Жемчужена Востока- 5

 Стоило им укрыться в мелком, но находящемся недалеко овражке, как появилась парочка. Оглядываясь, они, смело посматривая в сторону группы Ветра, начали подходить к колодцу.
  - Отойдите.
  - Вам что, делать нечего.

 Вместе с командиром пожав плечами, группа Ветра двинулась дальше. Но стоило им только изрядно удалиться, забраться на склон сопки, как им дали ускорение.
  - Быстрей!
 Чего тут думать и гадать. Все, оглядываясь, видели, как дама, эта девушка бросила в колодец гранату. Все, спасаясь от ожидаемых осколков, убыстрили шаг за деревья, в укрытие.
 А вот и оцепление. Тесня туристов, конечно, превышая полномочия, нет-нет поддавая сопротивляющимся, полицейские убирали подальше зрителей. Но вот на глаза Михаила попался один из туристов. С восточной внешностью, он старался прорваться через кольцо полицейских. А оставив за собой полицейских, добежать до сопки Второй батареи. Даже не вооруженным глазом виделась его подготовка. На сопротивляющимся нависли трое полицейских, а ему по колено, он их, оттесняя от всех, искал момент, как сбросить и убежать.
Нет, этого шанса ему не дал Ветер. Он спокойно подойдя к нарушителю, ударил кулаком того прямо в лицо. Раньше этот самбист-дзюдоист шутя разбирался с полицейскими. А тут …, от множества искр в глазах Японцу пришлось обеими руками закрыть глаза. Вот когда воспользовался этим Ветер, зажав в стальные тиски руки врага, крикнул своим.
   - Ищите.
 Стоило только японцу начать соображать и опускать руки, как новый удар уже лбом теперь в нос заставил опешившего от такого насилия вновь схватиться за лицо. Как только японец оклемавшись собирался начать сопротивление лоб Ветра вновь отбивал охоту тому бороться. Да чего там говорить, у японца в полуобморочном, в нокауте уже голова перестала работать. Эти постоянно наносимые варварские удары по голове, имели сокрушительное действие. У него, наверное, было сотрясение мозгов.
   - Есть, командир, – доставая из кармана радиоуправляемую кнопку, радостно прокричал Кузнец. – А ну, пацаны, пеленай его.
 Не успели «упаковать» японца и передать того в руки полицейским, как группа Ветра бросилась дальше искать саму «Мину».
   - Нет, - оглядываясь обратно заворчал Кузнец. - ты только посмотри, командир.
   - А нас еще, – поддержал Мастер, – беспредельщиками называют.
   - Они что, – не остался в стороне Опер. – говна наелись
   - На них, – поддержал всех Горе, – нет управы.
  И точно, та же самая парочка, подбежав к полицейским действовала на столько стремительно, что те не успели моргнуть и глазом. Они, показывая удостоверения, вклинились в охрану «Кнопки» и просто свернули ему шею.
  Так нельзя, от обиды плюнув на все, группа Ветра, развернувшись, двинулась обратно. Не по этой ли причине полицейские, разом отскочив, ломанулись от этих любовников. Ведь у всех идущих было на лице одно стремление набить морду этой парочке. Но оба любовники разом показали направление и главное в разные стороны. Не по этой ли причине оглядываясь по сторонам, все разгневанные посмотрели на парочку. По этой причине дружно все шестеро покрутили у виска пальцем. А любовники, весело рассмеявшись, побежали в другую сторону.
 Качая головами, а то и улыбаясь, группа Ветра двинулась в свободный поиск. И надо же, оно оказалось верным. Пробиваясь через кусты, Кузнец увидел, как мужик закапывает что-то в землю. Чего тут думать, когда позванные им увидели у голого по пояс на коже свежие следы от лямок.
 В общем, Ветер тут же нажал на кнопку. Пришлось им резко упасть на землю. В том месте, где находился землекоп, раздался мощный взрыв.
 Только стоило им, вставая, отряхнуться, как подоспела парочка. Им бы пойти посмотреть на воронку, но те изрядно взволнованные заявили.
   - Тут один турист очень кричал, звал на помощь полицию. Мы так поняли, его обокрали. Но вот уже пять минут или чуть больше он замолчал.
   - Конечно, мы воришку то ищем, но на это надо время.
   - Есть подозрения?
   - Похоже, не только бумажник, но и кнопку у него ротозея украли. Уж больно он разорялся в отношение этого.
   - А где «Мина»?
   - Да видно Кнопка кони отбросил или сердце не выдержало, и он захандрил. А «Мина» таскает его на себе.
   - Где они?
   - Оба забрались в старые укрепления. Оттуда раздается плач.
   - Куда идти?
 На этот раз оба указательных пальца влюбленных показали нужное направление. В довершение девушка заявила.
   - У вас осложнения. У них была приличная охрана. Они крутились постоянно вокруг них.
   - У нас, – поправил Ветер, – думаю, вы от нас недалеко будете.
   - А если – ухмыльнувшись, заговорил Кузнец. – Будет большой шухер. То думаю под наше крыло спрячетесь.
   - Только без своих, – Мастер испытующе осмотрел девушку, – без своих выкрутасов.
 А Горе, Переводчик и Первый, переглянувшись, заявили.
   - У нас один командир.
   - До сих пор мы еще живы.
   - И вам придется подчиниться. А то не ровен час халявский компот к вам на поминки придем пить.
   - Принимаем, – улыбнувшись, влюбленные, обнявшись, отчалили. Правда, не далеко в кусты. У низ видно была другая задача и по этому они изчезли с полявидимости всех.
 И точно, двигаясь по дорожке, группа Ветра вышла к музею. Пройдя всего ничего несколько десятков метров, тут в недалеко находящихся казематах и раздавался плач. Подходить к бойнице даже проверенный боями командир поостерегся. Кто его знает, что на уме этого ревуна-маньяка. Выставив оцепление и спрятав их по надежнее, Ветер и вся группа отошли на приличное расстояние. Встав под не высоким дубом, оглядываясь Ветер стал думать, как выманить этого маньяка.
   - А командир, пушка? – кивнув в ряд стоящих музейных пушек, Кузнец добавил. – Давай, их напугаем?
   - Чем пороха то нет. Да и чем заряжать тоже.
   - Тут совсем недавно прибился к нам директор музея. Он утверждает, что на складе есть порох и пара снарядов для пушек.
   - Возьми себе помощников, и пошевеливайтесь. Первый, Горе помогайте мне развернуть пушку.
 Оказалось не простое это дело тянуть из болота бегемота. А если еще не знаешь, как это делать. Но видимость-то надо было создать. Первое и самое кошмарное это ствол пушки. Он был в «аварийном» состояние. Им же то есть самой пушкой еще с 1905 года, наверное, не стреляли. Мало того, что он имел шероховатость и раковины, которые виделись не вооруженным глазом, нет-нет обнаруживались снаружи трещины по всему стволу. В общем, порох засыпали в мешке, но он частично порвался и рассыпался по стволу. Снаряд решили не вставлять. Уж больно пушка была в плачевном состоянии. А вот пыж то знатный зарядили. Благо их было с избытком. С невероятным усилием и скрежетом довернув пушку, то есть её ствол в нужном направлении в сторону бойницы, откуда до сих пор раздавался плач, Командир громко приказал.
    - Эй ты, гавнюк, – держа зажженный фитиль закричал Ветер. – Если в течение минуты с поднятыми руками не выйдешь, стреляем. Время пошло.
  Да где там, достучаться до коротнувшего так просто не удалось. Выждав положенное время, Ветер поднес зажженный фитиль к рассыпанному на ложе пороху.Пушка не подвела. И так жахнула, что птицы, да все живое ломанулось в разные стороны. Да чего там говорить о них, когда с деревьев и кустов, с их веток, чем обросли укрепления, сдуло листву. Но ожидаемого результата Ветер не дождался. Плач, конечно, прекратился, но виновник всего этого сыр- бора даже не думал появляться. Хотя нет к ним сломя голову с тревогой оглядывая назад, бежали влюбленные.
    - Заряжай, – отдавая команду, Михаил сам поворачивал пушку в ту сторону, откуда бежали влюбленные. – Не медли, снаряд загоняй.
  Не успели влюбленные оказаться рядом с группой Ветра, как на вершине сопки появилась группа людей. Нет, настоящих воинов. В их руках сверкали ножи, финки и другое всевозможное оружие.
   - Огонь.
 Как не готовились к выстрелу артиллеристы, но от выстрела знатно оглохли. Теперь просека появилась в другом направлении. Пока все отходили от звука выстрела откашливались, и рассеивался пороховой дым, неожиданно перед всеми появился сам командир. В его руках было по китайскому мечу. А поскольку они были оба окровавлены, все поняли, он не дал нападающим шанса выжить.
    - Разворачивай орудие, – показывая новое направление острием левого меча, командовал Ветер, – заряжай.
 Теперь враг поднимался по склону сопки. Их было не меньше первой волны, даже чуть больше. Но считать по головам времени не было.
В это же время Первый тоже не зевал. Он прижав одного из любовников, у девушку позаимствовал гранату. И используя момент, подобравшись к бойнице, затих. В тот момент, когда Ветер дал отмашку мечом для выстрела, он и бросил гранату в бойницу, откуда уже раздавался отборный мат очухавшегося врага.
От сдвоенного выстрела, нет строенного выстрела, сопка вздрогнула.
 На этот раз уже на врагов метнулся не только Ветер, его поддержали Братья. Их-то туристы вытеснили с приготовленных ими позиций. Пришлось братьям вклиниться в охраняемую ими группу дяди Миши. А уж подраться они были не против. Главное, на время став «глухими», они не слышали команды орудующего мечами, словно пропеллерами, командира.
 И здесь атаку быстро отбили. По подсчетам командира выходило, еще приличное количество врагов ползало вокруг них. Смотря на чумазых, покрытых копотью пушкарей, Ветер спросил.
     - Есть еще чем заряжать?
     - Порох то еще есть, – любовно гладя по стволу пушки, Кузнец, тряся головой доложил. – Снаряды кончились.
 Ветер посмотрел на такого же чумазого, но веселого директора. А тот, все поняв, молча развел руками.
     - Заряжайте, – снимая свою разгрузку, Михаил заявил. – Пока засуньте мою разгрузку. Надо время, чтобы враги расчухали, время много утечет. А мы их атакуем сами.
 Было бы сказано, а зарядить пушку плевое дело. Благо порох позволял зарядить её двойным зарядом.
  Как нельзя вовремя они это сделали. Враги появились со спины. Хорошо что пушкари уже сработались. И им оказалось плевое дело повернуть пушку на салазках. Не зря же они столько масла потратили на рельсы и смазку колес. В то время, когда атакующие начали кричать «Банз…» и бросились на обороняющих сопку, раздался следующий выстрел пушки. Очередная просека образовалась в районе выстрела. На этот раз атакующие оказались не промах. Они рассыпавшись в разные стороны упорно ползли на вторую батарею. Но и у пушкарей были помощники. Братья, заняв позиции прямо на батарее, отстреливали на их взгляд самых «криминальных». К довершению ко всему они вместе со всеми сходили врукопашную. Атака врагов захлебнулась очень быстро. Во главе отбивающих атаку был Ветер. Не меньше времени ушло на зачистку. По приказу командира никто не уходил из поля видимости пушкарей. Но Ветер и тут никому не дал расслабляться.
    - Стаскивайте бандитов в укрепление. Не забывайте их обыскивать и изымать документы и оружие. Всем искать доказательства убийства в лице атакующих нас.
  Все бросились заниматься зачисткой. Еще издалека, гневно размахивая руками, к ним шел Белый. До нельзя разгневанный он, испепеляя случайно попавшихся ему на пути, искал на ком бы отыграться. Не по этой ли причине рядом с Ветром не осталось никого.
    - Ты, Мишка, вообще охренел. - Разгневанный генерал орал на всю сопку, да чего там, округу. - Ты хоть знаешь, что сделал?
    - А чего я то, – пожимая плечами и словно от растерянности разводя руки, Михаил решил включить дурака. – Как что, там я крайний.
    - Да ты хоть соображаешь своей репой?! – задохнувшись, Белый, застыв, тут же оглядевшись, решился и одну часть лица прикрыл ладошкой. Так вот эта часть, прикрытая им, разом преобразилась. На ней тут же разгладились морщины, и она засветилась от радости и, главное, гордостью. А озорной зайчик в прикрытом глазу говорил сам за себя. Это подсказало Ветру, что не все так страшно. А тем временем Белый, рыча на него, изливал гнев. – У входа в порт Порт-Артур стояла американская шхуна! Так вот вы, паразиты, её и потопили.
   - Не может быть?
   - Может, – потрогав все еще горячий ствол пушки и погладив его, Белый спросил: – А где заряды для пушки нашли?
   - Да нам директор музея подогнал.
 Осмотревшись и увидав спрятавшегося директора, Белый подозвал его к себе
   - Вот, что я тебе скажу, директор. Если на тебя начальство наедет, это я тебе, Белый, приказал снабдить всем нужным моих людей.
 Видя, как повеселел сжавшийся в три погибели, стряхнувшись, директор музея, Белый поправился. – Если что, то говори, приехал столичный куратор. Он и попросил проверку музейного инвентаря устроить. И еще, есть на чем поднять флаги. На худой конец надо найти высокие жердины и поднять над сопкой китайский и русский флаг.
 Наблюдая, как разбежавшиеся подчиненные Ветра начали собираться вокруг командира, Белый спросил Ветра.
     - У нас потери есть?
     - Раненые и контуженые есть. А врагов больше тридцати было.
     - Значит, на вас больше роты врагов лезло. - На удивление всех собравшихся вокруг него, он, поискав восток, повернувшись в ту сторону, согнув одну руку в локте, второй ударил смачно по верхней части согнутого локтя. Он этой красноречивой фигуры всем стало легче. Но Белый и не думал их веселить, и на всех рявкнул. – А вам что, делать не чего? Сюда едет целая вереница машин киношников и журналистов. Или вам захотелось известности?
 Первым сорвался с места Ветер. Следом за ним вся его группа. Но Белый их опять вовремя развернул в нужном направлении.
    - Спускайтесь по склону. Я туда отправил ваши машины.
 Было бы сказало, а выполнить плевое дело. И точно в условленном месте они обнаружили свою технику. Мало того, что стоял автобус Первого, рядом стояла легковушка Братьев. Конечно, они были не довольны, но против танка с голой пяткой не попрешь.
 Стоило только всем устроиться на своих местах в автобусе, Первый посмотрел на командира.
    - Надо покушать и отмыться от всей этого грязи и копоти.
    - Тогда на море, – выворачивая со стоянки, заявил Первый, – Я тут знаю одно шикарно красивое место. К тому же еды у нас выше крыши.
    - Еды никогда не бывает много, - побурчал Кузнец. - Надо бы патронов где то взять, да и переодеться многим не мешало.
 А думающий о своем Ветер вдруг спросил авторитета.
    - Скажи, Кузнец, для тебя западло полицейскую форму одеть?
    - Еще спрашиваешь. Ладно военная. А… - Кузнец, вдруг подумав, переспросил. - А зачем нужно?
    - А водить машину можешь?
    - Нет
    - А ты Мастер, Горе, Переводчик, Опер?
 Видя нетерпение в глазах Первого, Ветер ошарашил того.
    - Ты должен готовить мину. Мало того, найти экскаватор на колесном ходу и две полицейские машины. В худшем случае одна машину.
    - Сделаем.
 В это время у Кузнеца ожил сотовый телефон. Раздраженно на него взглянув, Кузнец посмотрел на смотрящего на него командира.
    - Это Горняк.
    - Что ему надо?
 Стоило только включить телефон, в кабине раздался смеющийся голос оставшегося в тюрьме Авторитета. Дождавшись когда первая волна смеха стихла, Кузнец спросил зачем тот звонил.
   - Есть возможность посмотреть последние новости?
   - А сейчас все на море,- выходя из машины первым, приказал Ветер. – ищите укромное место.
   - Да откуда. Выйдя следом за командиром, Кузнец подошел к нему. - Мы сейчас на море загораем.
   - А чего Вы в Пекине устроили, не хочешь посмотреть?
   - Где мы? – с трудом соображая, хмуря лоб, переспросил Кузнец. – Ты чего несешь?
   - Нет, братуха, прости, но не иди в отказ. На это ты, а никто другой сейчас вместе с Ветром и со своими шуршишь. Я собственными глазами видел по телику, как вы поставили бак для воды перед банкиром, – и вновь салон автобуса наполнился задорным смехом. И бак-то был не Кока и не Ветра. А еще большего литров на пятнадцать объема. Не по этой ли причине банкиру аж плохо стало.
 На том конце линии тут же отключились. Все так же морща лоб, Кузнец, кладя сотовый телефон в карман, заявил.
     - Похоже, нам алиби приготовили.
     - А что про бак? - до Ветра начало доходить, но он решил переспросить. – Не понял, на сколько литров был бак?
     - На пятнадцать.
 Оба уставившись друг на друга, улыбнулись. У обоих в глазах работала счетная машинка.
 Уже по-доброму улыбаясь оба закончив совещания, вернулись в автобус. Осматривая всех сидящих в автобусе, командир приказал.
    - На море. Чуть отдохнем.
                               
                              ******

     С недавних пор по второстепенной дороге Пекина стали ездить шикарные машины. Раньше на эту часть города в эти рабочие районы никому дела не было. А тут с первых же дней открытия странного кафе появились ремонтники, которые начали засыпая ямы на дорогах. И все равно, когда очередной лимузин ехал по этой стиральной доске, он, переваливаясь со стороны в сторону, изрядно поскрипывал. Нет-нет, в очередной раз провалившись колесом в яму, лимузин чиркал днищем по её краям. Но вот и он встал в этом Богом забытом районе.
 Сидящий на заднем сиденье Туз проклинал Белого. Надо же было бывшему корешу взбаламутить его, и послать куда черти не ходят. Это он, Белый, попросил его заглянуть в эту трущобу. Мало того, в условном месте открыть боковое стекло и понюхать воздух. С трудом сдерживая гнев и неудовольствие, Туз, высунув голову, нюхнул. Его чуть не вырвало. Но ничего отвратительнее он еще не нюхал. Вновь устроившись на своем месте, Туз уже потянулся к кнопке закрывания дверей, но его «тюкнуло». Мимолетный запах чего-то такого далеко в прошлом знакомого, заставило его даже вздрогнуть. Тут же разом собравшись в единое, весь напрягшись, Туз, ища ассоциацию, а вернее повтора запаха, даже высунулся из машины. И вот вновь его раздутые ноздри уловили запах. Он, с юности забытый, взбудоражил его. Разом закашлявшись, уставился на невзрачную дверь в строившимся кафе. Тот гнев, который закипал в нем, тут же дал о себе знать. И он рявкнул на водителя так, что тот, резко затормозив, сам бросился открывать перед ним дверь. А Туза, словно магнитом, потянуло в непрозрачную дверь. А все-таки самосохранение жизненных устоев дало о себе знать. Оглядываясь, Туз заметил несколько богатых, нет, шикарных машин, стоящих на стоянке. Только после этого он несмело, но сделал шаг вперед. И вновь слабый ветерок, принесший знакомый запашок, заставил его убыстрить шаг. Открыв дверь, Туз шагнул вовнутрь. Он тут же понял, что попал туда, куда его тянуло. Как у него сердце кольнуло, когда входная дверь, скрепя, начала закрываться за ним. Словно отсекая от света, от жизни, закрылась она, своим скрипом навеяла тоску. Туз, оказавшись в полумраке, стушевался. А раздавшийся лязг задвижки на дверях, словно на тюремных дверях камер, ввел его в ступор.
     - Чего смотришь? Чего стоишь!? - раздалось с боку от Туза,- а ну, подошел к столу и выложил все из карманов!
 Огромный охранник, стучащий себе по ладони резиновой дубинкой, заставил его подчиниться. Но еще в глазах магната была нерешительность, и тогда он увидел такой аргумент, что быстро расстался со всем, что у него было в карманах. В руках охранника появилась настоящая нагайка. Мало того он лихо ей ударил по краю стола. И свинец на конце нагайки явно, и самое главное, глубоко оставил след на столе.
 Чего тут «борогозить»…. Когда к этому шкафу подошли еще двое охранников, на ходу разминаясь, они всем своим видом показывали, что не шутят. И еще секунда-другая, и они из него сделают отбивную котлету. Смотря себе под ноги, Туз подчинился.
     - Шаг вправо, шаг влево, попытка к бегству. Прыжок на месте - провокация, – крутя перед носом Туза нагайкой, старший из охраны приказал. – Руки за спину, пошел вперед. Если, что, то кандалы оденем.
  И вот вновь чуть ли не сломленный арестант попал в столовку. Вот, что ему не давало покоя, этот запах бурды.
     – А ну живо подошел к раздаче и взял поднос. Получил пайку.
 Как же у него руки тряслись. Он же не мог удержать ложку. Но это еще ни, чего по сравнению с тем, что у него происходила внутри. Все его органы тряслись, протестуя от «экспериментов», который сейчас был зачерпал из тарелки и на ложке поднесен ко рту. Сжимаясь в три погибели, он с трудом поднося ко рту ложку с бурдой не мог её опустошить в рот.
  Одно его радовало, оказалось он здесь не один. За соседним столом такой же горемыка давился бурдой. С его стороны нет-нет раздавались звуки рвотных позывов.
    - Чего я слышу? – зубоскалил стоящий недалеко громила в форме. – Только попробуй жратву выплюнь наружу вместе со своей желчью. Я её тебе вновь забью! Мало того заставлю зализать весь пол, блевотину от таких же неумех.
    - Но тут же черви?
    - Ах, тебе еще и досталось мясо? И ты еще не доволен?! – издеваясь, рассмеялся громила, тут же хлестанув нагайкой по столу. Да так здорово, что тарелки и все, что на них находилось, разом подпрыгнули. – Да я тебя сейчас сам закапаю.
  В эту же секунду еще больший возмущенный рык заставил всех вздрогнуть. Со стороны раздачи раздался гневный извергающий чуть ли не огонь голос повара.
     - Ему достался приз, а он не доволен. Ему мясо досталось, а он нос воротит. Ты, счастливчик, обсоси червяка и зажуй. Ты чего, это же свежее мясо.
  Ложка в руках Туза, сорвавшись с тормозов, начала работать интенсивно. Его одно радовало, что в бурде не было червей.
 Даже твердый с опилками хлеб был сейчас в радость. Бурда то у него еще свежая, это не недельная с червями. Стоило только Тузу окончить обедать, как сбоку раздалась команда.
     - Встать. Руки за спину. На выход.
 Странно, но факт, Туз, оглядываясь, в полумраке заметил загоревший совсем недавно знак выхода. К нему, быстро двигаясь, даже мелкими шажками передвигаясь, он и вышел. Надо же, он был один, и охранник, не появившийся следом из дверей, его разом насторожил. А нет, все разом вокруг преобразилось. Он не заметил, но когда дверь за ним закрылась, то включился дополнительны свет. Да, полумрак еще был, но не такой жуткий, как в столовой. То, что было раньше, ощущение колонии, куда-то отступило. А подошедший к нему Ветеран, этот старичок, посмотрев ему в глаза, просто сказал.
     - Вам пока выходить нельзя. Прошу пройти со мной в кабинет.
 Так они оказались в очень уютном кабинете. Казалось, ничего такого не было. А нет, воздух здесь был чистым. Показав гостю на кресло, сам хозяин сел напротив.
     - Сигарету, вино, водки, коньяка? – кивая на заставленный полностью соседний столик, спросил хозяин кабинета. – Или еще хотите нюхнуть бурды?
     - Нет, – думая о своем, Туз спросил. – Белый специально для меня это все придумал?
     - Не скрою, вы были в особом списке. Мне велели вас опекать самому, – хозяин кабинета по-доброму улыбнувшись, продолжил. – Но вы не один, кто на запашек заглянул к нам. Да, вспомнил, перед вами лежит мешок с вашими вещами.
 Видя недоверие в глазах гостя, хозяин кабинета, вставая, заявил.
     - Не люблю слова, брошенные на ветер. Пусть сами наши дела говорят за себя. Прошу следовать за мной. Пусть наша касса сама покажет, что вы здесь не первый и, думаю, не последний. А я уже давно смозолил язык, всем доказывая, что вы не одиноки.
 Двигаясь за заведующим кафе, Туз, отходя, посуровел. Рассовывая ранее изъятые у него вещи, он нет-нет оглядывался. Так они подошли к самому выходу. Отдернув штору с лева от себя, заведующий показал на высокий ящик. На нем было написано одно слово «касса», приподняв крышку и включив дополнительно свет, Тузу предоставили свидетельства. Но от резкого освещения Туз, сжавшись, отклонился, даже отскочил.
     - Разве можно так резко не предупредив. Так и сердце остановиться может.
 Но заведующий просто направил руку в сторону открытого ящика. Тузу ничего не оставалось, как заглянуть в него.
 Чего тут думать, если с десяток, а может быть чуть больше портмоне разной тухлости лежало внутри. Сколько золотых цепей и женских украшений было в нутрии. Там же лежало не меньше число не дешевых сотовых телефонов.
 Чего думать, Туз и свои деньги бросил туда же. Достав сотовый телефон, он, оглядывая его, пристально посмотрел на заведующего.
     - Вы правильно подумали, находят люди, которые возвращаются и выкупают сотовые телефоны.
     - Я сделаю по-другому, – думая о своем, Туз двинулся обратно в кабинет заведующего теперь уже первым. На ходу набирая нужный номер, он послушал трубку, стоило только ему ответить, он приказал. – Возьми наш НЗ и подойди ко мне. Ты видел сам, куда я зашел. На входе скажи, ты к Тузу в кабинет заведующего.
 Отключив телефон, магнат, прищурясь, спросил.
     - А нельзя ли моих служащих пропустить через этот конвейер.
     - А почему бы и нет. У нас уже многие из правительственных органов прошли через наше заведение. Правда, с одним условием, только после работы.
 В это время в дверь кабинета постучали. Сперва вошел громила охранник.
    - Тут водитель Туза.
    - Пусть войдет.
    - Постой.
 Опережая движения охранника выйти, гость, вставая, протянул ему руку. И тот, пожимая её, представился.
    - Кок.
    - Не ты ли все это придумал?
    - Нет. Но есть один кто попросил уважить его и сварить бурду, – по-доброму улыбаясь, Кок заявил. - Я и сварил.
    - А откуда такие познания?
    - Мы встретились с нашим общим знакомым в тюрьме. А там я кашеварил.
    - Значит ты сокамерник Ветра. Слышал, вы сдружились?
    - Вы про это знаете?
    - Это вы значит на бабки зазнайку банкира поставили, – весело рассмеявшись, Туз заявил.- Не беда, сегодня меня поставили.
 Кивнув водителю, поставив на стол дипломат, Туз не поленился и сам его открыл. Он доверху был забит юанями.
   - Это мой пай. - Разделив на половину рукой, Туз продолжил. – Эта часть за то, чтобы вы моих замов обработали на все сто процентов, и с…, как в Сибири говорят с гаком. Вторая половина - это за сотовый выкуп. А можно мне еще раз бурды нюхнуть?
 Не нашлось никого, кто бы был против. Кок, заглянув за ширму, принес кастрюлю и, поднеся к лицу Туза, приподнял крышку. Надо же, это была настоящая трехдневная с червями. Взяв кастрюлю в руки, Туз сурово осмотрел всех. Не смотря на то, что все воротят носы, Туз нашел в себе силы отхлебнуть из кастрюли. Закрыв крышку, он поставил кастрюлю на стол, и, не прощаясь, двинулся к выходу. Его сопровождал сам заведующий. На прощание магнату захотелось проститься с Коком. Но его рык раздался внутри кафе. Значит Кок обрабатывал следующего клиента. Улыбаясь, Туз двинулся дальше. От него не ускользнуло, что когда он шел и садился в машину, заметил, что вокруг шикарные машины на стоянке почти все сменились.
 Его очень радовало, что он дышит этим воздухом воли. И он оказался намного хитрей других. Да, замы пройдут по этому кругу ада. Он еще и помощников заодно обработает. А еще он успел глотнуть этой «отравы». В довершении всего, он на свободе.

                             *****

     Еще до подхода к порту Порт-Артур на два сторожевика сыграли тревогу. Да они были под разными флагами. Русский сторожевик сопровождал в своих водах китайский. Можно было смело сказать, на их глазах потопили американскую шхуну. Как же она верещала со страху, когда её подбили. Вся планета слышала радиста умоляющего прийти к ним на помощь. Так как морская вода, попадая через пробоину к ним в трюм, топила шхуну. Не по этой ли причине они видели полу затопленную шхуну, которая выбросилась на берег. А тут еще вдобавок ко всему видимый ими пожар в городе заставил волноваться. Поэтому они и поторопились. Как только они, встав бортами рядом, бросили якорь, капитаны, в бинокли рассматривали город, сопки и сам пожар. И что они видели…. Сразу же два, нет, три пожара, которые обхватывали уже район Второй сопки. А на ней-то развивалось два флага: китайский и русский. Оба капитана переглянулись. Каждый из них подумал одно и тоже. Надо своих спасать.
 Китайский капитан Ли, осматривая берег, думал о своем. Разве он не знал русского раньше. И они уже выпивали на брудершафт. Разве не встречал он в нейтральных водах русский сторожевик и по приказу сверху не провожал его до Порт-Артура. Наверное, они бы раньше пришли, да куда там. На его и русский сторожевик постоянно с воздуха русские и китайские истребители сбрасывали по одному, а то и по два парашютиста. Их приходилось вылавливать из моря. Еще до этого события десантирования он получил приказ и тремя нулями. Помогать всем «выловленным военным». И при первой же возможности, по их просьбе десантировать в нужном им месте. Тоже самое происходило и на русском сторожевике. Когда сторожевики встали рядом пассажиры так обрадовались, что друг с другом начали перекрикиваться, разговаривать, словно друзья. Конечно, об этом он узнал чуть раньше. Случайно один русский попал на их борт. Двух парашютистов порыв ветра словно специально разбросал. И пока русский сторожевик подымал на борт одного, по приказу китайского капитана его сторожевик поднял другого. Нет, русский не стушевался, когда его подняли на борт. Он смело шагнул к пассажирам сторожевика. И надо же, китайские его пассажиры приняли его как родного. Обнимая, хлопая по плечам, весело смеялись. От капитана не ускользнуло, китайцы говорили по-русски, а русский говорил на китайском. Пассажиры не только поделились с ним сухой одеждой, но и оружием. Тогда то капитан Ли и понял, что они едут куда-то в горячую точку. Разве они на подходе не слышали пушечную стрельбу. Ему же доложили не только об этом, но и о прямом попадании с берега в американскую шхуну. К тому же нервное поведение пассажиров натолкнуло его на одну мысль. Он и решил поделиться с русский капитаном.
     - Славянин, как думаешь, не пора десант посылать?
     - Давай сделаем это вместе.
 Оба капитана понимали, они берут на себя большую ответственность. Но если они этого не сделают сейчас, но пассажиры сами сделают захватят все плавсредства.
 И тут же заиграла тревога на обоих сторожевиках. В эту же секунду стали спускать баркасы и платы понадобились. На кораблях оказалось много желающих, попасть на берег.
 А тем временем Белый, создав отряд, прочесывал склон сопки Второй батареи. В одном из оврагов он обнаружил телевизионщиков. Прихватив их с собой, он продолжал прочесывание. И счастье им улыбнулось, они обнаружили одного из поджигателей и его охрану. Завязался нешуточный бой. Поджигатель и его кореша оказались не мальчиками для битья. Этот провокатор, главный поджигатель оказался профессионалом с большой буквы, он сразу же определил и приблизился к Белому, но тот, не принимая боя, отступая, крутясь между своими, наблюдал, как число врагов сокращается до минимума. Сколько он обидных слов услышал от бегающего за ним. Но Белый и не думал откликаться на эти призывы к поединку. Но только до той поры, когда сам не убедился, что число врагов не уменьшилось до одного бегающего за ним. И тогда случилось невероятное. У всех на глазах этот орущий беспредельщик получил свое. С великой неохотой генерал, доставая из ножен меч, слегка довернувшись, встретил набегающего на него противника. Это желчное визжание, гневные угрозы, оборвались на высокой нотке. Меч в руках Белого сокрушил орущего. Один удар, и голова поджигателя слетела с его плеч. Безголовое тело еще сделало пару шагов и упало. А голова покатилась по склону.
 Нет, все-таки есть на небе кто-то, если послал в лице моряков помощь. В следующую минуту подоспели моряки и приплывшие с ними пассажиры. А они, узнав Белого, здоровались с ним, отдавали честь, кланялись ему как мастеру. А Белый, радостно здороваясь со всеми, командовал.
    - Моряки, все на вершину сопки к флагам. Готовьтесь отразить атаку неприятеля. Копайте вокруг флагов окопы во весь рост. А мои, – осматривая перед ним оставшихся пассажиров, русских и китайских, несмотря на серьезность ситуации, улыбнулся. Положив руку на плечо русскому и китайскому сослуживцу, заявил: – Братаны, делитесь на два отряда и прочесывайте сопки и всю прилегающею территорию, обхватывающую сопки. При любом сопротивлении помните, мне живые не нужны. Главное, очистить всю территорию до приезда пожарных и гостей и иностранцев из Даляня.
 Увидав, как все его слушавшие поделились на две группы. В каждой группе были и русские и китайцы. Он добрым словом вспомнил Ветра. Это он при очередной встречи порезав себе и Медвежатнику и ему палец показал, что у всех кровь одного цвета. Понаблюдав, как группы разбежались, он и его отряд бросился в самое пекло.
 И надо же такому случиться, удача ему изменила. Он вместе со своей группой попал в огненную западню. Белый уже в голове наметил два пути к отступлению. И тут только он заметил, что с ним телевизионщики. И главное, та же красотуля.
    - Открывайте колодец, – рассматривая девушку с красивыми длинными волосами, он понял, ниодин из его вариантов не подойдет. Эти штатские, в особенности девушка, не пройдут границ огненного оцепления. Нет, он не боялся за свою и подчиненных жизнь. А вот о ней подумал, и сердце его кольнуло. Поэтому решил использовать третий, как ему казалось, позорный вариант.
 Но все три варианта не понадобились. К нему пробились моряки. Сбивая пламя подручными средствами, орудуя лопатами, забрасывая огонь землей, топорами срубая на своем пути ветки кустов и выкорчевывая их, они сами сделали коридор.
     - Генерал, – отдавая честь, русский офицер заявил. – Мы своих в беде не оставляем.
     - Спасибо, – смотря в глаза русскому моряку и подоспевшему китайскому моряку, стирая с лица копоть, проговорил. – Я для вас Белый. Не забывайте это. Я ведь все понимаю, в одной связке ходим.
 Подхватив спасаемых, все начали выходить из этого огненного ада.
    - У нас проблемы, - стараясь защитить от порывов остервенело хлещущего огня, заявил китайский офицер. – Даже не знаю с чего начать.
    - Товарищ генерал, – проговорил русский мичман. - У нас неприятности.
    - А вы, – видя, что они вышли из западни, Белый, вздохнув полной грудью, проговорил. - Не с барышней говорите. Начинайте доклад.
    - Там в каземате нашли пару десятков трупов.
    - Мы не знаем кто их?
    - Кто, кто…, вы и отражали их нападение. Они же злодеи хотели уничтожить растоптать китайский и русский флаги. Вы грудью защищали вверенный вам объект. Нет, священное для вас место сопку Второй батареи. Здесь же кровь ваших дедов и прадедов. Полита сполна.
   - Но….
   - А….
   - Не нукайте, – вновь глубоко вздохнув, искоса бросив взгляд на прислушавшихся к ним киношников, генерал уже тише, только для стоящих с ним рядом офицеров заявил. - Те, кто до вас здесь был, пошли добивать врагов дальше. И если я вам скажу, кому вы спины прикрываете, вы гордо согласитесь и дальше служить своим странам. Но я вам их не назову. Так как я для них сам крыша.
 Белый, специально отходя от всех в сторону, подождал, когда к нему подошли оба офицера.
     - Забирайте с собой девчонку и еще киношников. Пусть они снимают все там. Я не очень-то удивлюсь, если на одном их них найдут поясь шахида. Не очень-то и обижусь, что после съемки от температуры вся эта свалка там взорвется. Пусть весь мир знает, какая сила, мы два соседних государства.
  В это время сотовый в кармане генерала подал о себе знать. И ему доложили, что группа Ветра вновь выступила.
 Пристально осмотрев обоих офицеров Белый заявил.
      - Знаете, что я вам скажу. Ходите хоть на головах, но сделайте, так, чтобы…. – в это время со стороны моря раздался очередной взрыв. – Пусть эти гавнюки знают и чувствуют, по чьей земле ходят. Готовьтесь к отражению неприятельских атак. Они еще здесь будут. Даже если, что, то мы их погоним к вам.
 Резко вновь посмотрев в сторону взрыва, генерал поторопился. Очередной грозный клубок черного дыма поднялся над местом взрыва.
     - Не пропустите неприятеля. И еще не очень-то пугайте туристов.
 Белый, поискав глазами бросившихся к нему своих подчиненных быстрым шагом двинулся в сторону взрыва.
     В тот момент, когда «почистив перышки» и отдохнув от передряг, группа Ветра собрав свои «пожитки», остатки недоеденного, двинулась обратно и раздался взрыв. Там, на стоянке, где они совсем недавно оставили свой автобус. На ходу вооружаясь, они, слушая командира, рассыпались в цепь. Прикрывая друг друга, двинулись на место взрыва.
  И надо же такому случиться, размахивая руками, всех успокаивая, довольно широко улыбаясь, к ним на встречу бежал Первый. Еще на подходе он начал всем рассказывать.
     - Не поверите, стою я на стоянке. А тут мне приспичило, полеглому. Ну, я, потерпев еще немного, оглядевшись, заметил, что я один-одинешенек на стоянке, и я по-быстрому сиганул в кусты. А тут на стоянку подруливает Тойота. Я бы не придал этому значение, так как уже возвращался. Да вот шофер, выйдя из своей легковушки машины, стал осматривать все стоящие на стоянке машины. Большое внимание он нашему автобусу уделил. Я и решил подождать посмотреть, что будет дальше. А зайдя на смотровую площадку, долго вас на берегу высматривал. А потом куда-то стал звонить. Видно, получив приказ, сел в машину и стал нервно курить одну сигарету за другой. А я, словно ничего не заметив, возвращаюсь к автобусу. Заглянул в багажный отсек и взял одноразовый гранатомет. Положив его на плечо, повернулся лицом в Тойоте и к тому, кто в ней сидел.
  Стоило мне только сделать вид, что прицеливаюсь. И легковушка, включив заднюю скорость, резко стала отъезжать и разворачиваться. Наверное, двигаясь задом, он решил, так проще развернуться. Все бы ничего, да на его пути оказался бетонный столбик. В него-то он со всей дури и врезался задком. Да так здорово, что даже передок приподняло на метр. А дальше я не стал смотреть, что-то подсказало, пора делать ноги и искать укрытие. Со скрипом передней подвески и раздался взрыв.
     - Что с автобусом?
     - До эпицентра взрыва было метров семьдесят. Да и дальнобойщик вовремя подъехал и прикрыл нас.
     - Вызывайте наших, – двигаясь к автобусу, Ветер посмотрел на Кузнеца, который с недавних пор был начальником штаба, добавил. – Пусть принимают все здесь и сделают зачистку.
  Стоило только Ветру после прибытия людей Белого объяснить всем все здесь произошедшее, после сесть в автобус, там его уже давно ожидала его команда. Он приказал:
      - Едем в город.
      - А там куда?
      - Я покажу, – объясняя всем, начал делать расклад. – Горе, Мастер, готовьтесь. Кузнец за старшего. В твое введенье переходят близняшки. Но до того времени, пока появятся дополнительно снайпера, дели их на две группы. И ставь братьев во главе каждой группы. Обе группы должны расходиться в разные стороны по периметру одного дома. Пока я с Мастером и Горем будем дурить им головы, у них будет предостаточно времени занять позиции. А потом чтобы не одна вошь не могла выбежать из дома, а тем более выпрыгнуть из окна. А ты бери Переводчика, Первого и даже пару снайперов и заходите с тыла этого дома. Не дайте выбраться никому из него. Не забывай, что к осажденным может подоспеть помощь из города. Они ни мне, никому не нужны, пускай в расход.
 ((По пути команда Ветра заметила двух мальчиков, прятавшихся на обочине дороги. Детишки рассказали им по плохих дяденек, которые не дали им попить. Хотя сами пили воду из бутылок. Так задержали еще одну «сладкую парочку» - Кнопку и Мину. Первый вместе с мальчиком обезвреживает мину. А Ветер загнал в рот Кнопке удилище, которое Кнопке постоянно приходилось держать руками. Из-за занятости рук он не мог нажать на кнопку взрывателя.Увиденное им ввело его в шок. В каком плачевном состоянии оказываются дети. Им досталось сполна.
 Это продолжение уходящее в сторону)
Можно так же написать о возвращении Ветра на вторую батарею. Белый-то решил проявить инициативу и для усиления бросил туда прибывших из Пекина детей. Но при этом он попросил ту банду, которая оплошала в банке, атаковать место, ими охраняемом. К тому же, он сделал хитрый ход и отослал оттуда моряков на свои корабли. А там бой разгорелся нешуточный. Обороняющиеся и нападающие закусили удила. Это почувствовал Ветер и приказал ехать обратно на Вторую батарею))
 Только ближе к вечеру они оказались на точке. Конечно, спектакль начался далеко от нужного им места. Но все испробовали роли на себе в другом месте.
 Трудней всех оказалось Мастеру и Горю. Сперва первую скрипку дали Мастеру. Но тот, узнав задуманное командиром, насупившись, ушел в себя. Благо был запасной вариант и Горе с ним вполне справился.
Когда все было кажется готово и мало-мальски отработано, все услышали план захвата здания. Перед своей командой Ветер положил план дома и местности вокруг него. Теперь каждый конкретно знал, что ему предстоит сделать, чтобы не подвести своих, добиться разборки дома по кирпичику.
 Когда каждый знал, что ему нужно было делать, сами по себе они начали готовиться к предстоящему штурму.

                              *****

   Всего-то Кремню, командиру даляньской террористической организации, приказали в родном городе наладить переброску взрывчатки. А почему бы и нет. Месяца три они спокойно снабжали всю страну своей взрывчаткой. А поскольку этот канал оказался устойчивым, подключили наркотики. И еще проработали четыре месяца. К этому времени Кремень уже обзавелся связями с самым верхом власти в городе и области. У него связи были даже со столицей. Ни кто другой, а он, его организация, «проплатила», и их человек смог попасть в столицу. А директора двух городских предприятий вообще вошли в его организацию. Финансовый поток стал на столько велик, что пришлось создать банк. Уже с десяток магазинов легализовали деньги не только его бригады, но и соседних.
   И надо же было приехать этому русскому. Наверное, там сидящие наверху командиры, поняли серьезность противника и решили его убрать. Как он все «устроил». Другой бы по гроб жизни не отмылся. А этот зверь с белой кожей выкрутился. Ему даже не помешало, что его, подставив, посадили в тюрьму. Надо же, он выскользнул из капкана. Сверху поторопили и приказали на все сто процентов ликвидировать русского. Все дела отложить и заняться только этим прохиндеем. Да куда там, он, словно клещ, вцепился в его организацию. А его дела делишки показали, что русский не простой простофиля. Раньше поставки шли по всей стране регулярно, без сучка, без задоринки. А тут все и всех начало лихорадить, трясти. Осечка за осечкой происходили постоянно. И везде видели русского. Даже тогда когда русский сидел в тюрьме, машину с взрывчаткой, эту «бомбу» взорвали по пути в Пекин. И тут видели русского. Тогда-то Кремень и призадумался. Выходит, русский не один, у него есть достаточно помощников. За ним тоже стоят влиятельные люди. Так оно и оказалось на деле. Не зря столичный хозяин торопил его первым делом убийством Чужого. Взорвать его самого и его семью. Пусть от них не останется ничего, такой был приказ. Прекратить все дела и заняться только ликвидацией.
  Ох, не зря он собрал столько групп взрывников. Все маломальские места, где мог появиться русский, были перекрыты. Хотя зря он решил нанести удар в спину, ликвидировать жен Чужого. Кто же знал, что их понесет нелегкая в другой конец города в тот момент, когда к ним зашел его человек с поясом шахида. Это же надо, как же обиделись эти ведьмы. Перевалочный пункт, склад, это его детище, сложенное по кирпичику, перестал существовать. А мастерская…. Они же никого не жалели. Очевидцы говорили, эти фурии в юбках имели отряды настоящих головорезов. Нет, не зря он решил любыми средствами убрать их. По его приказу собирали дополнительные Мины и укомплектовывали их Кнопками. И тут же их бросали на поиски. Им было приказано при случае не размениваться и убирать только Чужого. Не просто так его поставили во главе всей организации. Он мог на несколько ходов вперед просчитывать хода врагов. По его приказу лучшие силы были направлены в Порт-Артур. От воспоминаний этого дня полного провала у него тут же испортилось настроение. Сколько же он тогда потерял соратников. Тех, с кем шел и подымался все выше и выше. Все его детище стоило ему пол-жизни. И его разом не стало. А тут разом все рухнуло. Кремень понимал, ему не чего нос совать в столицу, ему уже так доверять не будут. И что пришла пора делать ноги, у него уже давно крепло чувство, что надо «менять лицо». Он же понимал, долго его организация не сможет просуществовать. Нужны запасные варианты отхода. Одним из них он решил воспользоваться завтра. У него накопилась столько дел. Надо же было уничтожить сжечь всю переписку улики, да еще многое, что бы напоминало о нем, как о главаре. Нет, еще долго люди будут помнить его. Ухмыльнувшись, Кремень посмотрел в окно. Из него видно было больница и административные здания. Не зря его бригада строителей работала на стойках за крохи. Пару тройку бомб они заложили в нужные места. Даже больница ждет своего часа. Скрепя зубами, Кремень погрозил всему городу и всему Китаю кулаком. В этот миг он увидел движение за окном. Нет, не на его территории дома. А за забором на дороге. Экскаватор на колесном ходу гонял полицейскую машину. Встав с боку и слегка пошевелив штору, Кремень подождал секунду-другую. Не почувствовав враждебности и реакции извне, главарь слегка в один глаз выглянул в окно.
  У него на глазах экскаватор на колесном ходу гонял полицейскую машину. С каким же злорадством главарь террористов посмотрел на ускользающую от ковша легковушку. Она, как новогодняя елка, светящаяся мигалками, вовремя успевала ускользнуть от колес этой железной громилы. Как ему захотелось сейчас сидеть в экскаваторе и убить этого гниду в погонах. А ковшом раздавить мигающую машину полиции. Стоило Кремню подумать о скорой помощи полиции, и она прибыла в образе ещё одной полицейской машины.
  Все зажали этого смельчака на экскаваторе. А нет, видавший все это Кремень, аж в сердцах ругнулся. Эта вошь, экскаваторщик, начал в полицейских бросаться бутылками с водкой. В считанные секунды в горле у Кремня все пересохло. В довершение всему экскаваторщик сломал ворота и въехал на его территорию. Это же частные владения…. Ну этот труп точно перегнул палку. Он решил угнать от полицейских по центральной алее. И сейчас ехал прямо к его замку. Кремень уже поклялся, этого экскаваторщика залил бетоном и похоронил. А нет, раньше его до него добрались полицейские. Они поставил перед экскаватором машину, преградили ему путь ехать дальше. А что экскаваторщик…, выбросив в разные стороны лапы, гидравлическим способом выдвинув их. Встав на такую опору, экскаватор начал крутиться вокруг своей оси. Вот когда сердце у Кремня екнуло. В тот момент, когда при очередном развороте, ковш экскаватора задел крышу, даже снес несколько угловых кирпичей, Кремень про себя выругался. Да это же подстава….. Давно надо было стрелять.
     - Огонь, – рыкнув, Кремень сам взялся за оружие. – Убейте этого придурка и полицейских!
 Одно не учел Кремень, чуть раньше экскаваторщик подал сигнал, и на позиции вышли снайпера. И надо же вовремя, работы у них хватило за глаза.
 Когда Белый подъехал к осажденному трехэтажному дому-«замку», он быстро оценил ситуацию. Осмотрев всех приехавших с ним, он скомандовал.
     - Делитесь на три части. Первая группа обходит здание с право. Вторая заходит с лева. Третья бежит в тыл здания и там ждет команды. Там наши. Если что, то помогайте им. – Чуть подумав, взвесив все за и против, Белый заявил. – Не забудьте красные тряпочки навязать сзади. Не ровен час, наши снайпера подстрелят вас.
 Видя, как выполняется его приказ, Белый созвонился со своими нужными ему людьми. Он понимал, ликвидация банды подходит к концу. И теперь самое главное сохранить кадры.
     - Подгоняй тяжелую артиллерию. Гранатометчики пусть первым делом подъезжают. Не забудь пару-тройку огнеметчиков.
 По мере подъезда прибывших с моря им отводилась роль командиров и подчиненных их мелкими группами усиливали фланги, распределяли в разные стороны. Он так же определил роль комиссару. Он занимался наружным кольцом оцепления. Убирал посторонних людей с линии огня. Все видели, это он командовал парадом.
 И надо же такому случиться. Стоило мало-мальски создать кольцо оцепления вокруг разрушаемого здания. Как случилось Ч.П. с экскаватором.
 Разрушая крышу и давя плиты перекрытия сверху, Ветер и не думал останавливаться. Несколько пролетов крыши были уже сброшены на землю. Даже ближний к нему угол значительно уменьшился в высоте. И надо же такому случиться следующая труба вот-вот коснется ковша. А из-за нее появился человек. Тот не бежал и не прятался, а очумело махал руками. Видно было не вооруженным глазом, он просил помощи. Подведя ковш и неизвестному Ветер подождал когда тот, забравшись в него, спрятался в нем. А опустить ков оказалось плевое дело. Но в эту минуту случилось Ч.П. Сперва одна опора, продавив асфальт, ушла в землю. Тоже самое случилось и со второй. То есть с правой стороны наклонившийся экскаватор начал заваливаться на правую сторону.
 Видя трагедию, Белый вышел из себя. Хотя у него слегка отлегло, он увидел, что «полицейские», которые находились под экскаватором раньше уже забирались под его бок вместе с Ветром.
     - Огонь, – рыкнув, Белый, отдавая приказ, сам схватился за гранатометы. Подбежав к ограде, он, положив на плечо гранатомет, выбрал мишень на втором этаже. Еще секунда, и выстрел разнес не только комнату, но и тех, кто в ней был. А дальше у него появились помощники. Да еще какие. Они были знакомы по министерству. Этот соратник возглавлял секретный отдел в его министерстве там, в Пекине.
     - Ты то как здесь, - сделав очередной выстрел, Белый передал гранатомет помощнику, – оказался?
     - Там мой, – засовывая новый снаряд, проговорил Седой. – Смени пузырь. Сейчас видел, Мишка его спас.
     - Э, нет, ты бутылкой не обойдешься, – вновь выглянув из-за укрытия и выбрав мишень, выстрелив, Белый, отдавая гранатомет помощнику, заявил. – поляна с тебя.
     - Мне – вновь заряжая гранатомет, Седой заявил. – надо туда к моему человеку попасть.
     - Очень надо?
     - Да. – Седой объяснил. – Два дня не было связи моим агентом. Но точно знаю, террористы заминировали несколько зданий в городе.
     - Тогда – поискав хозяина гранатомета и передав подбежавшему к нему его, Белый заявил. – Не высовывайтесь. Сейчас я из этого ада буду доставать твоего.
 Не смотря на свист пуль и осколков, да всего летящего от разрушаемого дома, Белый вышел на видное место. Качая маятник он уходя от пуль начал издеваться над осажденными. Его крики, махание руками, не двусмысленные позы вызывали гнев. Мало того, забирая внимание на себя, он заставил в какой-то момент не только врагов, но и своих посмотреть на него. А он всех вывел из себя. Просто развернувшись к разращенному зданию, сняв штаны, смачно «пернул». На него даже обиделись свои, они понимали, это их не касалось, но он же все таки генерал. Но в следующую секунду все забыли об этом. У всех подвалило работы. Белый, выкрикивая обвинения, вызывал на бой хоть одного мужчину из осажденных. Да, конечно, они находились….. Что не сделаешь в гневе. Но им не давали сделать и пять шагов из дома. Снайпера работали на подавления всех точек капитально. А тем временем Белый, перебегая от одного укрытия в другое, добрался до на боку лежащего экскаватора. То есть забрался под него, словно сито ставшим обшивку экскаватора. Еще тогда когда он сюда бежал, Белый думал, как же спасаются его соратники здесь, а тут оказалось, их головы торчали из ямы.
 Но вновь все изменилось. Чуть раньше террористы изменили тактику. Перешли к более обдуманным действиям. Поняв, что подойдя к проему окон, это явная смерть, они сейчас стреляли из глубин комнаты. Только не долго это продолжалось, к штурмующим подъехала тяжелая артиллерия. Со своей пушкой десантная машина начала увеличивать урон уже внутри здания. Спасая командира, она подъехала ближе к нему. К этому времени в том крыле обороняющих то вообще не стало или осталось единицы.
     - Дроби углы! – крича из-за укрытия, командовал Белый. – В пролеты стреляй! Не увлекайся верхними этажами крути нижние!
  И надо же после серии выстрелом и ближняя к экскаватору часть здания оседая обвалилась.
 Пока пыль от обрусевшего строения осела, БТР подъехал к самому экскаватору. Но сидящие под ним не спешили перебираться под броню. Сурово осмотрев сидящих под ним, Белый заметил чужого.
    - А ну, повернись.
 Спасенный тут же подчинился. Увидав, что у него нет красной повязки, Белый приказал.
    - Ты, вперед в БТР. Там тебя твой начальник ждет не дождется. – Сурово осмотрев Горе, Мастера и Ветра, спросил их. А вы чего медлите?
    - Не можем, – говоря это, Ветер по-теплому уже на освобожденного. – У нас проблемы есть.
 А этот «жучок». выбираясь из ямы, проговорил.
    - Они финансиста нашего придавили. У него оказалось богатое приданное.
    - А чего мы тебя, что в долю не взяли? – огрызнулся Горе. –А ты не успел очухаться уже сдал.
    - Нашим и вашим значит – плюнув в сторону уходящего Мастер смотря на Ветра проворчал. – за чем ты его только спас.
    - Не будь его, не было бы подземного хода – показывая саквояж Белому, раскрывая его Михаил постучал по нему. - Полная коробочка. Не хотелось делиться еще с кем то со стороны.
  Осмотрев своих Белый ощупывая на себе разгрузку поторопил спасенного.
   - Ты солдат в БТР забирайся и к командиру быстрей. Доберешься на место, отпусти обратно БТР. А я здесь со своими поговорю. Есть у нас думка. Как дальше бой вести.
 Как только БТР отчалил, над их головами заработали два огнемета. Не думая о себе оба огнеметчика заливали все вокруг себя. Да и пушка БТР не давала террористам расслабиться.
     - Может быть, вы, уважаемый Председател, отнесете часть этого добра. Слегка хмурясь, Ветер посмотрел из ямы. – Не хочется ему лишний раз на глаза появляться.
    - А почему бы и нет.
 Рассовывая карточки и пачки денег, при этом слушая звуки разворачивающегося боя, Белый проговорил. – Вы уж тут посидите от греха подальше. И так от вас столько проблем, что мои люди валяться от усталости. И к тому же я не хочу халявского компота.
  Но вот звук двигателя, подъехал БТР, и его поторопил. Основательно загрузившись, генерал решил отчалить. Еще секунда другая и он оказался под броней и БТР поехал на старые позиции. Выбираясь из бронированной машины Белый увидел недовольные лица офицеров.
     - Да они там подземный ход откопали, - кивнув в сторону экскаватора, Белый заявил. - Вот и ждут, когда из него черти полезут.
  Оглядевшись и увидав недалеко стоящий бронированный джип Председателя, Белый пошел к нему. Открыв дверь броневика, генерал, забравшись во внутрь, уселся на привычное ему место, отдышался. Видя в глазах всех находящихся в автомобиле один вопрос, заявил.
      - Мишка в своем репертуаре, – кивнув в сторону экскаватора и выкладывая деньги и карточки, добавил. – Они там финансиста бандитского придавили. Вот и поделились наследством.
  Теперь в джипе все улыбнулись. Им ли не знать Ветра.
 Еще час обстреливали все разрушенное здание, уничтожая всех оказывающих сопротивления. Нападающие добились своего. От здания не осталось ничего. Мало того все залили маслом. Подождав полчаса, когда масло основательно все промочило, все руины запалили. Горело, чадило солидно. Конечно, были внутренние взрывы. Они раздавались то здесь, то там, но к утру все оставленное оцепление могло твердо сказать - под руинами не осталось никого. А с загоранием остатков от штурмующего дома, все боевые структуры, участвующие в подавлении террористов, разъезжались. То же самое произошло и с группой Ветра. Они, добравшись до отеля, где проживал Ветер с женами, решили отмыться и привести себя в порядок. Договорившись встретиться через три часа в холле, группа разошлась по номерам.


Рецензии