2Большой, пребольшой театр. Работа и колбаса

Работа и колбаса

     Если не центральный вход, то значит и другой существует. И Вера Ивановна пошла вдоль Больного театра в сторону центрального молодежного. Свернув за угол, она оказалась под длинной узкой крышей, что шла вдоль левой страны театра. А может правой стороны.
- Это как стоять к театру.

     Дверей был целый ряд, но только у одной двери стоял охранник или дежурный. Форма на нем тоже сияла. Охранник был моложе, чем тот с которым Вера Ивановна разговаривала у входа в театр. У этой двери и не было зрителей с билетами. Вот только Вера Ивановна подошла.
- Здравствуйте, вот мой билет в белом конверте, там еще и приглашение.
- Покажите только билет.

    Вера Ивановна достала билет. Это был небольшой прямоугольник, по верхнему и нижнему краю черные полоски, а в центре на темно красном поле в обрамлении золотых листочков, в круге тоже на золотом фоне фасад Большого театра. Внизу крупно написано слово Большой, и мелко слово театр. Потом Вера Иванина прочитала на прямоугольнике, и имя, и отчество, и даже фамилию этого охранника.

- Еще раз здравствуйте, Алексей Иванович. Как приятно, что теперь пишут имена, не просто здороваешься с человеком, а даже знаешь, как его зовут, и можешь запросто обратиться, Алексей  Иванович.
- Проходите, - улыбаясь, сказал Алексей Иванович.
- Как проходите, а потом мен куда идти? – спросила Вера Ивановна.
- Там вам все расскажут.
- Надеюсь.

    В маленьком фойе, стояла стойка, через которую можно было пройти только тогда, когда на стойку положишь сумочку и из карманов выложишь ключи и телефон. У стойки мужчина, а рядом две женщины, в руках одной программки. Одеты женщины в одинаковую форму, светлая блузка и темного коричнево-красного цвета юбка и жилет. Жилет делал их стройнее, но они и так были худощавыми. Старшая женщина была высокой, а молодая небольшого роста, с открытым кругленьким лицом, и печальными серыми глазами, светлые слегка вьющиеся волосы были собраны в высокий, пышный узел.
 
- Здравствуйте, я у вас одна сегодня из зрителей.
- Еще подойдут, сказал та, что была постарше.
- Не спешат.
- Просто все уже пришли час тому назад, - сказала старшая дежурная.

    На стойку Вера Ивановна положила маленькую сумочку, черную замшевую. С одной стороны на замше золотой ниточкой был вышит рисунок. Много лет назад купила эту сумочку Вера Ивановна в городе Торжке, на золотошвейном предприятии, когда ее и других отдыхающих водил на экскурсию, сначала в училище, где золотошвейки учились, а потом и на предприятие, а потом и в магазин, где такую красоту продавали. Разруха в городе была полной. Только санаторий еще давал какую-то работу местным жителям. И в санаторий иногда заезжали на обед летчики из какого-то вертолетного соединения, что базировалось где-то недалеко. Среди отдыхающих в основном были женщины, которые с восхищением смотрели на красивых, высоких стройных, молодых людей, что проходил в дальнюю часть огромного зала.
 
     Сумочка была предназначена для театра, но так как в театр в этом году Вера Ивановна еще не ходила, то дома из этой сумочки ей пришлось вытащить некоторые вещи, что там лежали.  Вытащила она два золотых обручальных колечка, что хранились в маленьком тряпочном, красном, бархатном мешочке, кожаную бляшку для пояса тоже вышитую золотой ниточкой, несколько маленьких платочков, по краю которых шло вологодское кружево, и еще несколько коробочек с пустяшными украшениями. Там же и лежала золотая цепочка, и маленький кулон тоже золотой в маленькой, затянутой зеленым шелком коробочке, украшения Вера Ивановна решила  надеть сегодня в театр.
 
     Сейчас Вера Ивановна видела, что и дежурные обратили внимание на ее сумочку.
- Крошечная, что здесь принесешь в такой сумочке, - сказал Вера Ивановна.
- Действительно маленькая и красивая.
- Золотошвейки вышивали. Но пользы в ней нет. Вот если бы была сумка, в которую можно было положить килограмма четыре или пять картошки, тогда бала бы польза, - заметила Вера Ивановна.

    Дежурные улыбнулись, и Вера Ивановна улыбнулась им в ответ.
- А вам здесь нравится работать?
- Нравится, - ответила та, что была старшей.
 
- Это здорово, что есть работа. Что можно желать человеку, чтобы была работа.
- Молодым только трудно. Учатся много, а потом без работы остаются. Вот Светочка училась, а теперь здесь работает.

- Мне нравится, - ответила Светочка, - другим никак постоянной работы не найти, а у меня она теперь есть.
- Но столько учиться не требовалось для этой работы.

- Для себя требовалось, наверное, - сказала Вера Ивановна.
- Если для себя, то, конечно, - ответила старшая женщина.

- А удивительные были времена, а те, что пришли еще удивительней. Раньше была работа, сколько хочешь, но не было колбасы. А теперь есть колбаса, но нет работы.  Вот не получается, чтобы все было а одно время. Вечный выбор мучает нас.
- Это точно про колбасу, - заметил охранник, который в разговор женщин не вмешивался и только сейчас сказал свое маленькое слово.
 
    Потом ей любезные дежурные рассказали, что сначала ей нужно подняться на пятый этаж в стеклянном лифте, потом на том пятом этаже ей покажут, где можно раздеться, а потом уже по пригласительному билету подняться на седьмой этаж. Так, что путешествие в Большой театр начинается.


Рецензии