Храните деньги в сберегательной кассе!

            Говорят, что для счастья человеку всего-то и нужно – утром радостно отправляться на работу, а вечером радостно возвращаться домой. Если это, действительно, так, то Валериан Павлович имел все основания считать себя счастливым – у него была любимая семья и любимая работа.
 
            Валериан Павлович любил свою жену. То, что для обоих брак был вторым, только укрепило их союз. Получив печальный опыт, оба скорректировали своё отношение к семейной жизни и подошли ко второму браку очень взвешенно и обдуманно, и оба не ошиблись.
 
            Жили они в пригородном посёлке, в добротном частном доме, принадлежавшем тёще.

            Тёще поначалу Валериан Павлович не очень понравился, так как был он человеком «не их круга», да и видом простоват, но дочь у неё была единственная, и потому она отношения своего к зятю никак не проявляла. Тем более, очень скоро её мнение о зяте изменилось, так как был он вежлив, внимателен, не пил, не курил, в доме мог прибить-починить. А самое главное – при своей скромной должности с более чем скромной зарплатой, смог обеспечить семье стабильно-сытый достаток, избавив тёщу и жену от необходимости выстаивать длиннейшие очереди за продуктами. Рождение Антошки, горячо любимого всеми и всеобщего баловня, окончательно укрепило их семейные взаимоотношения.

            Возвращаясь домой, Валериан Павлович попадал в атмосферу тёплого уюта, где его ждали, вкусно кормили и всячески ублажали. Вследствие этого он за последние годы слегка располнел, в лице появилась некая значительность, а в манерах вальяжность, окончательно затушевавшая природную простоватость.

            Работал Валериан Павлович на плодоовощной базе в не слишком благозвучной должности заведующего картофельным складом, или картофелехранилищем.

            Именно эта должность давала ему возможность обеспечивать семью не только продукцией со своего склада, но и всем плодоовощным ассортиментом. В процессе работы образовались также необходимые знакомства и связи, открывшие ему доступ к другим товарам народного потребления. Кроме того, к своей очень незначительной зарплате он имел небольшой, но стабильный «приварок», позволявший ему приобретать эти товары в необходимых количествах и иногда баловать жену и членов семьи неожиданными подарками.

            Валериан Павлович был очень неглуп, не жаден, избегал излишнего риска, был осторожен при проведении сделок и аккуратен в ведении документации, поэтому был уважаем коллективом и на хорошем счету у начальства.

            Так бы, наверное, он и доработал на своей плодоовощной базе до заслуженной пенсии, без нервотрёпок и каких бы то ни было катаклизмов, если бы не денежная реформа 1961 года.

            Денежная реформа проводилась «с целью упорядочения и облегчения проведения денежных расчётов», и должна была привести «к повышению благосостояния советского народа».

            Об этом почти за год до начала реформы рассказывали трудящимся на собраниях агитаторы-пропагандисты партийных комитетов, заодно разъясняя, в чём именно будет заключаться собственно реформирование.
 
            Казалось бы – ничего страшного, просто старые денежные купюры, называемые в народе «сталинскими портянками» за их большой размер, заменялись новыми, меньшего размера, названными народом «хрущёвскими фантиками», в соотношении 10 к 1. Было 100 рублей, стало 10 рублей, вот и вся реформа (что-то вроде недавно проведённой у нас деноминации). В соотношении 10 к 1 изменялись и все цены, и зарплата, срок реформы не ограничивался, суммы обмена тоже, да к тому же мелкие монеты не менялись, значит, обладатель мелочи сразу становился «богаче» в 10 раз.

            Правда, отдельные знатоки экономической науки утверждали и даже доказывали расчётами, что цены в результате реформы неизбежно вырастут, следовательно, благосостояние народа снизится, но это всё были происки мирового империализма. Советские люди выступления всяких ренегатов и диссидентов дружно осуждали и пресекали, не позволяя внести смятение в сплочённые ряды трудящихся, неуклонно шагающих к заветной цели.

            Денежная реформа была проведена под дружное «одобряем и поддерживаем», в положенные сроки и без эксцессов.

            А уже совсем скоро даже людям, далёким от экономики, стало ясно, что экономисты оказались правы – реформа привела не только к повышению цен, но и к возникновению дефицита товаров (всех!) просто в катастрофических размерах. Не вдаваясь в скучные подробности про повышение курса доллара, вызвавшего удорожание импорта и т.д. и т.п., поясним случившееся только на примере именно картофеля.

            До реформы картофель в магазинах стоил 1 рубль за килограмм, а после реформы, как и полагается, стал стоить 10 копеек за килограмм. Всё в порядке, народ не пострадал? Да, как и было обещано.

            На рынке до реформы картофель был чуть дороже, по 1 рублю 30 копеек за килограмм. Казалось бы, после реформы его цена должна была стать 13 копеек за килограмм. Ан нет! На рынке он стал почему-то стоить 30 копеек за килограмм, то есть подорожал более чем вдвое. Почему? А шут его знает, так ему, рынку, захотелось.

            Ну и наплевать бы нам, советским людям, на рыночных спекулянтов, мы пойдём в магазин и купим картофель в магазине, по 10 копеек. Да только ведь в магазине работают живые люди, как же им продавать картофель по 10 копеек, если можно продать на рынке по 30 копеек, а в магазине только накладную отметить, что был, да продали весь, а разницу в цене ощутить приятной тяжестью в собственном кошельке. Скажете, что мелочь, копейки? А количество? Ведь картофель и сейчас является едва ли не основным продуктом питания у наших людей, а в те годы и подавно.
 
            И поехали машины с государственным картофелем со складов прямо на рынок, минуя магазины. Нет, конечно, кое-что в магазины иногда поступало – в основном то, что оставалось после переборки – гниль и отходы, которых рынок не принимал. Ясно, что в одиночку заведующий магазином проворачивать такие дела бы не смог, здесь нужно участие и заведующего складом, и прикрытие руководства, и контролирующих органов, и вообще целая криминальная цепочка. Но за этим дело не стало – всё очень быстро сформировалось – все люди, всем хорошо жить хочется.

            Главное, риск минимальный, попасться можно только непосредственно в момент выгрузки. А если картофель уже лежит на рыночном прилавке, доказать ничего невозможно, картофель ведь не яйцо, на каждый клубень штамп не поставишь, государственный от частного не отличишь.

            Вот и сбылись предсказания экономистов – реформа ощутимо ударила по кошелькам основного населения, вынужденного либо платить за гнильё в магазине, либо идти на рынок и оставлять там свои скудные денежные запасы. Зато определённая группа людей улучшила своё благосостояние очень даже – ведь план государственных поставок сельхозпродукции выполнялся неукоснительно.
 
            Так и представляются две огромные трубы – по одной картофельная река течёт на рынок, а по другой возвращается поток денежных купюр, которые сыплются на головы участников процесса почти золотым дождём. В таких условиях удержаться от соблазна очень сложно, вот и Валериан Павлович тоже не удержался.

            Вначале он буквально ошалел от нахлынувших богатств, но сразу всерьёз озаботился вопросом их сохранения. Повсеместно размещённые плакаты призывали: «Храните деньги в сберегательной кассе!», обещая, что их там не только сохранят, но ещё и приумножат, начислив на вклад целых 1%, а то и 2% за год.
 
            Валериан Павлович не сомневался в сохранности и приумножении, но с большим недоверием относился к гарантируемой тайне вклада, справедливо опасаясь, что частота и размеры поступлений могут вызвать нездоровый интерес определённых органов.

            Взвесив все «за» и «против», Валериан Павлович всё же решил хранить свои деньги дома. Разумеется, тёщу он посвящать в свои дела и не собирался, а вот почему жене ничего не сказал, не совсем понятно. Может, он всё ещё не опомнился после развода с первой женой, которая весьма изрядно общипала его на прощанье, и осторожничал, а, может быть, готовил для любимой сюрприз, кто знает.

            Как человек осторожный и аккуратный, он постарался всё предусмотреть: сложил деньги в металлическую коробочку, которую завернул в мешковину и спрятал на чердаке. Место для тайника выбрал самое труднодоступное – под самой крышей, за массивной балкой. Периодически, по мере поступления денег, коробочка вынималась, пополнялась и вновь укладывалась на прежнее место.

            Всё продумал Валериан Павлович, но не учёл неуёмную энергию любознательного Антошки, который, обследовав все уголки в саду и в доме, принялся за чердак. Шустрый и наблюдательный мальчишка разглядел свёрток и, разумеется,  добрался до заветной коробочки.
 
            Антошка за всю свою дошколятскую жизнь не видел денежных купюр крупнее трёхрублёвой, ему вообще доверяли только мелкие монеты, да иногда железные или бумажные рубли.  Про то, что бывают купюры по 25, 50 и 100 рублей он даже не слышал, тем более не видел их никогда, а потому решил, что нашёл старинный клад.

            О своей находке он ни бабушке, ни родителям рассказывать не стал, чтобы не получить нагоняй за посещение чердака, а сразу помчался к друзьям. Когда они наигрались красивыми «древними» бумажками, Антошка щедро одарил ими всех своих приятелей.

            Обнаружив в карманах своих отпрысков нешуточные богатства, изумлённые родители без особого труда установили источник обогащения, после чего повели себя по-разному. Кто-то, очень честный, пошёл к Антошкиным родителям возвращать деньги, кто-то, не слишком честный, прибрал бесхозные деньги подальше, а самые кристально честные и принципиальные направились с деньгами «куда следует», чтобы «просигнализировать».

            Разразился грандиозный скандал, начались бесконечные разбирательства и выяснения, угрожающие разрушить и семейное, и производственное благополучие.

            На допросе у следователя Валериан Павлович от денег напрочь открестился: «Ничего не знаю, понятия не имею, откуда взялись. Ребёнок фантазёр и выдумщик, по возрасту мал, мог придумать что угодно, скорее всего, нашёл где-то в другом месте».

            Напуганный частыми допросами и возникшим переполохом, Антошка рыдал и уже сам не мог вспомнить, где именно нашёл свой клад.

            В картофелехранилище провели ревизию, но, как и следовало ожидать, ничего не обнаружили, поэтому до суда дело не дошло (думается, не без помощи многочисленных заинтересованных лиц).

            Все изъятые деньги были перечислены в государственный бюджет. Кстати, точную сумму установить так и не удалось, так как часть денег осела в карманах тех самых «не очень честных» родителей, часть исчезла при подсчёте, часть просто была потеряна детьми.

            Через год, когда всё успокоилось, Валериан Павлович однажды обмолвился, что всю жизнь мечтал об автомобиле «Волга» и осуществил бы свою мечту, если бы… и замолчал.

            Можно сказать, что Валериан Павлович легко отделался. Он даже партбилет сохранил. Вот если бы дело дошло до суда, тогда его предварительно бы исключили из партии, а потом уже судили как беспартийного. Поскольку обошлось без суда, ограничились выговором, но выговоры, как известно, со временем снимаются.

            С насиженным местом заведующего складом пришлось расстаться, но с плодоовощной базы его не уволили, лишь понизили в должности, тоже с выговором (кто же разбрасывается грамотными и нужными специалистами). Через несколько лет Валериан Павлович доблестным и безупречным трудом вернул себе утраченное доверие, равно как и утраченную должность, более того – впоследствии занял должность значительно более высокую и престижную.

            Жена очень нервничала и переживала, но мужа простила, и вообще всегда была рядом и поддерживала его во время всех выпавших на их долю неприятностей, что ещё раз убедило Валериана Павловича в том, что он не ошибся в выборе подруги жизни.

            Антошку даже не отшлёпали, только провели беседу, после которой он дал «честное-пречестное слово» больше никогда так не делать. Его голубые глаза в рыжих выгоревших ресницах при этом смотрели так искренно, что невольно рождалось сомнение в том, что он исполнит обещание.

            Тёща от переживаний попала в больницу с угрозой гипертонического криза, но там её быстро подлечили, потому что медицина в те годы была бесплатная, врачи добросовестные, лекарства проверенные, имелись в необходимых количествах. Ведь всё наше советское руководство лечилось хоть и в отдельных больницах, но в собственной стране, а не в зарубежных клиниках, поэтому финансирование здравоохранения производилось своевременно и добросовестно. Получив качественную  медицинскую помощь, тёща здоровье восстановила, но зятя простить так и не смогла.

            Если бы её спросили, что именно в этой истории задело её сильнее – недоверие зятя к ней и дочери, подмоченная в глазах знакомых и соседей семейная репутация, или сожаление о бездарно утраченных таких больших деньгах, каких она никогда в своей жизни не видела – она бы и сама затруднилась ответить. Только относиться к Валериану Павловичу, как прежде, пожилая женщина не смогла уже никогда.

            У обоих хватило воспитания не устраивать сцен, просто до конца своих дней тёща ограничила общение с зятем короткими фразами, только на необходимом бытовом уровне.

            Так что, дорогие граждане, если у вас завелись деньги, храните их в сберегательной кассе, только так вы сможете не только сберечь и приумножить свои сбережения, но и сохранить в семье мир и покой.

            Вот так бы и закончить – на такой жизнеутверждающей и энергичной ноте! Но пройдет всего лишь четверть века и этот призыв будет звучать настолько двусмысленно, что будет вызывать у людей старшего и среднего поколения только саркастический смех. Сквозь слёзы.

            Зато у молодого поколения лозунг этот никаких ассоциаций уже не вызывает, они озабочены лишь тем, где и как добыть то, что надо будет хранить и приумножать.

            Так что, и до настоящего времени проблема сохранения денег решается каждым индивидуально, было бы что хранить.

 
                        Иллюстрация из "Яндекс.Картинки"


Рецензии
ВЫБОР - ПИРАТА!
Чело нахмурил небосклон,
Барашки туч собрались у очей!
Пират по морю плавать обречен,
Дитя он ветра - штормовых ночей!

Да флибустьера грудь не быть в крестах,
Его без помпы в море похоронят!
Господь грехи всем взвесит на весах,
Слезу скупую разве мать уронит!

А искушенья хитрая змея,
Противно шепчет - брось скорее братство!
Уйди с морей жить в тучные края,
Забудь, что значит честное пиратство!

Ведь хорошо лежать у пышных трав,
Жена качает люлечку с младенцем!
Мальчишка босоногий пробежал,
Его ты барин нанял порученцем!

Вдыхать любимой сорванный цветок,
И молоком с коровки наслаждаться!
Затем удел, который так жесток,
Когда в любой момент ты должен драться!

Хоть дух порой трепещет и дрожит,
Ведь стать способен выстрел роковым!
Но доблесть, смелость ты надежный шит,
А абордаж случиться - победим!

Злой смерти пустота - тьмы дыр очей,
Туман войны синей над водой!
Не изменю Палладе, хоть убей,
Пусть даже битва станет роковой!

Не будет мне надгробного креста,
Но это даже лучше, ты свободен!
Служить не надо Бог без числа,
Душа поскачет вольно - словно кони!

А ад то лишь уловка мул, попов,
Которые хотят держать нас в рабстве!
Коварней нет духовных тех воров,
На вере, что привыкли наживаться!

А что реально, ты узнаешь сам,
Живи достойно, жадно, полнокровно!
Не отдавать ты честь свою на срам,
А будь как лев: бесстрашным, благородным!

Олег Рыбаченко   25.04.2017 20:39     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.