Япония полна тайн

Объявление в газете было кратким, но очень завлекательным:
«Курсам русского языка «Близкая далекая Япония» требуются комнаты и квартиры для расселения курсистов в целях полного погружения в языковую среду.  Ваши предложения посылайте по адресу…. Или звоните нам по телефону…..».
          Надежда Петровна просмотрела, наверное, уже пять или шесть бесплатных газет с рекламными объявлениями о работе, но ни одно пока не привлекло её внимание. Кроме этого.
Везде пенсионерам предлагали только работу гардеробщицы или курьера. Конечно, бывшей манекенщице не хотелось «падать так низко».  Но пенсия оказалось такой смешной, что повертевшись три-четыре месяца на старых запасах, «красотка Наденька» поняла, что придется перейти на пшенку и гречку, даже без масла, и забыть про бутерброды с вкусной сёмгой и походы во французскую булочную на кофе с воздушными эклерами.
         Дочка уехала с очередным женихом. Теперь уже в Германию, и вроде устроилась там неплохо – стала тренером по плаванию и, кажется, собралась замуж за своего друга по переписке в Интернете, со смешным именем Фриц.
         Она изредка звонила, быстро спрашивала про здоровье, за две минуты рассказывала про свою «неинтересную», как она говорила, жизнь и отключалась до следующей недели. Экономила на звонках.
          Надежду Петровну это  уже не обижало и не трогало. Она давно поняла, что они с дочерью совсем не близкие люди ни душевно, ни по характеру. Дочь – девушка красивая, но холодная, с матерью и в детстве была строга и неласкова, а потом, в подростковом возрасте совсем отдалилась. Редко когда говорила, куда идет, с кем и зачем. Жила своей собственной, непонятной для матери жизнью, и не пускала в неё никого.
         Вначале Надежда Петровна по традции переживала и даже плакала, но потом поняла, что ни слезы, ни упреки на дочь не действуют, поэтому и внешне, и в какой-то мере внутренне, успокоилась. Отпустила, что называется, ситуацию и занялась своими проблемами.
      А  конкретно – своим здоровьем. После развода с мужем на неё напали непонятные болячки – то голова кружилась до обморока, до ноги болели, и она не могла ходить, то нападала аллергия на совершенно безобидную картошку и молоко. А потом вдруг проявилась астма. И как писала модная американка Луиза Хейли – это болезнь, когда ты не можешь дышать полной грудью из-за своих обид и непонимания жизни, а, проще говоря, потому, что хочется поскорее с этой жизню распрощаться, потому что она тебя буквально душит.
          Такие жестокие и страшные объяснения в общем-то нередкой болезни Надежду Петровну напугали, и она кинулась читать книги про ауру, про карму, про «плату за ошибки поведения», но никакие манипуляции и аффирмации ей не помогали. Зато она многое поняла и про дочку, и про свою жизнь, и про мужа, и про отношении с матерью, и ей стало спокойней жить. Она простила всех, попросила мысленно прощения у тех, кого когда-либо обидела вольно или не вольно, и …. душа освободилась от груза  огорчений, уныния и чувства вины. 
       Захотелось быть веселой, ироничной,  с легкостью относиться к своим болячкам и искать в жизни что-то такое, совсем новое, что могло бы вывести её из темного леса на солнечную полянку.
       И это получилось. Она увлеклась бисером, накупила книг, записалась в кружок и после работы бежала к своим подружкам-бисеристкам хвастаться новыми идеями.
Постепенно работа манекенщицы сошла на нет. После сорока, вы сами понимаете, трудно ездить на показы, к тому же сами эти мероприятия остались только для корпоративов и демонстраций «для тех, кому за….». Пришлось переключиться  на преподавание в школе манекенщиц. Но эта работа ей не нравилась.
        Смешные голенастые девчонки не собирались «маршировать» с утра до вечера и слушать наставления «старой курицы». Ясной и очевидной их целью было заарканить «папика» и удачно выскочить замуж. Или в крайнем случае  найти богатого любовника, да хоть и криминального,  и жить в свое удовольствие.
        В общем к своей пенсии Надежда Петровна подобралась с невеселым  настроением по поводу величины пенсии и непонятностью своего будущего, но зато  с  гармонией в душе – в конечном счете, деньги -  не самое главное,а  с голоду не помрем!
         Девчонки с курсов бисероплетения подсказали  Наденьке, как можно открыть свой сайт в Интернете и продавать эксклюзивные ожерелья и браслеты любителям украшений.
Так она продержалась примерно полгода. Потом вдруг выяснилось, что таких мастериц очень много, конкуренция огромная, да и глаза стали видеть хуже, а еще ежеденевное сидение в согнутом виде плохо стало отражаться на спинке.
         Так и появились в жизни Надежды Петровны бесплатные газеты с объявлениями о работе.
         Идея сдать комнатку в её трехкомнатной квартире какому-нибудь иностранному студенту на время учебы  пришлась очень кстати. К тому же Надюша знала немного по-французски и по-немецки, так что смогла бы объясниться хотя бы на легкие темы с постояльцами.
         Однако, японского она не знала. Хотя…. Теперь откроешь Интернет и через пару часов уже можешь говорить на любом языке «Здрассти, до свиданья, спасибо и пора спать!»
Поэтому она бодро позвонила  в фирму, приятным голосом рассказала о себе и договорилась, что на следующей неделе к ней приедет представитель курсов и посмотрит квартиру. Если всё срастется, то с ней заключат договор, и через неделю отправят к ней кого-нибудь. К сожалению, «хозяин» не имеет права выбирать – «мальчика или девочку» и возраст постояльца. Кто приедет, тот и поселится. Таковы правила.
   "Вы согласны?"
   «Да, конечно…»
   «Ну и отлично ждите нас во вторник».

         Надежда Петровна быстро залезла в Интернет и стала шуговать там насчет таких курсов, таких постояльцев и претензий таких курсиситов к аборигенам.
         Через час она примерно знала страшные, опасные и смешные истории  про американских, китайских и немецких любителей окунуться в русскую реальность.
          Вся в противоречивых чувствах и эмоциях, она долго не могла заснуть, представляя в красках свои новые впечатления. Успокаивало только то, что японцы гораздо спокойнее китайцев, не ложатся с ботинками на кровать и не закидывают носки на люстру, чтобы потом пытаться их скинуть ловко брошенным мячиком из всех жвачек, прожеванных за день.
         К тому же за проживание платят 300 долларов, а это, как хотите, довольно большой довесок к скудной пенсии.
        В общем, будем ждать, надеяться и верить. Так решила про себя Наденька и заснула уже под утро.
        Во вторник утром ей тонким голоском позвонила сотрудница фирмы, уточнила адрес и к обеду приехала осматривать «апартаменты».
        В общем, ей всё понравилось, но девушка с трогательным именем Томочка специально сделала ударение на том, что японцы - безумные чистюли и не выносят грязи ни в туалете, ни в ванной, ни на кухне. В комнате, конечно, они могут устроить беспорядок, но при этом не будет нигде грязи. Они моются и стирают свои носки и трусы каждый вечер, терпеть не могут немытой посуды в раковине и всегда говорят «доброе утро, приятного дня и добрый вечер». Это обязательно, и даже если она это услышит восемь раз за день, то не должна удивляться, а принимать это с любезной улыбкой и отвечать тем же.
          В конце недели, в пятницу Томочка снова позвонила и сказала, что в воскресенье прилетает из Токио ученица, но не юная, а пятидесятилетняя дамочка, бывшая типографская работница, которая хочет выучить русский язык и преподавать его на курсах при Церкви святого Николая в Токио.
         Встречать её не надо, для этого есть специальный сотрудник и шофер. Её привезут часов пять, если не будет никаких задержек на границе и таможне. Так что ждите. Готовить особенно не надо, ведь кормёжка не входит в оплату. Но если вам так хочется поразить японку гостеприимством, можете заварить зеленый чай и купить овсяное печенье. Почему-то японцы его обожают.
       - Ну, всего доброго. Если что – звоните, мой номер телефона вы уже знаете.
                 Надежда Петровна села на диванчик и задумалась. И в самом деле в договоре, который она подписала в фирме, было написано, что хозяин не обязан кормить постояльца. Тем более японца. У них совсем другие привычки и предпочтения. Они едят рис с у тра до вечера и пьют травяной чай. Иногда, конечно, балуются гамбургерами и другой американской едой, но нечасто. Скорей всего, её гостья привезет с собой «сухомятку» и будет потихонечку уминать её вечерами, одной рукой, направляя  в рот японские чипсы из водорослей, а другой быстро рисуя иероглифы с транскрипцией русских непонятных выражений.
            На всякий случай Наденька уже пробежала по сайтам и с удивлением узнала, что «в этом языке нет почти ничего из того, чему обычно учат на уроках иностранных языков в школе. Конечно, как и в других языках, в японском есть существительные, прилагательные, глаголы. Но выглядят они экзотически: «у существительных нет артиклей, нет падежей, нет множественного числа, нет рода. У глаголов нет рода, нет лица, нет множественного числа, нет будущего времени, только прошедшее и настоящее-будущее. Прилагательные в своем большинстве сильно напоминают глаголы, в частности, имеют прошедшее время. Будущего у них, как и у глаголов нет".   
       Она еще кое-что выписала для себя с этого сайта и решила, что потихонечку будет заходить на него и знакомиться с непонятной, но такой притягательной страной.
       Сама она не могла похвастаться глубокими знаниями. Почти ничего до этого не читала, знала про Японию только из телевизора, помнила, как в пору её молодости сверстники мечтали о часах Сейко и телевизорах, а теперь вроде, модно ездить на японских машинах…. Что еще? Да, был такой фильм про любовь русского музыканта и японской пианистки. И там играл её любимый артист Юрий Соломин.                                                                            Как  же этот фильм назывался…. «Мелодии белой ночи»… да, точно. И такой красивый фильм. Правда, закончился грустно, у девушки был жених, который умер от белокровия после взрыва в Нагасаки. А Юрий Соломин страдал, но не смог своей любовью победить трагедию. Очень сильный и глубокий был фильм.
         Ой! Кажется, позвонили в дверь! Ничего себе так задумалась. Даже и чайник не включила. Хозяйка, называется!
         Но это был лишь сосед с пятого этажа. И пришел, смешно сказать, за хлебом! Как во времена социализма.
        Вернулся, говорит, с работы, дочки нет. Решил сам себе  ужин сварганить, согрел суп, поджарил яичницу, а хлеба нет! И булки тоже. И нет ли у тебя, дорогая, хоть корочки сухой.
  При этом смеётся и делает бровями кое-какие знаки. Типа, давай поделись со мной хлебцем, а я потом сбегаю в магазин и принесу чего-нибудь повкуснее и покрепче.
       Надежда Петровна вспомнила, что сегодня пятница, конец рабочей недели, соседу хочется развлечься и всё такое, но она  решительно всучила ему кусок ржаного кирпича и, ласково улыбаясь, почти что вытолкала его в дверь, сказав, что ждет очень значительных гостей, так что все разговоры откладываются «на потом».
  Сосед этот был её несостоявшийся жених, который вроде бы и ухаживал за ней, но как-то странно, то звонил каждый вечер и долго рассказывал, как ему трудно на работе и с дочкой- подростком, то вдруг исчезал на три-четыре месяца и даже  здоровался без улыбки, когда они встречались нечаянно в магазине.
      Пока она раздумывала над его причудами, в дверь опять позвонили. На этот  раз это была она, Харуми.



продолжение http://www.proza.ru/2013/10/08/628
                                          


Рецензии
Спасибо, Галина!
Понравилось!
До встречи!

Лили Миноу   19.04.2018 18:24     Заявить о нарушении
Всего вам самого доброго, Лили! И желаю приятного чтения.

Галина Кириллова   19.04.2018 19:21   Заявить о нарушении
На это произведение написана 41 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.