Зла на всех не хватает. Монолог на лавочке

Надежда Семёновна пристально вгляделась в проходящего мимо мужчину и досадливо поморщилась. Снова не здоровается, а ведь кто такой?  Простой захудалый инженеришка из ЖЭКа, нос картошкой... А туда же, морду воротит!  И не сидится ему дома в такой мороз! Все люди как люди, а этот...

Надежда Семёновна поёрзала, устраиваясь удобнее на любимой подстилке, пошевелила ногами, обутыми в войлочные боты. Вроде выдержит... А если замёрзнет, так вокруг дома пробежаться недолго. Ноги ещё ходят, слава богу.

Всё бы хорошо, но скучновато. И тут на её счастье вышла молоденькая соседка, снимающая квартиру этажом выше, а с ней  трёхлетний бутуз с мудрёным именем Даниэль. 

И как только не назовут. Эвелины да Зарины, все друг перед дружкой выставляются. Толи дело раньше: Вовы, Саши, Наташи, Юры в честь Гагарина. Ещё были Людмилы и Татьяны... и само собой Любы и Надежды. Как без Надежды? Никак! А Даниэль этот к чему?   

Надежда Семёновна заулыбалась, замаячила, подзывая соседку.

 - Давай, садись под бочок. Я тут нагрела местечко для тебя.
Она задвигала торсом, выпрастывая краешек  тряпчины, а хрупкая Настя присела рядышком, озабоченно завертела головой, приглядывая за малышом.

 - Данюшка какой щекастый у тебя... Кормите, поди, на убой? Прям поросёночек. Щёки красные, просто яблочки наливные. Подь сюда, Даня! Покажи бабушке свои щёчки. Так бы и покусала тебя, такой ты сладкий. Да не бойся ты, бабушка не съест, бабушка шутит. А что это на тебе? Новые ботиночки?  Ох, и любит тебя мамка, любит и балует. Толи дело раньше. Ремнём отстегают, вот и вся любовь.  Нежности, да сопли как нонешние, не разводили, люблю да целую...  Некогда было любить, все работали. Ну, не дуй, не дуй губищи–то! Ишь накопытился. Бабушка шутит! Эх, вы, молодёжь, не задушишь, не убьёшь.

Хороший у тебя хлопчик, шустрый...  Как начнёт вечером гоцать прям по голове, считай сотрясение готово! Да что сотрясение, просто башка отваливается от вашего стука. Он что - с дивана  прыгает?... И вы позволяете? Ну, ну, позволяйте, позволяйте... Потом сядет вам на голову. Будете плакать кровавыми слезами, да поздно будет.
А папка-то ваш как? Не дерётся? Вчера такой крик стоял, хоть милицию вызывай...  А потом думаю: погожу чуток, может сами угомонятся. А вы и вправду притихли. Бил что ли Славка-то? Да ты не тушуйся! С кем не бывает. По глазам вижу, что бил... и синяк вон на шее. Душил что ли?  Целова-аал?! Ну, ну... целуйтесь голубки, только не дОсмерти.
Гля-ка Лидка кудысь пошуровала... Небось к сыночку своему побёгла. У меня, говорит, сыночек лучше всех, учителем служит. А весь двор и так знает, что Колька у неё этот, как его... лузер! нигде не работает. А Лидка его всё защищает, ушлёпка своего, всё носит ему, носит... Видала - полную сумку нагрузила? И борщ таскает, и сало солёное, и пирожки... Жалеет сыночка бездельника. Я бы ему нагрузила! Ага. Лучше бы себя пожалела, лекарства себе купила коленочного. Я вот купила и лечусь кажен день, а она себе жалеет дура такая. 
Гля-ка, гля-ка, Пал Иваныч кудысь помёлся со своей шваброй. Ну, чистая швабра, только полы мыть.  Не ноги, а палки лыжные. Страшна как моя жизнь и даже хуже. Женщина должна быть женщиной, при теле и груди...
Куда это ты пошла? Ещё и не сидела, подскочила как подстреленная... За Даниэлем глядеть? Так вот он.  А раз на горку полез, так отшлёпать ирода, чтобы не лазил без спроса... 
Ну, иди уже, иди к своему сыночку... карауль...  О!... Упал... Упал и нос расквасил... А кровищи-то, кровищи! А ору-то, ору! Уши от крика заклало. Гляди - домой поволокла. Вот морока! Весь подъезд кровищей изгваздает лахудра. А мне убирать! Мать называется, срамота одна, а не мать. Мало тебя муженёк колотит! Зла не хватает на вас.

Батюшки! Петровна нарисовалась! Хоть одна на весь двор. Заворачивай ко мне, Петровна, я тебя семечками угощу.  Вкусныи-и... Куда - куда? К дочке идёшь? Звала тебя? Так, без приглашения идёшь...? Ну, иди... иди, Петровна.  Не упади только... Там встретят. Как же! Нужна ты им... В наше - то время кому кто нужен... Сходи, Петровночка, они там обрадуются! Пошла, пошла... Совсем баба чеканулась, всё бегает, и бегает до внуков, мозги последние растеряла. Не дай боже никому такого!

Надежда Семёновна ещё покрутила головой, жадно всматриваясь в глухие подъездные двери, замурованные безликим железом и глухо, с обидой забормотала под нос: - Так-то, господа хорошие. Вот жизнь пошла, всю дорогу рОбила, рОбила как скаженная, мужа похоронила, детки разбежались кто куда. Сижу теперь кукую, слово сказать некому. Сама себе беседую. Вот дожилась бабка.
Покатилась слеза, но тут же и просохла...

Смотри-ка! Петька алкаш ползёт. За водкой, небось, ползёт пьянь подзаборная. Всё никак не нажрутся сволочи, всё им мало! Сам пьёт и сыночка приучает. Ироды проклятые! И что за люди такие? Зла на всех не хватает...

Фото из Интернета.
Скульптура - "Бабушка классическая".
Автор - молодая художница Анна Киселёва.


Рецензии
Колоритно!... Читается с удовольствием.
Конечно, немного грустно..

Юсуф Айбазов   22.03.2017 20:04     Заявить о нарушении
Спасибо, Юсуф. А грустно, потому что правда нашей жизни.

Вероника Бережнёва   23.03.2017 00:45   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.