Равнозначный перекрёсток

                                         Крещенские морозы, как всегда, застигли врасплох. Охлаждающая жидкость еще с осени наполовину разбавлена водой. Как не разморозило радиатор? Непонятно. Возможно холод не столь жуткий, как со сна кажется. Но на градуснике минус двадцать, и, пока гараж открывала, все пальцы колом встали, не слушаются. Мотор при запуске издавал странные звуки, словно он не машина, а диковинная доисторическая тварь... Варвара отчаянно постучала по рулевому колесу: «Давай, миленький, заводись!» Безрезультатно, пожалуй, придется бежать на электричку, иначе можно опоздать. Маленькая хозяйка большого гаража ожесточенно толкала массивные ворота, но борьба была явно, неравной, проклятый замок не закрывался. Схватив лопату, Варвара неуклюже поковырялась ею и с размаху толкнула плечиком в ненавистную железяку. Ворота захлопнулись. Вытащив ключ, женщина, в спешке побежала прочь, но вдруг вспомнила, что сумка и ключи от зажигания в машине. Вернулась через, калитку в двери и, больно ударившись в темноте о щиток освещения, села в кабину. Сумочка лежала на заднем сидении, ключ торчал из замка зажигания. Попробовала еще раз. Мотор схватился и заглох. Осторожно, пытаясь не вспугнуть капризную бестию, Варвара повернула ключ. Двигатель, выплюнув облако черного дыма, завелся. Слава Богу, успею!
                                         Зимняя дорога весело скрипела под колесами. Ели, принаряженные инеем, величаво подсвечивались утренней зарей. Встречных машин мало, и ее «Семушечка» свободно летит средь пушистых январских снегов. Правда, окна еще заморожены, но из печки потянуло теплом. Теперь-то в срок приедем. Сегодня же куплю канистру тосола, заеду на станцию, пусть заменят и, вообще посмотрят. Уже три месяца капот никто не поднимал,  может, там и двигателя вовсе нет. Смешно. До чего милая машинка - такой мороз, а она едет. Надо ей девяносто пятого бензина купить, пусть полакомится. Третью иномарку на буксире тянут, а она сама катится, Семушечка моя! В приемнике надрывно страдала Алла Борисовна. Столько лет одна и ничего, не пропала. Боже, как мне надоела мать со своими кандидатами в мужья! Вчера привела красавца на смотрины. Вспомнить стыдно. Сватовство майора, только невеста не стремится замуж. Где она их находит, почти все с двумя высшими образованиями. Видно заучились, позабыв в молодости про любовь, а теперь некому трусы стирать, вот и ищут прачку с интеллигентным уклоном. Как же его звать?... Ювеналий! Да, только любящая мама может этак наградить сыночка на всю жизнь. С виду симпатичный, а стоит рот открыть, с души воротит, дурак-дураком. Ювеналий Модестович Софрошкин, больше добавить нечего. Господи, зачем мне муж, и что она пристала ко мне со своими идеями? Я целых два года как в раю блаженствую. Утром просыпаешься в ощущении. Счастья - кровать новая, рядом никакого убожества, благодать! Три года, четыре месяца и семь дней в замужестве отсидела, за какие грехи? Говорила ему (Варвара даже в мыслях не называла имени бывшего мужа) по-хорошему: «Не люблю». Но мы туда же, в настырные, в заслуженные строители семьи. Слабак! Тещу как огня боялся, чуть что, сразу в командировку или к маме с папочкой. А разводился, позорник, даже детские книжки забрал под шумок. Нет-нет, никаких замужеств, Ювентусов, докторов наук с семейными труса¬ми в перспективе. Подшаманю Семушшечку, сделаю ремонт на кухне и, главное, поставлю охранную сигнализацию в квартире, чтоб ночью не опасаться. С вечера, входную дверь раз десять проверишь, и все равно ночью страшно. Сегодня заеду к этим фирмачам охранным. Где у меня газета с рекламой? Варвара  сунула правую руку в сумку, наполненную черт знает чем, и, что поразительно, всё крайне нужные вещи. Взять хоть первую попавшуюся в руку... мазь «Дэта» от комаров! Гм, с лета лежит, после пикника с коллегами и с шашлыками. Да, тогда коллеги обгорели как  шашлыки. Где же газета?... Резкий толчок справа, и машина, перелетев через полосу встречного движения, заглохла на обочине. Варвара в ярости выскочила из кабины. 
                                           Ее вишневая Семушечка, истекая синеватым тосолом, взывала к состраданию смятым крылом и разбитой вдребезги фарой. На правой стороне дороги стоял премерзкий верзила без шапки, в нагольном полушубке и внимательно осматривал свою, немытую тот вековой грязи, «Таврию». Варвара захлебнулась от негодования:
—Ты, ты куда смотришь, куда тебя несет, водила? Куда ты выпятился со своим «Запорожцем», село?
—На кудыкину году, мадам… И не тыкайте мне, мы с вами не на короткой ноге. Вы что тут из себя изображаете, водителя первого класса или рэкетира? Должен сказать, мадам...
—Прекратите свои издевательства! Я вам не мадам...
—В таком шляпце только француженки могут совершать ДТП. И я подумал...
—Подумал он! Вы бы лучше думали,  куда едете. Стой!— Варвара кинулась наперерез серой «Волге».— Стойте, стойте! Молодой человек, вы не могли бы вызвать ГАИ?
—А чё, не можете сами разобраться?—профессионал насмешливо рассматривал двух «чайников».— Скажи ему, пусть платит за pемонт, и разбегайтесь. Эй, мужик, чё жмешься? У тебя же помеха справа была, надо уступать на равнозначном перекрестке.
— Я и говорю ему... ездят всякие на своих «Запорожцах», а потом ухмыляются. Молодой человек, сообщите, пожалуйста, первому постовому.
—Так это он на «Таврии»?— удивился шофер «Волги». — Ты глянь, поместился! Ну, мадам, тогда гоните капусту.
- Езжай, знаток! — Варвара сорвала с головы модную шляпку.
—Мне-то что, танки грязи не боятся!—водитель «Волги» стал медленно поднимать боковое стекло. — Так вызывать мен...
— Ладно, брат, гони, мы тут с мадам обмозгуем и решим,— вступил в разговор седой.
—Нет, вызывайте!— Варвару понесло — Они разберутся, кто прав, кто виноват.
—Дело хозяйское, если увижу, передам. —«Волга» стремительно сорвалась с места и через считанные секунды скрылась за поворотом. Варвара демонстративно села в свою остывающую машину.
Прошло четверть часа. Седой бугай, подняв осколки стекла и убедившись, что их не склеить, швырнул ненужный бой под ближний куст. Варвара тихо заплакала. Сон в руку, чувствовала, что случится неладное. Если еще вовремя не приедет в процесс, совсем пропащее дело. Окна затуманились, холод проникал сквозь дубленку. Ну почему мне так не везет? Откуда он взялся со своим «Запорожцем»? Отвратительный тип! Кажется и вправду моя вина, тут же равнозначный перекресток. Ну, зачем, зачем мне эта газета понадобилась? Дура! Холод собачий, скорее бы гаишники приехали. Машина не заводится, только щелкает. Господи, помоги мне! Слезы застилали взгляд и медленно скатывались по щекам. В заиндевелое окно постучали. Варвара наскоро вытерла глаза, открыла дверцу и наткнулась на улыбку ненавистного здоровяка.
—Что вам еще?
—Чаю хотите? Горячий, из термоса,— лицо великана выражало сочувствие.
—Да отстаньте вы от меня, со своим чаем, мужчина! Я на работу опаздываю... Машину разбили...
— Вы не расстраивайтесь, девушка. Травм нет, мы оба живы, а железо, оно и в Африке железо.  Глотните чайку для сугрева,—Варвара машинально взяла протиснутую пластмассовую кружку,— с травами и золотым корнем.
 — Спасибо! Я, кажется и вправду виновата, у меня помеха...
— Я тоже хорош, надо было тормознуть на всякий пожарный, но увы...
— Пожалуй, я вам заплачу за ремонт, но у меня при себе нет таких денег,— мужчина улыбнулся.
—Вы мне не верите?
—Верю, ГАИ ждать будем?
—Не знаю, а кто меня отсюда потащит?
—Ну, уж во всяком случае, не ГАИ, они только отберут права и составят протокол, а дальше ковыряйтесь сами. Я вижу, что тосол потек...
— И не заводится...— предательские слезы опять затуманили взор.— Опоздаю...
— Ну, давайте на моей коробчёнке доедем. Вам, к которому часу и куда.
— В Шлыково, к девяти.
— Так тут же рядом, поехали. Мне тоже туда.
— Правда? Я в процесс опаздываю, а судья такой принципиальный, уже один частник написал. Дело абсолютно выигрышное...
— Значит, в суд спешите?
— Я адвокат. Обычная бракоразводная бодяга. Муж в суд не является, жена детей к матери отправила, с другим живет. А он надеется, что вернется...
— Как говорили древние: «Фэци квод потуй, фациант мэлиора потэнтэс». Я с вами не поеду.
— Почему? Я заплачу...
— Дело в том, что в наше время оставлять битую машину весьма опасно...
— Она все равно не работает.
— Это у вас не работает, а кто захочет—заведет или на буксире утащит. Так что берите мою «Таверну» и гоните в суд, пока не опоздали, а я посторожу и посмотрю заодно двигатель.
— А если ГАИ остановит?
— Во-первых, «Оку» и «Таврию» останавливают только при явном нарушении правил. Во-вторых, кто в такой мороз хочет работать? В третьих, спешите, пока я не передумал.
— Вы меня не обманываете? А вдруг я не смогу ехать?
— Высокий суд, граждане присяжные! Посмотрите на этого, с позволения сказать, адвоката, эту, подозрительно мудрую, адвокатессу. Я с кровью на сердце отрываю от себя «Тавриету-Феррари», для ее же блага, а она кобенится.  Господин товарищ прокурора, вразумите, зарвавшихся в недоверии к людям, работников самого народного суда в мире...
— Забавно, но ключи от зажигания я вам не оставлю. Извините.
— И правильно сделаете. Вот вам для гарантии некоторые документы, тут паспорт, права и прочие бумажки. Берите-берите вместе с визиткой. Мы, вахлаки, доверяем всем, даже адвокатам. Кстати, я не представился: князь Александр.
—Варвара. Извините Александр...
— Никаких извинений, все нормально. Вылет разрешаю.
                                              С грехом пополам Варвара доехала и, запыхавшись, влетела в зал заседаний. Ее клиентка уже сидела на месте, обиженно поджав губы. «Стерва, истаскалась вконец, так еще из себя праведницу корчит. Надо увеличить гонорар. Муж дурачина, ему бы забрать причитающуюся половину, вот повертелась бы моя злючка. А жадная - на Новый год открытку принесла, что при ее миллионах просто оскорбительно. Я лечу, в аварию попадаю. Нет, пускай вносит в кассу».
—Здрасти, Татьяна Алексеевна, я немного припоздала,- Варвара открыла досье.
- Да уж... - клиентка надменно смотрела поверх головы.
                                              Судья явно никуда не спешил. Варвара сидела как на иголках. От отчаянья и жестокого цейтнота выбила своей подзащитной немыслимо благоприятные условия развода, но той было мало. «О, гений российской поэзии, как ты был прав, написав бессмертное произведение! Нет, не читают наши бабы «Сказку о рыбаке и золотой рыбке», а напрасно». Наконец завершили. Клиентка, не сказав «спасибо», незаметно ушла. «Черт с ней, пусть подавится! С таких гонорар выбивать, себе дороже». Варвара вскочила в «Таврию» и помчалась к месту происшествия. «Мужик там уже околел наверно. Я заплачу ему, мы не из жадных клиенток, И пусть поможет найти буксировщик или как, его там. Этим «Запорожцем» не утянуть. А где же моя машина?»
                                              На месте аварии валялись только  припорошенные снегом осколки стекла. «Господи! Ну что я за дура! Украл, мерзавец! Ублюдок, сволочь, гад, скотина!» Варвара остановилась и заплакала, в голос, горько,  как на похоронах. «Ну конечно, украл, рожа бандитская-а-а. Стыдно сказать, кому поверила? Проходимцу, аферисту. Провел как дитя несмышленное, как... Постой, он же мне документы свои отдал». Из водительского удостоверения смотрело до боли знакомое женское лицо. «Так и есть—одну ворованную машину обменял на другую. Ну, почему я не дождалась милиционеров? Правильно мне мама говорит: «Тебе, Варечка, без меня не прожить, вмиг облапошат». Какая же я идиотка, так мне и надо! Куда теперь обращаться? Поеду к своим прокурорским, посоветуюсь. Одна голова хороша, а... Кажется ГАИ едет, а я в чужой машине. Ну, все, приехали». Жигуленок с проблестковыми огнями остановился рядом, Варвара вышла из машины.
— Какие проблемы, водитель?— усатый сержант мило улыбался.
— Никаких, если не считать то, что мою машину украли.
— А эта чья?
— Не знаю, скорее всего тоже ворованная. Мой ворюга одолжил ее временно мне, а сам уехал.
- Куда?— Сержант страшно заинтересовался. - Куда-куда, на кудыкину гору. Так он мне говорил. Чужие документы оставил и эту таратайку,— Варвара с омерзением пнула машину ногой.
- Интересно,— сержант ухмыльнулся, — о чем вы думали когда садились в «Таврию»?
— О работе, я очень спешила. Он меня чаем, угостил, аферист.
— Ну и шутник, адвоката уговорил! Вести аппарат сами сможете?
- Смогу. А вы откуда знаете, что я адвокат?
—Знаю. Поехали, будем разбираться. Пристраивайтесь за мной, я вас как правительственный ЗИЛ проведу.
                                            Варвара, облегченно вздохнув, уселась за руль чужой машины. «Ничего разберемся, мы тоже не лыком шиты, только нашли бы мою Семушечку. Он меня специально ударил! Правильно, как я раньше не догадалась? Стукнул, разыграл комедию и был таков.  Хорошо, что я ему не отдала свой тех... Черт! Техпаспорт в кармане козырька остался. Ну и разиня!» Мысли роились в голове с тупым постоянством. Незаметно для себя, Варвара, вслед за милиционером, въехала в небольшой дворик. Заглушив двигатель, вошла в длинный, сумрачный коридор. Сержант, шедший впереди, посторонился и пропустил потерпевшую в ярко освещенную комнату.
                                            Вокруг стола сидели трое мужчин, а прямо напротив двери восседал недавний знакомец:
— Он! Это он, сержант! Ах ты ворюга, поймался? Поймался, князь!.. Долгорукий...
— Варвара, вы что?— Александр в изумлении приподнялся.
— Ах, Варвара!— сарказму и иронии пострадавшей не было предела.— Мы такие благородные, запросто отдаем ворованные «Запорожцы» в обмен на «Жигули». Где моя Семушечка, бандюга?
— Там, разобрали уже...
—Оч-чень хорошо! Спасибо вам, товарищ сержант, мы с вами посадим эту банду, далеко и надолго, уж я  постараюсь!— мафиози застыли с открытыми ртами.
— Миша, в чем дело?— здоровяк непонимающе смотрел на милиционера.
— В шляпе!—Варвара образно прикрыла своей модной шляпкой коробок спичек на столе.—В шляпце, как вы недавно изволили выразится, господин аферист-обаяшка!
— Да погодите вы, мадам Барбара, впадать в прокурорский восторг! Миша, ты разве не объяснил?... — вновь опросил сержанта Александр.— Что молчишь?
— Не успел. Девушка, это мой старший брат, а ваша машина уже ремонтируется в цехе. Я хотел сюрприз...
— Я тебе покажу сюрприз, ментенок! — седовласый брат схватил бильярдный кий, сержант опрометью выскочил из комнаты.
                                             Пришедшие в себя, после  обличающего выступления Варвары, мужики расхохотались.
                                             Раненная машинка терпеливо сносила ужасы ремонта. Варвара с сочувствием осмотрела свою родную железочку. «Ничего, ничего потерпит миленькая и будет как новая, люди посложнее операции выдерживают. Надо заодно новый тосол залить. Попрошу... Ой, как неудобно получилось, обругала ни в чем неповинных людей. Посажу... надолго. Тоже мне нашлась... агрономша. Кажется, они знают, что делать с машиной. Специалисты. И этого мамонта Иваныча уважают. Надо запомнить отчество. Почему я его Долгоруким обозвала? Странно. А, наверно, от попытки украсть... Сержант виноват, но я тоже хороша.  Я им сверху заплачу, и больше никогда не буду орать, не подумав. Сколько они насчитают? Небось, такую сумму загнут! И пусть, любишь кататься...»
                                             Вся в заботах и размышлениях, Варвара съездила с Александром в ближайший магазин. Наличности не хватило, пришлось занять немного у Александра Ивановича. Он вел битую «Таврию» с изяществом профессионала, но не кичился умением.«Солидный  мужик, а приличную машину купить не может».

                                             Под вечер, когда укомплектовали ремонтников необходимыми запчастями, коллеги по несчастью прикатили к детскому саду. Поздно, внука уже забрала бабушка. Просто подвиг гувернантки. Прямо из кабинета методиста позвонила матери. Оказывается, сегодня должен придти Ювеналий Модестович, и заботливая маман необычайно сильно соскучилась по внучеку. «Этого только не хватало, - Софрошкина развлекать! Дудки! 0н уже с будущей тещей решает, когда встречаться с... со свободной женщиной. Я ему устрою свидание! Жених, понимаешь! А я... приглашаю милейшего Александра Ивановича в гости, пусть мой женишок не думает, что все глаза проглядела его поджидаючи. Раскрасавец нашелся, сепаратист поганый!»
                                             Впадать в дикое смущение новый знакомый не стал, а просто захлопнул дверцы машины и проследовал за Варварой. «Ишь ты, какие мы самоуверенные! Сумасшедший день, или женитьба Фигаро. Ничего, как только он вспугнет Софрошкина, сразу сам полетит... Подловато с моей стороны, мужик ничего не подозревает... В конце концов я ничего плохого ему не сделаю. Накормлю.... Эх,  выпить нечего, ему бы с устатку, да и мне не мешало бы. Устала, сил нет».
                                             Ужин готовили вместе. За кулинарными  заботами растаяла некоторая неловкость, имевшая место вначале. Варвара, привыкшая к упрощенному варианту приготовления пищи, не мудрствовала, а отварила картошки, нарезала колбасы и открыла банку салата. Александр Иванович,  достав из кейса красную рыбу и бутылку «Столичной», принялся нарезать тоненькие ломтики. «Ушлый джентльмен, разбитной хлюст, и все-то у него есть… Небось заранее приготовил, соблазнитель. Впрочем, банальных приставаний и даже намеков не наблюдается. Черт с ним, немного выпью для храбрости». Стол неожиданно получился очень привлекательным и аппетитным..  Александр, заметив оплавленную свечу, оставшуюся с новогодней ночи, водрузил ее среди яств пригасил верхний свет... «Угу, какие мы эстеты хитромудрые, интим создаем, а впрочем, правильно. Особенно должно понравиться Ювеналию Модестовичу».
                                             Выпив по стопочке, раскрепостились еще больше. Через полчаса весело болтали, забыв взаимную неловкость. Варвара, не привыкшая к спиртному, захмелела. Здоровяк казался ей самым милым человеком, и она раз десять извинилась за свое злосчастное выступление. Александр покровительственно прощал. Идиллическое застолье прервал резкий звонок в дверь. «Пришел, таки, ухажер!» Варвара вышла в прихожую, открыла дверь.
—Добрый вечер! — Ювеналий Модестович с обреченностью гладиатора шагнул в квартиру.
—Здрасти... — Варвара растерянно посторонилась.
—Я вот... Нина Карповна сказала, что у вас пробки выбивает, вот... Я... она просила посмотреть... — на лице Софрошкина вспыхнуло озарение,— мужским взглядом.
 — Спасибо, уже посмотрели другие электрики, — Варвару накрыла холодная ярость.
— Да, тогда я, пожалуй пойду...
—Метелка из трех гвоздик, я полагаю, предназначена мне?  Давайте. О, нынешних электриков отличает постоянное наличие при себе букета и бутылки шампанского. Похвально-похвально! Весьма кстати. Почему же так сразу уходить. Проходите, гостем будете.
— Случайно  взял,... в ларьке. Шел...
— Шел по улице малютка... Проходите, Ювеналий Модестович, знакомьтесь...
                                            Встреча не принесла мужчинам обоюдного удовольствия. Неумеха Софрошкин, открывая шампанское, залил свечу. Включили верхний свет и, невпопад разговаривая, продолжали ужин. Первым не выдержал прессинг обстоятельств раздосадованный жених. После нескольких неудачных попыток завладеть инициативой он вдруг вспомнил, что должен срочно бежать на работу. Присутствующие понятливо закивали, как же, раз надо в полдевятого вечера, потрудиться, тут ничего не поделаешь. Варвара доброжелательно проводила гостя к двери. Перекошенное учтивостью лицо Ювеналия Модестовича обещало исчезновение навеки. «Чучело огородное,  даже гадость на прощанье толком не смог сказать, тужился, тужился... Ищи, милок, другую прачку, а я примусь следующего выкуривать». Варвара вернулась в банкетную  залу, Александр Иванович заваривал чай.
— С вашего позволения, заварю фирменный...
— Я на ночь чай не пью... и кофе тоже.
— В таком случае пора и мне откланяться...— в комнате зазвонил телефон.
—Нет-нет, вы попейте, а я пока отвечу,— Варвара вышла.
   Звонила мать:
—Варечка, скажи маме честно, что за мясник у тебя в гостях,— «Софрошкин нажаловался...»
— Электрик.
— Какой электрик, доченька, что случилось?
—Пробки вышибает, и женихи-электрики приходят их вставлять...
— Не смешно... Я сижу с твоим ребенком... а ты!... — послышался злой плач.
— Успокойся, мамуля, просто я стукнула чужую машину, вот и разговариваю с мастером о ремонте...
— Не ври, маме! Мама тебя сердцем чует... Почему ты скрываешь, что у тебя кто-то есть?
— Никого у меня нет, я действительно попала в аварию...
— Я чувствовала, мама все знает... — Пошло-поехало, Варвара привычно отстранила телефонную трубку, из которой бурным потоком лилась родительская любовь и забота. Главное вовремя «угукать» в небольших паузах. Токовище продолжалось минут двадцать. В дверях комнаты, с полушубком в руках, показался Александр, он, молча, помахал  хозяйке рукой.
— Ладно, мамуля, я, пожалуй, пойду спать,—Варвара сделала гостю знак остановиться.—Да, мамуля, я все поняла, не беспокойся, попарю ноги и лягу. Завтра заеду и все-все расскажу. Санек спит? Спокойной ночи, мамуля... Вы куда собрались, Александр?
— В Красноармейск. Пора и честь знать...
— Так, раздевайтесь, никуда вы в пьяном виде, в такую даль не поедете.
— Я почти трезв...
— И слышать не хочу, раздевайтесь. Не хватало мне на сегодня еще одних неприятностей. Идемте пить чай, потом я вам на тахте постелю.
— А вдруг меня жена ждет?
— Позвоните ей...
— Я пошутил, нет  у меня жены...
— Мне безразлично ваше семейное положение, я не собираюсь за вас замуж.
                                            Кроме первого мужа, никаких других мужчин Варвара не ведала. Благодаря своей профессии, она знала о взаимоотношении полов несколько больше усредненного обывателя, но сие знание не вызывало непреодолимого желания проверить на собственной практике некоторые аспекты человеческого бытия. Секс штука занятная, однако, настоящая женщина вполне способна справиться со своими эмоциями, а Александр Иванович не из насильников, с ним поговорить — одно удовольствие. Говорили, говорили и неожиданно легли вместе.
                                            Три дня, пока ремонтировалась Семушечка, Варвару на работу и с работы, возил Александр. Обманутая бабуля терпеливо сидела с внуком. В пятницу приехали домой каждый на своей машине. Мастера денег не взяли ни копейки, но от фуршета не отказались — святое дело. Завезли в мастерские выпивку с закуской и приехали к Варе.
                                            Как быстро люди привыкают к счастью, благополучию и в дальнейшем считают, что сие есть их постоянный удел. Но жизнь хороша своей непредсказуемостью и обязательным концом чего-либо, даже самой жизни. Конец одного — есть начало другого. Поздним субботним утром раздался телефонный звонок. Маман, озверевшая от непривычных обязанностей воспитательницы, жаждала свободы. Выслушав занудный монолог, Варвара, пообещала приехать через час-полтора и нырнула в постель к милому.
—Ты почему не поставишь телефон рядом с кроватью?— Александр лежал с закрытыми глазами.
-  Шнура не хватает и времени. Мама звонила,просит поскорей приехать, но мы не будем спешить, успею.
— Правильно. Кстати, ты тогда успела на работу? Судя по озабоченности, у тебя был по меньшей мере Нюрнбергский процесс.
— Почти вовремя приехала, правда, моя грымза смотрела осуждающе...
-  Судья?
— Клиентка. Везет, же таким злючкам!
— Почему?
— Муж лопух, абсолютный. На суд не является, все отдал этой злыдне...
- Может, он в аварию попал и не смог явиться, а отдал, положим, не все...
— Не спорь со мной, миленький, я лучше знаю. Давай встанем, попьем чайку, только, чур, ты завариваешь, а я приготовлю...
—  Нет, мадам приготовлю я. Вы любите макароны с тертым сыром?
— Да, мужчина, я их обожаю. Особенно в вашем исполнении.
— Ария Спагетти из оперы князя Александра «Завтрак в полдень». Исполняет автор. Соло на дуршлаге и кухонном комбайне, он же!
                                              Первый выходной лучше, чем второй. Встанешь поздно, никуда не спешишь, рядом любимый, завтра опять выходной — прелесть.
— Сашечка, ты отдохни, пока я съезжу к маман...
— Нет, мне надо по делам.
— Куда?
— Отгоню машину ребятам в ремонт, а сам...
— Тогда я за тобой заеду.
— Не надо, меня Миша, отвезет на вокзал.
— Зачем?
— Я уезжаю в на Север, в Воркуту, а после, может быть, дальше.
— Как уезжаешь? Почему?
— Дела, Варечка, дела. Организую новую фирму и назову ее «Варвара». Не век же мне на, чужой машине ездить. Вот уже почти полгода как меня подставили, едва откупился. Жена переметнулась к бывшему компаньону, который, собственно, и подвел меня под удар. Придется пораскинуть мозгами и начать все сначала...
— Почему, почему ты скрыл от  меня?
— Я, не скрывал, более того, ты сама видела документы и знаешь мою бывшую жену или грымзу по-твоему. «Таврия» - ее, а свой джип я за бесценок скинул. Теперь пора собирать камни...
— Обманщик! Врун, врун! Уходи от меня, видеть тебя не желаю! Ты не в Воркуту едешь, ты к своей злючке побежишь, прощения вымаливать и будешь счастлив, если она к тебе вернется...
- Варвара...
 - Слушать тебя не хочу. Притворялся тут... Уходи, негодник, уходи!
                                             Люди встречаются, люди влюбляются, а потом, по своей невыдержанности, расходятся навсегда и страдают. В детстве Варвара обожала мальчика из параллельного класса, его тоже звали Александр. То была первая любовь, оборвавшаяся внезапным отъездом родителей из Харькова. Теперь, отъездом большого Александра, перечеркнута ее последняя любовь. «Господи! Жила себе одна спокойно, безмятежно. Пока не встретила искусителя. Правильно сделала, что прогнала его. Он и не очень сопротивлялся, проходимец. Влюбилась, институтка! Сколько раз обещала себе не впадать в безумство... разоралась. Но он тоже хорош, как в воду канул...«Варьчик, Варюшечка» Змей сладкоголосый, врун!... Мамуля женихов не ищет, только выспрашивает, не ударилась ли я  головой при аварии. Душой ударилась, мамочка, душой, но тебе не понять. Вот так наткнется бедная, беззащитная женщина на подобного афериста и мучается всю  жизнь. Хорошо, что у нас далеко не зашло, теперь-то я мудрая, пусть только объявится... полетит вверх тормашками. Нет, лучше вовсе, замечать не стану, пройду гордо, а если будет приставать, позову милицию. Надо придумать, как его унизить и посильнее».
                                            Пришли весна. Четвертого апреля Варвара ехала на работу позже обычного. Стоял ласковый, почти майский день. На памятном перекрестке вырос огромный рекламный щит с надписью - «Фирма «Барбара» ждет Вас!» Рядом, подняв руку, улыбался седой бородач.

—Мадам Барбара, не подвезете ли очень одинокого владельца фирмы до ближайшего «куда-нибудь»?
—Сашечка, миленький, давай поженимся!
—Заманчивое предложение, но каким образом?
—Поедем в ЗАГС...
—Не желаю... в ЗАГС...
—Ну, и пошел к черту!
—Хочу в церковь с обрядом венчания... -
—Врун, дурак, обманщик! Как я люблю тебя,... больше всех на свете!
                                        Через год Варвара родила двойню.


Рецензии
ВЕСНА СТРАНЫ СОВЕТОВ!
Юная, милая, чистая;
Красных советов страна!
Солнце встает лучистое,
Сердцем своим отдана!

Наши озера прозрачные,
Бурный хрусталь реки!
Носятся с мячиком мальчики,
Вместе на холм беги!

Грудь распирает от воздуха,
В каждой травинке весна!
Я обращаюсь к Господу,
Пусть нас минет зло, беда!

Время настало суровое,
Вторгся на Русь фашизм!
Выкуем для боя новое,
Чтобы царил коммунизм!

Вместе всегда дело спорится,
Мы словно сжатый кулак!
Раньше скакала конница,
Ну, а теперь стальной танк!

Дело великое Ленина,
Будем, как есть продолжать!
Сталина мудрого гения,
Что нас учил побеждать!

А напоследок вам выскажу,
Кто спасовал - проиграл!
Мысль поточнее выражу,
Скоро грядет финал!

Олег Рыбаченко   25.04.2017 21:53     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.