Детский учитель

    В послевоенном детстве, наши одинокие мамы тяжко  работали, а мы,  предоставленные  самим себе,  носились по оживающему после   военного лихолетья  городу,  в поисках чего-то очень интересного, о существовании которого, смутно догадывались.

    Моя подруга, которая была старше меня на пять лет, повела меня во Дворец пионеров.
Я не знала, что это такое, но во ДВОРЕЦ мне понятно хотелось. Он не обманул моих ожиданий. Натёртые до блеска полы!  Тепло, светло  и красиво! Шныряющие, ничего не боящиеся дети. Иногда среди них проходящий учитель. Было видно,  что они (учителя) рады детям и  это было замечательно!
  Вот родителей дальше гардероба не пускали. Они, нарядив соответственно дворцу своих чад, смиренно ожидали конца занятий.  Дети  выскакивали, какие-то опьяненные может быть впервые открывшимся миром.

   Сначала Галя повела меня в отдел техники. Там,  всё умеющие мальчишки,  запускали чудо модели красивейших машин, а по узкому бассейну  плыли, (опять же, послушные мальчишеской воле), судомодели.  Хотелось смотреть бесконечно. Я должна была «слушаться Галю» и потому пришлось идти  дальше.
Проходя мимо высоких,  красивых дверей, мы  услышали  музыку,-  удивительную музыку!  Будто кто-то играл, опуская голову всё ниже и ниже, а потом поднимал её и старался  посмотреть высоко в небо, туда, где летают птицы. Я остановилась как вкопанная.
Галя сказала
-Это не музыка - это гаммы. Пошли! Мы идём на Лепку.
 Слово Лепка, мне ни о  чём   не говорило,  так же как – Гаммы.
Галя к тому времени уже посещала три кружка: геологический (её погибший папа был геолог), юннатский и почему-то фехтования.
Наконец,  нужная нам вывеска -  ЛЕПКА,   За дверью очень  тихо. Мы осторожно постучали и вошли.

   Валентина Николаевна Китайгородская – так звали нашего преподавателя.
Она работала во Дворце пионеров  со  дня  открытия, после  окончания войны.  Много поколений скульпторов вышло из-под её крыла.
Когда я,  окончив институт, пошла  работать,  были  уже заслуженные деятели искусств (её ученики), у которых светлел взгляд, когда при них упоминали её имя.

    Мы все обожали её.
Валентина  Николаевна преподавала также   в Средней Художественной Школе (С.Х.Ш.), где неизменно оказывались дети уже не способные покинуть скульптуру.

   Она совсем не менялась с годами. Вот идёт, среди ребят, по узкому длинному коридору нашей школы,  в  своём   рабочем   халатике, -  ни на кого непохожая.  Необычно широкое  лицо  наводило на мысль о происхождении её фамилии. Добрый взгляд больших, вполне европейских, глаз и поразительный цвет всегда румяного, милого лица.   
   Мы никогда не видели её раздраженной.  Казалось, что у этого человека  всегда светло на душе;  даже было почти стыдно, что где-то там,  за дверьми нашего класса есть зло.

    Я очень люблю Интернет – там есть всё обо всех. Привыкли, что любая мало-мальски известная  личность имеет своё место в Интернете
Однажды, желая вспомнить какое-то событие в жизни,  я захотела посмотреть, что написано о нашем любимом учителе. Открываю.
-???   Нет ничего!

  О педагоге,  воспитавшем много поколений художников;  едва ли не все скульпторы нашего города прошли через её внимательное сердце; – об этом человеке нет ни одной строчки!
Получается так, знаем  много  и  думается, что это  знают все, - ан  нет.  Ничего подобного!

   Захотелось вспомнить  и  рассказать  другим о том, что,  до сей поры, мне
казалось общеизвестным.

   Юбилей  нашего  Любимого  учителя.  (Репортаж из прошлого)

  Где-то в глубине души, у каждого из нас, очень  разных  её учениках,  был уголок души, где хранилась память об этом удивительном  человеке. Однажды, среди повседневной суеты,  мы услышали, что у нашего учителя юбилей. Есть  такая традиция в Союзе Художников объявлять об этих торжественных датах.
-У Валентины Николаевны ЮБИЛЕЙ! Боже мой, сколько же ей лет? Семьдесят?  Неужели?! Как быстро летит время! А помнишь…..?
Всполошились не на шутку.

-Ребята надо отметить!
    Слух,  как катящийся снежный ком. Откликнулись все, и увлеклись.
Одна идея была лучше другой. Спорили, как организовать праздник, что подарить. Все согласились, (с восторгом) -  собрать деньги.  Понимали,  конечно, что никакими деньгами не оплатить добро, которое она делала для нас. Стали думать, где провести праздник. Сколько нас? С приезжими – сто с лишним. Отлично! Придумали, какую надпись сделаем на хрустальной вазе,  которую, по мнению некоторых, мы обязательно должны были подарить. Назначили день.
 Вдруг кто-то спросил.
-А что сама Валентина Николаевна? Может  ей  не удобно в  такой день? 

  Молчание.  Никто ничего не мог сказать вразумительного. Стали спрашивать:  «Кто последний её  видел?». Все скромно молчали.
-Ребята, как же так? Надо срочно ехать. Она может даже не  знает, как мы решили! Кого пошлём?
 В этом решили отдать предпочтение женщине. Выбор пал на меня.

  Всё такая же,- с бархатным лицом, только голова совершенно седая.  Обрадовалась. Когда я рассказала, по какому поводу  приехала  -  заулыбалась, но всё же видно было, что  обеспокоена.
-Знаешь Наташа, я последнее время много болею.  Боюсь сильных эмоций – даже хороших. Вдруг не выдержу.
Я стала расспрашивать про болезнь.
-Болею с тех пор как переехали в новую квартиру. Переволновалась, должно быть, -  очень долго ждали.  Уже даже не надеялась.
Помолчала, видно что-то вспоминая и улыбнувшись, сказала
-Наверное, всё-таки   это   бетонные полы  меня так  доконали. Всё болит.
-Валентина Николаевна, может тогда не надо  это  затевать?  Ребята хотят Вам что-то подарить. Пусть подарят – это от чистого сердца.
Она задумалась.
-Нет так нельзя. Ведь не зря же они так придумали, и потом   хочу, чтобы вы все пообщались. Это замечательно. Я приеду.

 Меня с нетерпением ждали.
-Ребята, она согласна, Только, только она больна. У неё всё болит, там бетонные полы,  низкий этаж.  Ей холодно, ребята. Не хрусталь  нужен!  Ковры  надо!
-Ковры???
Раздались решительные голоса
- Паласы купим, в обе комнаты на весь пол! Не будет мёрзнуть Валентина Николаевна.
- Зря поспешили!
Один из наших «заслуженных» (это те, кто имеют звания) сказал.
-  Какие глупости, -  хрусталь  всё равно надо было  купить. Пусть потомки читают, что мы ей напишем,  а КОВРЫ  -   тоже купим.
Кто-то робко произнёс
-Мы   все деньги истратили.
- Соберем ещё!
Окинул  взором погрустневшую братию.
-Кто не может, не надо. Потрясём  ещё наших  «великих».
 
«Заслуженный» повернулся ко мне.
-Говори сколько метров комнаты.
-Я не знаю.
-Как не знаешь? Мы тебя, зачем посылали? Говори, какие окна, какой коридор и всё, что ещё помнишь. 
Внимательно выслушал и решительно сказал
-Значит серия такая - …(назвал)  Комната - столько метров…Точка.
Всё, решено.
-Вот же, что бы мы делали, ни будь таких светлых голов?
Ещё один  робкий голос,  до сих пор молчавший.
-Пылесос тогда надо купит, только  хороший.
-Правильно, молодец!
Купили ВСЁ - «великие» откликнулись с превеликой радостью.

Праздник решили провести в Доме Архитектора. Там очень красивый банкетный зал.
Она сидела маленькая, рядом с потрясённым внуком и дочерью. Ребята выступали. Не было  торжественных речей – все наперебой говорили от сердца.

    Помню, кто-то замечательно сказал
-Вот мы сидим ,   все  очень  разные:  тёмные,  светлые,  рыжие (говоривший был рыжий),   худые, толстые,   с бородами…в очках, и  каждый  думает,  что именно ОН  её любимейший ученик.
Все засмеялись – так верно это было сказано.

Мой муж тоже  учился  в С.Х.Ш. только несколько раньше меня. Мы любили вспоминать годы учёбы,  учителей. Он был живописцем - у них Лепка была только несколько часов в младших классах.  Любил рассказывать,  как  Валентине  Николаевне  понравилась его работа. Лепили рельеф -  кленовый листик. Она сказала:  «Очень хорошо, прямо как у старых мастеров»
-Я побежал в библиотеку и до вечера рассматривал рельефы старых мастеров.
-Значит ты тоже её  любимый ученик?

 А Костя Симун,  очнувшись от своих воспоминаний,  навеянных выступлением других, сказал так
- Меня всегда отовсюду выгоняли. Выгоняли из детского сада, из школы, из С.ХШ., из института, из Союза художников,…из страны. И только Валентина Николаевна меня никогда не выгоняла. Напрасно смеётесь! Может поэтому, я  ещё жив!

  Потом, помолчав, и уже захмелев, он попросил ещё слово. Все закричали
- Ты уже говорил!!!
Он всё же сказал
-Я любил Валентину Николаевну…. Это была самая святая любовь в моей жизни.

Ребята говорили, говорили. Казалось, они хотели опять окунуться в детство.
   Вспомнили даже, как Валентина Николаевна отталкивала нас повзрослевших. У неё была новая малышня, и она, будто предлагая нам дальше идти своей дорогой, радостно вела в класс этих стриженых «из чужого курятника». Мы ревновали. Помню,  Димка сказал
-Я, кажется, сейчас поддам этому «шибзику». Смотри, он уже  не отходит от  Валентины  Николаевны.

   Вечер подходил к концу и как всегда, наш любимый человек не разочаровал нас.

Она сидела,  спокойно с интересом смотря на своих возмужавших  детей, по матерински гордясь и  вспоминая  каждого.

  Пора было закругляться, мы  с грустью понимали, что утомили её.

     Последние слова, как всегда поразившие меня, были такие
-Я так благодарна вам, за то, что мне удалось, вот так разом, увидеть вас всех. И мы вместе вспоминали нашу счастливую жизнь.    Вы много сказали мне замечательных слов, только я, конечно, их переадресую.
Вы помните это время, так как тогда впервые в своей  жизни   прикоснулись к искусству – оно прекрасно.  Я к вам присоединяюсь - я тоже люблю  это время и каждого из вас. И очень рада всех  вас  видеть.  Замечательный праздник,  ребята! 

  Вот так эта маленькая женщина, наш учитель, просто объяснила «маститым», «матёрым» мужам  Жизнь.  Не было в ней и тени тщеславия.

  Она могла посвятить свою жизнь самоусовершенствованию,  но, видимо следуя своему призванию,  отдала свою жизнь и свою любовь к искусству детям, И ЛЮБВИ ЭТОЙ СТАЛО НА ЗЕМЛЕ В СТО РАЗ БОЛЬШЕ.


  декабрь  2013 г.
  Петербург.


Рецензии
Бархатное лицо!
Какая же Вы чудесная, Наташа. Так хорошо читать Ваши рассказы.

Таня Синь   22.02.2015 12:18     Заявить о нарушении
Надо мне как-то поставить этот очерк, чтобы люди когда захотят найти в интернете свою учительницу, могли сразу это сделать. Ломаю голову как и где?
Друзья обещали помочь.
Спасибо Таня

Наталья Мосевич   22.02.2015 19:02   Заявить о нарушении
Это проще простого. Назовите этот очерк: " Валентина Николаевна Китайгородская",- стоит человеку набрать её имя в гугле, он сразу покажет Ваше произведение.

Таня Синь   23.02.2015 11:01   Заявить о нарушении
Танечка, спасибо. Может всё-таки поставлю его отдельно, под новым названием и не на своей странице? Извините за заморочку.:)))

Наталья Мосевич   23.02.2015 12:24   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.