Эль-скандаль на розовском конкурсе...

                                   «…или новейшие тонкости конкурсного отбора»
                                                       эссе

                                   Читать и комментировать текст необязательно :)


Не приняли тут мою новую пьесу «Три дня осенней зимы»* для участия в конкурсе «В поисках нового героя». Надо сказать, что в конкурсах я редко участвую, за всю уже 56-летнюю жизнь и десятка раз не наберётся. И на большинство драм_конкурсов по возрастному цензу мне путь давно закрыт. А тут всё так удачно совпало – и пьеса только что окончена, для меня как автора значимая, над которой работала более десятка лет, как уж нынче ни у кого не принято – и конкурс новый, без возрастных ограничений.
В честь Виктора Розова, которого бесконечно ценю и на чьей драматургии выросла.

Но не приняли: пьеса была выложена на моём личном сайте и на Прозе.ру, на страничке с почти нулевой посещаемостью. А я всегда всё написанное в сеть сразу выкладываю – по тем же возрастным причинам, чего ждать-то? Все мы смертны, причём внезапно, как мудро заметил любимый классик. И предугадать заранее, какой конкурс вдруг грянет – и с какими вздорными условиями, просто невозможно.

Я, конечно, поинтересовалась у координатора конкурса Б**., отчего же сразу не указали в условиях, что текст не должен быть опубликован в Интернете? Да, в условиях прописано дежурное, что публикаций текста быть не должно. Но, одновременно с этим, на всех конкурсах и во всех редакциях, с какими я доселе имела дело, публикациями считались лишь бумажные, книги и журналы. Сетевые публикации всерьёз не принимались, от них брезгливо отмахивались, типа – баловство. Поэтому считаю, что введение в устав нового конкурса такого революционного условия должно было бы быть оговорено особо – в силу всё ещё стремительно развивающегося процесса «автор-Интернет».
Но координатор Б. не удостоила меня ответом.
Я на её месте – всерьёз, не по-детски, находясь в процессе поиска в драматургии «нового героя», без канцелярских отмазок и проволочек, без желания создать лишь видимость самого процесса – просто предложила бы автору убрать текст из сети, с его личных страничек. И приняла бы пьесу на конкурс. Но Б. видимо побоялась, что потом набегут некия гипотетические читатели, закричат негодующе: «Непорядок! Шулерство! Эту зверлинскую пьесу мы уже все читали! Бить продажный конкурс канделябром – и закрыть к чёртовой матери!» :)
Короче, по-человечески понять её можно. И в чужой огород со своим уставом не лезут, поэтому я честно приняла отставку моей пьесы. Лишь посоветовала Б. – на будущее – чётко прописывать конкурсные условия. Чтобы потом не тиранить авторов «от балды». :)
Но понять можно и меня: я расстроилась. Зачем мы все, авторы, вообще посылаем тексты на эти конкурсы? Не ради же победы, разумеется. Мы все люди пишущие и думающие, имя нам легион, маньяков среди нас немного. Литературы – и текстов вообще – теперь море разливанное, автору всё труднее найти своего читателя. И любой конкурс – это уникальная возможность просто предложить текст к прочтению. Возможно, даже компетентными людьми. И печально, когда тебя такой редкой возможности лишают по причинам, на мой вкус, просто высосанным из пальца.

Чего бояться конкурсу? Ну висит у кого-то текст в сети – и что? В сети висят целые книги и романы, что не мешает редакциям их публиковать и продавать. Сетевые читатели и читатели реала – не всегда одни и те же люди, и одно другому не мешает, чего тут истерить понапрасну.
Конкурс хочет открыть нового автора, новую пьесу? – пожалуйста! Может не опасаться: сейчас практически любой сетевой автор для широкой публики станет открытием и новым словом в литературе, по всё тем же «морским-разливанным» причинам, указанным выше.

Уточним сразу, что же есть сетевая публикация и чем она может быть вредна лицам, власть в литературе, как им мерещится, предержащим. Публикация, обнародование – игра словами: корень тут публика, народ. Короче, текст доступен,  любой может прочесть текст.
Но в основном не читает. :)

В типах сетевых публикаций есть два коренных отличия.
1.Вот выкладываешь ты текст в личном блоге – он обнародован, ты владелец всех прав на него – и можешь удалить в любую минуту. Ты, автор, над текстом властен.
2. А вот отправишь его, скажем, на конкурс или в сетевой журнал, альманах. Текст там вдруг возьмут и опубликуют на сайте. И потом кричи не кричи, ругайся с редакторами, что ты владелец прав. А убрать его невозможно: кому захочется из-за дурака-автора html-страницы переписывать? Да никому. То есть убрать текст не во власти автора. НетЪ.
Так вот «опасность» для искателей авторского эксклюзива может представлять лишь второй случай. Да, в первом случае текст, до удаления его автором, может быть прочтён десятком лиц – но это всё равно как прочесть его своей родне на своём же дне рождения. Все зевают, а слушают, ковыряя вилкой в салате. И никто не спросит автора, принёсшего потом редактору текст для публикации: «Дядям-тётям-племянникам на дне рождения читали? Ах, читали?! Да вы что?!!!»
Потому что это абсурд. :)

В общем, я не попала на конкурс по первому диагнозу: чтение вслух над салатом. :)

Но к моему бесконечному огорчению примешивалась и гордость за родную литературу: вот ведь как быстро бежит прогресс, уже обгоняет! Уже выросло поколение сведущих конкурсных координаторов, которые умеют пользоваться сетевыми поисковиками и могут грамотно вести отбор произведений в свете новых нелёгких правил текстовой фильтрации.
И я взяла случай на заметку: дождусь-ка шорт-листа и просмотрю результаты, чтобы гордость моя имела под собой хоть какие-то реальные основания. Ведь я-то пользоваться поисковиками умею неплохо, хоть давно и пенсионер: в этом деле главное – правильно сформулировать поисковый запрос, то есть задействовать головной мозг.
Но жизнь не стоит на месте, на копеечную пенсию не проживёшь, а текстами и театром, несмотря на многие народные постановки, я до сих пор не заработала ни единого рубля. Поэтому приходиться много работать, голова постоянно делом занята – я напрочь забыла об этом конкурсе.
Но судьба сделала финт ушами, и вот недавно наткнула она меня на этот шортик, из 10 авторов.
А 15 свободных минут у меня было…

Сходу и без ухищрений обнаружила я 3 текста*** опубликованными в сети в виде doc-файлов для прямого скачивания (что я и была вынуждена сделать, чтобы проверить их реальность).
А один текст, другого автора, уже даже и успел весной стать спектаклем, в рекламе которого указано, что он лауреат нескольких конкурсов ранее. Я-то не против, рада за автора – но условия вот этих вот конкретных  «поисков нового героя» почему-то запрещали участникам подобное вольнодумство. Ведь и я сама попала под капризную раздачу. :)
Вся эта нехитрая статистика по шорт-листу даёт общее представление, насколько «качественно» были отфильтрованы по принципу «сетевых публикаций» остальные конкурсные тексты.
.
Что же всё-таки это было? Со мной лично сводили счёты? Но я лично вообще никого не знаю ни в лит_тусовке, ни в театральной: я в них не лезу. Опять дискриминация по возрасту? По биографии? По образованию? По фамилии? Фэйс-контроль? Можно только гадать до бесконечности…
Скорее всего, в устье конкурсного текстового потока просто оказались некомпетентные люди, не отдающие себе отчёта в своих действиях. Жаль лишь, что всё это произошло в рамках конкурса, связанного с именем драматурга, чьи пьесы всегда были для нас, для меня лично, нравственным мерилом – о добре, о чести, о справедливости…
Да и вообще: логика и здравый смысл – где вы, где вы…


______________________________________________
* Мой отфутболенный драм_текст, если кому обругать охота
здесь                              - http://proza.ru/2012/12/11/1471
на моём новом сайте - http://teatr-snov.slovobus.ru/PROZA/DR/3_day_O_Z.html

** Ничьих имён я не указываю и указывать не собираюсь. Моя цель не навредить конкретным лицам, а указать немногим понимающим людям на важные проблемы, стремительно набегающие в самом сетевом текстовом поле – и в связанных с ним процессах и мероприятиях.

*** Тексты эти сохранены на моём компе, что является прямейшим доказательством их сетевой публикации. Ибо я не хакер, людей сих не знаю и другими путями тексты обрести не могла бы. Теоретически, со всеми этими доказательствами можно было даже подать в суд – на конкурс с двойными стандартами: за моральный ущерб и дискриминацию по принципу «зверлину не берём». Но я не сутяга, не так много жизни в запасе осталось, чтоб тратить её на чушь и чьи-то раздутые щёки. Разве что вызвать конкурс на дуэль – и не явиться. :)

В каком-то смысле, это эссе и является брошенной мной в пустоту литературной перчаткой. :)
______________________________________________

За сим остаюсь я, Ольга Зверлина,
не прошедшая драматургический фэйс-контроль :)


Рецензии