинские?
ДИРЕКТОР. Не знаю, я не курю. Я же могу рассчитывать на вашу честность?
СЕРГЕЙ. Наша тайна умрёт вместе с нами.
ДИРЕКТОР. До свидания.
СЕРГЕЙ. Прощайте.
(Директор уходит.)
АНДРЕЙ. (Директору вдогонку.) Дверь не закрывай!
(Звонит телефон.)
СЕРГЕЙ. ( По телефону.) Да мама.
- Сейчас! (Андрею.) Тебя.
АНДРЕЙ. (По телефону.) Да?
- Сын?!!! Спасибо!!! Как Катя? Всё хорошо?
- Передайте ей, что я её люблю! До свидания! (Сергею.) Ну, поздравь меня, я папа!
СЕРГЕЙ. Поздравляю!!!
АНДРЕЙ. Господи, спасибо тебе! Спасибо что ты есть, Господи! У меня есть сын!!!
СЕРГЕЙ. (Доставая бутылку шампанского.) Надо отметить!
(Сергей открывает бутылку, шампанское начинает с пеной выливаться. Сергей пытается закрыть горлышко пальцем, но получается только сильная струя, которая обрызгивает всё вокруг.)
СЕРГЕЙ. Тёплое!
АНДРЕЙ. Всегда так хотел, как на формуле!
СЕРГЕЙ. Может, вторую сам откроешь?
АНДРЕЙ. Не. Не люблю я его. Давай коньячку?
СЕРГЕЙ. Только, я чуть-чуть. (Достает коньяк.)
АНДРЕЙ. (Доставая сигары.) И по сигаре.
СЕРГЕЙ. Стаканы принесу. (Уходит.)
(Андрей прикуривает сигару. Сергей приходит с двумя стаканами, и наливает туда коньяк.)
СЕРГЕЙ. (Беря сигару.) Как?
АНДРЕЙ. Прикуриваешь, а после,  вот так макаешь в коньяк. Только не в затяг кури, они крепкие.
(Сергей прикуривает сигару.)
СЕРГЕЙ. За тебя, за Катю и за вашего сына!
АНДРЕЙ. Мы его Сергеем назвали. За нас за всех!
(Сергей и Андрей садятся на стулья у стола.)
СЕРГЕЙ. А что ты там, насчет баскетбола говорил?
АНДРЕЙ. Мяч есть?
СЕРГЕЙ. Я же тебя сделаю!
АНДРЕЙ. Молокосос!
(Сергей и Андрей встают, снимают с себя пиджаки и рубашки, и вешают это всё, на  стулья, где только что сидели, и застегивают их. Возле одного рукава они оставляют стакан с коньяком, как будто рука его держит, а возле второго оставляют дымящиеся сигары. Оба остаются по пояс голые.)
СЕРГЕЙ. (Бросая баскетбольный мяч Андрею.) Посмотрим, на что ты способен пенсионер!
АНДРЕЙ. (Набивая мяч.) Сейчас, пенсионер тебя как младенца обыграет!
(Оба набивая мяч, уходят в другую комнату. На сцене остаются костюмы на стульях.)


                                                      КОНЕЦ.


Рецензии