Первый поцелуй

                   Посвящается Надежде Н-ской
                   модели Дома Мод на Кузнецком мосту.


Заканчивался учебный год. Выпускники одиннадцатых классов готовились к экзаменам.
Закадычные подружки, Вера с Надей, после выпускного вечера собирались уехать подальше, в другой  город - поступать в ВУЗ.
За  сдачу экзаменов они не переживали, поскольку учились хорошо. Да и что им оставалось делать – только учиться.
   Вера была невысокого роста, круглая, с не девичьей уже грудью, со светлыми волосами и миловидным личиком.
   Надя наоборот: высокая, сутулая, худая, больше походила  на мальчишку-переростка с длинными ногами. И поэтому ей дана была не одна обидная кличка: верзила, дылда, оглобля. Но со временем и детство уходило, окружающие  взрослели, и в итоге у Надежды появилась другая, новая – «Богомол».

    Казалось, что в классе их серьёзно никто не воспринимал. Дружить с ними не получалось. Школа была элитной, в ней учились дети успешных родителей.
    Надин и Веркин отцы работали в аппарате ФСБ. Поэтому сверстники общались с подругами в школе постольку-поскольку, да списывали у них иногда домашнее задание.

    Наде очень нравился мальчик из их класса, она была  даже в него влюблена.      
Олег - красивый парень. Невысокого роста, смуглый, со сложившейся фигурой атлета. Большие карие глаза всегда  вызывали смущение у девчонок. Наде приходилось скрывать свои чувства, но он, видимо, догадывался, иногда встречаясь с ней взглядом.  Вера знала о неразделённой любви своей подруги.  Иногда, поговорят дома, обсудят его новую избранницу из параллельного класса, на том и успокоятся.
      
        Олег после новой темы по математике или физике подходил к Наде, молча,  протягивал руку,  Надежда,  так же молча, подавала  свою тетрадь.  Он быстро списывал и уходил  в другой конец класса, туда,  где  всегда его ожидала  преданная свита.
        Вера очень  хорошо шила, и ей это запросто  давалось. Всё схватывала на лету, с собой всегда носила блокнот и карандаш. И если вдруг, ей приходила какая-то идея, тут же на листке бумаги создавала шедевры. Знала, что себе  этого  никогда не сошьёт и, конечно, такого не наденет.
    
                   Быстро прошло время экзаменов.
На выпускной вечер пришли все наряженные и повзрослевшие.
Вера с Надей  тоже над собой поработали, этого  нельзя было не заметить.
      К выпускному  вечеру Вера  постаралась. Из корейского шифона цвета бирюзы она сшила подруге платье. Длина подола закрывала щиколотки ног, были видны только туфли тёмно-зелёного цвета. После обработки подола низ платья очень красиво ложился фалдами, при ходьбе создавая иллюзию волн. Надежда в этом платье выглядела просто изумительно! Но волосы распустить не решилась, заплела косу.
        Только трём учащимся: Вере, Наде и ещё мальчику из их класса вручили  аттестаты с отличием.
 После  торжественной части все выпускные классы из нескольких  школ собрались в  центральном городском  Доме культуры.
        Постояв немного у колонны, послушав музыку,  Надежда  вышла на крыльцо ДК. В зале звучала необыкновенная музыка. Что-то забытое, старое,   
саксофон играл мелодию, её слышно было и на улице.
Раньше Надежде эта мелодия была не знакома.      
          Стояла по-летнему тёплая погода, тихий, спокойный вечер, вокруг много цветов, но запах петунии дурманом ударял в голову.
       Надежда медленно спустилась со ступенек и пошла по аллее парка, удаляясь дальше вглубь, к обильно разросшейся акации. Там  стояла скамейка. Вдруг кто-то коснулся её плеча, Надежда испуганно оглянулась. Это был  Олег.  От неожиданности она не могла сдвинуться с места. Откуда-то взявшийся ветерок слегка колыхал фалды на подоле платья.
    - Ну ты даёшь! Ну, грация! Откуда вдруг?
В восхищённом взгляде Олега не было фальши, он смотрел прямо и открыто, в самую душу.
Ничего не ответив, Надежда развернулась и направилась  к скамье. Присев на краешек  и поправив платье, она замерла в  ожидающей позе. Молчание затянулось,  Олег с интересом разглядывал Надежду. Как-то неуверенно  начал  разговор о том, что благодарен ей  за помощь, которую она ему оказывала иногда,  и вообще она классная девица.  Конечно, он хотел, чтобы  между ними сложились  отношения, и ещё много  чего говорил.   Но тут Надежда услышала,  что это он первый назвал её Богомолом.
  Это слово вернуло её к реальности.   Она встала и, глядя на Олега сверху вниз, ровным,  спокойным голосом произнесла:
   - Знаешь, детка,  ну вот и всё, сегодня списывать нечего, учебный год закончился и  слава Богу!
    И, повернувшись на каблуках, создав вокруг себя бирюзовое облако, лёгкой походкой пошла вдоль по аллее.  Олег  от неожиданности  крикнул ей вслед:
   - Дура.   
Надежда остановилась, повернувшись к нему, и глядя в глаза, ответила:
   - А вот это уже  не по-мужски. Прощай. 
   - Дура, - почти шёпотом промолвил Олег. 
       Надя уходила,  долго она ждала этой встречи, но не так и не с таким концом. Было  очень тяжело, по щекам катились слёзы, но она их не вытирала.  Погуляв по отдалённым уголкам парка,  успокоившись,  направилась домой.      

         Родители совсем не удивились тому, что Надежда так рано пришла домой с праздника, которого ждала долгие годы.
Повесив платье на плечики в шкаф и приняв холодный душ, отказавшись от ужина, ушла в свою комнату – ей надо было подумать, о многом. 
      Утром, как только родители ушли на работу, прибежала запыхавшаяся  Вера.
   - Ну, рассказывай, что случилось.  Олег у меня спросил,  где тебя найти, я ответила, что ты ушла, и  он тоже вышел. Я следом за ним, смотрю, а ты по аллее уходишь от ДК. Он долго смотрел, постоял и направился в твою сторону. Ну, ты классно смотрелась, тебе идёт длинное платье. Запомни – это твой стиль.
     Надя пересказала весь вчерашний разговор Вере.  Немного помолчали, потом решили, что больше не будут на эту тему говорить, слишком больной она была для Надежды. Она не ожидала от Олега такого отношения к ней, каким же непорядочным он оказался.

Вера сказала:
   - Мне сегодня ночью не спалось, решила время не терять, сделала эскизы, посмотри, что у меня получилось.
Она разложила перед подругой  листы бумаги с рисунками в цветном исполнении:
   - Я думаю, что тебе надо сшить несколько новых вещей, на лето и на осень , и срочно. Но только ты будешь мне помогать, согласна? Мы когда уезжаем?
   - Да думаю через неделю, чем быстрее, тем лучше.
   - Ну, мне недели хватит, давай за тканью слётаем в
супермаркет, мать денег даст? Ткань дорогая.
   - Конечно, даст, она давно уже мне об этом говорит,-
сказала Надежда.
     Неделя пролетела в сборах, настал день отъезда. Родители обеих подруг проводили своих чад в новую жизнь.
Скорый поезд увозил их в сторону северной столицы.

        Большой город встретил их дождём.
      - Это хорошо! Даже здорово! – сказала Вера - дождь смывает все прошлые обиды, и начинается новая жизнь. А знаешь,  я тебе забыла сказать, на вечере все договорились встретиться через десять лет. Значит, у нас есть ещё время поработать над собой. А давай-ка этим зазнайкам покажем, что мы из себя представляем?
   -  А, давай!  Я только за! – ответила Надя.
      
           Вера поступила в Университет технологии и дизайна на факультет  дизайна одежды и технологии.  Надежда - в колледж по специальности «Косметика и визажное дело». Жить решили  на съёмной квартире.
                                             ***
     Прошло пять лет упорной учёбы и  труда в освоении выбранных профессий.
     Вера вышла замуж за сына хозяйки  Дома Моды - Ираиды Ивановны, у которой она работала модельером.  Его звали Василием, капитан милиции, вдовец. Жена умерла два года назад (запустила болезнь щитовидной железы).
    Он был старше Веры на десять лет.  Ираида Ивановна в своей снохе души не чаяла. Восхищалась творческими способностями и обещала, что обязательно поможет ей продолжить образование в Лондоне в колледже Святого Мартина.

         Надежде родители помогли выкупить косметический салон, и она полностью погрузилась в работу. Получила лицензию  «Мыловарение на фитооснове».  После свадьбы Вера ушла жить к Василию,  и Надежда осталась в квартире одна. Они по-прежнему были близкими подругами, частенько засиживались где-нибудь в кафе. Им всегда было о чём поговорить.
Вера как-то сказала:
   - Ты что собираешься дальше делать? Время-то идёт.
   - Ты о чём?
   - Как это о чём?  Я довольна своей жизнью, у меня семья, всё хорошо.  У тебя есть  салон красоты, и я думаю, что  давно уже пора собой заняться вплотную.
   - Что, у меня  всё так плохо?
   - Да я бы так вопрос не ставила, – сказала Вера - немногое в твоей внешности надо изменить.  Что с твоим  лицом можно сделать, это ещё надо подумать,  но осанку, походку – надо корректировать. У Ираиды Ивановны есть хороший тренер по фитнесу, он занимается с моделями. Я с ней о тебе уже говорила, а ты будь готова к перевоплощению.
       Надежда всю ночь проворочалась. Всё думала, думала и думала. Олег у неё никогда не выходил из головы. Каждую  свою маленькую победу она относила на его счёт, как будто бы мысленно вела с ним спор и обязательно его выигрывала. Он для Надежды был как стимул, всегда будоражил её мысли. Уже на рассвете пришла к решению, что полностью доверится Вере, до сих пор она ещё ни разу не ошиблась, не подвела «Доверюсь ей, она художник, модельер от бога, и  у неё хороший вкус».
   
На следующий день Вера позвонила в час дня и сообщила, что  в семь часов вечера её будет ждать Ираида Ивановна со своим  фитнес-тренером  Алексеичем, у себя, в Доме Моды.
      Тренер  Алексеич, уже не молодой человек,  выслушал Надежду,  задал несколько вопросов и только потом предложил свою программу:
   - Будем работать долго, работать много,  упорно и без нытья на плохое самочувствие, согласна?
   - Конечно, согласна.
Но с чем соглашалась? Она тогда  знать не могла.
Заниматься они начали  в тот  же день. Алексеич ворчал:
   - Как так можно себя не любить? Бог дал такой рост! Надо выправить осанку,  исправить шейный сколиоз и очень долго оттачивать походку. Заниматься  придётся не один месяц и даже не один год, и притом ежедневно – ни на миг не забывая об этом.

       Надежда старалась. Упорней ученицы у Алексеича, наверное, не было. Выполняла всё, что он ей советовал.
Ходила быстрым шагом по дорожке, одновременно держа в обеих руках утяжеляющий груз. Каждый день менялся его вес - то больше, то меньше. Так было задумано.
      Прежде походка у Надежды была как бы приседающая, колени при ходьбе  всегда  соприкасались. Но теперь надо было ходить на прямых ногах.  Ноги  при ходьбе надо было ставить одну впереди другой, по прямой линии. Занятия давались тяжело. Надежда плакала от безысходности, от жалости к себе и просто от  женской слабости.  За одну тренировку  могла много  раз упасть  и столько же раз споткнуться.  Локти и колени были в ссадинах  и синяках. Одни ещё не успевали сойти, как появлялись  новые.  Спать ей надо было в ортопедическом воротнике, на ортопедической подушке  и только на  спине, да ещё на жёсткой поверхности (то есть – на полу), как спартанец. Она сильно уставала и частенько садилась на диван  отдохнуть.
    Однажды в воскресенье она прилегла на диван, поплакала, себя пожалев, включила телевизор, и как-то незаметно уснула. Проспала несколько часов, ей снился тревожный сон: 

"Как будто она на необитаемом острове, ни одной живой души рядом, жара, ей хочется пить и есть. Но ничего кроме крутых берегов, голых камней, да бескрайней морской равнины. Надя стала кричать, звать на помощь, но никто не отзывался. Ей стало страшно, и она заплакала".

Проснулась Надя вся в слезах, сердце бешено билось. Встала с дивана, подошла к зеркалу. В нём она увидела жалкую, заплаканную женщину. А по телевизору шла воскресная программа «Последний герой», события проходили на каком-то острове в океане.
«Так можно сойти с ума», - подумала Надежда. – «Надо уверенней брать себя в руки, если я сама себе не помогу, то  никто  этого не сделает за меня».

    Кое-как отработав день в своём салоне, она спешила в  Дом Моды. Теперь она понимала  значение фразы великой актрисы  Ф. Раневской:
        «Красота – это страшная сила».

   В такой тяжёлый период жизни на Надежду свалилась ещё одна проблема. Хозяин квартиры возвращался с севера и предварительно известил о том, чтобы в течение месяца квартиру освободили. Надя сообщила родителям, они уже давно предлагали ей купить жильё. Но она отказывалась, хотела более крупную  сумму собрать, на приличную квартиру.

   Приехали родители, купили однокомнатную квартиру улучшенной планировки, помогли сделать ремонт, переехать и обустроиться. Это был небольшой перерыв в тренировках,  но зарядкой по утрам заниматься она не забывала. Делать не хотелось,  весь скелет и мышцы  болели, но назад уже дороги  не было.
    В прихожей Надежда повесила зеркала во весь рост, перед которыми  отрабатывала все упражнения. Надежда по-прежнему набивала синяки, а по ночам плакала, даже во сне.  Утром на деревянных ногах, осторожно ступая, мысленно - «по прямой», Надя шла на работу, и так же возвращалась домой, неся гордо поднятую голову.  Вера, придя как-то вечером, без звонка, сказала:
   - Ну что, поговорим?
   - О чём?  Я уже тебя боюсь, последнее время ты меня своими разговорами зомбируешь, я не могу тебе возразить. Но самое интересное, что ты всегда права. Что на этот раз?
     - Иду сегодня к тебе на работу, а ты мне навстречу, не шла – плыла, вся такая прямая, как струна, да так гордо голову несла, и мимо меня.  Ну, думаю, всё – зазналась.
      - Ты чего, Вера, да я ног под собой не чувствую  и ничего вокруг себя не вижу,  сплошные расчеты в голове. Например: левую ногу вперёд, а правую руку назад,  прижимаю вдоль правого бедра, потом точно так же правая сторона, и чтобы колени  не соприкасались. Если ошибусь, то могу на улице упасть – ноги заплетутся. По сторонам некогда смотреть – извини.
      - Да я и не обижаюсь, понимаю, что ты над собой работаешь, это уже  здорово заметно. Но я о другом хочу с тобой поговорить. Ко мне в Дом Моды приходит клиентка, она работает пластическим хирургом. У неё своя клиника. Я ей показала твоё фото. И вот послушай, что она сказала.
Надежда остановила подругу:
    - Не уговаривай, мне надо как-то со своей  канителью разобраться. Я под нож не хочу, я уже всего боюсь, а больше всего – боли.
Вера продолжала:
   - Да ты дослушай. Она работает с теми людьми, которые после травмы или аварии получили увечья лица. Я к ней тоже обращалась.
    - Ты? А что она тебе сделала?
Вера продолжала:
   - Совсем немного, при клинике есть салон, в котором я сделала татуаж  бровей, век и губ. Она мне на фотографии контур обрисовала.
Ничего страшного в этом нет.
   - А мне что можно сделать? – спросила Надежда.
   - А давай-ка я тебя с ней сведу? Думаю, что её взгляд необходим.

    Через два дня Надежда  уже была у пластического хирурга. От ботекса для щёк и верхней губы она отказалась, сославшись на «подумаю», но  на коррекцию бровей и губ  согласилась. Сама косметолог,  и цену женской красоте она знала. Просто ей  действительно нужен был взгляд специалиста со стороны.
      Надежда продолжала заниматься  у Алексеича, уже втянулась, синяков поубавилось,  постепенно она успокоилась. Дома она надевала длинное платье,  туфли на высоком каблуке и ходила в своей прихожей перед зеркалами, взад и вперёд,  отрабатывая походку.
    Как-то Вера позвонила на работу Надежде,  и они договорились встретиться в кафе.  Вера ждала  на улице у витрины супермаркета.
Надежда шла не спеша, грациозно, высоко подняв голову и выпрямив спину. У витрины остановилась, посмотрелась в отражение и, повернувшись на каблуке, создала вокруг себя полукруг из длинных волос. Посмотрев на своё отражение ещё раз, не торопясь пошла дальше. Вера смотрела на подругу как завороженная:
    - Ну, даёт!  А грация! Это то, что мне нужно!
 Встрече были обе рады, давно не виделись. Вера сказала  Надежде:
    - Когда-то после выпускного вечера  я сказала, что длинное платье – это твой стиль, теперь к сказанному хочу добавить,  тебе   пойдёт три четверти длины, пора открывать нижнюю часть икры и щиколотку и носить только высокий каблук. Волосы красивые, густые - больше не плети всевозможные вензеля. Прядь со лба закалывай  ниже макушки, назад, и носи волосы ниспадающими на плечи и спину, как сегодня, но только каждый день. А на следующей неделе приходи ко мне в офис, я тебе приготовила сюрприз.

    Через неделю, как и договаривались, подруги встретились. Вера без всякого вступления начала говорить:
   - Я приготовила один комплект, очень дорогой, украшен стразами, ткань привезена из Италии, заказывала Ираида Ивановна. Сегодня будет показ для элиты, но если этот комплект одобрят, то я поеду его представлять в Европу. Я его шила на твою фигуру и выбрала не модель, а тебя. Я тебя очень прошу, представь мой ансамбль. На тебе он будет смотреться классно! Ну, выручай!
    - Вера, да я не смогу, я и ходить–то толком не умею. Ваши модели учатся годами, а я всего несколько месяцев.

     Надежда не ожидала такого поворота судьбы,  но и отказать подруге не могла:
     - А знаешь что, давай сюда пригласим Алексеича и Ираиду Ивановну, у них всё-таки опыт, пусть они скажут своё слово, а то я что-то себя неловко чувствую.
     - Они будут на показе, но как раз Алексеич сказал, что лучше - никто не сможет, за грацию он называет тебя Афродитой, а это похвала, которой нет цены.
Надежда согласилась. Они пошли  к гримёрам, через три часа Надежда должна была  выйти на подиум.
     Надежда переживала, немного волновалась, очень хотелось угодить подруге. До сегодняшнего вечера все Надины проблемы решала Вера,  и большие и маленькие, но это единственный раз, когда она попросила – значит, так надо.
   Когда моделей готовят на подиум  перед показом, волосы убирают в гладкую причёску, открывая шею и плечи. Но Вера решила волосы  Надежды распустить.  Комплект был выполнен из  набивного шифона цвета оливы.  Юбка, состоящая из  трёх ярусов разной длины, открытого топа с красиво выполненным лифом, расшитого  стразами, и длинным шарфом из органзы с вкраплениями  меха горностая. На ногах -  туфли  на высоком каблуке, тоже украшенные  стразами.
      Надежда себя не узнавала, смотрела в зеркало, не отрываясь. Вера её просила:
    - Наденька, милая, когда дойдёшь до конца подиума, сделай, пожалуйста, свой коронный поворот на каблуке. Каблуки на туфлях хорошо закрепили.
 Время быстро приблизилось к семи часам вечера. Зал был полон. Начался показ. Представляли свои модели одежды  и молодые, и маститые кутюрье. Вера с Надеждой ожидали своего выхода. Наконец их объявили.
     Вера перекрестила Надежду трижды и сказала:
     - Ну, с Богом! Ты - моя Надежда!  Иди, и принеси нам удачу!

          Надежда шла по  длинному коридору, слышалась знакомая мелодия, играл саксофон, и вдруг она вспомнила эту мелодию на выпускном. "А я так ни разу и не танцевала…" Мелодия продолжала звучать, Надежда медленно шла,  освещение падало только на подиум, в зале было темно. Надя подумала : «Надо пройти до конца, как никогда!» Шла медленно, покачивая бёдрами, ставя ноги по прямой. Занося левую руку назад и прижимая её к бедру. А когда вскидывала руку, то трёхъярусные юбки поднимались фалдами. Правой рукой на поясе  она придерживала шарф.  Стразы переливались под светом софитов. Дойдя до конца подиума, остановилась.  Повернулась на правом каблуке, отчего прошло колыхание волн на юбках.  Это получилось так неожиданно и красиво. Зал аплодировал, включился свет. Надежда успела дойти до занавеса, но навстречу  шла улыбающаяся Вера и, взяв её за руку,  под аплодисменты они  вдвоём снова пошли по подиуму. Мелодия закончилась. За кулисами какие-то люди поздравляли, дарили цветы. Подошли Алексеич и Ираида Ивановна.
 Алексеич поздравил с показом и сказал Надежде:
    - А я в тебя верил.  Ну, девка, далеко пойдёшь!
 Ираида Ивановна тоже не промолчала:
- Ты молодец! Вера в тебя верила и всегда говорила: «Надежда, это моя надежда».

     После показа в Доме Мод Надежда как-то преобразилась. Приняла совет Веры, и брюки больше не надевала, укоротила длину у платьев, туфли – только  высокий каблук,  волосы –  распущенные.
   
      Однажды,   стоя перед зеркалом, придирчиво себя оглядывая, Надежда с ноткой беспокойства в голосе сказала:
    - Вер,  как ты думаешь, а?  Я - Богомол? Мы ведь уже скоро поедем на встречу.
    Вера как будто ожидала этого вопроса и, ничуть не смутившись, ответила:
   - Что это тебя так беспокоит? А ты знаешь, что  Богомол – это насекомое юга. Он является прорицателем погоды или вестником весны, поедает добычу живьём, очень изящный, тонкая талия. Имеет нежно-жёлтый цвет и способность очень часто его менять. В его слюне содержится токсин, и он может убить животное,  которое во много раз превышает его по величине. Тебе этого мало?
Ты Олега поставила на место,  но до сих пор любишь, и ни на кого ни разу не посмотрела?
    - Да, но он ниже меня ростом, и прошло уже столько лет.
    - А что в этом криминального? Ты посмотри, как на тебя мужики заглядываются. У нас все модели высокие. Давай, успокаивайся, и поверь мне, у тебя очень скоро появится твоя вторая половина, а я знаю, что говорю.
Вера была очень убедительна, Надежда успокоилась и  снова занялась «работой над собой».

         Жюри на показе было единодушно:  отправить Веру представлять  Дом Моды на Европейском конкурсе в  Лондоне.
     Пресса  работала от души, все газеты в городе пестрели снимками с показа.  Надежда стала замечать, что на ней задерживаются взгляды прохожих,  а в один из дней, когда она в очередной раз проходила мимо супермаркета, (чтобы в очередной раз посмотреть на себя со стороны),  две девушки попросили автограф.
       Придя домой, она собрала всю свою обувь на  низком каблуке и отнесла  в контейнер.
 Так Надежда попрощалась со своим прошлым, у неё действительно начиналась новая жизнь.
                           

                                       ***
      Вера снова позвонила Надежде и пригласила её в кафе.
После нескольких ничего не значащих фраз Вера вдруг спросила:
   - Если у меня родится ребёнок, ты будешь ему крёстной матерью?
   - Конечно! О чём речь! А ты к чему это говоришь?
Вера продолжила:
   - У Васи с женой не было детей, она не смогла выносить дважды. И поэтому мы решили первую половину срока молчать,  даже Ираида Ивановна не знала, а вчера я ей сказала, так она  заплакала от радости, а сегодня подарила вот эти серьги. Вера показала на серьгу в ухе, коснувшись  её пальцем.
Надежда с неподдельной радостью встретила долгожданную  весть, она любила эту семейную пару, и когда Василий был на выходных, она  засиживалась у них допоздна  за шашлыками или просто на террасе за чаем и частенько оставалась на ночь. Вере она просто сказала:
   - Как я за вас рада!

   Через несколько дней Вера уехала  в командировку.  Ей предстояла большая работа.  Коллекция «Лето – осень», из пяти  костюмов.  Но как только она приехала, то сразу же позвонила Надежде:
   -  Увидимся в кафе «Сударушка» после работы, сможешь?
   -  Ну конечно, что за вопрос.
Вера продолжила:
    - Только у меня есть одно условие, ты придёшь как всегда вовремя, а я немного задержусь. Есть на то причина.
      В семь часов вечера Надежда сидела за столиком в кафе, Вера задерживалась. Через тридцать минут она вбежала и, запыхавшаяся,  присела к столику. Надежда проворчала:
   - Сколько тебя помню, столько ты и бегаешь, пора бы уже и научиться спокойно ходить. Обязательность у тебя в крови, серьёзная женщина, а ведёшь себя как девчонка. Будь, пожалуйста, к себе внимательней, теперь ты не одна. 
Вера спокойно выслушала и сказала:
   - Спасибо за заботу! Как ты поступишь, если придётся встретиться с Олегом? Вот, просто так…

   Надежда замерла, несколько секунд стояла тишина, потом она спросила:
   - Вера, ты это о чём?
   - О том, что Олег здесь, и он хочет с тобой встретиться. С минуты на минуту он будет в этом кафе, Вася его подвезёт.
Олег работает следователем в  том, нашем городе, в полиции.  Расследовали одно дело и сделали запрос в  Петербург, а здесь этим делом занимался  мой Вася. Они встретились, работали. А однажды Вася пригласил его к нам в гости. Позвонил мне и попросил устроить приём, я всё приготовила. В четыре часа  он пришёл.  У меня был шок, я заикалась, а он меня не сразу узнал, но когда я извинилась и сославшись на то, что у меня с подругой встреча, а Вася сказал: «Привет Надежде», он как-то весь напрягся. Я быстро попрощалась и ушла. Это они потом с Васей о  нас весь вечер говорили и фотографии с показа смотрели.

    Зазвонил телефон у Веры в сумочке, она ответила и отключила:
  - Ну, вот и всё, встречай.
Надежда сидела, откинувшись на спинку стула,  на коленях лежала сумочка, и она задумчиво перебирала цепочку на ней, как чётки. А в памяти всплывал их первый и последний  разговор и такая красивая мелодия. Они не виделись так много  лет. Какой он? Когда она услышала приветствие, подняла голову и встретилась взглядом с Олегом.  Перед ней стоял  молодой мужчина, а не тот паренёк  из далёкой юности, на которого она  всегда смотрела сверху вниз. Это он один до сих пор занимал её сердце. Неизвестно, как бы сложилась дальше  судьба, но за столько лет одиночества никто не смог её заинтересовать как мужчина.
       Молодой человек, крепкого телосложения,  выше среднего роста, с короткой стрижкой,  гладко выбритым лицом и карими глазами. Они долго смотрели друг на друга. Как он изменился? В груди что-то перевернулось. Вера с Василием тоже молчали. Вера не зала, что им делать - или уходить, или остаться.
 Надежда первая заговорила:
   - Тетрадку? По какому?
Олег от неожиданности даже кашлянул:
   - Надя, ну ты даёшь…  Я хотел у тебя за всё попросить прощения. Прости! Ну, глупил! Наделал много ошибок!  Я от этого столько страдал,  но когда узнал, что ты здесь, то решил с тобой встретиться.  Знаешь, а я тогда в парке хотел тебе в любви объясниться.
Надежда  впервые  посмотрела на него снизу вверх и тихо сказала:
     - Ты присядь, а то люди уже с нашего столика глаз не сводят.
     - Да нет, пусть  смотрят,  о таком сидя не говорят - почему я тебя назвал Богомолом? Да потому, что ты меня съедала  со всеми потрохами. Я у тебя списывал, а ты молча потакала. Я из-за тебя и физику, и математику не учил. Все в классе знали, только вы с Верой ходили, задравши нос. Конечно, на кой фиг Вам такой друг как Олег. Не на выпускной вечер я шёл,  а к тебе. Когда ты шла по аллее - это было что-то! Но ты и тут всё испортила. А потом вообще исчезла, никто тебя в городе не видел. Я узнал от твоего отца, что вы уехали в сторону Питера.
   - Ну, например, в передачу «Жди меня» написал бы, я иногда её смотрю-                           
 сказала Надежда.
Вера слушала, открыв рот, Василий несколько раз провёл по её губам своим пальцем:
   - Верунь, ротик закрой, - пошутил он.
Вера отмахнулась, как от мухи, и сказала Олегу:
   - Знаешь, а мы ведь совсем об этом ничего не знали, думали, что все от нас шарахаются.
   - Вера – это вы сами придумали, вам же вдвоём было хорошо.  Несколько лет назад я помог одному  ювелиру, и он мне в знак благодарности предложил свою услугу.  Я сначала отказался, но потом подумал и заказал ему две вещи.
 Брошь – Богомол, и кольцо с бриллиантом. До сих пор я не был женат. Наверное, не судьба. Олег  достал из барсетки  коробочку  и открыл. На красном бархате лежал богомол, украшенный салатного цвета камнями – хризолитом. Это тебе, пусть он будет талисманом.
    Надежда смотрела на брошь с восхищением:
   - Знаешь, а ведь я тебя столько лет ждала.
Она положила сумочку на стол и  встала. Они стояли друг против друга, как много лет назад.  Олег смотрел и удивлялся, как она изменилась, перед ним стояла неприступная, высокомерная (а она таковой и была)  и  красивая женщина. Женщина его мечты.  Он  протянул ей коробочку,  надел   кольцо на безымянный палец левой руки и сказал:
    - Выходи за меня замуж.   
Надежда себя не узнавала, многолетняя обида на Олега вдруг куда-то исчезла. Перед ней стоял  до боли родной человек, которого снова потерять на годы она не хотела.  Надежда ответила:
  - Ты волшебник! Исполнил все мои желания! Я согласна.
В кафе стояла тишина, все присутствующие слушали, затаив дыхание. Но когда была сказана последняя фраза, их столику зааплодировали. Подходили, поздравляли, и кто-то крикнул:
   – Горько!
У Надежды это был первый поцелуй.


Рецензии
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.