Купи сумку, брат!

  - Ну всё. Завтра утром лететь домой. Надо собираться, упаковывать вещи и подарки для семьи и друзей. Ещё немного и начну, - что-то подобное думал Валерий, валяясь на койке в своём номере в стамбульском отеле и разглядывая телевизор.
   Упаковка барахла дело хлопотное и всегда непростое. Как не старался делать покупки по минимуму, вещей всегда набиралось столько, что казалось невозможно всё это компактно упаковать.
   Это целое искусство. Проблема - в ограничении веса бесплатного багажа для пассажирских авиаперевозок. Поэтому,  большую сумку надо набить битком, но чтобы она весила не более двадцати килограмм. Это вес багажа, разрешённый к провозу бесплатно. А вот в маленькую сумку или лучше крепкий пакет, надо суметь уложить всё тяжёлое как можно больше по весу, но при её переносе всем своим видом показывать, якобы в ней не больше пяти килограмм, что разрешено для проноса в ручной клади в салон самолёта. Опять же бесплатно.
   Рейс был чартерным и на нём строго следили за весом багажа. За каждый лишний килограмм брали доплату.
   Но какой уважающий себя челнок так легко расстанется с деньгами, тем более за такую ерунду, как перевес в двадцать-тридцать килограмм.
   Одним словом - обычные хлопоты.

   В номер ворвался друг Серёга, который занимал соседнюю койку. То-есть делил с Валерием номер. Похоже он так разогнался на улице, что не мог остановиться. Как всегда чего-то не успевал, а уже вечер и стемнело. Скоро всё закроется. Серёга кинул что-то в свой угол, где высилась внушительная куча того, что необходимо увезти с собой на родину.
   У Валерия куча была не меньше.
   - Ты чего лежишь? Все дела сделал? Вещи сложил уже? - спросил Серёга, пробежав по вещам Валерия.
   - Дела вроде все. Надо собираться. Успею.
   - Фу. А мне ещё в одно место сбегать надо. Кстати. Вон сумку купил. Маленькая, но очень крепкая. Для ручной клади очень удобная. В салон.
   - О! Мне тоже надо. Где взял? Сколько стоит? - заинтересовался Валерий.
   - Да вон на углу стоит сумками торгует, всегда у него берём. Три доллара всего. Во, смотри, - Сергей показал небольшую чёрную сумку.
   - Пойду тоже куплю, - со вздохом начал подниматься с койки Валерий. - Слушай, а может ты? Всё равно на улицу опять бежишь.
   - Не - не. Мне в другую сторону. Время мало. Давай, давай. Хватит лежать. Поднимайся. Пошли. Ты за сумкой, а я щас на пять минут и начнём барахло трамбовать. Вставать рано.

   Вышли на улицу. Валерий направился к указанному магазину, который был в пятидесяти шагах.
   Перед магазином стояла гора сумок и чемоданов разных цветов и форм. Около них находился продавец. Был он небольшого роста, худощав, небрит и неопределённого возраста, как все выходцы из кавказских республик.
   Вечер был осенний - прохладный, поэтому он передвигался вокруг этой пирамиды вприпрыжку, кутаясь в куртку и натянув на голову поглубже вязанную шапочку, одновременно прихлёбывая из маленького стеклянного стаканчика чай.
   Опытным взглядом продавец понял из далека, что идёт покупатель именно к нему, поэтому приветствовать и выражать бурную радость начал метров за десять:
   - О, брат! Привет! Как дела? Ты откуда, брат? Купи сумку.
   - Твои братья в овраге лошадь доедают, - хмуро отрезал Валерий.
   Он не любил все эти восточные церемонии, зная, что всё это лицемерие чистой воды и никому не интересно - как у него дела. Цель одна - продать.
   Он и пришёл - купить. Дайте ему сумку за три доллара и он уйдёт. Делов-то на тридцать секунд. К чему эти крики радости, объятия и поцелуи.
   - Почему лошадь, брат? Это казахи лошадь любят. А мы с братьями любим есть барашка.
   - Очень хорошо, - решил не развивать эту тему Валерий.
   - Я тебя помню. Ты часто здесь ходишь туда-сюда. Чем занимаешься? Как тебя зовут, брат? Я Мемед. Чай будешь пить? Холодно. Ты чего раздетый?
   - Да нормально на улице. Это ты весь день на одном месте торчишь вот тебе и холодно. Слушай, Мемед. Мне нужна сумка небольшая чёрная. Только что друг у тебя покупал. О, вот такая. Ну-ка дай её сюда. Сколько? Три доллара? На.
   - Нет, брат. Эта стоит шесть долларов. Может тебе другую. Пойдём зайдём в магазин. Там большой выбор. Что хочешь, любую сумку тебе найдём. Или чемодан на колёсиках. Хочешь? Недорого. Фирменный.
   - Какой нахрен чемодан? Здесь что, кто-то произносил слово - чемодан? Мне нужна вот эта сумка. На бери три доллара и хватит мне голову морочить. Любите вы поторговаться. Ведь только что за три продал.
   - Я тебя знаю. Ты у меня уже покупал и поэтому как брату тебе отдам за пять долларов. Меньше не могу. Слушай, вот хорошая сумка всего тридцать долларов - фирменная. Бери, дешевле не найдёшь.
   - Я тебе сказал: отвяжись со своей фирмой. Мне нужна вот эта сумка - за три доллара.
   В течении последующего некоторого времени Валерий терпеливо выслушал от Мемеда самые хорошие отзывы о себе и своих родственниках, прекрасно понимая, что это входит в ритуал торговли, и проще всего этому не мешать.
   Таким образом, к своему удовольствию, Валерий узнал, что он красавец и вообще супер богатырь и лучший из русских, которые сегодня подходили к этой торговой точке. Что жена будет очень рада увидев эту сумку, это произведение искусства, купленную всего за пять долларов, а дети скажут: вах, какой у нас хороший отэц.
   В заключении Мемед поклялся, что никого в жизни он так не уважал, как Валерия, и никому в жизни он так дёшево не отдавал свой товар. То-есть - сумки.

   Валерий, в другой раз, взял бы и за пять долларов, но сейчас самолюбие не позволяло. Почему Серёга спокойно купил такую сумку за три доллара, а ему как какому-то глупому туристу стараются продать за пять? У него что, на лбу написано, что он лох и ему можно продать подороже, наговорив кучу комплиментов?
   Нет, не на того напали.
   Можно конечно взять за пять, прийти, кинуть небрежно сумку, и сказать: вот тоже взял за три. Да Серёге этого и не надо говорить, ему это не интересно. А вот себя-то не обманешь. В душе-то кошки скребутся - лох. Почему-то Серёга всё умудряется покупать дешевле.
   И поэтому Валерий решил, что без этой сумки, купленной за три доллара, ему обратной дороги в отель нет.

   - Слушай, хватит мне дуру гнать. Забирай деньги. Мне некогда, - сумка была у него в руках и пальцы уже было не разжать.
   - Смотри какой хороший сумка. Видишь какой ровный шов. Всё аккуратно подогнуто и прошито. Очень крепкий сумка. И тебе жалко за неё пять долларов?
   - Мне не жалко, но она стоит три. Я же знаю. Если хочешь найди мне с кривыми швами. Я согласен взять с кривыми за три доллара, как у лучшего друга.
   - Я тебе мамой клянусь не могу отдать за три. Фабрика нам за четыре продаёт. Как я тебе за три продам? Хозяин меня выгонит с работы. Чего кушать буду? - голос Мемеда становился умоляющим.

   Ещё несколько минут они вяло торговались, настаивая каждый на своей цене; Валерий даже делал вид, что собирается уйти. Продавец ни в какую не хотел уступать. Видно почувствовал, что эта сумка очень Валерию нужна, и без неё он никуда не уйдёт.
   Посчитав, что торговля слишком затянулась и пора заканчивать, Валерий с нажимом продолжил:
   - Ладно прибедняться, кровопийца. Сейчас вообще покупать не буду. И вообще никогда у тебя ничего покупать не буду. И другим скажу, что у тебя всё дорого. Отдаёшь?
   - Зачем так говоришь? Я всегда самое дёшево тебе отдаю. Я бедный человек. Я здесь работаю, деньги нужны. Дома на родине семья ждёт. Пойми - не могу. Это нормальный цена.

   Валерию было противно за себя, но его уже было не остановить. Неосознанное желание самоутвердиться затмевало всё.
   - Какая семья? Где у тебя родина? Ты хоть помнишь? Да у вас здесь каждый месяц новая семья. Сказки ты мне рассказываешь.
   - Зачем обижаешь, брат? Я каждый день допоздна работаю в любую погоду. Только чуть-чуть кушаю, остальное всё отправляю семье. Очень тяжело здесь деньги заработать. А тебя я несколько раз видел вечером с друзьями и девушками - идёте пьяные. Каждый такой девушка минимум сто доллар ночь стоит. Я знаю. И пьёшь водка ещё много доллар за вечер. Танцы там шманцы, дискотек. А сейчас за два доллара споришь. Бери за четыре если ты такой жадный. Пускай я ничего не заработаю. Пускай я зря мёрзну целый день на улице. Главное чтобы тебе хорошо было, - в голосе Мемеда звучала обида за всех уличных торговцев города Стамбула.
   Продавцы соседи, сидящие на улице у дверей своих магазинов начали прислушиваться к их разговору, который становился всё громче.
   - Ты не считай сколько я трачу на водку. Это мои деньги. Да если хочешь я тебе могу подарить десять долларов или даже двадцать, но ты сам совесть имей. Я же знаю сколько эта сумка стоит. Дело принципа. А девушки это для вас сто долларов стоят. Потому, что вы наживаетесь на покупателях, а строите из себя бедных. А для нас они бесплатно. Потому, что это наши коллеги, и знают как тяжело зарабатываются эти доллары. Это для тебя может два доллара не деньги, а для нас деньги. Так что три доллара. И всё.

   Валерий положил перед продавцом сумок три доллара и пытался отойти. Мемед вцепился в сумку и не давал её унести. Зрители бурно реагировали на происходящие, но говорили по турецки и было непонятно на чьей они стороне.
   - Брат, клянусь - четыре доллара. Хозяин у меня доллар возьмёт.
   - На родину напиши, пусть тебе доллар вышлют, - Валерий вырвал сумку и гордо, не оборачиваясь, пошёл в сторону отеля.
   - Хорошо - бери. Можешь и эти доллары забрать. Бандит. Вы все русские за доллар родителей продадите. Как твой жена терпит такого жадного. Дети наверно плачут когда тебя увидят, - кричал продавец Мемед.
   Валерий обернулся, подняв руку потряс сумкой, а другой рукой показал  средний палец. Символ понятный во всём мире.
   - Заткнись, чурбан. Я то завтра буду на Родине, а ты кому у себя нужен?
   Вдогонку ему неслись ругательства и ещё скорее всего какие-то оскорбления, но на незнакомом языке, поэтому они как-то не задевали. Мимо пролетела вязанная шапка. Слава богу камней на стамбульских улицах нет.
   Поднял кинул её обратно.
   - На. Простудишься. Аферист. Заплачь ещё. Что, нельзя было спокойно продать? Ведь всё равно же продал. Обязательно надо было целый концерт устроить. Как вы меня все достали!

   Придя в номер Валерий удовлетворённо кинул сумку на кучу своих вещей, бухнулся на койку и стал пультом объяснять телевизору на какой канал нужно переключиться.
   Уже вернувшийся в отель Сергей удивлённо спросил:
   - Ты где был?
   - Сумку покупал.
   - Столько времени? Я до Ахмеда успел добежать и обратно.
   - Выбирал долго. Что купил у Ахмеда?
   - Да, зря пробегал. Слушай я в МакДональдс заскочил. Набрал вон там разных бургеров, ещё отравы какой-то. Что тебе нравится не знаю. Брал всё подряд.  Короче - с тебя двадцать долларов.
   - Хорошо. Давай только сначала упакуемся, а потом поедим. А то, как говорят в цирке: сытые собачки не работают.
   - О, а ты почём сумку взял?
   - Да так-же как и ты - за три доллара.
   Валерий повернулся к Сергею. Тот, разглядывая, держал в одной руке свою сумку, в другой сумку Валерия. Сумка Валерия была раза в полтора больше.
   Сергей задумчиво констатировал:
   - Вот гад. Значит моя ещё дешевле должна стоить. Обманул. Да, не умею я торговаться.
 
   Когда Валерий опять подошёл к продавцу сумок Мемеду, тот, на всякий случай, встал от него по другую сторону кучи своего товара и поглядывал оттуда настороженно и растерянно. Публика вокруг затихла в ожидании финала.
   - У тебя меньше сумки были. Где? - сказал Валерий протягивая только что отвоёванный трофей.
   - Был, но я недавно последнюю продал.
   - Ну а чего ж ты сразу не сказал, братан? Чё ты мне голову морочил? Ну-у - артист. Мне что, больше заняться нечем, как с тобой здесь разбираться? Ты знаешь сколько у меня дел? Привыкли тут целыми днями хернёй страдать. На.
   С этими словами Валерий положил перед ошалевшим продавцом ещё три доллара.
   Глубоко вздохнув, огляделся по сторонам:
   - Какой хороший вечер. Воздух прохладный, свежий, дышится легко. Ну, счастливо, брат. Привет семье.
   После чего развернулся, махнул на прощание рукой и медленно побрёл в отель.  Утром лететь домой.
   Ему во след, протягивая руку с деньгами и пытаясь что-то сказать, смотрел Мемед и продавцы соседних магазинчиков.
   Где им басурманам понять русскую душу?


Рецензии
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.