Училка

 Мама вытирает слезы… Она так хотела, чтобы я получила высшее образование. И вот он диплом! И распределение. Деревня глухая, далекая. Автобус до райцентра один раз в две недели. Маленькое покосившееся здание школы. Впрочем, это меня не пугает. Жить можно везде.
 
 - Из одной деревни в другую, - горько говорит мама, - стоило учиться?  Мальчишки работать пошли в четырнадцать лет, иначе не выучить бы!
   
 - Не переживай, - успокаиваю я, – не поеду туда. Ради тебя. Я туда не поеду

 Сижу в приемной заведующего РОНО весь август. Читаю книги. Иногда он вызывает меня, лохматый, большой, и громовым голосом спрашивает :

 - Так не поедешь?

 - Там болота, змеи и волки, - твержу я в сотый, наверное, раз. – Я боюсь!

 - А не стыдно?

 - Стыдно,- честно признаюсь я, - но не хочу огорчать маму. Она мечтала, мечтала... И снова болота!

 К концу августа я ему так надоем, что получу направление совсем в другую школу, неподалеку от города. Бетонка. Автобус четыре раза в день. И никаких болот. Через полтора года я буду сидеть в той же приемной, закрывая уши от громкого голоса:

 - Писательница! В газету ее пригласили.  А я не отпущу.

 Я буду приезжать каждый день, с пачками тетрадей, чтобы не терять время зря. Однажды он необидно рявкнет:

 - Директором школы назначу, хочешь?

 Расхохочусь вдруг и чмокну его в щеку:

 - В журналистику хочу!

 Заявление подпишет. Куда же деться, если за меня просит обком комсомола? Но мы еще поприпираемся и в приемной, и в его кабинете. А расстанемся тепло… Но это  будет потом, потом...

 А пока меня провожает на автобус принц! Любимый...  И я счастливая. Счастливая!

 Кожаная дорожная сумка, которую подруга  прислала из леспромхоза. Бежевый стильный плащик, коричневые шпильки, яркий шарф, купленные в Юрмале – целый месяц там с девчонками отдыхали. Дикарями, конечно. Успокоилась мама. Не город, но и не болота. Влюбленный принц. Он щекочет усами мою шею, а я вспоминаю мамино: «Не вздумай там!" Ой, да чего там «вздумывать»! Завтра он уедет в Москву, я буду скучать. Он тоже…

 На шпильках я шагаю по деревне, в которой буду работать. Вижу здание школы, но кто там может быть вечером?! Слышу свист и озорное:

 - Училка новая!

 Меня окружают веселые парни. Здоровенные... Восьмиклассники! Ой, ма!

 Мне дают 5 - 6 - 7 - 8 классы. Без параллелей – их здесь просто нет. Коллектив дружный, старый, женский. Мне рады. В пятом спокойно. В шестом – ад. В седьмом – можно договориться на тишину и внимание – много девочек. Восьмой...  Я пытаюсь быть спокойной. Я добросовестно объясняю материал. А парни разглядывают и комментируют мои ноги. Девчонки хихикают. Не знаю, не знаю, что делать!
                  
 Луплю указкой по столу, как когда - то наш физик. Свист, крики, хохот. Знаю, что это не простые дети. Они из поселка, где только что построена птицефабрика. Там люди со всей страны, с неблагополучными судьбами. В восьмом много детей именно из этих семей.
   
 На перемене едва перевожу дыхание. На следующий урок мне предлагают в помощь техничку с метлой. Вспоминаю мамино: «Не вздумай». Какая разница, к чему оно относится. Главное сохранить достоинство, не унизить ни себя, ни их.
Вечером я иду к озеру. Оно совсем рядом от дома, куда меня определили жить. Мостки уходят далеко в воду. Немного жутковато – вода темная. А на той стороне озера что - то светится. Может, костер жгут. Может, просто мои фантазии. Мысленно пишу письмо принцу. Хочется домой...

 Они окружают меня также неожиданно – веселые, дерзкие.

 - Хотите, прокачу на лодке? - спрашивает голубоглазый Антон. Он старше всех, шестнадцать лет. Я не рискую отказаться. Кто их знает этих детей из сложных семей. И кататься боюсь. Мысленно слышу: «Не вздумай!»  Но я уже в лодке. Страшно!

 Когда  совсем темнеет, мы уже  на середине озера. И Антон вдруг пугает:

 - На той стороне черти водятся. Видите зеленые огоньки?

 - Это светлячки, - не соглашаюсь я. И вдруг лодка переворачивается. Я даже не успеваю  вскрикнуть.

 Под водой! Куртка, брюки, сапоги... Мамочка, мамочка моя!

 Антон дотягивает меня до берега. Его друзья даже не понимают, что с нами случилось. Жгут костер и пекут картошку. Он провожает меня до калитки. И стремительно целует. Бегу в дом. И ругаю себя: «Сидела бы дома, проверяла тетради, готовилась  к урокам. Работы на полночи. И неизвестно, что еще завтра будет. Нахал... Нахал!»  И слезы, слезы...

 Завтра Антон приходит на уроки в белой рубашке. Завитки волос аккуратно расчесаны. Глаза его сияют. А класс орет.У меня снова  появляются слезы, хотя опять слышу мамино: «Не вздумай!»  Вытираю глаза  ладонью. И вижу, как поднимается Антон:

 - Всем заткнуться!

 Значит – лидер. Скоро вся школа знает, что Антон влюбился в училку.

 - И что делать? – спрашиваю я у директора, милой, доброй, спокойной.

 - А ничего, - отвечает она, - возраст. Перебесится. Главное повода не давайте.

  Он и без повода носит мой тяжеленный портфель, тетради. И все это видят. А в классе тишина. И шестиклассники сидят на уроках, спокойно. Но неспокойно мне!  Мне...

 В субботу, после уроков, я уезжаю в город, к подруге. Забираюсь в ванну и от усталости часто в ней засыпаю. Потом мы идем танцевать... Танцевать! И я забываю на время о школе, об Антоне. А еще я звоню по междугородке принцу и когда слышу: «Соскучился!», я счастливая!

 Антон встречает меня каждый раз на остановке, провожает. В деревне над ним смеются. Все знают, что у меня жених в Москве, что моя строгая хозяйка не пустит Антона и  на порог, что я до самого вечера в школе – спектакль с семиклассниками. Танцы с пятиклассниками. Все на виду. А он безбашенный этот Антон, как Король...

 Хочется рассказать маме, но перепугается, всполошится. И я молчу.
Антон иногда ждет меня возле школы с друзьями - одноклассниками. И мы идем по дороге до леса, потом обратно. Я усталая, но читаю Пушкина, Тютчева, рассказываю что - то из жизни поэтов, писателей. Им интересно. Они задают вопросы… Ах, если бы так было на уроках!

  Однажды после такой прогулки, я вижу на своем столе письмо. Принц сообщает, что будет в ближайшее время. Я счастливая... Да!

 Любимый приезжает как раз к концу занятий. Обнимает меня. Я знакомлю его с коллегами. Мы даже накрываем стол... Целый вечер разговариваем. А спим на раскладушке. Но нам хорошо, спокойно, легко… Ах, мамины: «Не балуй!" и «Не вздумай!" Она тысячу раз права. Но если любишь человека... Если очень его любишь!

 Утром я провождаю принца до автобуса. И иду к школе. Возле обледенелого крыльца толпа восьмиклассников. Я не могу пройти сквозь эту толпу. Они насмешливо наблюдают за мной. Антона нет.

 - Да пропустите же, - прошу я, но кто - то подставляет подножку. Падаю на лед, не могу встать. Они молчат. И неохотно расходятся, когда звенит звонок. Обидно и больно. Ну, что я им сделала?
    
 Антон появляется внезапно. Протягивает мне руку. Жестко говорю: «Я тебе никогда, ничего не обещала, ни о чем тебя не просила. Это мой жених. А у тебя все еще в жизни будет – и любовь, и счастье». Иду в учительскую. И вдруг слышу упрямое:

 - Ты выйдешь замуж за меня!

 - Ой, ма!
   
 Он еще полгода носил мой портфель и тетради. Я не могла ему запретить. Как не могла забыть и это бесшабашное «ты». И жалела его... Жалела. За тоску в глазах, за упрямство.

 Первая любовь проходит. Но пока она с человеком, он, как правило, страдает больше, чем радуется…

 Уехала я, не прощаясь. Но однажды написала письмо, всего в несколько слов: «Спасибо за дружбу.»  Позднее я бывала в тех краях. Но никогда о нем не расспрашивала. Не расспрашивала.

 Из книги «Волшебные слова». 2014г.
   


 


Рецензии
На это произведение написано 25 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.