Дикари

Дикари


Давным-давно, затерявшись где-то среди бесчисленных островов Полинезии, жили были два народа, два племени. Они населяли две небольшие группы островов, которые, впрочем, находились совсем недалеко друг от друга, так что когда один французский мореплаватель наносил их на карту в конце XVIII века, то он объединил их в один архипелаг. Разумеется, сами жители архипелага придерживались совершенно другого мнения и ревностно охраняли свои острова от посягательств соседнего племени. Войны между этими двумя племенами вспыхивали с такой же неотвратимой регулярностью, с какой тёплые бирюзовые волны накатывались на ослепительный белый коралловый песок их островов. Почему они воевали? В самом деле, почему? На всех островах были в изобилии разнообраные фрукты и овощи. Рыбаки обоих племён обеспечивали своих соплеменников и рыбой, и разными прочими морскими вкусностями... Чего им не хватало? А воевали они исключительно из-за женщин. Как только в каком-нибудь из племён набиралось достаточное число юношей, созревших (во всех смыслах) для семейной жизни, они вооружались, чинили старые или строили новые каноэ, получали благословение от вождя и шамана, и отправлялись на острова  другого, враждебного, племени. Главной задачей их полинезийского плана «Барбаросса» был захват девушек, которым предстояло стать жёнами доблестных воинов. Да, именно так – по древней традиции обоих племён, жениться можно было исключительно на незамужних дочерях из враждебного племени. И здесь не дай бог ошибиться – ведь все без исключения замужние женщины враждебного племени – дочери твоего родного племени, а жениться на дочери из родного племени – «табу», то есть «даже и не думай»! Разумеется, мужчины враждебного племени с оружием в руках отчаянно бились с потенциальными женихами, защищая своих дочерей и сестёр. Однако, все участники сражений прекрасно понимали, что эти войны – всего лишь разновидность семейной ссоры, поэтому смертельные случаи были большой редкостью (разве что, будущий зять, действительно, ну очень не понравился будущему тестю...). По традиции, каждый воин мог похитить только одну девушку. Вернуться без девушки было большим позором для воина, если только он не мог доказать, что ему довелось столкнуться, как говорится, «с намного превосходящими силами противника». Лучшим доказательством этого были, конечно же, видимые телесные повреждения или, даже лучше, ранения. Таким образом, ненашедший своей половины мог либо схватить первую встречную и надеяться, что чувства проснутся позже, либо просто ввязаться в драку с противником посильнее. В последнем случае уловка, несомненно, легко раскрывалась, и незадачливому соискателю, действительно, навешивали по полной программе. Причём девушки, которых он забраковал, в гневе присоединялись к своим отцам и братьям и были действительно беспощадны... Отбив у неприятеля девушек, победители, не искушая судьбу, спешили отплыть обратно на свои острова. На берегу оставались лишь воины враждебного племени, размахивающие боевыми дубинками и что-то угрожающе кричащие, а так же не менее разъярённые девушки, которых по какой-то причине не похитили. Преследовать вражеские каноэ было не принято. Вместо этого юноши начинали готовиться к ответному набегу за соплеменницами врагов, похитивших их сестёр... Доставленные во враждебное племя девушки исполняли у ночного костра ритуальные танцы и грустно пели, тоскуя по родному племени... А потом они становились заботливыми жёнами и рожали детей своим похитителям. И их дочки мечтали, что однажды за ними из-за моря приплывут на больших лодках мужественные воины, потому что все знали, что в соседнем племени – самые мужественные мужчины... А их сыновья мечтали стать храбрыми и сильными воинами и научиться строить большие и быстрые каноэ, потому что все знали, что в соседнем племени – самые лучшие женщины... Так они и жили – год за годом, век за веком... Однажды, может быть сто или больше лет назад, откуда-то из-за моря появились десятки больших лодок со множеством воинов. Они напали на одно из племён. К счастью, вождь успел послать гонца в другое племя с просьбой о помощи. Выслушав гонца, все ужаснулись: «Если соседнее племя погибнет, где мы и наши сыновья будем брать себе жён?». Не раздумывая все мужчины племени как один схватились за оружие и на своих боевых каноэ помчались на помощь. В жестокой битве, плечом к плечу и объединёнными усилиями, два племени наголову разбили общего врага, потопив почти все вражеские каноэ... И жизнь двух племён вернулась в своё обычное русло... Они говорили на одном языке, потому что за столетия их языки перемешались, и в каждом племени каждая семья была так или иначе связана родственными узами с семьёй из другого племени... Французский мореплаватель, посетив обоих вождей и ознакомившись с ситуацией на островах, всё никак не мог понять, почему эти два племени считали себя не только разными племенами, но ещё и врагами. Размышляя о странных традициях туземцев, он вздохнул и коротко записал в своём дневнике: «дикари».


Рецензии
В натуре дикари! У них, судя по тексту, даже каннибализма не было. Ну а дурные свадебные обычаи - это их личное дело. Интересный рассказ, хотя и неправдоподобный. Авпрочем, чего только не бывает на свете.

Максим Рябов 2   28.11.2017 22:25     Заявить о нарушении
БОльшое спасибо за отзыв!
Кстати, как ни странно, в основе этой истории лежат реальные факты из дневника то ли Луи де Бугенвилля, то ли Дюмон Д´Юрвилля (читал обоих в детстве, уже не помню, у кого это было), там описывалась традиция полинезийцев брать в жёны только женщин с других островов, наверное чтобы избегать близкородственных связей.

Андрей Собакин   29.11.2017 12:44   Заявить о нарушении
Вполне возможно. Просто я тут не так давно прочёл добрую книжку "История каннибализма и человеческих жертвоприношений", так что всё ещё под впечатлением. Кстати, в Полинезии дикари друг дружку кушали так, что за ушами трещало. Даже термин был специальный, человека называли "длинной свиньёй".

Максим Рябов 2   29.11.2017 17:34   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.