Джокер

Расплатившись с таксистом, я быстро поднялась на пятый этаж, благо сумка была почти пустая. Лифт, естественно, не работал. Это было дежурной ситуацией.
Квартира радостно встретила меня родным теплом и уютом. Сумка полетела в кладовку, жакет на кресло. Скорее в душ! А потом непременно горячий кофе и на диван с любимой книгой. Как я любила эти минуты после возвращения из командировок! Мы с Борисом всегда старались согласовывать свои поездки. Я в одну сторону, он – в другую. Начальство обычно шло мне навстречу в этом вопросе, а Борис сам себе начальник. Прилететь он должен завтра, так что у меня достаточно времени, чтобы привести квартиру и себя в порядок. К тому же завтра Глеб, наш давний друг, должен познакомить нас со своей девушкой, которая, судя по всему, окончательно покорила сердце непреклонного холостяка.
 
Нажав кнопку телевизионного пульта, я взяла из шкафа банный халат и направилась в ванную. Вслед неслись душещипательные мелодии французского шансона. Мурлыкая себе под нос, открываю краны, и… мое настроение с грохотом падает в бездну. Ужас!! Из обоих кранов льется ледяная вода! Проклиная коммунальников, я понуро вернулась на кухню и включила чайник. Музыка стала почему-то раздражать. Переключив на новости, которые были в унисон моему кровожадному настроению, заварила кофе.
 
Нежный запах арабики приятно щекотал ноздри. Наполнив кофе большую японскую чашку с красивыми и загадочными иероглифами, стала отпивать маленькими глоточками. Я вообще не понимаю, для кого придуманы эти крохотные, размером с водочную рюмку, кофейные чашечки. Чудотворный напиток нужно пить из большой, желательно широкой посудины, чтобы все лицо окутывал божественный аромат. И только тогда, пропитавшись им изнутри и снаружи, начинаешь понимать, что не все так ужасно и что еще существуют кое-какие выходы из некоторых неприятных ситуаций!
 
На душе немного полегчало. Мое еще неокрепшее настроение уже упорно карабкалось вверх. Все просто! Я поеду на дачу. У нас прекрасная дача, скорее даже загородный дом, где есть все, включая автономную систему отопления и водоснабжения. Кстати, давно пора привести в порядок клумбы – весна-то в разгаре.
 
Наскоро ополоснув лицо не такой уж и противной холодной водой, я переоделась и быстро собрала немного наших с Борисом вещей. По дороге на стоянку заскочила в магазин морепродуктов и купила там разных деликатесов. Мы с Борисом и Глеб, который часто ужинает с нами, просто обожаем диковинные морские вкусности. Остальное можно купить прямо в поселке.
 
Мой «жук» веселого лимонного цвета споро бежал по шоссе. Весеннее солнышко смеялось в редких лужицах вдоль дороги. А вот и поворот на «Каменку». Так назывался поселок, где мы купили дом. Место очень живописное, слегка холмистое, окруженное густым сосновым бором. Рядом протекала крохотная речушка, название которой никто не знал. Вода в ней была удивительно прозрачная из-за каменистого дна. Возможно, от этих самых камешков и произошло название поселка.
 
Проезжая по узким улочкам, заметила, что народ уже вовсю копошится на своих участках. И ничего удивительного - такой денек выдался! Приближаясь к своему дому, еще издали я увидела, что ворота почему-то не заперты на замок, а чуть-чуть приоткрыты. Нехорошее предчувствие закралось в душу. Воры? Дом ограблен? Не доезжая до ворот, я решила притормозить и пойти дальше пешком. Осторожно толкнула створку ворот. «Узнав» хозяйку, она бесшумно распахнулась. К дому вела извилистая дорожка с густым можжевельником вдоль бордюров, благодаря чему можно незаметно подойти к крыльцу. Когда я медленно приблизилась к площадке перед домом, то буквально остолбенела: там стояла машина Бориса! Дальше – совсем уж плохо: на скамейке у крыльца сидела некая девица в совершенно идиотских оранжевых бриджах и голубой джинсовой курточке. Закрыв глаза, с выражением полного блаженства на лице, она, надо понимать, принимала солнечные ванны. Очень захотелось подойти и что-нибудь сделать нехорошее. Пока я соображала, что именно будет в данном случае эффектнее всего, девица, очевидно почувствовав мой взгляд, открыла глаза и уставилась на меня. Какое-то мгновение мы молча смотрели друг на друга. Затем нахалка улыбнулась и громко позвала:
- Борис! Иди сюда. К нам кто-то пришел!
 
В глазах потемнело. К НИМ, видите ли, КТО-ТО пришел! Не чувствуя под собой ног, я опрометью бросилась назад к воротам. Горло сжимала стальная рука обиды. Дышать стало трудно. Все годы счастливой жизни в одночасье оказались перечеркнутыми. Подлец! Так вот куда ты ездишь в командировки! Небогатая фантазия, однако, у тебя, дружок. Песок громко хрустел под ногами. Несколько раз показалось, что кто-то зовет меня по имени. Наверное, это был мой ангел-хранитель, который хотел намекнуть, что бегу-то я совсем не в том направлении, и что моя машина стоит в другом месте. Да и черт с ней! В таком состоянии я все равно не смогу сесть за руль. Проклятые водопроводчики! Всю жизнь изуродовали. Сидела бы сейчас дома и, как все счастливые идиотки, ждала благоверного. Но почему-то идиоткой быть не хотелось.
 
Выбежав на дорогу, я стала отчаянно размахивать руками, пытаясь остановить хоть какую-нибудь машину. Но все они надменно объезжали меня стороной. Тогда я пошла, не оглядываясь, в сторону города, периодически вяло поднимая руку на шум приближающейся машины. Одна из них, обдав меня грязью, проехала метров пятьдесят, а затем вдруг резко затормозила и дала задний ход. Из последних сил я попыталась состроить улыбку крайней благодарности, однако хозяин машины, даже не взглянув на меня, рявкнул:
- Шевелись, давай! – и тут же рванул с места, едва я успела одной ногой ступить в салон.
- Ну ты, Шумахер, осторожнее, - завопила я, буквально вклеившись в подголовник затылком.
- Не с… детка, долетим мигом, - «успокоил» меня водила, прибавляя еще скорости.
От слов новоявленного «папаши» мне стало тошно. На вид он был по крайней мере лет на десять меня моложе – совсем юный парнишка жутко неухоженного вида в достаточно дорогой одежде.
- Вот с детками, дружок, ты можешь ездить, как тебе заблагорассудится, а меня высади сейчас же! – попыталась я урезонить безумное дитя.
 
- Заткнись, мамаша. Отвлекать водителя во время езды – сама понимаешь…
И тут, второй раз за последний час, мне стало трудно дышать. Желудок свернулся в трубочку и все норовил забраться в горло. Я с ужасом вдруг поняла, что села в какую-то «неправильную» машину и что неприятности мои продолжают умножаться в сумасшедшей прогрессии. Только теперь я увидела, как его глаза лихорадочно мечутся, выглядывая что-то в зеркале заднего вида. Хотя при такой скорости там никого и ничего не могло быть. Намного разумнее, на мой взгляд, было бы смотреть вперед, но, похоже, сам водитель так не считал. Встречные машины, мигая фарами и отчаянно сигналя, разлетались в стороны, как испуганные стайки птиц. Не удивительно, что он даже не спросил, куда мне надо ехать, хотя впереди был большой перекресток и варианты, само собой, имелись.
 
Захотелось плакать, но слезы не появлялись. Тогда я стала тихонько скулить, как побитая маленькая собачка: именно такой я сейчас себя представляла. Похоже, на небесах сегодня воспитательный день. Наказать ведь всегда найдется за что. Вот сегодня, например, моя очередь. Слишком легко и уверенно я шла по жизни. Не оглядываясь. А надо бы…
 
Недавно посоветовала своей секретарше сменить гардеробчик, так как подобный стиль одеваться, сказала я, подчеркивает ее далеко не юный возраст. Добрейшая и умнейшая Ирина Викторовна не намного то и старше меня, но уж точно была более воспитанной женщиной. Личико ее как-то вспыхнуло, глаза предательски заблестели, однако она нашла в себе силы улыбнуться в ответ. Господи! Я обязательно попрошу у Ирины Викторовны прощения.
Затем вспомнился недавний разговор с Антиповой Тамарой. И как я могла сказать Томке, своей давней приятельнице, что ее молоденький любовник весьма скоро обнаружит, что ее задница уже давно держится только на колготках. Ужас!… Или вот…
- Заткнись! – прервал мои покаянные мысли маньяк. – Будешь выть, - продолжил он, - придушу как курицу! – и помахал невесть откуда взявшимся в его руке револьвером.
Как душат с помощью оружия, мне неизвестно, однако прозвучало это вполне убедительно. Плакать вмиг расхотелось.
 
- Слушай сюда, - вещал душегуб, - скоро будет пост ДПС, я сбавлю скорость. Сиди смирно, не вздумай подавать знаки или пытаться выскакивать на ходу – не успеешь, - для верности он больно ткнул в мой бок стволом.
- Мне терять нечего, - резюмировал он свое выступление.
Мне, видать, тоже, - подумала я, но вслух заверила, что все
предельно ясно.
 
Некоторое время мы ехали молча. Через приоткрытое окно гудело и завывало от ветра и встречных машин. Я закрыла глаза и попыталась сосредоточиться на поиске выхода из этой ситуации. Но чем дольше думала, тем яснее становилось, что положение, как говорится, безвыходное. Осталось довериться милости Всевышнего. Вот если бы можно было позвонить… Я незаметно пошарила правой рукой по сиденью. Идиотка! Выскочила на улицу, позабыв в машине сумку с деньгами и телефоном. Чего же ты после этого хотела? Бесплатно подвозят только маньяки и извращенцы. Все логично.
 
Да, права была Юлька, когда советовала прислушаться к знаку судьбы. А знаком этим был Джокер – карта Таро, выпавшая мне на последнем сеансе. Юлька была страшной любительницей всяческих гаданий и жутко обижалась, если кто-то относился к ее пророчествам скептически. Я, разумеется, была в числе последних, но вежливо скрывала это: уж очень здорово Юлька умела заваривать кофе, а за чашку ароматного напитка я всегда согласна на мелкую лесть.
 
Совет гадалки был прост – не делать резких движений и не вмешиваться в ход непредвиденных событий. И какого черта меня понесло на эту дачу? Да ни один мужик не стоит того, чтобы из-за него жизнь свою губить. И эта самая жизнь болтается сейчас на дохлой ниточке...
Завизжали тормоза. Лобовое стекло стремительно несется мне навстречу. Так и не успев пристегнуться, я, естественно, ударяюсь лбом, а затем и ухом о дверцу, потому что последовал резкий поворот с основной дороги.
 
- Мать твою!!! Что за день такой?! – орет мой собрат по несчастью. Краем глаза успеваю заметить, что дорогу, по которой мы ехали, перегородили бревна, рассыпавшиеся с перевернутого трактора. Куча машин стояла на обочине, в том числе и с мигалками на крыше.
 
- Останови машину, идиот! – кричу я, уже потеряв всякий страх.
- Не испытывай мое терпение, кошка драная, - получила я в ответ.
Мы несемся по лесной дороге, подскакивая на бесконечных ухабах. Эх, была не была! Я распахиваю дверцу машины и пытаюсь выпрыгнуть, однако крепкая рука парня резко дернула меня обратно.
- Сволочь! Гад! Выпусти меня, - ору я и начинаю молотить кулаками по его тупой башке, плечу, по чем придется. Не выпуская руль, правой рукой он активно защищается, пытаясь перехватить мои запястья.
- Убьешься, дура! А мне мокруха ни к чему, - злобно шипел захватчик.
- А мне плевать, - отчаянно размахивая руками, кричу я и пытаюсь левой ногой сбить его ногу с педали газа.
 
На какое-то мгновение он отпускает руль, машину резко подбрасывает, и в этот момент мы с ужасом видим, что дорога внезапно закончилась. Впереди огромная пропасть песчаного карьера. Машина по инерции пролетает немного вперед, но, не имея крыльев, естественно, начинает падать.
 
… Прихожу в себя от истошного вопля какого-то очень знакомого голоса. Глеб? Ну, конечно же, Глеб! Откуда он взялся? И еще вой милицейских машин, такой, как ни странно, радостный и успокаивающий. Выплевывая песок и разглядывая свои изодранные в кровь ладони, пытаюсь взвесить все «за» и «против» по поводу того, на каком я свете. Получается, что вроде бы на этом. Поднявшись на четвереньки, вижу, как далеко внизу, лежит на боку машина. Где же этот кретин? Люди в форме бежали к машине.
- Дашка! С тобой все в порядке? – кричит подбежавший Глеб.
- Откуда ты взялся? С небес?
- Дурочка, это ты с небес вернулась! А я за тобой несусь от самой дачи. Рассказывай, где болит? Пошевели руками, ногами…
- Тебя что, Борис послал? – вместо ответа спрашиваю я.
Глеб жалостливо посмотрел на меня:
- Да что с тобой, девочка! Борис прилетает завтра. А я с Верой был у вас на даче. Там рабочие трубу меняли в подвале. Борис попросил меня проследить. Собирался завтра приехать к вам, с Верой познакомить. Смотри, стоит и ревет, считает, все из-за нее.
Поднимаю голову и вижу на краю обрыва эту самую девицу в нелепых оранжевых брючках, ладошками закрывшую свое лицо.
- А машина?- робко возразила я.
- Лапушка, очнись, вспомни, что моя машина в ремонте, и я уже почти месяц езжу на машине Бориса.
- Но она же звала Бориса! – попыталась я возмутиться и тут же осеклась. Вот дура так дура! Глебом его звали мы, близкие друзья, чтобы не путаться с двумя Борисами. Фамилия у него была Глебов, так и повелось – Борис и Глеб. Красиво и удобно.
 
Слезы ручьем лились по лицу. Шишка на лбу раздувалась все больше и больше, ухо горело огнем, а голова гудела как колокол. До моего слуха уже с трудом пробивался голос Глеба, то есть Бориса, черт бы их всех побрал! Он пытался мне рассказать, как бежал за мной, как звал. А когда увидел, что я села в эту сумасшедшую машину, вызвал милицию. И оказался прав – меня подхватил, очевидно, то ли в качестве заложницы, то ли еще с какой дури, юный хакер, находящийся в розыске. Где-то на него обратила внимание милиция, и он запаниковал…
А вот и скорая. Люди перекладывают на носилки «юное дарование», оно слегка шевелится… «Не делай резких движений, очень вредно», - хотелось мне посоветовать ему.


Рецензии
С удовольствием прочитал. Читал и как-будто кино посмотрел - настолько зримо всё представил. Спасибо Вам!

Евгений Попов-Рословец   25.03.2017 08:59     Заявить о нарушении
Рассказ давнишний. Приятно читать такие отзывы. Спасибо, Евгений.

Наталья Худякова   26.03.2017 12:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.