Автоинспектор

    Белая "шестерка" выехала с территории лицея, свернула к конечной остановке ветлужанских автобусов, покатила вниз к автотрассе, ведущей к Плодово-ягодной станции; взревела двигателем, набирая скорость. Слева промелькнул "зеленый" магазин, бензозаправка, справа замелькали садовые участки с маленькими, жавшимися друг к другу домиками.

    Илья Гусев сидел рядом с учителем, внимательно наблюдал, как он ведет  машину. Ему это было интересно. Недавно умерший дедушка оставил   Ильюшке машину, - "Волгу". Не новую, конечно, но вполне еще приличную. Его право на машину подтвердила и бабушка.
Илья часами пропадал в гараже, чистил, протирал свою "Машеньку", что-то там  разбирал, подняв капот, снова собирал. От корки до корки изучил  "Букварь", - так  дедушка шутливо называл пособие по устройству и эксплуатации автомобиля, знал теперь и как устроен  карбюратор, и как снять и разобрать коробку сцепления, как исправить или подрегулировать замок двери.
   
    Правила дорожного движения Илья изучил до тонкостей, - разбуди его ночью, мог дать исчерпывающий ответ, - кто кого должен пропустить на перекрестке. Машина была в отличном состоянии и полной боевой готовности, - садись и поезжай. Много раз запускал Илья двигатель, вслушивался в шум мотора, садился за руль, мысленно представляя себя несущимся по загородной трассе. Но ездить не решался, поскольку  не имел прав на вождение. Еще це-лый год нужно ждать, когда, наконец, наступит этот долгожданный день.

    Можно было, конечно, попробовать порулить и без прав. Он даже пару раз выезжал на свою улочку, проезжал по ней взад-вперед метров по сто, разворачивался и возвращался обратно, - в гараж. Хотя жил Илья на окраине города, выезжать за пределы родного Поселка Энергетиков, даже в соседский, рядом, Таймыр, Ильюшка не решался.
 
    Как-то приехала на "Жигулях" мать, - она жила теперь отдельно, новой семьей, - в городе. Илья попросил дать прокатиться. Она уступила ему место за рулем, сама села рядом. Илья осторожно проехал по улочкам своего поселка, пересек Таймыр, выехал на широкую, недавно асфальтированную трассу, ведущую к Быковским дачам. Дорога была отличная, машин почти не встречалось. У самых дач увидел вдруг в стороне от дороги мили-цейскую машину, гаишника, уже поднявшего полосатый жезл. Деваться было некуда, остановился.

    Инспектор был неумолим. Ознакомившись с документами на машину и правами матери, не внял ни просьбам, ни объяснениям. Матери пришлось раскошелиться, - уплатить штраф 500 рублей, самой сесть за руль. Возвращались молча. С того злополучного дня Илья только утвердился в  мысли, - не выезжать из гаража, пока не получит права. У матери прокатиться больше не просил, сама она тоже не предлагала.

                                      *

    "Шестерка" на скорости километров в семьдесят пролетела мимо дач. Скоро впереди крутой поворот. Владимир Михайлович стал сбавлять скорость. Глянул по сторонам, воскликнул:
  - Черт! Новый знак поставили – 40.
    Выскочившая из-за поворота иномарка дважды предупреждающе моргнула фарами, проскочила мимо. Михалыч еще прижал педаль тормоза, вошел в поворот и тут увидел метрах в тридцати за поворотом "девятку" с мигалкой, поднимающего полосатый жезл инспектора.

  - Оппаньки! – то ли радостно, то ли испуганно воскликнул сидевший сзади Колька. Остальные замерли, наблюдая за развитием событий.
  - Раз-зява,  ёшкин свет! – выругал сам себя  учитель, видимо, забыв в эту минуту о сидевших в салоне учениках. Аккуратно съехал на обочину к милицейской машине. Приоткрыл дверь, достал из  кармана противосолнечного щитка завернутый в полиэтиленовый пакет сверток с документами.

    К машине, не торопясь, подошел молодой, лет тридцати, милиционер. Лихо развернув ладонь возле козырька фуражки, представился:
  - Инспектор Гордеев. Ваши документы.
    Заглянул  в салон, осмотрел мальчишек, – Илью с лежавшими у него на коленях рулетками, Димку со Стасом, вцепившихся в мерную рейку, вольно раскинувшегося на заднем сиденье Кольку.  Удивленно воскликнул:
  - Куда это вы с такой командой?
    Владимир Михайлович, перестав копаться в документах, пояснил:
  - Да мы из лицея,  с Ветлужанки, - махнул рукой в сторону города. Я – учитель труда, а это мои ученики, - девятиклассники. Едем на Суриков ключ, это тут, недалеко, - перед Плодовкой  направо. Нам нужно провести там топографическую съемку.
  - Что за Суриков ключ? – переспросил инспектор. В глазах его появил-ся неподдельный интерес.
  - Здесь неподалеку на поляне возле ручья, что бежит из-за Плодовки, бьет родничок, - стал объяснять учитель. - Краеведы раскопали, что когда-то на этом месте  находились покосы Суриковых, – семьи нашего прославленного земляка-художника. Он будто бы и сам не раз бывал в этих местах, писал свои этюды. Так вот, наш лицей решил взять, так сказать, шефство над этим историческим местом, привести его в порядок. А для этого нам нужно выполнить топографическую съемку  участка.  Туда и едем.

    Инспектор внимательно выслушал учителя, рассматривая протянутый ему техпаспорт, спросил:
  - А что же вы, Владимир Михайлович, нарушаете скоростной режим движения на трассе?
    Учитель виновато заерзал в своем  кресле, возразил:
  - Да нет, я сбавил скорость перед поворотом, тормозил…
  - Я видел, что тормозили, только в поворот  вошли со скоростью никак не сорок. Вот и радаром это зафиксировано, - кивнул в сторону милицейской машины.
  - Ну,  разве что сорок пять… не очень уверенно пробормотал Владимир Михайлович, беспомощно оглядываясь по сторонам. Уже совсем тихо добавил, - да и времени, честно говоря,  в обрез,  - к трем часам нужно вернуться  в лицей.

  - А что это у вас здесь целая пачка прав на вождение? - воскликнул вдруг инспектор, извлекая из пачки документов три ламинированные карточки.
  - Так одни – мои,  вторые – сына, а третьи права – внука.
    Инспектор еще раз с интересом посмотрел на учителя, подумал: во, дает дед, - у него уже внуки - автомобилисты, а он  еще и сам шустрит на дороге.
 
    Когда несколько минут назад Гордеев увидел белую шестерку, выходящую из поворота, то твердо решил про себя, - этого оштрафую! Теперь, когда познакомился с водителем и пассажирами салона, узнал о цели их поездки, то усомнился в правильности такого действия, хотя для этого и были формальные основания,  потом и вовсе отступил. Вернул документы, приложил руку к козырьку:
  - Счастливого пути!
 
    К слову сказать, инспектор и сам любил быструю езду. Помолчав, добавил:
  - Но правила, Владимир Михайлович, нужно  соблюдать…
  - Да, да, конечно, - торопливо согласился  учитель, - и вам всего доброго.  Я  учту ваше замечание.
    Захлопнул дверь, вырулил с обочины на трассу, с облегчением выдохнул:
  - У-ф-ф!
  - Пронесло! – ликовали мальчишки, оживленно  делились впечатлениями.


Рецензии