Мужчины плачат кровью врагов

                             Часть-1
                               *****
Испокон веков получалось, министерские зачеты сдают первыми. Потом стрельбы. Только тогда, когда они проходили все проверки, их награждали поездками по выбранным регионам и подразделениями. Под эту шумиху оперативников не трогали. Даже те, кто был в отпуске или на больничном про-ходили мимо. Но на этот раз всех поголовно не только заставили сдавать зачеты, но и ехать на стрельбища. Это для того, что бы поставить галочку, даже тех, кто был на службе поехали на полигон. А набралось немало, целый  мини автобус. Не каждый день чуть ли не в полном составе особый отдел министерства поехал на полигон. Им раньше и поговорить то было некогда, а тут полдня «ставили галочку». Закончилось все убедительными результатами. Каждый стрелял из своего табельного оружия и автомата. А они что, его не держали никогда? Вот они, разглагольствуя, веселясь, возвращались на базу. А тут еще жена Босса попалась по пути. У нее сломалась машина. Вот она и попросила забрать пятилетнюю дочку и семилетнего сына. Старший в машине решил оставить одного оперативника и забрать детей. Все равно босс приезжает на базу после обеда. Да возможность отправить детей в министерство с базы проще.
   Казалось, нет ничего проще и ничего экстремального в помощи ближнего. А оказалось оно вон как чудовищно. Всего ничего, семьсот метров не доезжая до базы, их мини автобус столкнулся с Газелью. Только Газель то была с сюрпризом, начиненная взрывчаткой. Эта торпеда лоб в лоб сошлась с микроавтобусом. От двух столкнувшихся автомобилей остались только искоре-женные чести машин. От взрыва пострадали не только двигающиеся рядом автомашины, но и соседние дома. Все стекла в квартале оказались выбитыми.
О Ч.П. тут же сообщили на верх и всем службам.
     В тот момент, когда все службы начали раскачиваться и государственный механизм машины со скрипом закрутился, к воротам базы подъехала жена босса и отремонтировавший машину оперативник.
     Предчувствие чего-то страшного, жутко невыносимого заставили жену босса пойти на звуки завывания сирен. И что же она там видит? Да ничего. Огромную воронку и разбросанные запчасти машин и какие-то куски тряпок. В одной из них она признала часть туфельки сына.
 Зачем слова, она, поплакав, немного огляделась. Подчиняясь оперативникам и выставленному оцеплению, она отошла в сторону. Но только не далеко. Ря-дом с воронкой находился изрядно пострадавший от взрыва парк. От одной только мысли, как она будет смотреть в глаза мужа и рассказывать о смерти детей, ей стало плохо. От переживаний, на нетвердых ногах зайдя в парк, вы-брав дерево и используя пояс, она спокойно повесилась.
  После такого Ч.П. было решено подымать всех слепых, хромых, больных и отзывать тех, кто был в отпуске в загулах.
       Надо же такому случиться Михаил Двухжилов выклянчил у отцов-командиров две недели и уехал на рыбалку. Лесничий Василий недавно шепнул ему, что на лесном озере появилась щука, которая питается утятами, да чего там, утками закусывает даже не моргнув глазом. Бестия на столько хит-рая, что поймать её никто не может. По этой-то причине они вот уже второй день кружат по озеру. Да, был случай в первый день, когда Михаил смог за-цепить щуку на блесну. Но леска не выдержала и порвалась. Пришлось выбрать снасть помощней. На третий день они вновь навострили  уши на любимые щукой места. Вот в это время, как только Ветер забросил спиннинг, у него сработал сотовый телефон. Смотря на номер, Михаил понял, по нему только могли звонить министерские.
          - Да, слушаю.
           - Вам время было назначено на 14-00. Но в связи с загруженностью вашего начальства оно переноситься 16-35.
           - Вы что там, с дуба упали? Или с печки в детстве уронили. Я же…
           - Вас же попросили….
 В сердцах бросив спиннинг, Ветер огляделся, потом напряженно посмотрел на лесника Василия.
          - Я твой УАЗик возьму? На нем быстрей до трассы доехать.
          - Что случилось? - видя озабоченный вид Михаила. - Не уж то война?
          - Да я сам не знаю. Но сигнал экстренности получил. Да еще какой.
          - Бери, – Василий, сматывая удочки, уже приготовился сесть на весла. – В другой раз эту акулу поймаем.
   Всего лишь на секунду Ветер заскочил в дом. Из тайника взял спец снаря-жение и оружие. А потом, сев в УАЗик, поехал на большую землю.
  Конечно, по трассе УАЗик уступил бы любому. Но только не здесь, в этих дебрях ему цены не было. Проехав глухомань, эту стиральную доску, с множеством огромных ям, оврагов, огромных рытвин, Михаил выехал на трассу. А вот и пост ДПС. Боковым зрением заметив, что какой-то военный доказы-вает инспектору свою невиновность, Ветер притормозил. Нет, его остановил не сам капитан, уж много нарушителей на дороге. Внимание Ветра привлекла его машина. Остановившись и сдав назад, Михаил остановился рядом с инспектором. На всякий случай, проверив свои документы, вышел из машины. А инспектор, увидав его, отмахнувшись от военного, пошел к нему навстречу. Они-то с Ветром не раз состыковывались. На их инспектора ГИБДД наехали блатные. Так вот Ветер навел мосты и все отрегулировал. А сколько раз он их выручал.
          - Не знаешь, - пожимая руку инспектору, Михаил спросил его. – Что там?
         - Буча большая, – и, оглянувшись, увидав, что военный шел за ним, уже шепотом. – Слухи разнеслись, ваших подорвали.
   В это время к ним подошел ропщущий военный.
         - Капитан, - Ветер обратился к военному, - в отпуск хочешь?
   А капитан, застыв, несколько раз от неожиданности моргнув, уставился на спросившего, а потом, ища ответ, на инспектора ГИБДД.
         - Он может, – поддерживая своего, проговорил инспектор. – Если надо, то и на зону устроит.
         - Значит так. Бери мой УАЗик и по навигатору возвращайся обратно на заимку. Там находишься до моего возвращения. Начальству звони и говори, пусть они звонят и спрашивают в МВД, кто такой Ветер. И почему он их подчиненного грабит.
         - Но…
         - Капитан, времени нет разговаривать. Тебе скажу, как есть, могу и так машину взять.
 Капитан взглянул на инспектора. А тот словно подтверждая сказанные сло-ва, кивнул головой.
      Словно разговор решенный и возражений нет, Михаил сходил в УАЗик и взял оружие, спец снаряжение, вернувшись, держа все это в руках, он кивнул на багажник иномарки. Капитану ничего не оставалось, как подчиниться и открыть его.
        - Я тебе навигатор наладил.
Взяв ключи от иномарки, отдав от УАЗика, Ветер тут же уехал.
        - А разве можно, - капитан пожимая плечами, спросил инспектора, - возить столько оружия?    
         - Ему можно, – отдавая права капитану, инспектор, ухмыльнувшись, заявил. - Наши многие об него зубы пообломали. Наше начальство и то, съездив пару раз в область, успокоилось. А нашего как он из переделки спас, мы ему благодарны.
         - А мне-то что делать?
         - Велено ехать на рыбалку, поезжайте. Считай, у тебя приказ на отпуск капитальный. У МВД Ч.П. Вот и собирают лучшие кадры, - инспектор, отдавая права, пошутил. - Машины нет, и наказания не будет.
   На этом оба и расстались. Капитан поехал по навигатору на заимку. А инспектор решил продолжить охоту, то есть работу.      
     Когда начальнику особого отдела МВД сообщили, что его оперативники были взорваны, он тут же отменил совещание и свои планы, поехал на место трагедии. Когда Барс выехал на третье объездное кольцо, новый звонок его добил в конец.  Новая напасть свалилась на его голову и могучие плечи. Ему позвонили и сообщили, что во взорванной машине ехали его дети.
Почему? Как? Откуда они оказались в ней? Они же поехали с мамой к теще.
Все, что добились звонками, это то, что Барс ушел в себя.
По приезду на место трагедии, осматривая воронку и разбросанные вещи, разлетевшееся разорванное железо, Барс выслушал доклад. Рассматривая клочки детской одежды, он почувствовал, что старший из опергруппы чего- то не договаривает. Хотя, что может быть хуже, если он потерял лучшие свои кадры, пережил своих детей. Сурово посмотрел на разом опустившего голо-ву, слегка властным  движением руки приказал. 
          - Тут недалеко, в парке, ваша жена повесилась. Простите, не уследили.
   Молча идя за проводником, Барс подошел к нужному дереву. Его жена до сих пор весела. При нем начали снимать его красу Жаворонка. Так получилось, что ему пришлось закрывать глаза любимой.
         - Оставьте нас.
     Барс встал на колени перед женой. Сняв с себя генеральский китель, он им накрыл жену. Раскачиваясь от горя, он смотрел на нее.
           Хорошо, что инспекторы сообщили по трассе, кто летит на иномарке. Ветру не только делали зеленую улицу, но и показывали, куда надо ехать. И главное с их помощью он оказался на месте подрыва очень быстро. А тут еще прямо под колеса его иномарки бросился сам старший опергруппы.
         - Ты чего? – выскакивая из резко остановленной машины, Ветер уже был готов обругать полковника – Вы рех….
         - Скорей, – подхватывая Ветра под руку, полковник его потащил в парк. – А вот твой босс вообще впал в отчаяния. В общих словах он ввел Михаила в курс событий. Держа в поле видимости сидящего рядом с женой, заявил.
         - Я характер твоего босса знаю и не полез к нему. И под горячую руку ему не хочу попадать. Мне еще генералов встречать. Прикрой.
   Дальше Михаил остался один. Это хорошо, что выставили оцепление. Посторонних зевак вокруг умершей не виделось. Спокойно подойдя Ветер встал от босса с боку. А что он мог сказать, утешить? Когда в одночасье все рухнуло у человека. Даже не зная с чего начать, Михаил стоял рядом с Барсом. Взвешивая все за и против, он так и не мог прийти к общему знаменателю.
  Это сделал за него сам босс.
         - Поможешь?
     Ему ли не знать своего босса. Это он помог Барсу так взлететь разом на генеральскую должность. Разве не он учил его чести? И если Сергей решил, то его с этого пути не свернуть никакими силами. И все-таки Михаил попробовал.
         - А надо?
 Запрокинув голову в небо, Барс, посмотрев в голубизну, натянуто улыбнулся.
         - Они меня зовут.
         - Но надо же рассчитаться с убийцами.
   А Барс, спокойно посмотрев на Михаила, просто показывая решимость, уткнулся в него взглядом.
         - А я-то куда денусь. Сердце то на клочки разорвалось.
    Все поняв, Михаил сходил в машину. Достав в ней вакинзаси и катана вернулся в парк. Не забыл при этом прихватить коврик. Расстелив перед Барсом коврик, он положил на него короткий и длинный меч. Пусть сам Сергей выберет оружие.
 Взяв в руки катана и вытащив его из ножен, он ручкой упер в дерево, на котором совсем недавно весела его жена. А лезвием направил в область сердце. Ему ли не знать где оно находилось.
         - Родные, я иду.
Слегка наклонившись, надавил грудью на лезвие и оно мягко в него вошло. Наверное, это он зря сделал. Душа затрепетала, от пронизывающей боли тело воспротивилось. Один умоляющий глаз Барса посмотрел на Ветра, а тот, поняв, в чем затруднения, спокойно подойдя со спины, толкнул истекающего кровью. Нет, слегка надавил на спину. С облегчением последний раз выдохнув, Барс начал заваливаться на бок. Судорожно тело генерала дернулось, душа не хотела вот так просто покидать тело, которое сделало выбор. Но вот тело затихло. Все, что осталось Михаилу, это закрыть остекленевшие глаза.
    А дальше видя боковым зрением подход «звездных» отцов командиров, встал рядом с умершим.
          - Он сам решил, – видя в глазах генералов один и тот же вопрос, ответил Ветер. – Я ему не мог помешать, да и не хотел. Это его выбор .А разве вы не знали ушедшего в мир иной, какой у него характер.
   Не мешая уходу Ветра, генералы и с ними пришедшие подчиненные все мысленно простились с покинувшим их. Они понимали, что шанс найти врагов номер один достался им. Они приступили прямо отсюда к своим обязанностям, распоряжаясь всеми подразделениями.

                                                      *****
      Скрывшись от всех у себя в деревне у родителей, вышедший в отставку Медвежатник вот уже более двух лет и носа не показывал в город. Жизнь в нем ему так опостылела, что от воспоминаний его тошнило. А вернее сказать он привык к тому, что у него есть. Возраст подошел для выхода на пенсию, его и  спровадили уж больно быстро на гражданку. Уставший от суматохи городской жизни, вот уже более двух лет Иван Григорьевич постепенно «срастался» с матушкой землей.
   А нет, неправда, вот уже более шести месяцев он начал работать в школе учителем физкультуры. И всему вина это то, что он решил встряхнуть себя. Потерять классификацию проще простого. Вот он и начал тренироваться в лесу. В первый месяц или чуть больше деревенские, смотря на него, крутили у виска пальцем. А потом про тренировки узнали городские. То один, то другой, приезжая, составляли ему компанию. А он же настоящий зверь, их избивал, увечил. Они с трудом добирались до своих машин. А в некоторых случаях сам же доносил до машин. Но проходило время, и они возвращались получить новый урок. Как старые знакомые оставляли машины в деревне они топали на заимку Медвежатника. Так у Медвежатника появились и местные ученики. Молодежь разом одумалась. Не только не стала пить, но и курить. А после того, как директор предложил Иван Григорьевичу стать учителем по физкультуре, школа вообще поднялась в глазах всех. Это по звонку Медвежатника в школе установили новые компьютеры. А еще стали заезжать разные знаменитости, профессоры в разных направлениях. Это по его подаче начали проводить турниры. Так оказалось, в школе есть ученики у кого дар в этом направлении. Так деревенские поняли, какой у них под боком жил зна-менитый старик.
      Но это было давно, и все вошло в колею. Утром тренировка, пробежка до школы, занятия в ней. А после обеда отдых, свои дела. А вечером вновь тренировка уже с приехавшими.
     А тут звонок из МВД заставил его все бросить. Стоило ему только утром сесть за стол и взять ложку, как его «окатили холодной водой».
            - Здравствуйте. У вас время  на прием было 13-00, но в связи с загруженности наверху вам придется приехать в 16-30
            - Ты чего, внучка, с дуба упала, – еще полностью не поняв сообщение, Медвежатник заяви. - Я же уже более двух лет, как на пенсии. 
            - А мне по барабану! – раздалось так громко из трубки визгливый и главное знакомый голосок. - У военных есть такое слово - надо.
  Не понимая, что же происходит, почему такая спешка, Иван Григорьевич посмотрел на жену. И тут вновь в его руке сотовый телефон подал голос. На этот раз, включив его, сопя, Медвежатник молчал.
           - За вами выслана машина с вашим водителем.
    Вот это заявление. Его что, возвращают на службу? Почему такая спешка? Пожимая плечами, Медвежатник начал собираться. По времени, сообщенного ему о приеме, красноречиво говорило о Ч.П. Это он установи такой вызов по тревоге у всех. Конечно, у определенный нижних «чинов» с разницей во времени.
         - Как чувствовала, - ворчала жена. – С утра пирожки делала. Думала, куда столько. А оно вон как получилось.
   Не успел Медвежатник собраться, как за воротами раздался гул двигателя, а потом до боли ему знакомый звуковой сигнал.
 А чего собираться, когда тревожный чемоданчик стоял еще с тех времен. Не успел Медвежатник подойти к машине, как водитель метнулся в дом. Издавна у него там, на кухне, был расход. И надо же столько времени прошло, а он стоял на столе. На ходу благодаря хозяйку, с набитым ртом от пирожков, подхватив корзину с пищей, водитель бросился обратно. Благо босс уже сидел на своем месте. Передав ему несколько разных по цвету папок с собранным для Медвежатника материалом, информацией, водитель поехал обратно.
 Но видя, как через час чтения босс начал тереть виски, водитель подсказал.
          - В правом от вас бардачке лежат три сотовых телефона. Там же лежит листок с номерами ваших замов и всех отделов. А главное там лежит в красном футляре сотовый телефон самой вашей секретарши.
          -  А чего же ты сразу же не сказал.
 С облегчением вздохнув, Иван Григорьевич, схватив первый их них, тут же соединился с нужным ему абонентом.
 К тому моменту, когда в министерстве появился Медвежатник, его замы не только были готовы к совещанию, они его ждали.
   На ходу здороваясь со всеми, начальник особого отдела МВД пригласил их на совещание. Медвежатник, как и многие, не доверял сотовой связи и пред-почитал с народом разговаривать, глядя в глаза.
         - Что сделано? - Рассматривая старую гвардию, сидящую за столом, спросил Иван Григорьевич. – Бумага все стерпит. А мне нужны конкретные дела.
         - Созданы три группы, расследующие случившееся. Вся Москва и мос-ковская область работают по 24 часа.
         - А кто?  - отмахиваясь от своего зама, словно от мухи Иван Григорье-вич спросил. – Помог Барсу?
        -  Старший прапорщик Михаил Двухжилов.
        - А где он сам?
        - Закусил удила, – вспомнив, как Ветер ходил по всему зданию, по отделам, подразделениям и отбирал самых лучших. второй зам проговорил. – Беспредельщик еще тот, он же лучшие кадры забирал. Он уже работой несколько отделов загрузил.   
        - А другие то что?
        - А они отстегивали из магазинов по патрону, а то и больше отдавали выбранному.
        - Если рабочие варианты, разработки?
        - Да их было много, но они пачками отсеиваются.
        - Тогда давайте будем думать.
Совещание продлилось до вечера.


                                                   *****

       Устроившись у лесника Василия на заимке, группа Ветра расслаблялась по полной программе. Гудели на всю катушку. А что им оставалось делать то. Они перед разными отделами поставили задачи, засыпали вопросами, на которые мечтали получить ответы в кратчайшее время.
      Почему их машина была взорвана? Какие дела вел каждый из погибших сотрудников? Кто из них мог копаться в грязном белье других и вызвать такую реакцию? По всему маршруту, там, где были видеокамеры, изъяли запи-си не только этого дня, но и за неделю, а то и больше до этого взрыва. В за-писях искали часто попадающиеся машины, людей, появление новых строе-ний, будок, и всего странного. Кроме всего прочего делали поквартирный обход там, где жили погибшие. Старались найти врага и там. А еще был один вопрос, который шокировал всех. А если это случайно? Ну и воображение же у Ветра. Хотя у него не отнять чутье на все такое с ног сшибающее. А еще много  не простых, а каверзных вопросов ждали ответа.
  А им то, волкодавам, что делать. Подкова и Сазан, оставшиеся из всего от-дела, уже третий день поминали соратников.  На заимке у лесника, на этой секретной базе МВД их было семеро. Но компьютерщик и программист еще в первый день убежали, закрылись от них у себя. На второй день Ветер откололся. Просто взял и, отвалившись от стола, уснул. А про хозяина Василия и нечего было говорить. Он еще в начале поминального застолья, подняв стоп-ку, отчалил. Его же поставили старшим дежурным по охране «его же дома». Да, они пробовали его позвать, но его не дозовешься. А тут водка кончилась. Правда та, которая была на виду. Но звонок для собутыльников то опасный. Вот Сергей и Тарас решил «заслать казачка». А кого? Им по сроку службы не положено. Да вот же лежебока спит. Они и решили подшутить над еще не очухавшимся командиром
         - Эй, служивый, подъем! – стоя у кровати и тормоша её за спинку, Под-кова орал. - Кому сказали встать!
         - Ты чего это разоспался, – поддерживая нервозную обстановку, прика-зал Сазан. – А ну, схватил ключи от машины и вперед в магазин!
 Спросонья не понимая, что он сделал и чего от него хотят, Ветер соскочил с кровати. Так и не поняв, что происходит, бросился на выход.
         - Кому сказали, – уже хором рыкнули проказники, - схватил ключи от машины и вперед и с песней за водкой. 
   Словно фонтом, Ветер подчинился. Михаил пулей вылетел из помещения. Он то точно знал, перед ним свои. А чего орут то? Да ну их, лучше уступить. Уже подходя к машине Ветер начал отходить на свежем воздухе. Но вновь ему в спину раздался приказ.
         - И хлеба не забудь!
         - Батон купи сладкий, за него головой отвечаешь!
Плюнув на все, Михаил поехал. И надо же такому случиться, проехав метров пятьсот, он увидел ручей, который вытекал из родника. А сушняк его здорово давил. Он, остановив УАЗик, испил водицы. А зря, выпитый им ранее спирт заиграл в нем вновь. Да еще как…. То, что надо было ехать в магазин, он помнил, даже точно знал, надо было купить водки, хлеба и батон. А почему бы не подремать. Все ровно колея-то одна. Вот и болтало, штормило из стороны в сторону Михаила. Временами он, выплывая из полудремы, медленно моргая, старался взбодриться. Но ехал-то он и дальше в том же состоянии.
                                            *****
      Не зря Купца и Седого держали за профессионалов. Они смогли  надуть весь отдел этих полицейских телохранителей. А ведь четыре группы на них похожих разыскивали свидетеля. Конечно, удача была на первом месте. Но они-то точно знали, что без труда не выудить рыбку из пруда.  Кто бы знал, сколько они труда, умения, да и времени потратили на это дело. Заказанного им свидетеля они заграбастали, умыкнули у охраны быстро и, главное, про-фессионально. Охрана даже мявкнуть не успела, а они уже на коне скрылись от них. Это же надо такому случиться, вовремя они попали в пробку из-за аварии. Машина, везшая неугодного их нанимателю свидетеля, сама засветилась. Прямо перед ними они опали в аварию. Чуть ли не лоб в лоб сошлись две машины. Разыскиваемый прямо через лобовое стекло вылетел из машины. Благо обочина заросла кустами. Они и приняли этот снаряд на себя. Все, что оставалось Купцу и Седому, это подобрать валяющегося на обочине, находящегося в трансе свидетеля и посадить его в машину. А там ноги. Несколько винтов для проформы на разные дороги, и меняли направление. Мало того, они съехали с трассы и поехали окольными путями по лесам обратно в город. А тут надо же, свидетель подал голос, ожил. Пришлось остановиться и связать свидетеля. Вот когда случился настоящий прокол. Хотя нет, пьяному шоферу на УАЗике было не до них. Мужика так болтало из стороны в сторону, что они, на секунду-другую увидев оплывшее от пьянства лицо, тут же успокоились. Деревня то ехал по своим делам. А они в этот время как раз запихивали  связанного свидетеля в багажник, когда появился этот УАЗик. Схватившись за оружие, они тут же приготовились к отражению нападения. А оно все напрасно. Они, проехав метров сто, увидели, как этого деревенского увальня  «поласкает». Съязвив в его сторону несколько шуток, они обогнав его, о нем забыли.
 Дорога-то стала вообще кошмарная. Настоящая стиральная доска. Приходилось  искать дополнительные точки опоры, что бы усидеть на месте. Ветер включился только тогда, когда почувствовал на себе тревожные взгляды. Он же, едущий пару часов, очнувшись, увидел, как двое мутузят третьего. Мало того, прячут его в багажник. Но с кем не бывает, особенно здесь в глуши, кореша укладывают своего третьего, наверное, провинившегося товарища в машину. Не увидав в этом ничего криминального, Михаил вновь «замкнул», медленно заморгал - задремал. Да «червяк» толчками, рвотными позывами не дал далеко отъехать. Остановившись на обочине, Михаил, выбравшись из машины, решил отдать должное «ихтиандре» и проверить себя, вернуться обратно и проследить за этими грузчиками. Но первое дело это отдать долж-ное, очистить желудок. Его тут же у дерева начало выворачивать на изнанку. Сколько он так простоял он сам не знал. Но в его голове отложилось, что тот странный джип проехал мимо него в ту сторону, куда и он ехал. А поскольку ему полегчало, то он решил поехать дальше. Не смотря, что от отравления у него голова плохо работала, руки-ноги были ватными, он, сжав себя в кулак, поехал выполнять поставленную задачу.
 А вот и трасса. Выехав на нее, он проехал всего ничего метров семьсот, и вот она, стоянка. Мало того, там были и продуктовые магазины. От одной только вывески его вновь начало выворачивать. Столовая, сверкая огромными окнами, заставила его выворачивать. Только уж нечему было выходить «на гора». Отдышавшись и осматриваясь, он нашел место. Здесь он увидел и место для стоянки. Но вот, подъезжая к ней, он вдруг обнаружил, что она занята, то есть на его место встал дальнобойщик. Пришлось искать другое. Благо оно нашлось чуть дальше. Да уж тяжело ему пришлось таскать ящики водки. Но вот, наконец, два оказались в багажнике. А тут в нем проснулась жалость. Проверяя сам себя он подошел к легковушке и пнул по её колесу. В машине взвыла сигнализация. Всего-то надо было отойти в сторону и зайти за прицеп дальнобойщика. Сидящие в кафе Купец и Седой, переглянувшись, уставились на машину. Она на половину была видна им. Купец, чуть пристав и отойдя в другой конец кафе, увидел всю её. Нет, она на половину закры-ваемая дальнобойщиком, оказалась целой. Купец просто переключил сигнализации. Но стоило ему только вернуться к столу и сесть, как она снова заревела. Пришлось вновь сходить на старое место. Ему было в лом уходить от стола и бросать вкусный шашлык. На этот раз он, увидав, что машина целая просто отключил сигнализацию. Он то знал причину срабатывания. Их подопечный, наверное, почувствовал посторонних, пробует заставить на себя обратить внимание. Вернувшись обратно и сев за стол, Купец, пристально посмотрев на Седого, намекнул тому.
          - Наш-то хочет обнаружить себя.
          - Дай ключи, я его сейчас успокою.
Еще подходя к машине, Седой уже скрипел зубами. Слегка приоткрыв багажник, он, чуть ли не согнувшись вдвое, сам туда заглянул. Первый нанесенный им же удар возымел действие. Связанный замычал. А вот второго то удара и не было. Какая-то скотина слегка приподняв крышку багажника резко опустила прямо ему на голову. От удара лба от железо контуженый Седой опешил. И надо же прямо у нег на глазах из багажника достали свидетеля. Следующий удар, нанесенный со спины, заставил его, заваливаясь в бок, потерять сознание.
 Беспокойство у Купца появилось тогда, когда он увидел выруливающий со стоянки виляющий УАЗик. Это  по самую крышу всё в грязи «русское творение» затронуло струну тревоги. И надо же, дожевывая кусок мяса, Купец, подходя к своей машине, не обнаружил своего напарника. Купец решил позвонить, и он ответил из закрытого багажника. Ему ли, профессионалу, не открыть, поковырявшись отмычкой, он его легко открыл. Увидав кореша, он бросился к выезду. Он уже знал, где сейчас свидетель и на чем уезжает от них. Увидав, куда свернул УАЗик, Купец быстро вернулся к своей машине. Еще секунда-другая и напарник оказался в салоне джипа. Еще мгновение, и он, уже заведя его, помчался в погоню.
Нет, не знал Купец, что и они засветились. Стоило им только зайти в кафе, и информация о них тут же полетела из двух источников в разные направления.
   Не знамо почему, но Ветер захотел схитрить и поехал в другую сторону.  Почувствовал он погоню уже километров через двадцать пять. Ему ли бороться со скоростными машинами по трассе. Погоня начала его догонять. Мало того, они же выискивали место, где прижать его. Это напряжение и вернуло Ветра опять к жизни. Недолго думая, Михаил решил сравнять шансы и свернул с трассы. Буксуя в водяных рытвинах, ямах, переезжая корни, а то и упавшие ветки, сучья, он ехал дальше. Слушая звук двигателя погони, Михаил старался выехать из очередной грязевой ловушки.
 У него-то Уазик был намного легче, чем эти гробы, иностранные джипы.
        И надо же такому случиться, двигаясь по следам УАЗика, джип глубоко погрузился передком в глубоком овражке. Мало того, буксуя джип начал осе-дать. В сердцах Купец еще больше надавил на газ. Но джип сел на мосты ка-питально.  В сердцах ругая Купца, Седой выскочил из джипа. И надо же, по  пояс провалился в жижу. Как же он ругнулся. Не повторяя ошибку напарни-ка, Купец прыгнул на сухое место, отделался легким загрязнением туфель.
    Нет, кто-то там, на небе, все-таки есть. Не успели они оглядеться, как ус-лышали, что у вора двигатель тоже заглох. Не сговариваясь, Купец и Седой выхватив оружие, бросились в погоню.
   А тем временем, специально спровоцировав экстренную остановку, Ветер вытащил спасенного из машины. Оттащив его в сторону под куст шиповни-ка, он его развязал.
         - Если не вернусь, ползи на восток. Машиной не пользуйся, она засве-тилась.
  Оставив отходящего от пут спасенного под кустом, Михаил сам пошел на-встречу идущим по его следу. Его ли учить, как уничтожать врагов. Только вот с этим у него было туго. Он не знал, кто враг, а кто друг. А головушка то после такого затяжного пьянства работала плохо. Он и действовал по мере поступления неопрятностей. Им же устроенная засада дала положительный результат. Воспользовавшись, что неприятель шел цепью, он первым делом с одного удара вырубил опять Седого. С Купцом пришлось повозиться. Не такой уж простой он оказался. Разворачиваясь, он не только ушел в сторону, но и поднял на уровень живота помповое ружье.
     В общем, досталось обоим по первое число. Связав их, Михаил дошел до  брошенной ими машины и обчистил её. К его радости он в тайнике нашел пару Ф-1 и приличный пакет с наркотиками. К довершению ко всему в джипе нашлось достаточное число патронов к помповому ружью. Вернувшись об-ратно к связанным, он заметил, что те хотели развязаться. Да куда там, он вновь их попинал, после чего пошел к своей машине.
  Как он и думал, спасенный им никуда не ушел, да и не собирался это де-лать. Времени ему видно не хватило. Отходящие его руки и ноги давали о се-бе знать миллиардами иголок.
        - Ну чего? – осмотрев конечности спасенного, Ветер даже помассажиро-вал их. А потом, доведя до машины, вновь связал спасенного. И тут он спиной почувствовал колючие взгляды. Оставив все, как есть, Ветер пошел в сторону погони.
   Когда трое вышли к связанным Купцу и Седому, они напряглись. Понимая, что у них времени в обрез, они продолжили развязываться. Хотя эти трое были в масках, они чувствовали - это враги. Да они не только пустые, они и по-страдавшая сторона. А все равно, добра они не ждали.
    Несмотря на полумрак, одетые в гражданскую одежду опергруппа ФСБ осмотревшись вокруг, переглянувшись двинулись по следу связавших «си-них».
    Нет, не зря Ветер учился у самых опытных учителей. Он-то шел по своим же следам. И надо же импульс впереди подсказал ему, что надо искать место для засады чуть раньше первой стычки с неприятелем. Присев в папоротнике в овражке он затих. Вовремя он это сделал. На косогоре появились трое в масках. Ветер решил действовать по отработанному варианту нападения. Но судьба распорядилась по-своему. В тот момент, когда первый прошел его, в дебрях леса прокричал филин. Все трое разом присели. А Ветер не думал, он атаковал. Первый идущий в цепи смотрел вперед. Задний смотрел назад. Средний крутил головой на все 360 градусов. Вот его то и выключил первым Михаил. Удар в челюсть и глубокий нокаут, используя безвольное тело как  бревно Михаил бросил его на последнего. С первым пришлось не сладко. Но три зверских удара, и тот оказался без сознания. К этому времени, последний выбрался из-под упавшего на него товарища. Уж изрядно они попотели в ов-ражке. Каждый пропущенный Михаилом удар больно отдавался в нем. А Ветру-то этот медвытрезвитель был в радость. Но тут наверху, в районе пер-вых им связанных, сломалась сухая ветка. А где она могла лежать, на тропе. Все, хватит играть, пора и этого добивать. Сделав ложный выпад, Ветер по-казал, что будет второй рукой. А ударил ногой снизу вверх, в область сол-нечного сплетения. Мало того четвертый ушел вдогонку. Эти два последних удара подкинули разом обмякшее тело противника, и оно упало на склон. И тут Михаил очень удивился, этот третий, упав, нарвался видно на  выступающий из земли корень, на камень, или его чего. Только хруст костей упавшего сопровождался несколькими иностранными словами. А поскольку упавший был почти в бессознательном состоянии, то можно смело сказать - он иностранец. Обыскав всех троих и, конечно, изъяв все у них найденное, Михаил связал находящихся в отключке, убрал их с тропы подальше. Его немного удивило, сколько было у них оружия, боеприпасов и спец снаряже-ния. Но последние услышанные им слова поставили точку. Он идет правиль-ным путем. Найдя вещмешок у одного из связанных, он, сложив все «най-денное», вновь сел в засаду. Но тут, осмотревшись, Михаил понял. Здесь он много наследил. По этой причине он пошел навстречу преследователям.
       Нет, сегодня не их день. Да, с утра у них масть покатила. А вот после обеда они оказались во всем крайними. Так думали Купец и Седой. Так думали связанные, когда их пинали, били кулаками в самые больные места трое неизвестных. Из них, наверное, решили сделать отбивные. Наверное, от обиды, закопать в землю. И чем бы все это закончилось, они не знали. Но тут над головами их бивших засвистела огромная дубина. Конечно, оскорбленные связанные почувствовали неладное, но давившая их обида затупила слух. Когда они поняли, что у связанных появился защитник, из трех остался один нападающий. Вновь двое из трех оказались контужеными. Упав на землю, отключились. А оставшимся на ногах Михаилу пришлось повозиться, но не долго, всего полминуты. Уж больно юрким засранец оказался. Но и тот от удара дубины рухнул на землю.
 Найдя у одного их новеньких рюкзачок, Михаил начал в него складывать изъятые им документы, оружие, спец снаряжение и «личные вещи». Что говорить о Купце и Седом, когда и один из трех пришедших в себя во все глаза смотрел за этим беспредельщиком, ровняющим всех и вся.
А выпотрошив все карманы, заначки им избитых, Ветер связал их, мало того опять Купец и Седой оказались связанными. Уходя, Ветер приказал.
         - С каждого с вас по тысячи баксов.  А с тебя и с тебя  еще по пятьсот, – видя непонимание в глазах Купца и Седого, Михаил заявил. – Я же столько скотча на вас потратил. И этим ублюдкам, когда очухаются, скажите. Если увижу или даже почувствую слежку, закопаю.    
  Не прощаясь, Ветер ушел. Вернувшись опять к Уазику, Михаил кинув в ба-гажник два мешка, вскользь бросил взгляд на ящики с водкой. И тут же под ложечкой засосало. Взяв бутылку, он сел в машину.
       - Один не пью.
 Сам из горлышка выпив, Михаил помог связанному собутыльнику выпить. Только после этого порывшись в боковине двери, нашел, чем закусить.
      - Между первой и второй перерывчик небольшой.
И вновь бутылка пошла по кругу. И сразу же полегчало. Та скованность на-чала отпускать. После четвертого круга связанный не выдержал. Его запле-тающий язык залепетал.
          - А почему ты не спрашиваешь, кто я и почему за мной гоняются? Или хотя бы спросил, как меня звать?
         - Без интереса, – сболтнув остатки водки в бутылке и дав хлебнуть из не первому собутыльнику, уложил того между задними и передними сиденьями. Затем положил под голову собутыльнику подушку. – Ты и так меня загрузил по самое не хочу. А я пьяный плохо соображаю. И почему это ты решил, что они за тобой гоняются, а не за мной?
Оставив озадаченного связанного лежать, Михаил сам вернулся за руль. Еще секунда и они поехали только по ему известному маршруту. Так они проехали примерно с километр. И надо же такому случиться колесо спустило, пришлось его менять. Труд всегда в пользу. Если после этого еще горло есть чем смочить. И тут как будто кто-то Михаила ударил по темечку. Он вспомнил, что хлеба то не купил. Пришлось возвращаться. На этот раз Ветер не хотел светиться. Оставив машину в леске, он пешком пошел до магазина. А он, за-раза, оказался закрытым. Пришлось идти в кафе. Как же он удивился, когда обнаружил всех им избитых в кафе. Понимая, что в его положении самое главное наглость, атаковал первым.
         - Вы что, деньги принесли? – не давая прийти в себя шокированным от  его появления, он их вновь начал «утюжить». У него же плохое настроение наступило. Противник то начал оказывать сопротивление. Влитая в него водка запросилась обратно. Охаживая всех побитых им раньше, не жалел никого. – А чего-то я денег не вижу?
Но вот конечно с трудом, но он добрался до прилавка, за которым стояли хозяева. Это ничего, что половина посетителей лежало на полу, а посторонние прижались к стене.
         - А мне пять буханок хлеба.
    Одним глазом наблюдая, как хозяева, стараясь его ублажить, торопясь запихивают буханку хлеба за буханкой, Ветер, слегка развернувшись, посмотрел на барахтавшихся на полу.
         - Долг ваш возрастает вдвойне.
Взяв пакет в руки, Михаил вдруг вспомнил, что закусывать-то нечем. Вытащив из кармана бумажные деньги, бросив их на прилавок, Михаил и нарезанный хлеб одним движением скинул в целлофановый мешок.
 Спокойно двигаясь к выходу, Ветер заявил.
          - В следующий раз увижу кого из вас без денег, пошлю в рабство. Бу-дете на Востоке охранять скотники.
  Жестоко распинывая расползающихся, Ветер вышел из кафе и окружными путями пошел к машине.
 На этот раз путь-дорожка обратно заняла у него больше времени. Один раз он даже слышал звук двигателя вертолета. Благо он успел заехать под непроглядную сень деревьев. Понимая, что его разыскивают, он добавил. Во второй бутылке осталось совсем немного, и то это оказалась доля, не выпитая лежащим между сиденьями собутыльником. Но окольными путями, он ехал на…, «базу».
        Хорошо, час, ну два пьянчуги еще злорадствовали на засланного казач-ка. Но вот уже третий час ожидания их напряг. А когда прошло пять часов Подкова и Сазан начали  вспоминать, чья была инициатива послать команди-ра за водкой. Так и не добравшись до истины, они подрались. А когда они схватились за финки, то в дело вступил лесничий Василий. Его скалка оглу-шила обоих дерущихся. Успокоения хватило еще на пару часов. А когда и оно окончилось, уже втроем решили двинуться на поиски командира. Оста-вив на базе старшими компьютерщика и программиста, они, вооружившись, двинулись на большую землю. Да, у них не было машины, но дорога то была одна. По ней-то они и двинулись на большак.
 И надо же такому случиться, стоило им только пройти километра три, как они услышали знакомый звук их машины. Обрадованные то уже были гото-вы броситься УАЗику чуть ли не под колеса. Они думали, командир подберет их. Но увидав болтающегося из стороны в сторону сидящего за рулем коман-дира, у них пропала вся охота его беспокоить. Пришлось бежать за машиной. Вовремя они вернулись. Увидели, как из загнанного в сарай УАЗика Ветер выгружал привезенного им связанного. Положив того на солому, он сам на-чал забираться наверх. Это было его излюбленное место, когда он никого ви-деть не хотел. Все, что добились встречающие, это кивка головой в сторону багажника.
         - Там.
Первым делом развязали в стельку пьяного связанного и поскольку объясне-ний не могли добиться и у него, то его спрятали в землянку. А вот когда оче-редь пришла открывать багажник Уазика, то все трое офигели. Такого коли-чества оружия они вообще не видели. А сколько там было разных удостове-рений. В общем, они опять подрались. Благо, оба оставленных специалиста нашли на них управу, обили из ледяной водой из колодца. Но стоило про-граммисту и компьютерщику заглянуть в багажник и они, увидав привезен-ный арсенал, опешили. Но скоро и драчуны и специалисты бросились зани-маться своими делами. Во-первых, надо было снять отпечатки, узнать из ка-ких ведомств это оружие и кто их хозяева. Раз их обидел командир, значит, было за что. Все понимали, им надо накопать на них побольше. Все понима-ли, времени в обрез и надо готовиться к надвигающему «шторму событий». В любом случае их, а главное, их командира будут искать.
 
                                                      *****
      Вот уже неделю, как Медвежатник вернулся и возглавил секретный отдел. А все, кто занимался «взрывом», не могли похвастаться, что дело сдвинулось с мертвой точки. А сколько дел накопилось! С первого же дня ему пришлось туговато. Надо было разбираться с «нуля» во всем этом деле само-му. Он сам работал по 20 часов в сутки и его подчиненные тоже. Они от него уже шарахались. Он же был всегда дотошный. А ту еще Ветер его загрузил. Да, конечно, через его замов, но это не меняло ситуации. Видите ли, он ни-кому кроме него не доверяет. А надо разобраться со всеми делами, которые вели взорвавшие. Оценить, куда они могли сунуть свои ноздри, из-за чего их или одного из них взорвать.
     Этим он занимался по вечерам. Но скоро понял, этого времени не хватает. Вновь открыв до верха заваленный делами шкаф, Медвежатник подумал. А нельзя ли передать все это аналитикам. Пусть сами подумают, что главней.
 В это время селектор запищал. Закрыв шкаф, Иван Григорьевич подошел к своему столу. Увидав, что его побеспокоила секретарша, включил громкую связь.
        - Звонок от генерала Сибири.
        - Что он хочет?
        - Встретиться.
        - Сделайте ему пропуск.
        - За ним позвонил генерал Орел.
        - Не уж то тоже проситься на рандеву?
        - Да, и полковник Дылда тоже?
        - Сделайте им пропуска.
 Не прошло и пяти минут, как секретарша на этот раз самолично влетела в кабинет, испуганно заявила.
        - Они уже в отделе пропусков.
        - А ты-то чего испугалась? – сам почувствовав неладное, Медвежатник успокоил секретаршу. Если бы они хотели на нас наехать, то сделали это по отдельности. Приготовь чай, кофе и коньяк. Есть у нас в закромах печенье, пирожное, чем закусить?
        - Сделаю. Сейчас позвоню в буфет.
Проследив, как секретарша ушла, Медвежатник подошел к окну. Наблюдая за всем видимым из него, Иван Григорьевич думал о своем. Все подымающиеся сейчас были когда-то ему соратниками. Ему уж приходилось во многих делах состыковываться. Прямо там, в экстремальных ситуациях, они про-веряли на вшивость друг друга.
      Шум в приемной и стремительное открытие его дверей заставило хозяина резко развернуться.
 Первым, тяжело дыша, ворвался в кабинет Сибирь. Встав на середине, он победно смотрел на вбегающих за ним. Следующим в кабинет влетел Дылда. Надсадно дыша, он поставил между ног дипломат. Да, с него лился ручьем пот, но глаза-то  были наполнены веселыми зайчиками. Выхватив из кармана носовой платок, он начал им утираться. Последним спокойно вошел Орел. Слегка прихрамывая, он, подходя к спорщикам, заявил.
         - Я же, балда, поддался на уговоры, забыв о своей ноге. А с вами, пацанами, вдруг окунулся в детство и бросился наперегонки.
    У хозяина кабинета и у обоих победивших в глазах появилось неприкрытое беспокойство. Им ли говорить, как из раздробленных костей собирали ногу Орлу. Разве не они его выносили тогда из боя….
        - Ладно, – пряча глаза, буркнул Сибирь. – Ты первый.
        - Мы же забыли обо всем, – глубоко вздыхая, Дылда так же заявил. – Ты первый.
         - Уговор есть уговор, – отрицательно качая головой, Орел отказался. А потом разом улыбнувшись всем, пристально посмотрел на Медвежатника, заявил. – Его на всех хватит.
   Победившие, пожимая плечами, решились. Первый к хозяину кабинета подошел генерал ФСБ Сибирь.
Пожимая руку Медвежатнику, он начал рассказывать.
         - Мы тут поспорили, кто первый подымится по ступенькам к тебе, тот первым и будет обнимать тебя.
  В свою очередь, обнимая соратника, начальник особого отдела полковник Дылда заявил.
         - Они оба хороши, подзадорили и меня.       
         - Мальчишки.
Обнимая по очереди гостей, соратников по оружию, Медвежатник признался.
          - Стол будут собирать минут пятнадцать. Вы уж не обессудьте, прошу к моему столу.
 Стоило только всем сесть за стол, Медвежатник спросил сидящих за столом.
        - Какими судьбами у меня в кабинете появился генерал ФСБ, генерал контрразведки армии, и начальник особого отдела зашиты свидетелей?
         - Да видишь ли, - по всеобщему согласию начал говорить генерал контрразведки Армии Орел, - у нас один обидчик.
         - Не уж то вы думаете мой?
         - А вот ты посмотри. Сколько он крови нашим пустил
         - Я думаю, - как и все с ним пришедшие, кладя рапорта перед хозяином кабинета, поговорил Дылда, - он не со зла.
        - Конечно. Но нам-то не легче. На такие бабки наших поставил.
Штудируя докладные записки, рапорта от разных людей, Медвежатник удивлялся. Даже если это на половину, да чего там, на треть правда, то это же беспредел. Он уже по почерку видел, кто это. И главное понимал, где это все произошло. Нажав кнопку на селекторе, он вызвал своего зама.
        - Зайдите ко мне.
Зам тут же появился. Поздоровавшись со всеми, он остался стоять.
        - Скажите, где у нас сейчас старший прапорщик Двухжилов?
Зам догадался. Если Босс задает такой вопрос, значит не хочет открывать все карты. Ему надо подыграть.
         - У вас в среднем ящике  оранжевая папка лежит.
         - Видел я её. Но у меня  руки не дошли её посмотреть. – Иван Григорьевич признался. – Столько дел навалилось, что уже скоро жить в кабинете буду. Ты давай в общих чертах расскажи.
         - Он написал рапорт на отпуск, – заместитель Медвежатника понял, что все надо на себя взять, – и ушел в загул.
         - Пробовали найти, вернуть?
         - Я его даже припугнул, – зам развел руками. – Так он написал рапорт на увольнение. Оно там же в папке лежит.
В образовавшейся тишине раздался ехидный голос Сибири.
         - Наши проследили за Ветром. Он отправил семью в Сибирь. Мы проверили, билеты были взяты на всю семью. Но в поезде никто не ехал. Мои наехали на проводницу, она и рассказала, купе было пустым почти всю дорогу. До Иркутска ехали только её посаженные зайцы.
         - Кроме всего прочего, – добавил Дылда, - Сазан и Подкова тоже самое сделали со своими семьями.
         - За границу они не выезжали, ни один член их семьи не пересекал границу, – проговорил Орел. - Наши проверили все данные.
 Медвежатник понял. Гости основательно приготовились к встрече, значит надо у самого Мишки спросить о беспределе. От этой мысли Медвежатника всего передернуло. Его организм от одной только мысли разом возмутился, и Ивана Григорьевича скрутила судорога. Но нет, он выстоял в этой борьбе и справился - силой воли загнал глубоко труса.
          - Вам туда ехать нельзя, – разбросав в разные стороны руки, словно за-прещая, возмутился заместитель. – Вы же после последней поездки две недели пролежали на больничном.
         - А кому легко, – понимая, что обратной дороги нет, Медвежатник ух-мыльнувшись, по доброму посмотрев на гостей заявил. – Они помогут.
         - Ну, – заместитель  поочередно  испытующе осмотрев сидящий за сто-лом заявил. – Вам ли не знать Ветра. У него не забалуешь.
    В это время в приемной раздался шум и тревожный голос секретарши возвестил, кто-то прорывается в кабинет. И точно, чуть ли не на руках держа бьющую его секретаршу, в кабинет ворвался начальник силового отдела МВД.
        - Это что за беспредел! – за локотки толкая перед собой упирающуюся секретаршу хозяина кабинета, Кабан, извергая из себя проклятия, громоглас-ные рыки,  изливал желчь. – Я командир подразделения или  Ветер? Я еще не проснулся, глаза не мог протереть после двухсуточного дежурства, а он меня уже озадачил по самое не хочу. Мало того, используя мое имя создал две группы из моих и заслал их не ведомо куда. Скоро он нам всем на шею сядет. Все отделы и так на него, прощелыгу, работ…
          - Знаешь, ты опоздал.
          - Почему? – приходя в себя и по очереди осматривая гостей босса Кабан понял - попал в не урочный час. – Чего-то я не понял?          
         - Он уже сел на шею не только всему министерству, но и мне, –подведя к шкафу, Медвежатник открыл одну створку. А он, заваленный до верха делами, выглядел угрожающе. – Это дела, которые вели взорванные, их деловые записки, вспомогательные материалы. Конечно не в лоб, а через моих замов он попросил, что бы я проглядел эти документы, поискал в них зацепку. А ты уж знаешь мою дотошность.
  Разом поняв, что погорячился, стараясь найти поддержку, Кабан посмотрел на гостей. А они, положа руку на область сердца, по очереди заявили.
         - Он моих на бабки поставил.
         - Наших так избил, что они до сих пор в больнице лежат.
         - А моих с носом оставил.
         - А я то хоть слово сказал, – пожимая плечами, Кабан двинулся к дверям. Продолжил уже тихо роптать. – Да если надо будет, сам пойду в первых рядах с ним.
  А когда дверь уже была открыла и Кабан одной ногой стоял в приемной, он повернулся и спокойно сказал.
         - Спасибо.
    Но не успел он закрыть дверь, а оставшиеся и моргнуть глазами, как Кабаном открыли дверь. Растерянно смотря на всех и извиняясь смотря на секретаршу он признался.
         - Тут еще один.
    На этот раз здоровяка Кабана, вес которого был под сто килограммов, просто внесли в кабинет. Отпихнув его в сторону, в кабинет ввалился начальник аналитического отдела. Двигаясь на нетвердых ногах, никого не видя, подошел к креслу босса. Но увидав, что оно свободное, он, оглядевшись, поискал того глазами. Не видя никого, кроме хозяина кабинета, он с неприкрытой растерянностью в глазах шагнул к нему и заявил.
         - Наших взорвали по ошибке. Наши попали под раздачу случайно. Ждали не наших, а главу грузинской диаспоры.
         - Ты чего несешь? – Медвежатник тут же поправился. – Доказательства.
         - Да вот смотрите сами, – открыв принесенную папку, аналитик, достав фотографии, рассыпал их перед боссом. Номера на микроавтобусе одинаковые. Разница только в буквах. Цвет автобуса  отличается, только оттенками подходит. Вот снимок азербайджанского мафиози, сделанный только вчера. А этот наши….. Мишка подкинул эту идею. Мы её и отрабатывали до этой минуты.
        - Спасибо, мужики, – после минуты раздумья заявил Медвежатник, – ох и поперло.
   Гости поняли, что у хозяина кабинета появилась настоящее направление поисков убийц. У полицейских задета честь, и сейчас главное дело - найти их убийц. Думая о своем и взвешивая все за и против, Медвежатник распоря-дился.
        - Отрабатывайте эту версию на полном серьезе. Я сам поеду с гостями поищу Ветра и сообщу ему об этом, – видя, нет, почувствовав, как его зам хотел воспротивиться, повышая голос, Медвежатник заявил. – Мишка их подчиненных на бабки поставил. А без меня он их не примет. А если да, то еще больше гайки закрутит. А так мужики хотя бы с ним рассчитаются побыстрей.
Про себя Медвежатник подумал. Он бы сам себя неуютно чувствовал, если бы пропало столько табельного оружия вместе с удостоверениями.
        - Попробую его вернуть на работу, – осмотрев своих добавил. - Осталь-ные занимаются своими делами. Да еще передайте дела из моего шкафа ана-литикам. Пусть и они поковыряются в них   
                                  *****
           На заимке у лесничего Василия каждый занимался своим делом. С не давних пор сам лесничий отвечал за дом и все находящееся вокруг него. Страдающий от безделья Ветер обходил владения лесничего. Ему было в ра-дость соприкоснуться с природой, походить, а вернее полазить по самым деб-рям лесов. Подкова, Сазан, спустившись в подвал, там занимались спортом. Более двух лет его увеличивали и сделали спортзал.
    Кашалот, тот был аналитиком и, главное, поваром. К прискорбию всех, он  не любил мыть посуду. Каждый день по очереди эта обязанность ложилась на дежурного. Но ему все прощали, он очень вкусно готовил. Компьютерщик Змей имел связи во всем мире. И мог достать любую информацию и главное проверенную из многих источников. Его нашел Ветер. В одном провинциальном городе России на Змея наехала мафия. А Петро в это время от них бегал. Загнанный в угол Петро, у которого под раздачу попали родители, пришел в полицию. Но им было не с руки бороться с теми, кто помогал выжить в это тяжелое время городу и влезать в это щекотливое дело. Они то и посоветовали обратиться к  командировочному полицейскому Двухжилову Михаилу. Тот в это время какими-то судьбами находился в их родном городе. А Михаил, выслушав Змея, просто решил перебраться к его родителям. Но он сам в свою очередь загрузил Петра задачей.
         Не успел Ветер устроиться в комнате Петра, как явилась мафия. Даже не осмотрев, есть ли кто еще в квартире, они начали прессовать родителей Змея. Зажав тех на кухне они, «награждая» по очереди то папу, то маму, ударами требовали сдать сына. Не очень-то с ними церемонился Михаил. Да он и ними вообще не разговаривал, когда выбрасывал из окна кухни трех распустивши руки. А этаж то был второй. Их счастье, что под окном была клум-ба с вскопанной землей. Правда, первому выпавшему досталось больше всех. На него же его кореша упали. А придя в себя, выпавшие разом набычились. Не успели выпавшие открыть «варежки», Ветер спустился вниз. Дальше у всех на глазах эти трое обиженных кем-то начали его бить. Как же они пина-ли отозвавшегося на их оскорбления гостя соседей. Не по той ли причине многие бросились звонить в полицию. А тут еще хулиганы, избивающие лежащего, мешая друг другу, начали его бить и руками.
  Это работа на зрителей доставляла Ветру удовольствие. Он же тоже не про-мах был и в определенные моменты наносил ответные удары. Закончилась эта игра в тот момент, когда он первым услышал знакомый ему до боли звук сирены. В считанные секунды все трое лежали уже на земле. В тот момент, когда полицейские подъехали, он делал досмотр. Передавая задержанных хулиганов, он тут же написал рапорт. Мало того он взял расписку за получение задержанных хулиганов нарядом полиции. Обещая заехать в РОВД, сам Ве-тер поехал снимать избиения к судмедэксперту.
 На секундочку вернувшись домой Михаил, дав денег, попросил поставить окно за его счет. А сам уехал на приобретенной им машине мафии. Конечно, этим все не закончилось. Было еще много трудностей и с той и с другой стороны. Но Ветер и Змей выкрутились,  и Петр с родителями оказался в столице «на коне». Спасая своих, мафия расщедрилась и дала денег на покупку квартиры в столице. А дружа с головой, Змей быстро выбился в люди.
    По заданию Ветра он в данную минуту через своих знакомых друзей искал ответы на заданные ему вопросы. А их было ой как много. Он один имел ста-тус неприкосновенности. Его все без исключения должны были спасать пер-вым.
          С недавних пор заимка лесничего Василия была на балансе у МВД. Эта «база», а вернее имеющая кодовое названия «отдушина», находилась в введенье спец отдела Медвежатника. Вот уже болел двух лет, вокруг дома лес-ника Василия поставили три гостевых дома. Все четыре соединялись между собой под землей. Но кроме этого они имели не только автономное проживание. Каждый домик был по-своему крепостью. Мало того с первого взгляда в ста метрах поставили столбы и натянули колючую проволоку. Мало того её состарили и незаметно для всех между домами установили камеры, датчики движения, да еще много новомодного.
   Конечно, первое время охотников узнать, что же там происходит за забо-ром, было выше крыши. Но у них быстро отпала охота совать нос не в свои дела. Да чего говорить про простых сельчан. У лесника Василия появились недоброжелатели среди начальства. Одного звонка из области и они, казалось, успокоились. А нет, скрыто «зуб» на него заимели большой. Но эти кабинетные крысы были готовы даже ему пойти на все возможные уступки после того, как им позвонили и погрозили пальчиком из столицы. К довершению ко всему у них у самих начались проблемы. Это у них отбило охоту связываться с лесником Василием.
         Вот туда-то и привез генералов Медвежатник. То есть они подъехали к месту, оттуда дальше требовалось идти пешком. По приказу Ивана Григорьевича приезжающие не могли подъезжать прямо на место. По его распоряже-нию приехавшие оставляли машины в придорожном ресторане. А вот на машине ресторана ехали дальше в деревню. А дальше километра два пешком. Но скоро понял - это немного муторней нового варианта. Приезжали в гости-ницу, снимали номер. Сгружая в него все привезенное, налегке шли «на базу». А потом за вещами приезжал лесничий Василий и незаметно возвращал все на место.
    На это раз все трое были налегке. Оставив машину в гостинице, Медве-жатник всех повел пешком. И клюнуло же всех идущих с ним. Иван Григорьевич, качая головой, только улыбался. Это же надо генералы удалились в детство. Благо никого вокруг них не было. Так, чудачась, они углубились в лес.
 Сперва Медвежатник хотел всех вести окружным путем, но скоро передумал. Идущие за ним не мальчики и быстро бы его раскусили. Двигаясь только по ему известным ориентирам, приметам, Медвежатник вышел к тому месту, где была скрытая кинокамера. Отметившись, он уже через несколько метров свернул  на девяносто градусов, еще сто пятьдесят метров в сторону и вновь поворот на девяносто градусов обратно. Еще метров двести пятьдесят и вот оно, колючее проволочное ограждение. На столбах черным по белому была написано «частные владения». Они сами собой говорили за себя.
         - Вы меня тут подождите – оглядываясь и приглядываясь к определен-ным местам впереди себя, Медвежатник всех припугнул. – Здесь много сюр-призов впереди. Хочу хоть часть отключить.
 И точно, пролезая через колючую проволоку, Медвежатник постарался не задевать её, а дальше смотря себя под ноги, осматриваясь по сторонам, ища только ему известные приметы, Иван Григорьевич пошел вперед. Периоди-чески приседая, рассматривая чуть ли не каждую травинку, он делал сле-дующий шаг. А временами сделав несколько шагов назад, он возвращался обратно. А то шаги были то вправо то влево. И все-таки он дошел до дома лесничего. Подымаясь по ступеньками крыльца, он хотел не наступать на «скрипучую» ступеньку. Но потом передумал. Она же сигнальная и значит пусть тоже пройдет проверку. И еще его заставило на нее наступить, ему не захотелось видеть своих в неглиже.
    Первый сигнал появления гостей застал всех, кто где был. Подкова и Сазан были в подвале. Они, быстро переодевшись, бросились создавать видимость не однодневной пьянки. Кашалот оказался на кухне, у печки. Это он, вернувшись на место, всех успокоил. При прохождении второго сигнала, известного только своим, непрошенные гости прошли зигзагом. У него хватило времени разогреть пищу для гостей. А Змей, тот загруженный какой-то про-блемой, ничего не замечал вокруг себя. А вот третий сигнал «скрипучки» возвестил всем, надо все бросать, как есть и занимать свои места.
  И вот дверь открылась. Медвежатник не зашел, он скользнул в левую сторону от дверного проема. Встав с боку, он огляделся. Не он ли сам делал хитрость для непрошенных гостей. Кто не знал про сюрприз, на крыше лежали несколько мешков с песком. И стоило только сидящим за столом нажать кнопку и люк на потолке открывался, и мешки валились на головы ворвавшимся в дом.
   И все-таки он оказался в полосе света. Это новшество его немного обрадо-вало. Значит ребята не сидят на одном месте а усовершенствуют достигну-тое. А вот те кто сидел за столом в тени его видели хорошо.
         - А, – подавая голом Подкова. – сам Медвежатник пожаловал.
         - Ты один? –убирая палец с кнопки свою очередь спросил Сазан спро-сил. – по чему без звонка?
         - На разведку я….
 Григорьевич еще чего-то хотел сказать, но ему не дали. Сидящие за столом подчиненные, мигом подскочив к нему, подхватив его под локотки, понесли к столу. Вот когда вспотел Медвежатник. Впереди то была балка перекрытия. И он с ней уже знакомился года два тому назад. Освобождаясь от захвата, из-вернувшись, Григорьевич, уже твердо стоя на полу, сам попробовал поднять своих подчиненных. Сазан и Подкова, весело смеясь, освободившись, повели к столу начальство. Да и сам Григорьевич, с облегчением вздохнув, улыбался. Все трое поняли - они в форме.
         - Вот, - раскладывая папки, докладывал Подкова, – мы тут немного на-ковыряли.
         - Мы тут немного раскрутили, – доставая свою папку и кладя её на стол, Сазан проговорил. – Уж больно интересно получилось.
         - А это, - стоящий сзади босса Кашалот в свою очередь положив оран-жевую папку на стол, пробурчал. – Мы немного переусердствовали. У них сердце остановилось.
  Отложив оранжевую папку в сторону, Медвежатник стал изучать две пер-вые.
          Тем временем оставленные Медвежатником генералы начали изучать все вокруг.
         - Смотри, это не простое лесничество, – заговорил Сибирь. Смотрите, сколько антенн, а если еще добавить спутниковую тарелку, то без сомнения эта настоящая база.
         - А мне видно, у них между домами есть подземный ход, – заговорил Орел. – Смотрите, трава полосами во дворе выгорела. А она, сменив цвет только узкими поломами, тянется между домами.
         - А чуть раньше, - заговорил в свою очередь Дылда, - я заметил на дере-ве беспроводной датчик на движение.
 Все трое не знали, чем эти обсуждения закончатся, они еще много интересного увидели. Но у них за спинами раздался окрик, который заставил их схватиться за оружие.
         - Руки вверх! - тут же спрятавшись за дерево, прикрываясь им, Василий оттуда рыкнул. – У кого увижу в руках оружие, стреляю без предупреждения.
И надо же, все подчинились. На этот раз Леший, выглядывая уже с другой стороны дерева, увидел, как они, расходясь в стороны, значительно увеличили расстояние между собой.
          - А ну вернулись обратно, туда, где стояли. На перед скажу под вами управляемые мины, – и уже работая на публику, на гостей, Василий начал командовать. – Второй и третий, берите на прицел стоящего справа от меня. Пятый на мушку среднего, седьмой, восьмой того, кто слева от меня.
    Вот подставил, так подставил. Сам скрылся от них, а на них волкодавов своих натравил. Их же даже свои в этих дебрях искать не будут. Но вот вы-сунувшийся из-за дерева командир ими был опознан.                
         - Ты чего это ранцы перепутал? – пуская руки, рыкнул Сибирь, –или во-обще ослеп?!
          - Ты чего это старых знакомых, – ворча, опустил руки Орел, – не ви-дишь, Ветер?
         - У него глюки уже. – Дылда тряся перед собой дипломатом заявил. – Как людей на бабки ставить знает. А в лицо уже старых знакомых не узнает.
         - А кто вам разрешил руки опускать? – Василий понял, что это не враги. Раз знают Ветра, то пришли по делу. Но все-таки действуя наверняка, поведя стволом находящегося в его руках ружья, решил еще попугать. – Я из вас троих все ровно двух с собой заберу.
 В это время с другой стороны раздался до боли знакомый всем спорщикам голос.
         - Ты чего это, Леший, шумишь? – рассматривая всех задержанных, за-пыхавшийся Михаил со всеми поздоровался. - Здравия желаю.         
         - А чего они по полочкам всю нашу оборону разложили. Они почти все наши хитрости увидели.
          - Им по рангу положено, – подойдя к Лешему, Ветер признался. – У них боевых выходов больше, чем у нас с тобой пальцев вместе взятых.
          - Но откуда…. 
          - У них и у нас одна русская школа.
          - А кто же знал их, – ставя на предохранитель ружье и забрасывая его на плечо, лесничий Василий в свое оправдание пробурчал, – они же все в ка-муфляж одеты.
         - Пойдемте, – оглядывая притихших гостей позвал, – нехорошо на улице разговаривать. Не полюдски это.
 Изрядно отклонившись от места перехода секретов Медвежатником, Ветер и Леший, показывая спокойную дорожку, шли впереди. Показывая гостям спину, они тем самым оказывали доверие идущим за ними. Конечно, гости в первые минуты хотели обидеться, но увидав двойника Ветра призадумались. А это они уже точно знали не случайно. Махнув на все, они спокойно шли следом.
          А тем временем Медвежатник изучал приготовленные ему папки. Читая лист за листом, он вспотел. Это же надо такому случиться. Его орлы раскопали целую агентурную сеть. Мало того, обнаружили канал продажи оружия бандитам на Кавказе. Это же надо прямо с завода поставки шли третьему лицу. А тот продавал его четвертому. И только тогда оружие спокойно попадало на Кавказ. Кроме всего вскрыли многоходовку у местной мафии. А обо-рот там исчислялся семизначными, восьмизначными цифрами. Здесь так же были проработанные варианты уже кинжальные атаки на врага.
         - А где вообще то, –  из-за пересохшего горла с трудом проговорил Иван Григорьевич, – мое?
 Перед ним тут же поставили трехлитровую банку самогона. А поскольку скрипнула тревожная ступенька, он, наблюдая, как бумаги рассовывали по папкам, сам поднес банку ко рту. Сделал пару глотков, а может быть чуть больше.
  Но вот в избу вошли ведомые Ветром и Лешим гости. Мишка то и Василий, сделав шаг в избу, тут же сделали по шагу в разные стороны. Так получилось, что Ветер сделал шаг влево, а Василий вправо. Тем самым предостав-ляя командиру решать участь гостей. А гости оказались под мешками. Не по-давая вида, что они на секунду раньше подвергались реальной опасности, Медвежатник позвал гостей к столу. А про себя Иван Григорьевич отметил, его подчиненные предоставили ему решать участь непрошенных гостей.
     Тут же на стол поставили пять стаканов. И четыре бутылки водки. На удивление всех, Ветер и Леший тут же перевернули свои стаканы вверх дном. Пока гости располагались, усаживались за столом, им налили по пер-вой. 
         - Ох, забыл, – вставая из-за стола Леший признался, – надо еще насторожить капканы и петли.
         - Постой, - подхватились Подкова и Сазан. Они-то себя уже давно чувствовали неуютно в этом «звездонутом» царстве. Они двинулись следом за Лешим. И все трое тут же исчезли из дома. 
         - Тут дело такое, - Ветер тоже решил слинять, – за ними надо присмот-реть.
        - Нет, – кивнув обратно на оставленный Михаилом стул, Медвежатник чуть грозно, чем нужно заявил. – По тебе уже давно тюрьма плачет.
        - Почему так то сурово, – возмутился Сибирь. – Мы к нему на разборки пришли. А он линять надумал.
         - Мы столько перерыли, что бы на него выйти, – глубоко вздохнув, Дылда подлили масла в огонь, – а он даже объяснений никаких не дает.
         - А я то здесь при чем? – разведя руки в стороны, Михаил, осмотрев грозно на него смотрящих, начал рассказывать. – Это все они виноваты, Под-кова и Сазан. Мы пару тройку дней тут заквасили. Сам не помню, как заснул. А эти изверги меня подняли, вручили в руки ключи от машины и заслали в магазин за водкой. Видите ли, у них водка и спирт кончались. Поднять то они меня смогли и конечно сделать из меня «казачка», а вот разбудить то им не удалось или забыли.
  Сделав паузу, рассказчик сходил за чайником. Михаил отметил, что генералы «вздрогнули» и  сейчас на скорую руку закусывают. Налив себе в стакан чаю, а в опустевшие стаканы водки, Ветер про себя отметив, что Медвежатник приложился к банке, продолжил.
          - А дальше смутно помню, – морща лоб, с трудом припоминая, Михаил заявил. – У меня же сушняк задолбал. Вот и я проезжая очередной родник испил из него святой водицы. А дальше помню отрывисто.
            - Вот- вот, нам бы и хотелось это услышать.
            - Как ты наших «прессовал».
            - Как тебе мафию удалось с носом оставить?
 С нескрываемой болью от воспоминаний, Михаил осмотрел сидящих за сто-лом по очереди. Глубоко вздохнув и испив еще чаю, продолжил.            
         - Давайте с самого начала, что помню, то и расскажу, – смотря в пото-лок, Ветер начал припоминать. - Ехал долго, видно медленно моргал, благо колея одна. А тут  меня как кто кольнул, я и открыл глаза и вижу, двое  муту-зят третьего. Увидав видно меня, они этого избитого стали прятать в багаж-ник. Потом мне жутко плохо стало. Водка попросилась наружу. Полоскало изрядно, но полегчало и я поехал дальше. Доезжаю до стоянки, где магазин, покупаю водку и узнаю ту машину, в которую грузили избитого. Постучал, оттуда ответили, я и открыл багажник. Перегрузил связанного и поехал об-ратно. А тут эти гавнюки устроили гонки. Ну, завел я их поглуше, там и об-работал. На радостях, вернувшись, выпил водки. А у них оказались кореша. Пришлось и с теми разобраться. Все их изъятое барахло загрузил к себя в УАЗик.  Столько же сил и энергии потратил на них, пришлось еще выпить. Только мне рассиживаться не дали. Оказалось, защитники. Их тоже отдуба-сил. Поняв, что они от меня так просто не отстанут, я поехал дальше. Только вот о чем я забыл в пылу этих баталий. Купить хлеба. Подкова и Сазан мне настоятельно велели это сделать. Пришлось возвращаться. А магазин то ока-зался закрыт. Я на стоянке в кафе заглянул. А там вся эта шатия-братия со-бралась. Сами же понимаете, лучшая зашита это атака. Ну, я им и всыпал по первое. Купил хлеба и спокойно поехал обратно.
         - А где…
         - Сейчас то….         
Оба генерала хотели одного узнать, где изъятое Ветром находится.
         - Да там же в багажнике УАЗика лежит. Кому он нужно, нам своего ба-рахла хватает.          
  Сорвавшись с места оба генерала бросились к стоящему в сарае УАЗику. Они когда входили в дом видели его.
    Чувствуя за собой легкое колебание ветра,  Медвежатник протянул себе за спину руку. И тут же в нее вложили новую папку. Сурово посмотрев на от-ставшего Дылду, Иван Григорьевич открыл папку и стал читать.
         - Скажите, вами спасенный жив?
         - Да в схроне живет.
         - А нельзя ли, – открывая дипломат и показывая его содержимое, на много большую сумму, чем долг Дылда спросил. – В нужное время и день вами спасенный должен оказаться в суде и предстать перед судьей. 
         - Потому что он мне порассказывал, – посмотрев на заинтересованно читающего босса, Михаил продолжил. – Вы копнули очень глубоко. 
         - Еще как.
         - Тогда сумма будет на много больше.
         - Вы же на государственной службе находитесь?
         - Эта база на хозрасчете, – качая головой от прочитанного, Медвежат-ник, закрывая папку, добавил. – Она ни в одном документе министерства не проходит. А есть ли свидетели доказательства?
 Ветер понял, по какому делу понадобились свидетели боссу.
         - Мы работаем в этом направлении, но вы же знаете мое обостренное чутье. Оно подсказывает, мы идем по верному пути.
         - Значит, есть основания, – в свою очередь кладя в дипломат папку и за-крывая её, Медвежатник утвердительно заявил. – В нужный  день и в нужное время свидетель будет в суде. 
   В это время,  входные дверь дома, скрипнув вместе со ступенькой, впусти-ли вернувшихся генералов. Те, ставя рядом с собой наполненные рюкзаки, переглянулись.  Выпив из своих стаканов, они с огромным облегчением вздохнули. 
 Ветер тут же наполнил опустевшие стаканы. Мало того, он налил в стакан из банки и Медвежатнику. Михаил видел и он начинал перегреваться. И вновь все сидящие за столом «вздрогнули». А потом основательно начали закусывать.
         - Ты им сказал, – слегка прожевав очередной кусок мяса, смотря на Медвежатника, спросил Сибирь, – а то ребята зря роют здесь землю.
         - Зачем они, – с надменной ухмылкой поддержал  его Орел. – Здесь у тебя просто так напрасно хлеб жуют.
  Не показывая закипание, покачав головой, Медвежатник заявил.   
         - Я с должниками дел не имею и даже не разговариваю, – легонько толкнув сидящего  рядом насупившегося Ветра, да так, что тот чуть ли не слетел с табурета, Иван Григорьевич заявил. – Они тебе должны по самое не хочу. Так они еще и зубы скалят. Но в отношении меня я вам счет попозже выставлю. А сейчас прошу рассчитаться за ваших обгадившихся подчинен-ных.
  Наблюдая свысока, можно сказать надменно, Медвежатник видел, как скрепя зубами оба генерала начали доставать из разгрузок карточки, чем и создали приличных размеров кучку из карточек. А потом с презрением разом отодвинули их от себя.
        - Подкова.
   Тот тут же появившись, забрал карточки и, проверив их на банковском оп-ределителе, написал общую сумму на бумаге и подал её боссу.
        - А сейчас приготовьтесь платить в два раза больше, – достав обе папки и тряся ими перед носом генералов, бросил их перед ними. Подливая масла в огонь вражды, Иван Григорьевич съязвил, – лучше бы вы свои конюшни под-чистили.
 Резко взяв папки, оба генерала открыли их, тут же поняли, что это не их и поменялись. Чем больше они читали, перечитывали написанное в папках, тем больше на их лицах появлялось морщин. А цвет кожи становился серо грозным.
         - Доказательства, – закрывая папку, кладя её себе под руку и испытую-ще посматривая на Медвежатника, Сибирь спросил, – есть?
         - А нельзя ли узнать, – сделав тоже самое со своей папкой, Орел пере-спросил, – источник какой?
         - Бабки на стол.
         - Как знал, - порывшись в кармане разгрузки, Сибирь достал еще не-сколько карточек. - С вами, ментами, только свяжись.
 Повздыхав, и Орел выложил заначку. Не успел Медвежатник повести бровью, и эти карточки улетучились.
    Прямо на его глазах карточки проверили, и Подкова показал большой па-лец.
Медвежатник спокойно пододвинул генералам оранжевую папку. Он знал - это мыльный пузырь. А свидетели уже давно мертвы. Но их показаний вполне хватит. Но вот и эта папка оказалась прочитана обоими генералами. А Григорьевич решил добить обоих.
     - За то, что вы хотели сделать, чтобы мои мне вручили «черную метку», вы мне в пять раз больше принесете.
    А что их держало-то. Да ничего. Нужное у них на руках. Они столько сегодня узнали, что им и не снилось. Ухмыльнувшись, генералы, подхватив рюк-заки, двинулись на выход. Но прямо у порога их остановило открытие зам-ков. Да не одного, а по очереди, словно лязганье четырех затворов. А чуть раньше в сердцах Медвежатник схватился за свою банку. И даже приподнял её. Но тот же самый звук открывания замков его остановил.
В проеме с грохотом открытой двери появился светящийся Змей.
         - Ты чего выполз? – слегка повернувшись к радостному подчиненному, Григорьевич проговорил. – Успокойся.   
Так получилось, что поворачиваясь, он слегка повел банкой вперед. А Змей- то воспринял это по-своему. Подскочив к боссу, он взял, нет, вернее отнял банку. Боясь, что банку опять отберут, Петр тут же сделал пару глотков. – Спасибо. Нашел, оба работают на разведки….
 А дальше, сколько хватало легких, Змей приложился к банке. Его кадык работал вверх и вниз приличное число раз. Но вот Змей не выдержал и сдался. Петр, от удовольствия крякнув, глубоко вздохнул. Тут  же к нему подлетели соратники. Они не только отобрали у него банку. По приказу все того же Медвежатника, его в сотые доли секунды привязали к креслу-качалке.
         - Не волнуйся, возьмем их и так, – а своим, кивнув на разом изрядно захмелевшего, Григорьевич приказал. - На резинки.
  Теперь очередь пришла и до стоящих у порога генералов, взглядом Медве-жатник указал им на дверь.
    Не сговариваясь, почесав затылок, оба генерала переглянулись и тут же зароптали.
          - Ты безбожник, – разводя руками и пожимая плечами, Сибирь внутри себя почувствовал напряжение удачи. Да плевать на эти деньги, скинуться. А вот разведчики это много. Есть возможность выловить врага. А может быть проверить этих беспредельщиков. – Я в деле, но только за половину.
         - ; забираешь слова обратно.
         - Хорошо, хорошо, – возвращаясь обратно за стол, беря чистый лист бумаги, Сибирь начал писать на ней расписку. – Мы и на это согласны.
         - Я не люблю торговаться. Эти деньги не мои, а государственные, - воз-вращаясь к столу, Орел взявшись писать расписку, он извинился. – Прости, Иван.
         - Заметано, – тревожно смотря на расплывающегося подчиненного, Гри-горьевич спросил того. – Где?
         - А я что, не принес. – Змей пошевелился, попробовал вязки. И разом его глаза налились кровью, лютой ненавистью, – да я вас….
         - А ну, - самолично встав из-за стола и уже идя в компьютерную комна-ту Медвежатник приказал. – Налейте ему еще самогону и сало дайте. Пусть закусывает.
Пару минут понадобилось Григорьевичу и он вышел с красной папкой. На ходу изучая, он с ней подошел ко всем, после чего передал её Ветру. А тот в свою очередь, досконально изучив её от корочки до корочки, посмотрел на босса. Михаил ожидал приказа от него.
         - Действуй.
          - А они, - кивнув на генералов спросил Михаил, – в курсе всего?
Он разве не знал своего подчиненного Мишку Двухжилова. А раз тот начал пудрить мозги, то его надо поддержать. Медвежатник заявил.
         - Они тебе не помеха. Никто из них не выйдет отсюда до конца опера-ции.
 Не откладывая в долгий ящик, Ветер тут же связался по сотовому со своей командой.
         - Седьмой у вас все готово?
         - Вы же сказали в 13-00?
         - Нет задание переноситься на 10 часов – это были обмена паролями. – захват объекта 4 произвести.
         - Сделаем.
Тут же связавшись с другими Ветер обменявшись такими же паролями при-казал
         - Захват второго произвести.
         - Сделаем.
В это время проснулись генералы. У них обоих родилось чувство, что это их «подчиненных» захватывают.
        - Постойте…
       - Вы чего это удумали….
       - А вы уже все сделали. Заплатили за все, – кивнув на босса, Ветер зая-вил. – Ваше дело сейчас составить компанию моему начальству. 
И уже смотря на своих, скомандовал.
         - Подкова и Леший, вам встречать четвертого, - и смотря на привязан-ного Змея, Михаил спросил того.- Ты-то как, Змей, на задание пойдешь?
         - Пойду. Кому кровь пустить?      
         - В том то и дело её не надо пускать. И калечить не надо. А вот бить и пинать. Провожать на пинках сколько хотите. Надо дать понять этим, что их час пробил. Сазан, Змей вас встречать второго.
         - Есть командир.


Рецензии