ДедушкА СоЛомОн и конец Света

                                               трагикомедия в десяти картинах

                                                                                                

Действующие лица:
---------------------------

СОЛОМОН – старый портной
БОРИС – его сын
РИТА – дочь Бориса
ТЁТЯ ФИРА – домработница, почти родня
РОЗА – клиентка Соломона
ЗЯМА – друг Соломона
КЭРОН - мать Риты, бывшая жена Бориса
ЭДГАР – друг Риты




 Большая  комната в доме СОЛОМОНА, в которой так любят проводить время  члены семейства.  Здесь идут примерки, пишут книги, смотрят телевизор, встречают гостей, влюбляются и расстаются. 
Посреди комнаты  большой стол для раскроя, стулья, большие кресла в светлых чехлах, как на картине «Ленин в Смольном». На стене -  работающий на малой громкости телевизор. Слева – входная дверь,  прямо –  мастерская  Соломона, справа  дверь, ведущая наверх, в спальни членов семьи. Возле мастерской, на стене -  большое  зеркало, в которое попеременно заглядывает все героини.


                                                                   СЦЕНА 1.

 За столом сидит  очень серьёзный БОРИС и пишет что-то в большую тетрадь. Из мастерской выходят СОЛОМОН и РОЗА в недошитом платье яркой расцветки. РОЗА  крутится перед зеркалом, бросая выразительные взгляды на БОРИСА. СОЛОМОН  примётывает к платью  рукава.

СОЛОМОН:  Я же говорил, Розочка, что в этом платье вы будете как тот цветок. Этот цвет  вам очень к лицу. Правда, правда. Эх, если бы не старость, я бы на вас женился, честное слово.  Ведь какая красота! Правда, Боря?
БОРЯ:  (не отрываясь от тетради) Что вы сказали, папа?
СОЛОМОН:  Ты не только слепой, но и  глухой к тому же.
БОРЯ:    (в раздражении)  Боже мой! Никакого покоя в доме! (уходит)
СОЛОМОН:  Эх, Боря, Боря! (вздыхает)
РОЗА:    (кокетливо) Соломон Маркович! А вы жениться  собираетесь?
СОЛОМОН:  Конечно.
РОЗА:     Что «конечно»?
СОЛОМОН:  Конечно, нет, но вот сын – да.
РОЗА:     Что «да»? 
СОЛОМОН:  Тоже нет.
РОЗА:     Где-то я такое уже слышала.
СОЛОМОН:  Так известно где.
РОЗА:     А всё-таки, что об этом думает ваш Боря?
СОЛОМОН:  Это зависит от вас, Розочка.  Думайте об этом чаще и громче, он и услышит.
РОЗА:   (просияв) Вы так считаете?
СОЛОМОН:  Ну, конечно! Не забудьте - завтра – последняя примерка в это же время.
РОЗА:   Неужели, месяц прошёл? Как быстро время пролетело.
СОЛОМОН:   И не говорите.  Так вот, Роза... Завтра, когда вы придёте, меня здесь не будет. ПАУЗА.  Но вы ничего такого не думайте и ждите… И заклинаю вас: думайте громче!
РОЗА:   Постараюсь. Буду думать так громко, что меня услышат на улице.

РОЗА скрывается  в мастерской, через минуту возвращается в обычном наряде.

 РОЗА:     До свидания, Соломон Маркович. Будьте здоровы!
 СОЛОМОН:  И вам того же желаю, как и себе…

РОЗА  уходит. СОЛОМОН, стоя  кроит что-то огромными портняжными ножницами и тихо напевает. Входит Борис, снова садится за стол и пишет. По телевизору показывают «Новости».

СОЛОМОН:  Всё пишешь?  Всё пишешь и пишешь, будто большой  учёный. Что ты пишешь, сын?  Диссертацию или  книгу? Так нет же! Всякую ерунду пишешь – где был, что видел… Кому это надо, Боря? Кто будет это читать?  Нет, чтобы с красивой дамой прогуляться… 
БОРИС:     Снова вы за старое, папа.  Мне ещё три страницы писать за вечер, а вы всё с какими-то намёками.
СОЛОМОН:   Скажи, ты, правда, ничего не замечаешь?
БОРИС:     И что я должен замечать?
СОЛОМОН:   И не понимаешь?
БОРИС:     А что тут понимать. К тебе приходят заказчицы,  ты шьёшь им платья… Что здесь такого?
СОЛОМОН:  Это не просто платья, Боря. Они шлют тебе сигналы. Посмотри на меня! Я такая красивая!  Обрати на меня внимание,  идиот с тетрадкой! Подними голову и посмотри! Это сирены, а не женщины!!!
БОРИС:    Не преувеличивайте, папа. Кому я нужен? 
СОЛОМОН:  Ты им нужен, Боря. Разве не видишь – какие взгляды они бросают на тебя? А наша Роза? Цветок, а не женщина! Я бы бегом бежал, если б на меня такая посмотрела.  А ты как настоящий шлимазл, сидишь и пишешь, сидишь и пишешь!  Бумагу только переводишь.
БОРИС:    Я не перевожу. Я описываю каждый  наш день, анализирую события. Когда-нибудь  люди прочтут  мою книгу и скажут мне спасибо. Потому что пишу я только правду.
СОЛОМОН:  Правда – это хорошо.  Но за этой правдой ты позабыл за себя. Ты лучше вспомни, что жизнь проходит, а ты совсем не видел счастья. 
БОРИС:    Жизнь уже прошла.
СОЛОМОН:  Не говори ерунду.  Жизненный опыт гораздо лучше безжизненного.
БОРИС:    Вы последние новости слушали? (берёт пульт и добавляет звук)
СОЛОМОН:  Я ещё не глухой.
ГОЛОС ТЕЛЕВИЗИОННОГО ДИКТОРА:  По всей Земле нарастает волна  паники по поводу грядущего конца света. Участились случаи самоубийств,  погромов и массовых беспорядков.  Создаётся впечатление,  будто люди спешат пройти все круги ада, прежде,  чем наступит судный день. Но не все  подвержены паническим  настроениям,  кое-кто пытается найти выход. Так в маленьком городке на юге страны  собрались толпы людей, стремящихся попасть на священную гору Атир. По нашим данным, это широко  известная  сектантская группа, основательница  которой Кэрон Вэй  утверждает, что гора  является местом второго пришествия Бога и только здесь можно спастись от гибели. Наша съёмочная группа побывала на месте событий.

На экране  появляется изображение КЭРОН  в окружении  «паствы».

КЭРОН:  (крупным планом) Люди, слушайте меня! Бог говорит моими устами. Вы знаете, что конец неизбежен и  на Землю нашу скоро упадёт гигантский астероид... (с подвыванием)  И восплачет  земля сия, и изнемогут все, живущие на ней, со зверями полевыми и птицами небесными, даже  рыбы морские погибнут! (звук уменьшается)
БОРИС:    Боже мой! Вы это видели?  Бог говорит моими устами...  Не могу поверить!
СОЛОМОН:  Малышка Кэрон говорит от имени  Бога?  Воистину мир перевернулся. Вот увидишь – скоро сюда заявится.
БОРИС:    Не переживайте, папа. Думаю, она не посмеет побеспокоить нас после того, что было.
СОЛОМОН:  Ой, вэй! Ты забыл, кто такая Кэрон и что она сделала с тобой  двадцать лет назад?  Так я тебе напомню!
БОРИС:  Не надо, папа! У меня с памятью ещё всё в порядке. (встаёт)   Знаете, вы правы.  Пойду  я лучше прогуляюсь!
СОЛОМОН:  Иди, сын мой. Надеюсь, ты не станешь искать свидания с этой звездой?
БОРИС:    Я вас умоляю! Зачем мне это нужно?
СОЛОМОН:  Ты умница, Боря, и не станешь  огорчать своего папу.

 БОРИС выходит на улицу.

СОЛОМОН:   Ступай, сынок.  Проветри свою умную голову.  А то мне больно смотреть, как пуста твоя жизнь, без тепла и ласки. И то, что много лет назад тебя бросила жена, совсем не значит, что наступил конец света.  Ты ещё так молод!.. А бедная твоя мама? Она так и умерла, потеряв надежду увидеть  тебя  счастливым. Всё время молилась и тихо плакала, несчастная женщина.  Но она не только плакала. Она тянула  весь дом,  детей, не щадя своего здоровья. Потому и ушла так рано… А как для меня, то 75 лет это уже и возраст для издохнуть.  Сколько можно!?  Жить, чтобы  кормить всю эту армию безграмотных врачей?!  Где их только берут и какой вуз их плодит?!


                                                                   СЦЕНА 2.

Входная дверь с шумом открывается и в дом вбегает  РИТА с огромным пакетом в руках, который она швыряет на пол. РИТА одета очень живописно в длинную разноцветную юбку и такую же кофту, поверх распущенных волос - ажурная вязанная шапочка, на ногах кеды. Она валится в кресло, разбросав руки и ноги.

РИТА:   Хо! Наконец-то дома! Как я устала, дедушка. Кругом столько народа, просто кошмар! Какие-то придурки в балахонах понаехали. Кругом  машины, толпы, пройти невозможно.   Но ты послушай!  Я нашла такие тряпочки, отпад просто! Ты только глянь, что я накопала... (вытаскивает из пакета, одевает  и демонстрирует юбки, кофты, шарфы, вертится перед зеркалом, танцует) Дедушка, смотри,  какой фасончик.  Ну, ты видел?  Правда, классно? Ну, скажи честно тебе нравится?
СОЛОМОН:  (брезгливо машет)  Рита, перестань вертеться, а то мне станет плохо. Убери эту гадость от меня.  Тебе что – носить нечего?  В твоей комнате два шкафа нарядов! Я тебя не понимаю... Зачем ты бегаешь в этот мерзкий магазин, когда твой дедушка – портной? 
РИТА:    Ну, как  ты  не понимаешь! Ну, да, ты портной и шьёшь красивые платья. А меня как магнитом тянет туда. Там.... там я могу найти брендовую вещь за копейки. Это как игра, как спорт... Ведь практически бесплатно! Ну?
СОЛОМОН:   Это не вещи, это просто барахло. (Рита подбирает и запихивает всё в сумку)  Когда ты пошил настоящую вещь, то будешь носить и радоваться. Все будут смотреть и говорить: «У Риты новое платье!»  Но  когда всего много, то это просто скучно.
РИТА:  Снова ты ничего не понял. Эх, дедушка!

Рита достаёт ноутбук, ставит на стол и возится с ним.

СОЛОМОН:  (продолжает стоя кроить и говорит как бы сам с собой) Как хорошо было раньше. Я был лучшим мастером этого города и все хотели у меня шить. Ко мне записывались в очередь известные люди. Я шил всё: от белья до зимнего пальто, потому что было такое время, когда хорошая, добротная вещь ценилась на вес золота. Это сейчас всего навалом и каждая сопливая  девчонка, умеющая строчить на машинке, объявляет себя кутюрье. Мне это очень смешно. Поверьте! Я был отличным мастером, и меня обожали все женщины города, потому что я мог делать их красивыми. Я всю жизнь кормился иглой и как говорится в старом еврейском  анекдоте, если бы я был царём, то был бы богаче царя, потому что я бы ещё немножечко шил. Другой загордился бы на моём месте  – я, мол, обшивал начальство. А я не имел такой моды – задирать нос. Соломон был просто мастер. Это сейчас – боже ж мой! Он шьёт для поп - звезды! И что с того? Какое людям дело до чьих-то поп, когда у каждого есть своя?  (Устало садится в кресло.)  Что ты там клацаешь, девочка?
РИТА:     Новости.
СОЛОМОН:  Что пишут?
РИТА:     Всякую чушь. В-основном, про  астероид и конец света. Ты знаешь, что всё случится в пятницу тринадцатого!?
СОЛОМОН:  Зохен  вэй!  Как это ужасно!
РИТА:     Не парься, дедушка. Наоборот, даже весело – умрём все вместе.
СОЛОМОН:  И что же тут весело, если вы пожить не успели? И что ты в жизни видела? Таки ничего!  Надо что-то думать.  Ведь есть же способы.
РИТА:   Да тут их столько!  Сейчас я тебе прочитаю. Вот... Фирма предлагает  строительство  прекрасно оборудованных подземных бункеров. Но это жутко дорого. (клацает)  Вот, ещё! Продаются  плавучие дома. Если брать сразу два, скидка двадцать процентов.
СОЛОМОН:  И почём?
РИТА:     Всего полтора миллиона.
СОЛОМОН:  За два?
РИТА:     За штуку.
СОЛОМОН:  Ох, не потянем,  даже, если продадим дом. Но кто его купит сейчас?  Тем более,  что стоит  на горе. Когда-то, здесь были самые дешёвые участки, и мы с твоей бабушкой выбрали  это, самое красивое место в городе. Здесь прошла моя жизнь.  Как думаешь, что будет, когда этот камень, таки свалится на нашу голову?
РИТА:   Что будет, что будет...  Ты, правда, не в курсе?  Все давно знают что будет. Вначале астероид прилетит и  ка-а-ак бабахнет!  Потом волной всех накроет. И всё! Писец котёнку!
СОЛОМОН:   Какому котёнку?
РИТА:    Человекам. И котятам тоже. Всем...
СОЛОМОН:  И сколько ей лететь, этой треклятой комете?
РИТА:     Около двадцати дней.
СОЛОМОН:  Боже мой! Надо думать и очень быстро.
РИТА:     И что ты  придумал?
СОЛОМОН:  (стоит, глубоко задумавшись.)  Не знаю пока. Но так не годится!  Нельзя просто сидеть и ждать... Не для того я прожил такую жизнь, чтобы покориться глупому камню.
Затемнение.

                                                            

                                                         СЦЕНА 3.

В комнате Борис и ТЁТЯ ФИРА. Из мастерской СОЛОМОНА слышится стрекотание   швейной машинки. БОРИС стоит у окна и слушает гомон, раздающийся с улицы.  ТЁТЯ ФИРА ходит с веником и делает вид, что убирает.

ТЁТЯ  ФИРА:   И когда вы  будете жить как люди? Я вас спрашиваю…
БОРИС:  (рассеянно)  Меня?
ТЁТЯ ФИРА:  Я тебя умоляю! Тебя только спрашивать. Молчи уже.
БОРИС:      Я молчу.
ТЁТЯ ФИРА:  Все думают, что если скоро конец света, так можно гадить  где попало.  И даже себе под ноги.
БОРИС:     Я не гадил.
ТЁТЯ ФИРА:   Да где тебе! Тебе бы только в тетрадках писать и больше ничего.
БОРИС:  (с досадой)  Далась всем эта тетрадка. Кстати, что у нас сегодня на обед?
ТЁТЯ ФИРА:  И что я вам снова должна? Снова  кушать?  Сколько  раз выхожу  и всегда одно и то же – всё кушать и кушать! Вы себе отдыхать думаете? Я вот зараз не кушаю и ничего. Не умерла. (без перехода) Хочешь вчерашних котлет?
БОРИС:    Почему бы и нет
ТЁТЯ ФИРА:  (рассеянно) Ну, нет, так нет. А где эта девочка бегает? Где Рита? Как всегда голодная и худая, как  мой шкилет. Вечно ей некогда…вечно бегает, где попало.

 ТЁТЯ ФИРА уходит наверх.  Стук в двери. Заходит РОЗА, сияющая и нарядная. БОРИС  во все глаза смотрит на неё. РОЗА в нерешительности топчется у порога.

РОЗА:   Здравствуйте.
БОРИС:  Добрый день.  Вы к папе?
РОЗА:   А как вы догадались?
БОРИС:  Очень просто. Вы уже были на примерке. Кажется, вчера.
РОЗА:   Я думала, вы меня не заметили.
БОРИС:  Вас трудно  не заметить. А папа сейчас выйдет. (подходит к двери и кричит) Папа, к вам пришла клиентка…
РОЗА:  (подсказывает)  Роза!
БОРИС: (через дверь) Её зовут Роза.
ГОЛОС СОЛОМОНА:  Я занят. Пусть придёт завтра.
БОРИС: (растерянно) Он просит  завтра зайти. Я даже не знаю…
РОЗА:    Ничего страшного. Можно и завтра. Мне не к спеху.
БОРИС:  (некоторое время в молчании  прохаживается перед РОЗОЙ)  Роза, а вам нравится Чичиков?
РОЗА:   (изумлённо)  В каком смысле?
БОРИС:  В самом прямом. Недавно перечитывал бессмертный роман и, как всегда,  обнаружил  кое-что новенькое для себя. Поразила невероятная многогранность его натуры.  Думаю, что таких людей, как Чичиков, разгадать нелегко. Ведь это не просто новый тип в литературе, а ещё и удивительный человек.
РОЗА:    Вы серьёзно так любите Чичикова?
БОРИС:   Да нет. Это я так, к разговору. Я, знаете, не умею разговаривать с женщинами. Очень маленький опыт.
РОЗА:   Ничего. Это не самое страшное. Бывает и хуже.
БОРИС:  Вы правы. 
РОЗА:   Наверное, мне пора. (мнётся у порога) Знаете, возле  вашего дома столько странных  людей.  Такое впечатление, будто сюда переехал сумасшедший дом. Вы заметили?  Кто-то молится, кто-то кричит  «Спасите!»  Такой кошмар! Вы…(замирает)
БОРИС:   Борис. Меня зовут Борис.
РОЗА:    Очень приятно. Роза.
БОРИС:   И мне. Так я вас доведу?
РОЗА:    Если можно?
БОРИС:   С превеликим удовольствием. Знаете, Роза! А давайте сходим в кафе? Как вы на это смотрите?
РОЗА:    Я не против.
БОРИС:   Тем более, очень кушать хочется, а наша Фира сегодня не в духе.
РОЗА:    Она такая сердитая?  Это ваша родная тётя?
БОРИС:   Не совсем.  После смерти мамы переехала к нам, чтобы помогать по хозяйству и всегда ворчит. Такой уж у неё характер, но она совсем не злая. Наоборот, очень добрая.

 Появляется ТЁТЯ ФИРА.

ТЁТЯ ФИРА:  Вы куда это собрались?
БОРИС:      Идём в кафе с Розой.
ТЁТЯ ФИРА:  Идите уже с Богом.  Куда хотите  идите,  раз котлеты мои не нравятся.

 Входит ЗЯМА с чемоданчиком.

ЗЯМА:   Мир вашему дому. Вы погулять, Боря?
БОРИС:  А вы к папе? Так он шьёт. (кричит) Папа, к вам гости!  (Розе) Идёмте, Роза.

 Борис подаёт ей руку, они  уходят.

ЗЯМА:  (глядя вслед РОЗЕ) Эх, были когда-то и мы рысаками! Ты должна это помнить, Фира.
ТЁТЯ ФИРА:  (передразнивает) Рысаками!  Молчи уже, старый козёл.
ЗЯМА:    Грубая ты женщина. Хорошо, что вышла за Сёму, а не за меня. А то даже страшно подумать…
ТЁТЯ ФИРА:  А что такого  я сказала?  Страшно подумать...(бормочет)  Чуть что, Фира плохая! Лучше б на себя посмотрели.

 ФИРА уходит.  Входит СОЛОМОН. У него усталый вид.

СОЛОМОН:   Он таки ушёл? Вместе с Розой?
ЗЯМА:      Твой Боря – настоящий кавалер! Взял даму под ручку и пошёл себе гулять.
СОЛОМОН:  Давно бы так.  А ты  смотрю – всё живой?
ЗЯМА:    (печально)  А что толку?

 Усаживаются  в кресла, долго сидят в задумчивости и вздыхают.

СОЛОМОН:   Ну, что, летит?
ЗЯМА:  (вздыхает) Летит.
СОЛОМОН:   А когда прилетит, что будешь делать?
ЗЯМА:      Тоже, что и все – умирать.
СОЛОМОН:   Мне сказал один клиент, что если заплатить за электричество, то конца света не будет.
ЗЯМА:    Ты всё шутишь, старый шлёма. Какие могут быть шутки, если скоро все умрём. 
СОЛОМОН:  Зяма, дорогой, мы не просто умрём, а дружно улетим на небо. Но всё это не страшно. Нашему народу не привыкать.
ЗЯМА:     А что не так с нашим народом?
СОЛОМОН:  А то не ты знаешь. Кого сорок лет гоняли по пустыне?
ЗЯМА:     Кого, как не нас.
СОЛОМОН:  Кто  рассеялся по всему миру?  Кого всю дорогу  истребляли и лишали  прав?... Всё нас, Зяма. Потому  мы ко всему привычные.  Привыкли страдать и трудиться до кровавого пота.  И только наш народ после стольких лет скитаний, мог выбрать для жизни  безлюдную пустыню и построить  там цветущий оазис. Бог нам в помощь!
ЗЯМА:    Соломон, я слышал, что на Луне продают участки. Может, купим в кредит и полетим?
СОЛОМОН:  А что мне там делать? Там я не смогу шить.
ЗЯМА:            И то, правда. Тебя не пустят в ракету с твоей швейной  машинкой.
СОЛОМОН:   А на руках шить -  уже нет здоровья…(машет рукой) Вот увидишь, спасутся те, у кого есть деньги или самые отчаянные...
ЗЯМА:   Ясное дело - каждый тянет одеяло на себя.  Потому мир скоро перевернётся. Что касается денег...  Один важный человек  сказал, будто можно купить место в раю.
СОЛОМОН:  (оживляется) Это уже интересно! Но вряд ли.
ЗЯМА:      Почему нет?
СОЛОМОН:   Разве не ясно? Место в раю надо заработать, а потом уже продавать.  Знаешь, Зяма, я совсем не боюсь умирать. Нам с тобой уже грех бояться.  Мне за детей обидно. За них я думаю день и ночь... Но меня, Зяма,  удивляют люди, которые вместо того, чтобы готовиться к встрече с НИМ, грешат без перерыва на обед и делают всё наоборот. Они не думают, что ад и так переполнен.  Но я скажу тебе правду, Зяма, я тоже великий грешник, потому что шью в субботу.  Но надеюсь, что ОН меня простит. Я делаю это ради своих детей. Чтоб они были живы и здоровы! И вот что я тебе скажу: спастись можно, и  ты мне в этом поможешь.
 Затемнение.

                                                              СЦЕНА 4.

Слышится  стрекот машинки. В дом  входит КЭРОН.  На ней длинное белое платье со шлейфом и маленькая изящная корона. Борис сидит за столом, поглощённый своей тетрадкой и никого не замечает.  КЭРОН  громко прокашливается, Борис поднимает голову и вскакивает.

КЭРОН:   Ну, здравствуй, Боренька.
БОРИС:   Кэрон?  Как ты здесь оказалась?   
КЭРОН:   Вот, зашла повидаться. Дверь была открыта.  Я очень соскучилась.
БОРИС:    И давно?
КЭРОН:    Что давно?
БОРИС:    Давно соскучилась? 
КЭРОН:    Мне всегда тебя не хватало. Можешь не верить, но это так.
БОРИС:    Как же ты снизошла до меня? Ты ведь сейчас не просто Кэрон... Ты -  царица небесная.
КЭРОН:   (смотрится в зеркало, поправляя корону) А ты хотел, чтобы я всю жизнь ходила с веником и варила тебе холодец?
БОРИС:    Я ведь  не знал, что женился на царице.
КЭРОН:    А как ты думал... В двадцать лет стать нянькой и похоронить себя в глуши?  Я ведь жизни  не видела  и вот тебе  радость:  пелёнки, горшки, кастрюли... Не вынесла душа поэта.
БОРИС:   Все женщины через это проходят и никто не умер.
КЭРОН:   Ну, что ты заладил: все женщины, все женщины...  Я не все. У меня свой  путь в жизни. Всё-таки ты не благодарный, Боря! Скажи спасибо, что я подарила тебе дочь. 
БОРИС:    Спасибо тебе большое. (кланяется) Могу и в письменном виде поблагодарить. Слушай! А,  правда, что тебе поставили памятник?
КЭРОН:    Не памятник, а бюст. Совсем небольшой.
БОРИС:   …и что у тебя было семь мужей…?
КЭРОН:   Не семь, а пять. Но любила я только тебя.
БОРИС:   Сомневаюсь.
КЭРОН:   Я и сейчас люблю.  Стоило мне только увидеть тебя, как тут же нахлынули…
БОРИС:  (перебивает) Перестань. Хватит мне лапшу вешать на уши. Я уже не тот наивный дурачок, каким был раньше.  Иди  вон к своим рабам. Они  плачут без тебя…  (С улицы доносятся крики:  «Царица наша! Кэрон,  мы с тобой!»)   Ты, слышишь?
КЭРОН:   Ничего страшного. Пусть поплачут. Хочешь, верь, хочешь, нет, я приехала только ради тебя!  (обнимает БОРИСА и  тот с  усилием отрывает её от себя)
БОРИС:   А как же они? Ты их бросишь умирать? Кстати, ты не забыла, что у тебя есть дочь? 
КЭРОН:   Странный вопрос.  Даже глупый.  Само собой, я хочу увидеть Риту. Как она? Наверное, уже совсем  невеста.
БОРИС:    Вовсе нет. Она ходит в детский сад, но уже не писает в штанишки, как раньше.
КЭРОН:    Перестань, Боря.  Я отлично помню – моей девочке двадцать один.
БОРИС:    Ошибаешься. Рите только двадцать.
КЭРОН:    Ну, хорошо. Двадцать. Сейчас это не важно, потому что скоро мир погибнет, и я должна быть здесь! Ты знаешь, что этот дом стоит на особом месте? Эта гора, она…
БОРИС:   (перебивает) Ты пришла поговорить про гору?  Тебя только гора интересует?  И тебе не интересно как мы жили всё это время, что с твоей дочерью?  Нет? Когда-то я мечтал об этой встрече, готовил обличительную речь. Но всё давно перегорело и мне не хочется ничего.  Тебя здесь нет давно. Нет тебя и всё тут. Испарилась Кэрон!
КЭРОН:   Ясно.
БОРИС:   Вот и хорошо, что ясно. Так что попрошу на выход!
КЭРОН:   Смотрю -  ты стал  таким смелым.  И у тебя хватит духу выгнать меня?
БОРИС:   Легко.
КЭРОН:   И не боишься, что Бог тебя накажет?
БОРИС:   Уже испугался.  Великая прорицательница Кэрон Вэй собственной персоной!   У меня всегда  вызывали  отвращение,  такие личности  как ты...   Те, кто именем Бога зарабатывает себе на жизнь. На Боге нельзя делать бизнес, его надо уважать. Уважать и жалеть.  Бог – мученик, потому что, создав этот безумный мир, он не может не страдать и не лить слёзы, глядя на то, во что мы превратили нашу жизнь. А ты всё никак не наиграешься в свои глупые  игры. Мне не только смешно, мне жаль тебя!

Входит ТЁТЯ ФИРА. Видит КЭРОН и всплескивает руками, роняя веник.

ТЁТЯ ФИРА:  (кричит) Караул! Гляньте-ка сюда, люди добрые, какое платье пошил наш  Соломон!!!  Натуральная  невеста своему жениху, чтоб он был жив и здоров!
БОРИС:     Вы заблуждаетесь, тётя Фира.  Она вовсе не невеста…
ТЁТЯ ФИРА:  (перебивает)  Та не морочь мне голову, Боря... Что я невесту не вижу?
БОРИС:     Это Кэрон, мать Риты… Разве не узнаёте?
КЭРОН:     Здравствуйте.
ТЁТЯ ФИРА: (рассматривает её со всех сторон)  Кэрон?  Ты хочешь мне сказать, Боря, что эта дамочка твоя бывшая жена? И она таки снова твоя невеста?      
БОРИС:     Почему же невеста?   Просто зашла повидаться.
ТЁТЯ ФИРА:    Просто повидаться? … И она таки вспомнила, что у неё есть дочь?
КЭРОН:     А что такое?
ТЁТЯ ФИРА:  Я сейчас покажу тебе что такое... Пришла повидаться она.

 ТЁТЯ ФИРА  наступает на КЭРОН и теснит. КЭРОН пятится и падает в кресло.

БОРИС:  (суетится)  Погодите, тётя Фира! Ну, что вы так нервничаете?  Может, вы чайку нам принесёте?
ТЁТЯ ФИРА:   Вам чаю? Кирпич  вам, а не чаю! Чтоб я этой паскуде чаи наливала!?
КЭРОН:    Не смейте меня оскорблять. Боря, ты - то чего молчишь? Уйми  эту старую корову.
БОРИС:   Тётя Фира,  спокойно! Возьмите себя в руки.
ТЁТЯ ФИРА:   Сейчас я возьму в руки... (подхватывает веник и начинает охаживать КЭРОН, та  прячется за кресло)  Это я-то  корова? А, ну кыш отсюда, невеста  задрипаная!  Чтоб духу твоего здесь не было!... Ты только посмотри на неё! Расфуфырилась как идиётка и Борей  нашим помыкает… «Уйми, Боря!»… Я тебе  покажу корову!
КЭРОН: (теряет корону и убегает) (в дверях) Погодите! Я ещё вернусь!

БОРИС поднимает с полу корону и возлагает на голову ТЁТИ ФИРЫ.

БОРИС:   Вы победили, тётя Фира! Поздравляю. Вам приз. О-о-о! Это было зрелище! Как вы  фехтовали  веником!  Настоящий гладиатор!
ТЁТЯ ФИРА: (с подозрением)  Кто я? Что ты сказал, Боря?... А ну-ка повтори.
Затемнение.
                                                                  

                                                          СЦЕНА 5.

В комнате никого. Слышится лишь стрекот машинки СОЛОМОНА. Заходят РИТА с ЭДГАРОМ.  Тот нерешительно топчется у порога, оглядываясь по сторонам.
 
РИТА:    Ну, что  ты там копаешься. Тащи сюда свой хвост.
ЭДГАР:  (входит)  Непривычно как-то. Ты ведь раньше и на порог меня не пускала.
РИТА:    Заходи, а то передумаю. (падает в кресло и задирает ноги на стол) Устала как собака, а ещё столько дел.
ЭДГАР:    Ты у нас труженица. Сколько желаний у тебя осталось?
РИТА:      Одно. Самые  неприятные уже выполнила.
ЭДГАР:    Это какие же?  Плюнуть в морду  Суслику?
РИТА:      Ну-у, это самое простое.. Плюнула и убежала. Правда Суслик орал, что нос мне расквасит… Только поздно уже, после драки кулаками не машут. Сложнее было отлупить Лариску.  Вот  где  здоровая кобыла... но я всё равно победила. Чёрт! До сих пор рука болит. (трясёт правой кистью)
ЭДГАР:    Вы что? Подрались?
РИТА:      Так... немножко.  Пусть эта дура не распускает сплетни про меня... 
ЭДГАР:    Слушай, а может она тебе завидует...?  Ты же у нас звезда, а кто такая Лариска?  Так, мышь белая.
РИТА:      Ага,  белая, и пушистая.  Тварюка она! Вот и получила по мозгам.
ЭДГАР:    Что ещё сегодня натворила?
РИТА:  (хохочет)  Да, так... Ерунда!  Утром вылила на голову соседке банку  мочи, совсем ещё тёпленькую… Ты бы слышал, как она вопила!  А плевалась как старая задница… Вот уж  поплатилась за свои гнусные делишки.

 МОЛЧАНИЕ. ЭДГАР смотрит на неё с жалостью.

РИТА:     Ну, что ты так смотришь на меня?  Между прочим, она моего кота отравила.
ЭДГАР:    Странная ты, Ритка. Бегаешь, дерёшься... Тебе  заняться больше нечем?
РИТА:      А ты что предлагаешь? Сидеть и тупо ждать смерти?
ЭДГАР:    Ничего я не предлагаю.
РИТА:      Вот и не лезь тогда.
ЭДГАР:    Я не лезу.  Что у тебя дальше по списку?
РИТА:      Что по списку?  По списку  самое прикольное - прыжок с моста.  Будешь у меня группа поддержки... Ага?  Ты ведь друг мне?
ЭДГАР:    Конечно, друг.  Но я против.
РИТА:      Неправильный ответ.
ЭДГАР:    А, по-моему, правильный. Ты просто не любишь, когда тебе возражают.
РИТА:      А, по-моему, ты боишься!
ЭДГАР:    Да не боюсь я ни черта!  Не в этом дело.   Ну, подумай сама....Зачем  рисковать жизнью?  Тебе что?  не хватает адреналина?
РИТА:     Рисковать жизнью?  То, что сейчас происходит, ты называешь жизнью? Это всё жизнь,  да? Да  это кошмар какой-то, дурдом, бардак!  Понял? Ну! Хочу адреналина! Хочу и буду прыгать! И никто мне не запретит.  Тем более ты.
МОЛЧАНИЕ.
 Так ты идёшь?
ЭДГАР:    Я сказал нет.
РИТА:      Слабо значит? И чего тогда ходишь за мной, дурак ненормальный...
ЭДГАР:    Давай серьёзно, Рит.  Ведь это  не шутки. Хочешь разбиться в лепёшку? Давай! Вперёд!  Приедет «Скорая», МЧС и все дружно станут отскребать тебя от камней и складывать в коробочку. Кругом кровища, брызги серого вещества под названием мозг… 
РИТА:  (её тошнит)  Фу-у! Заткнись, идиот! 
ЭДГАР:   Всё. Молчу.
РИТА сидит, закатив глаза, а ЭДГАР машет на неё газеткой.
ЭДГАР:  (участливо) Ты как? 
РИТА:      Уже лучше.

Сверху раздаётся стук.

РИТА:    Снова стучат. Уже который день. И так нервы на пределе!
ЭДГАР:  Дятел что ли?
РИТА:     Сам ты дятел. Сейчас пойду наверх и всё выясню. (стук прекращается) Ну, вот, кажется,  испугались.
ЭДГАР:   Устал, наверное.  Может, пойдём,  прогуляемся?  Дождик, наверное, кончился.
РИТА:     Зря я тебя позвала. Сто раз уже пожалела. Какой  ты всё-таки…
ЭДГАР:   Какой?
РИТА:     Такой... Нет в тебе драйва. Ты какой-то старательный что ли,  жутко скучный.  Скорее обыватель, чем созидатель. 
ЭДГАР:   Ты права.  Но ведь кто-то должен тебя тормозить?  Нельзя ехать быстрее,  чем летит  твой ангел-хранитель!
РИТА:    Так ты  мой ангел – хранитель? (смеётся) Офигеть  можно! И давно?
ЭДГАР:  (обнимает РИТУ)  Для  того и  родился.  Короче, мост отменяется? Да, Рит?
РИТА:    Мост, мост...  При чём здесь мост... Не в этом дело!  Время убегает...  Вре - мя!  А ничего не успела ещё, не была, не видела, не прыгала, не летала! Да что там  летала... Я даже не целовалась ещё по-настоящему!  Всё хотелось дурака повалять, поприкалываться... А тут всё... Финиш, Эдька! Финиш!  Такое чувство, будто часы тикают над головой.  Тик-так!  Жизнь – пустяк! Какое же свинство!
ЭДГАР:   (целует её, гладит)  Тихо, тихо, маленький.  Всё будет хорошо.
РИТА:     Конечно, хорошо. Только не все это увидят. (отстраняется) Ну, всё.  Хватит. Что-то я разнюнилась. Ага. Это всё ты виноват.  Иди уже. Давай, ну. (подталкивает его к двери) Я устала, спать хочу.
ЭДГАР:   Хорошо, я пойду.  Завтра увидимся?
РИТА:     Завтра будет завтра.  Хоть что-то ещё будет...
Эдгар уходит.
Ангел – хранитель…Вот же блин дурак!
РИТА  уходит к себе.   


                                                                    СЦЕНА 6.

Входят  БОРИС и РОЗА.  Чинно садятся в кресла.

БОРИС:   Чаю, не хотите… ли?
РОЗА:       Пока не хочется. А мы снова на «вы»?  Да?
БОРИС:    Нет, нет… Что ты, Роза!  Только «ты»!
МОЛЧАНИЕ. 
РОЗА:       Может, посмотрим телевизор?
БОРИС:    Ты любишь смотреть телевизор?  Эту муть? Как говорит один мой приятель: «Дурак дурака видит издалека!»
РОЗА:      Хочешь сказать, что я дура?
БОРИС:   Прости меня. Иногда  скажу что-нибудь такое... На голову не оденешь. 
РОЗА:      Я не обиделась. Просто неудачная шутка.
БОРИС:   Хочешь новости послушать?  Боюсь в новостях ничего  нового. Снова  прогнозы: сколько народу  погибнет, сколько спасётся. Сидят, считают, слушать тошно.
РОЗА:      И сколько спасётся?
БОРИС:   По самым оптимистичным прогнозам – процентов десять. А, может, и того  меньше. 
 ПАУЗА   
Знаешь, Роза. Мы совсем недавно знакомы, но у меня такое чувство, будто лет десять прошло.
РОЗА:       Я тебе так  надоела?
БОРИС:    Ну, что ты. Ты мне очень дорога. Очень, очень. Я трус, Роза, я боюсь тебя потерять.  Боюсь,  что ты исчезнешь... ускользнёшь от меня.
РОЗА:      Только вместе с тобой, Боренька.  Как же всё не вовремя!  И всё так жутко. Ждём, когда всё закончится. А как подумаешь – сколько глупостей позади... Ужас! Вернуться бы назад и всё исправить. Я бы не стала больше ждать, пока ты посмотришь на меня, а сама взяла тебя за руку и увела. Ты ведь такой стеснительный. Да?
БОРИС:  (вздыхает) Уж чего-чего, а этого добра навалом. Но вот собрался же с духом!
РОЗА:      Конечно! Ты – самый смелый у меня! Самый-самый, Боренька!
БОРИС:   Если бы. Я самый обыкновенный, простой инженер, от которого сбежала жена.
РОЗА:     Потому что дура! И никакой ты не обыкновенный! Ты очень-очень умный. А твоя книга? А Рита?  Ты вырастил прекрасную дочь, между прочим.
БОРИС:   Рита да... Она красавица у меня, но только ужасная  хулиганка. Ты знаешь, что её  из школы чуть не выгнали?
РОЗА:     Да ерунда всё это. Она ведь замечательная! Просто у девочки комплекс от того, что её оставила  мать.
БОРИС:   Так же, как у меня... Вот и пытаемся как-то выделиться. Оставить хоть маленький, но след в чужой душе на много лет. Стараемся!  Как это непросто, что-то делать в жизни, быть кем-то.  А прожить скучно,  можно сказать и не жить вовсе.  Бояться перемен, конфликтов, любви бояться... Такую жизнь можно сразу перечеркнуть, потому что она больше похожа на мушиный след на стекле. И сам ты как сонная муха – мерзкая и тупая.  Ешь, спишь, прячешься во время холодов и выползаешь, как только пригреет солнышко. И смысла в ней не больше, чем в мушиной. Есть у меня такой приятель.  Лежит всю жизнь с пультом на диване, лежит, щёлкает, комментирует чью-то жизнь, полную событий... Жизнь, подобную вспышке, горению костра – она завораживает, манит, согревает, но и пугает одновременно. Зачем гореть и сгорать, если можно тихо тлеть?  Зачем лезть на скалы, испытывать себя на прочность, рисковать зачем, мёрзнуть на снегу, когда можно тихо лежать на диване и плевать в потолок. И смотреть на него. А потом незаметно состариться и умереть в полной уверенности, что жизнь удалась.
РОЗА:   Но ты ведь не такой!?
БОРИС:   Надеюсь, что не такой. Но умрём все одинаково.
РОЗА:    Как жаль, что мир погибнет, что МЫ погибнем.  Ведь это не просто катастрофа, это – кара небесная.  Но за что, Боренька? Что мы плохого сделали?
БОРИС:   (расхаживает в волнении) Всё не так просто, Роза. Всё непросто. Мы, люди, сами во всём виноваты.  Природа мстит  за поруганную Землю, за отравленный воздух и воду.  Вот  ты сама подумай! Бог дал нам разум и свободу действий и что из этого получилось?  Люди обезумели в погоне за власть и деньги, потеряв всякую совесть, поправ всё святое. Ещё немного и случилась бы  техногенная катастрофа, коллапс, и Земля разорвалась бы на кусочки...  В пыль! Так не лучше ли смыть весь этот ужас, наш рукотворный ад к чёртовой матери и сохранить хотя бы Землю – мать всего живого?!  Останутся  Земля, Солнце и  Бог.  И всё  начнётся заново.  А те, кто уцелеет, создадут новую эру человечества...
РОЗА:       Боренька, мне страшно!
БОРИС:    Не бойся, радость моя. (крепко прижимает к себе)   Я прижму тебя крепко, любимая, и укрою от смерти ветров. (подводит РОЗУ к зеркалу) И  когда пробьёт роковая минута,  мы вместе  отправимся  на небеса и напишем на воротах вечности : «МЫ  ЗДЕСЬ   БЫЛИ!» (пишет мелом на зеркале)
РОЗА:   (достаёт помаду и дописывает внизу:  БОРЯ И РОЗА).  Так?
БОРИС:    Именно так!
РОЗА:  (прижимается к нему)  Что мне этот  безумный мир, когда у меня есть ты.
БОРИС:   А у меня – ты! Ах, Роза!  Милая, очаровательная Роза!
РОЗА:    (отстраняется)  Но я совсем не хочу умирать.  А вдруг мы спасёмся? А? Ведь всегда есть надежда... хоть самая крошечная?
БОРИС:   Есть, Розочка!  О! Это было бы прекрасно! Тогда я устрою мир под себя.
РОЗА:      Почему  же под себя?
БОРИС:    Под нас, дорогая. И ты увидишь,  всё будет по – другому: не будет бедных и богатых, люди станут общаться на одном языке. Жить в труде и для радости, а не для испытаний... И Бог будет один для всех. Ну, как тебе? нравится  такая жизнь?
РОЗА:     Очень. Я согласна. Я на всё согласна, лишь бы быть с тобой. (целуются)
 Затемнение.
                                                   
                                                             СЦЕНА 7.

В комнате  полумрак. Откуда-то сверху доносится стук.  Слышится стрекот машинки. Заходит ТЁТЯ ФИРА. На руки её надеты мужские башмаки. 

ТЁТЯ ФИРА:   Думаю, подойдут .(осматривает каждый и даже нюхает) Ишь, как кожа пахнет!  И подошва вроде ноская. Теперь можно спокойно умирать.

Подходит к зеркалу, разглядывает себя скептически.

Вот уж страшилина, так страшилина. Просто кошмар и ужас! Только детей пугать. Лет пять  в зеркало не смотрела. Даже когда пыль вытирала... А вот интересно – Сёма меня узнает?  Я ведь тогда помоложе была и не такая страшная как сейчас. И толстая стала будто медведь, нет,  как корова.  Правду сказала эта простигосподи  Кэрон, корова и есть. (вздыхает) Хотя Сёма тоже не был красавцем, с его-то носом до подбородка. Вот я была!  А как Зяма за мной ухлёстывал, даже страшно вспомнить!!! Как ухлёстывал!  Ой-ё! Они таки подрались с Сёмой перед самой свадьбой. А я – то мучилась, ночи не спала, всё думала - кого выбрать... Теперь всё будет хорошо.  Сёма меня простит и Бог тоже. Да. И Бог тоже.  Когда была молодой,  говорили Бога нет, а теперь объявили, что есть. Даже в школе заставляют молитвы учить. А мы-то и раньше знали, что есть он. Только молчали, от начальства скрывались. Бог всегда был, он везде – веришь ты в него или нет. Ему это всё равно. Просто сам ты должен вести себя как Человек, не делать никому гадостей и тогда уж точно попадёшь на небеса. Так что жди, Сёма. Жди меня и я приду.

ТЁТЯ ФИРА ставит башмаки на стол и любовно вытирает их фартуком. Заходит БОРИС, смотрит внимательно на ТЁТЮ ФИРУ.

БОРИС:      Что это вы делаете?
ТЁТЯ ФИРА:  На тот свет собираюсь.
БОРИС:      В мужских  башмаках? Мне кажется, они вам великоваты.
ТЁТЯ ФИРА:  Сёме будут впору.
БОРИС:      Вашему мужу? Так он же лет десять как умер.
ТЁТЯ ФИРА:  И что, с того, что умер? У него не тот размер.
БОРИС:      Размер чего?
ТЁТЯ ФИРА:  Башмаков. А ты, Боря, о чём подумал? Я его в больших похоронила, сорок пятого размера.  Купила на распродаже  самые дешёвые, думала и такие сгодятся,  а хороших пожалела идиётка старая! Сёма мне по ночам снится. Придёт, станет у кровати и вздыхает. Мол, зачем в больших положила?  Все люди как люди, а мне и прогуляться не в чем.
БОРИС:  (с облегчением)  Во сне приходит…  Тогда ничего. Тогда всё ясно.
ТЁТЯ ФИРА:  А ты что подумал?  Примерь, Боренька. У вас нога кажись одинаковая.
БОРИС:   (мнётся)  Не знаю даже…Ну, хорошо, попробую.
ТЁТЯ ФИРА:    Попробуй, миленький. Попробуй...

 БОРИС  примеряет туфли. В этот момент заходит сияющая РОЗА в новом платье с розой на груди.

РОЗА:     Добрый вечер.
ТЁТЯ ФИРА:И вам здрасьте!
БОРИС:  (смущённо) Ах!  Роза! А я вот туфли примеряю.  (ФИРЕ) Кажется, хороши.
ТЁТЯ ФИРА: Вот и хорошо. Можешь поносить пока, а то Семе будет тяжеловато. Ноги-то, поди, усохли.
РОЗА:    Отличные  туфли.
БОРИС:  (РОЗЕ)  Это  для дяди Сёмы. (снимает туфли) 
РОЗА:    А кто такой дядя Сёма?
ТЁТЯ ФИРА: (незаметно пинает БОРИСА)  Не надо рассказывать даме сказки. Идите лучше на воздух.
БОРИС:  Успеем на воздух. Проходи, Роза.
БОРИС  подходит к двери в мастерскую СОЛОМОНА.
Папа! Прошу вас выйти на минутку.

 Выходит СОЛОМОН. Уставший и весь в нитках.

РОЗА:     Добрый день, Соломон Маркович.
СОЛОМОН:  О, Розочка!  В новом платье вы  просто королева!  Очень рад за вас!
БОРИС:    Папа! Мы имеем вам что-то сказать.
СОЛОМОН:  Что такое?
БОРИС:   Я хотел…(Мнётся) Тут такое дело…
ТЁТЯ ФИРА:   Боря, не тяни кота за хвост.
БОРИС:   (решительно подходит к РОЗЕ и берёт её за  руку) Папа, мы с Розой решили пожениться. Вы согласны?
СОЛОМОН:  И ты ещё спрашиваешь? Да на такой женщине любой дурак захочет жениться. Это ведь золото, а не женщина!  Бери её скорей  и будьте счастливы, дети мои! Жалко, что ты так много времени потерял.
БОРИС:   Лучше позже, чем никогда.
ТЁТЯ ФИРА: Боже милосердный! Какая радость! Наш Боря таки женится!

Начинается суета. На стол волной ложится белая скатерть, зажигается светильник, ставятся приборы и угощение. Комната преображается волшебным образом. ТЁТЯ ФИРА зажигает свечу, СОЛОМОН выносит из мастерской кусок старинного гипюра и накрывает им  РОЗУ, а ТЁТЯ ФИРА нахлобучивает сверху конфискованную  корону и теперь РОЗА - настоящая невеста.  Под лирическое вступление  песни «Лехаим!» в исполнении Ефима Александрова из проекта «Еврейское местечко»  новобрачная  в сопровождении ТЁТИ ФИРЫ  несколько раз  обходит жениха.  Они обмениваются кольцами и склоняют головы перед СОЛОМОНОМ.

СОЛОМОН:   Дорогие мои дети! Хочу сказать слово. Может  это уже последняя возможность  собраться по такому отличному поводу. И вот, что я думаю. Любовь объединяет людей, без любви мир рушится. И чем сильнее  любовь и понимание  между нами, тем крепче  семейный корабль и тем дольше он держится на плаву. Будьте счастливы, любите и берегите друг друга каждую секунду,  без выходных на  злобу и ненависть. На них у нас просто нет времени. Жизнь и так слишком коротка.  Будьте счастливы… И да поможет вам Бог! Лехаим!
ВСЕ:   Лехаим!
БОРИС:  Да поможет Бог всем нам. За жизнь!

 Пьют шампанское и садятся за стол.

ТЁТЯ ФИРА:  (смахивает слезу)  Теперь у нашего Бори таки настоящая невеста. Не то, что та глупая фикса. Эта гораздо лучше.
МОЛЧАНИЕ.
РОЗА:      Какая фикса? Боря, о чём она говорит?
БОРИС:     Тётя Фира пошутила. Нет у меня никого, Розочка, кроме тебя.
СОЛОМОН:   Какой замечательный  день!  Давно я так не радовался.

                                                                   СЦЕНА 8.

В дом как смерч  врывается РИТА, кричит кому-то за дверь.

РИТА:   Дурак! Отвали, я сказала. (толкает кого-то, захлопывает двери и говорит не глядя)  Из дома больше не выходим. Одни придурки  кругом.
СОЛОМОН:  А у нас и так все дома.
РИТА:  (увидев застолье, застывает на месте) Я не поняла? Что за пир  во время чумы?
СОЛОМОН:  Твой папа, наконец - таки, женится. Поздравь их детка.
РИТА:     Вы что с дуба упали?  Завтра пятница тринадцатое, а вы тут свадьбы гуляете.
СОЛОМОН: Потому и гуляем. К чему нам ждать?
БОРИС:  Дёдушка прав. Познакомься, Рита. Это Роза, моя жена.
РИТА:   Это хорошо. Чем больше народу, тем веселее умирать.
БОРИС:  Не надо об этом. Смерти нет.
РИТА:   Скажи ещё, что существует только любовь. Причём, вечная!
БОРИС:  Разве нет? Любовь и счастье.
РИТА:     Счастье, как и насморк, рано или поздно проходит. Разве не так?
РОЗА:     Могу поспорить, что не так. (выходит из-за стола и целует Риту) А мы знакомы. Правда, Рита?
РИТА:    (равнодушно) Было такое. Это когда нас в парке задержали  за травку?
БОРИС:   Что значит, задержали? Роза, объясни,  что всё это значит?
РИТА:    А Роза разве не говорила, что работает в полиции?
БОРИС:   Нет. Не говорила. Это правда, Роза?
РОЗА:    Правда. И что с того?  Какое это имеет значение?
БОРИС:   А разве нет?
РОЗА:    Абсолютно никакого. Главное только то, что мы вместе и что я люблю тебя.
СОЛОМОН:    Роза права. Давайте не будем портить вечер.
БОРИС:  (РИТЕ с подозрением)  А что там за история с травкой?
РИТА:    Ничего особенного.  Баловались с ребятами, а патруль нас застукал. И вообще – хватит докапываться. Налей мне лучше шампанского, будем веселиться. Сейчас скажу речь... Короче, папа, поздравляю с законным браком!
БОРИС и РОЗА: (застенчиво) Спасибо!
РИТА:  (быстро выпивает бокал)   Ох, как горько!

 Звучит музыка.  Борис целует Розу. Сверху раздаётся стук.

РИТА:  Снова стучат. Нет!  Это просто невыносимо!

Вскакивает и, схватив швабру, начинает стучать в потолок.  Стук прекращается на секунду,  потом возобновляется. РИТА стучит снова. В ответ - осторожный стук и тишина. Через минуту в дверях, ведущих из коридора, появляется ЗЯМА с молотком в руке.

ЗЯМА:   Шолом, друзья мои.
РИТА:   Так это были вы?
СОЛОМОН: Проходи, Зяма. Садись с нами. Видишь,  праздник в нашем доме…
ЗЯМА:    Ого!  Боря, так вас можно поздравить!? Такой прекрасный выбор…(целует руку РОЗЕ)  Настоящий  ангел! Хоть и время сейчас неспокойное, но это не важно. Человек во все времена ищет себе пару.
РИТА:   (ЗЯМЕ)   Так вы не ответили. Что вы там делали?
ЗЯМА:   (с изумлением) Я?
РИТА:     Вы, вы…
ЗЯМА:     На крыше?
РИТА:     Да. На крыше.
ЗЯМА:     Таки ничего. А почему ты об этом спрашиваешь?
СОЛОМОН:   Он сколачивал там ящики.  Так ты закончил, Зяма?  (ЗЯМА кивает)
РИТА:   (с подозрением)  Ящики?  У нас на крыше?
СОЛОМОН:    А что такого?
ТЁТЯ ФИРА:  Отцепись от дедушки и быстро кушай. Совсем уже отощала. Как сказано в писании, не поевши, не спляшешь. А ты, Зяма, садись со мной рядом. Я положу тебе самый сладкий кусочек.
ЗЯМА:   Ты для меня – самый лакомый кусочек, дорогая Эсфирь. 
ТЁТЯ ФИРА:  Боже мой!  Уже лет сто мне такое  не говорили.  За это я положу тебе два кусочка. (утирает слезу)
БОРИС:  Ну, вот все в сборе.  Давайте выпьем за жизнь.
ЗЯМА:   Пока она есть. Потом она будет тихо радоваться, что её никто не имеет.
РИТА:   Каждый день  для кого- то  наступает конец света.
ЗЯМА:   Мудро сказано, девочка. Ты это сама придумала?
РИТА:   (смущённо)  Нет. Где-то прочитала.
РОЗА:    Послушайте!  Сегодня  мой праздник. Давайте лучше танцевать!
СОЛОМОН: Вот она, настоящая женская мудрость!

Звучит продолжение мелодии «Лехаим». РОЗА выходит в круг, темп музыки нарастает. К РОЗЕ присоединяется РИТА. Они соперничают в танце. В конце – концов,  РИТА вскакивает на стол и танцует. ТЁТЯ ФИРА отодвигает скатерть. РОЗА  тоже забирается на стол.  Они вдохновенно танцуют  и не замечают, как в дом входит КЭРОН. Следом, через открытую дверь проскальзывает ЭДГАР.  КЭРОН стоит, картинно сложив руки на груди, пока её не замечают. Музыка обрывается.


                                                           СЦЕНА 9.

КЭРОН:  (аплодирует)  Браво! Браво! Я и не думала, что будет дискотека. Пришла бы пораньше.  А может, я пропустили   ещё что-то интересное?
БОРИС:  (подаёт руку РОЗЕ и та спускается вниз)  Снова ты. Тебе не надоело сюда таскаться?
КЭРОН:    Как ты выражаешься!  Ты же интеллигентный человек, Боря. (РИТЕ)  Здравствуй, доченька.
РИТА:     Мама?  Откуда ты?
КЭРОН:    Слезь со стола и обними меня, золотко.
РИТА:     Не успела прийти, а уже командуешь. По какому праву?
КЭРОН:    По праву матери. Иди скорее, я очень по тебе соскучилась.
РИТА:     И не подумаю. Я лучше здесь посижу. (садится на столе)
КЭРОН:    Как хочешь.
БОРИС:    Кстати, как ты сюда попала? Насколько я знаю, дверь была заперта. Рита, ты запирала дверь?
РИТА:     Своими руками. Вот ключ. (показывает)
КЭРОН:  (показывает СВОЙ ключ)  А у меня свой. Оставила на память. С тех пор, вижу, у вас мало что изменилось.
РИТА:     Мы изменились.
КЭРОН:    И не в лучшую сторону.
РИТА:     Что поделаешь. Беспризорщина!
КЭРОН:    Смотрю: веселитесь…  Празднуете конец света?
СОЛОМОН:   У нас  семейный праздник.
КЭРОН:    А я по – вашему,  кто? Я тоже член семьи.
БОРИС:    Прекрати, Кэрон.  Снова хочешь всё испортить? 
КЭРОН:    А- а… Я поняла! Эта дама в накидке – твоя невеста?
БОРИС:    Моя жена.
КЭРОН:    Я твоя жена, Боря. Ты забыл, что мы ещё не в разводе?
БОРИС:   (растеряно)  Как не в разводе? Ты же сама уехала…
КЭРОН:    Ну и что, что уехала. По документам мы  муж и жена. А ты у нас выходит двоежёнец.
БОРИС:    Кто бы говорил!
КЭРОН:    У меня и прописка есть.  Кому интересно, могу показать.

КЭРОН достаёт паспорт и показывает всем в порядке очереди.

КЭРОН:   Пожалуйста. Вот штамп. Полюбуйтесь, если не верите.
ЗЯМА:    Ты нам пейсы не крути. Кому нужны твои бумажки. Плевали мы на них.
РИТА:    Ага. Самое время говорить о прописке.
РОЗА:    Это  правда, Боря?
БОРИС:   Возможно. Но какое это имеет значение?
РОЗА:    А разве нет?
БОРИС:   Абсолютно никакого. Главное только то, что мы вместе и что я люблю тебя.
КЭРОН:   Ну, что? убедились, что Я здесь хозяйка!? Так что попрошу… посторонних очистить  помещение…  (обводит взглядом всех)  Тут кто-то против?
РИТА:     Я -  против.
ЗЯМА:     Один – ноль в нашу пользу.
БОРИС:    Я тоже против. Был и буду.
ЗЯМА:     Боря, не сдавайся! Если что – подадим на суд!
РОЗА:    (всхлипывает)  Борис! Я так больше не могу.
БОРИС:   Розочка, ты главное не волнуйся.  Тебе нельзя… Ничего плохого она не сделает…
КЭРОН:   Ты ещё заплачь, Боренька. Тряпка ты, а не мужик.
СОЛОМОН: Он не тряпка. Он – Человек! В отличие  от тебя, он просто ангел.
КЭРОН:   Не смешите меня.
ЗЯМА:    А кто тут вообще смеётся?  Все  знают, что женщины мужчинам подрубают крылья, а потом упрекают, что они не ангелы.
ТЁТЯ ФИРА:  (гладит ЗЯМУ  по сутулой  спине)  Вот ещё следы остались.
ЗЯМА:  (целует ей руки)  Моя пампушечка.

РОЗА неожиданно садится на стол и обнимает РИТУ.

РОЗА:    Всё. Мне это надоело. Буду здесь сидеть, пока  ОНА не уйдёт.
КЭРОН:   Дрянь!  Нахалка!
РОЗА:    Сама такая!
ЗЯМА:    Два – ноль! Молодцы, девочки!
СОЛОМОН: Я  что-то не так понял.  Ты, Кэрон,  говорила про дом…  что ты в нём   хозяйка? Так ты сильно ошибаешься! Это мой дом, дом моего сына, моей внучки Риты, снохи Розы…
ТЁТЯ ФИРА:  А как же мы, Соломон?
СОЛОМОН:    Простите, мои дорогие. Вы тоже моя семья. Без вас я  давно бы умер. Чтоб вы были живы и здоровы…  Спускайтесь,  девочки.  Мы и так знаем, что вы самые красивые девушки  этого города.
ЭДГАР:    Это правда!
ЗЯМА:     Три – ноль!
РИТА:     Эдгар?  Какого чёрта ты здесь делаешь?
ЭДГАР:    Я вошёл следом за ней.  (кивает на КЭРОН)  Она  дверь не заперла. (улыбается) Я так рад!
РИТА:   (бросается к нему и пытается вытолкать)  Рад он...  Пошёл вон, дурак! (Эдгар не трогается с места и смотрит на РИТУ) Ну, что уставился?  Скажи ему, дедушка.
ЭДГАР:  (смотрит на часы)  Уже три часа ночи. (СОЛОМОНУ)  Можно я  останусь?
РИТА:     Ни за что!
СОЛОМОН:  Рита, оставь мальчика в покое. Ты же видишь – он весь продрог.
РИТА:     Он привык.
ЭДГАР:  (обращается к СОЛОМОНУ)  Да, я привык. Привык стоять под окнами и ждать. Дурак я... Сам знаю, что дурак. Но ничего не могу поделать, потому что боюсь сказать, что люблю её… Никогда в глаза. Потому что трус. А кто ж ещё? Люблю и хочу умереть вместе с ней.  Ничего и никогда так не хотел.
РИТА:   (ЭДГАРУ)  Это правда? То, что ты сейчас сказал...?
СОЛОМОН:     Поверь ему. Я вижу по глазам - он честный мальчик.
ТЁТЯ ФИРА:    Рита... маленькая чертовка... Ты тоже собралась замуж? Подумать страшно за того идиёта, который хочет на тебе жениться, чтобы он был жив и здоров… Ах, детки мои милые…(подходит, целует и обнимает их)

Всё это время КЭРОН стоит в центре комнаты, всеми позабытая.

КЭРОН:    А как же я?
БОРИС:    Что ты?
КЭРОН:    Что мне делать?
БОРИС:    Делай что хочешь. Мне всё равно.
КЭРОН:    Но вы меня простите?
БОРИС:    Так тебе нужно прощение?   Не поздновато, Кэрон?
СОЛОМОН:  Всё верно, Боря.  Всякая душа стремится смыть грехи перед лицом смерти.
КЭРОН:    Ну, хотите, я на колени встану?  (становится на колени)
БОРИС:    Хватит кривляться, Кэрон.  Честное слово, мы устали от тебя.
КЭРОН:    Прости меня, если сможешь.  Я, Боренька,  тебе всю жизнь поломала. И перед тобой, Рита, девочка моя! (поворачивается и ползёт к РИТЕ) Я так перед тобой виновата! Когда я уходила отсюда, думала, что больше не вернусь.  Было так страшно бросать тебя, совсем  ещё крошечную... но не было сил оставаться... Мне казалось, ещё немного и я сойду с ума, что жизнь закончилась... ещё немного и эти стены раздавят меня как букашку! Хотелось свободы, красивой жизни, славы... Но всё это бред, чушь собачья. Поверьте моему слову...  Умоляю, не прогоняйте меня!
РИТА:     Встань, мама. Я давно на тебя не сержусь. (поднимает её)
СОЛОМОН:  Оставайся.  Места всем хватит.
КЭРОН:    Спасибо, что не прогнали.  И тебе, Боря, спасибо.
БОРИС:    Мне-то за что?  Папу благодари.
КЭРОН:    Всё равно.  Ты – человек!  Тебе, Борька, хорошо, ты не один теперь.  Вон какую кралю себе отхватил! По глазам видно, что влюблена в тебя до чёртиков.
ФИРА: (тарахтит посудой) Это сколько ж народу! И всех прокормить надо.
ЗЯМА:    Недолго уже осталось. Скоро конец… Мне - то уж точно. Одну жизнь два раза не проживёшь!
ТЁТЯ ФИРА:  Я с тобой, Зяма. (вытирает руки  фартуком) Только за башмаками схожу. (уходит)
ЗЯМА:  (кричит ей вслед)  Какие  башамки, Фира? Ты хочешь сделать мне подарок на прощание?
БОРИС:   Башмаки для Сёмы. У него оказывается, плохие.
ЗЯМА:    Ну вот. Снова этот мерзавец Сёма… И здесь дорогу перебежал.

 Входит ТЁТЯ ФИРА с башмаками под мышкой.

ТЁТЯ ФИРА: А почему вы не едите? А ну марш все за стол!
ЭДГАР:     Можно мне  тоже перекусить? Ужасно проголодался, пока торчал на улице.
ТЁТЯ ФИРА: Та кушай уже. Мне что ли жалко? Кушай, мальчик.
КЭРОН:     И мне хочется.
ТЁТЯ ФИРА: И ты кушай, только держись от меня подальше.
КЭРОН:   А это кошерно?
ЭДГАР:  (торопливо ест)  На халяву всё кошерно. (ловит  гневный взгляд ТЁТИ ФИРЫ)  Ой! Извините  ради Бога! Я пошутил. Очень вкусно. Просто пальчики оближешь. (облизывает демонстративно пальцы. Взгляд ТЁТИ ФИРЫ  заметно теплеет.)
РИТА:   (грозно) Эд, ты руки мыл?
ЭДГАР:   Уже иду! (надвигается на РИТУ с поднятыми руками, та с визгом убегает, Эдгар за ней)
БОРИС:   Какие, в сущности, ещё дети. (КЭРОН)  Слушай, для чего был нужен  этот спектакль?  Можно было просто сказать.
КЭРОН:   Привычка.  Опять же опасалась веника тёти Фиры.
БОРИС:   Ха! А здорово она тебя отходила?  Но ты сама виновата.
КЭРОН:   Так и есть. Привыкла играть роль царицы. Вот и получила.
БОРИС:   Так значит, ты больше не царица и позволишь Розе  немножко поносить твою  корону?

РОЗА испуганно хватается за голову, а КЭРОН машет рукой.

КЭРОН:  Сколько угодно.
РОЗА:   Я могу вернуть корону (снимает и отдаёт корону КЭРОН)  Но только не Бориса.

КЭРОН бросает  корону. В этот момент всё озаряется яркой вспышкой света, слышится грохот взрыва. Свет гаснет, а потом снова появляется. Стремительно сбегаются РИТА, ЭДГАР и все остальные.  Кричат:  «Началось!...Астероид!... он упал!»

РИТА:   (бросается к матери) Мамочка! Я боюсь!
КЭРОН:  (прижимает её к себе) Не нужно бояться. Я пережила когда-то  клиническую смерть. Это совсем не больно, детка.
ЭДГАР:  (обнимает РИТУ) Я с тобой.
РОЗА:    Боренька, что это было?  Она всё-таки упала?
БОРИС:  (мрачно) Похоже, что, да. Какой грохот!  Ты слышишь?
РОЗА:   (зажимает уши и зажмуривается)  Ничего не хочу слышать. Обними меня крепче, мой дорогой!

Слышится грохот. Откуда-то с улицы доносятся крики, вопли отчаяния. Входит  СОЛОМОН.

СОЛОМОН:   Дети мои!  Все наверх! Будем спасаться!
ЗЯМА:      Свистать всех наверх! Но только очень быстро.
РИТА:      Куда наверх?
СОЛОМОН:   На крышу. Все на крышу! Бегом!
РИТА:      А что там делать?
КЭРОН:     Слушай дедушку. Он тут самый умный.
ЭДГАР:     Пошли скорей. (тянет её за руку, Рита спотыкается и падает, Эдгар подхватывает её на руки и несёт)
РОЗА:      Боренька, ты взял свою тетрадку?
БОРИС:     Как ты можешь об этом?
РОЗА:      Я сама захвачу. А ты беги наверх.
БОРИС:     Я сам, а ты быстро поднимайся!
ЗЯМА:      Бегом! У вас  совсем мало времени.
СОЛОМОН:   Зяма, ты всё сделал как надо?
ЗЯМА:      Всё, Соломон. Ты прости, друг, но я остаюсь.
ТЁТЯ ФИРА:(ЗЯМЕ) Я без тебя никуда не пойду, старый шлёма. Ты понял меня?
ЗЯМА:   Понял, моя фейгале, понял. Уже бегу. (Уходят вместе)

 Ещё  удар, слышен звон разбитого стекла,  вопли о помощи.   Затемнение.
                                                                  
                                                                                                                                             СЦЕНА 10.

Слышится надвигающийся шум волн.  Мрак постепенно расступается. На сцене подобие плота с мачтой посредине, на котором все собрались. СОЛОМОН  торопливо расправляет огромный  парус, сшитый из различных кусков материи и напоминающий лоскутное одеяло.

СОЛОМОН:   (кричит сквозь шум ветра)   Разбирайте парус!  Помогайте! (со всех сторон тянутся руки,  расправляющие парус)  Тяните  вверх! Боря, бери  командование на себя.
БОРИС:   Есть, принять командование!
 
Мужчины поднимают «парус» и закрепляют его.

БОРИС:   Эдгар, давай на руль.
ЭДГАР:  Уже иду!
РИТА:   (кричит)  Дедушка, это твоя работа?  Какой  красивый  парус!   
СОЛОМОН:  Знаю девочка. Это лучшее, что я сшил в этой  жизни.
РОЗА:     Парус  надежды!
БОРИС:    Держитесь за мачту, всё время за что-то держитесь. 
КЭРОН:    Как сильно пахнет морем. Боже правый!  Неужели оно так близко? Буря, шквал, девятый вал!
ЗЯМА:     Фира, держись за мой ремень. Иначе потонешь как тот камень.
ТЁТЯ ФИРА: Держусь, Зяма, держусь. Ты сам не верти хвостом.
БОРИС:    Внимание! Идёт волна! Держитесь крепче!
СОЛОМОН:  Берегитесь, дети мои! И да поможет нам Бог!
РИТА:     Как скрипит мачта. Мне страшно, Эдгар! Господи, как страшно! (падает на колени,  обхватывая Эдгара)

Грохот  нарастает, крики, свет гаснет. Постепенно фигуры слабо высвечиваются в темноте.

ТЁТЯ ФИРА:  Соломон, братик, я ничего не вижу.  Так мы потонули или таки плывём?
СОЛОМОН:    Похоже, что да... Иначе б мы молчали.
ТЁТЯ ФИРА:  Спаси нас, Господи! Спаси и помилуй!
СОЛОМОН:    Есть Бог на свете! Кто пред гневом Его устоит, вынесет пламени дуновенье?  Ярость Господня пышет огнем, в щебень скалы мозжит и каменья. Но и надежней Господа нет, в день бедствия – убежища лучшего. Ищущих сени Его привечает милосердие Всемогущего.  Дай нам, Боже, сил побольше, чтобы всё это вынести.

Парус набирает силу, шум постепенно затихает. Слышится лишь вой ветра.



КОНЕЦ






Связаться с автором можно по эл.почте:
 marula@bk.ru


Рецензии
Не думал, что прочту всю пьесу сразу. Под впечатлением от концовки, Вероничка. Есть, конечно, отдельные детали, требующие доработки и редактирования, но главное - пьеса, на мой взгляд, получилась. Всего в меру, и сюжет хорош, и герои отчетливо просматриваются, и даже пара афоризмов симпатичных. Молодец, искренне.

Леонид Блох   03.12.2013 10:31     Заявить о нарушении
Привет, Лёня! Очень рада, если всё так. Просто у меня было опасение не переиграть с национальными моментами, не сфальшивить, учитывая моё малое знание. Потому и ждала твоего мнения как кары небесной)))

Вероника Бережнёва   03.12.2013 10:41   Заявить о нарушении
да нет, всё в меру. Скорее, украинизмы заставляют задуматься, где происходит действие:) Идея нового Ноева ковчега хорошо читается. Чем-то напомнило "Небеса обетованные". В хорошем смысле

Леонид Блох   03.12.2013 11:18   Заявить о нарушении
Я понимаю, откуда ножки растут:) Реально, молодец!

Леонид Блох   03.12.2013 11:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.