Под маской врача

 Проходя через городской сквер, я почувствовал лёгкий толчок в плечо. Оглянулся и узнал бывшего одноклассника Жору. Последний раз мы встречались в школе на стодневке несколько лет назад. Присели на скамейку и стали оживлённо беседовать о жизни. Когда-то мы были дружны, но потом наши пути разошлись. Сейчас Жора женат и работает врачом, а я инженерю на заводе и семьёй пока не обзавёлся.

Между прочим я рассказал, что в следующем месяце собираюсь в отпуск, но пока не решил, куда поехать – в Крым или на Кавказ. Неожиданно приятель задумался, а его наморщенный лоб показывал, что внутри у него происходят мыслительные процессы. Наконец он оживился и глянул на меня.

- Виталя, а не хочешь ты отдохнуть три недели в Ленинграде?
- Предложение заманчивое, но почему туда? Выкладывай подробней.
- В это время меня направляют на курсы повышения квалификации для врачей. Если бы ты согласился поехать на них вместо меня, то я в это время мог бы закатиться к одной чудной дивчине. На курсах ты будешь занят только до обеда, а потом гуляй, где хочешь. Заодно и познакомишься с современной медициной. Твои расходы я беру на себя. Ну как, согласен?
- Жорик, ты это серьёзно? – засмеялся я. – Какой же из меня врач, даже низкой квалификации! Да меня любая санитарка расколет в два счёта!
- Виталя, я знаю тебя как умного парня. Ты можешь выкрутиться из любой ситуации. Соглашайся, и я буду тебе безмерно благодарен.
- А твоя жена отпускает тебя к той дивчине?
- Ты смеёшься? Конечно нет. Вот поэтому я и предлагаю заменить меня.
- А что, если и в самом деле заделаться врачом? Кстати, какая у тебя специализация? Если по женским или психическим болезням, то я не согласен.
- Не волнуйся. Я – уролог. На курсах ты наберёшься знаний, которые тебе пригодятся в жизни. Ну что, уговорил?
- Ладно, попробую. Но только ради тебя. А ты поучишь меня урологии? Ведь я в ней полный валенок.
- Вечером зайду к тебе, и мы позанимаемся.

«Вечно тянет меня к приключениям, - размышлял я по пути домой. – Это же надо! Выдавать себя за врача. Всё что я знаю об урологии – это то, что она имеет дело с мочой, а также мочепроводящими системами. Причём с мужской системой немного знаком, а о женской не имею никакого понятия».

Как и обещал, Жора провёл со мной курс молодого бойца, вооружив минимумом медицинских знаний. Оставил мне для дальнейшего изучения учебник по урологии и дал правильные советы, как себя вести на курсах. Главное, меньше говорить и больше слушать. За полностью глухого выдать себя не удастся, а на слабый слух надо всегда ссылаться, когда не знаешь, что ответить. А ещё обязательно конспектировать лекции, чтобы не скучать от безделья.

Перед моим отъездом в Ленинград Жора вручил свой паспорт и командировочные, пожелав счастливой учёбы и отдыха. В поезде начал читать урологическую книгу, но она нагнала на меня зелёную тоску. Все премудрости мне не освоить, да и незачем. Из книги я только почерпнул, что моча по-медицински называется «урина», а помочиться – «деуринация». Надо это запомнить, чтобы не осрамиться. Эта учёба - большая заморочка, зато на три недели северная столица в моём полном распоряжении.

Самое главное, не дать себя разоблачить как абсолютного профана в медицине. Если это случится, то меня всего лишь с позором выгонят. Для Жоры последствия будут более тяжкими. Его могут уволить с работы, а жена может узнать, куда его занесло.

Справиться со своим заданием мне будет тяжелей чем разведчику на вражеской территории. Их долго готовят, обучают, снабжают всяческими документами. А у меня за плечами только журнал «Здоровье» и чужой паспорт. Зато какой адреналин! Оп-па! Я уже начал выражаться как медик!

В институте повышения квалификации надо было заполнить анкету, что я и сделал. Пошёл сдавать, приложив Жорин паспорт. Вообще, мы отдалённо схожи, но у него лицо шире моего. Для большего сходства я сотворил улыбку, обнажив красивые белые зубы. Но это было совершенно излишне, так как приёмная девушка на меня даже не взглянула. Теперь я официально числился не Виталием, а Георгием Григорьевичем (ну и имечко!). Так что, надо к этому привыкать.

При институте имелось общежитие, куда меня и направили. В двухместном номере моим соседом стал азербайджанец Муслим, по-русски Муся. Высокий массивный парень, на жаль, разговорчивый сверх меры. Я его сразу предупредил, чтобы он избегал медицинских тем, так как я из потомственной медицинской семьи, а потому на эту отрасль у меня стойкая аллергия (sic!).

В нашу группу набралось 25 человек из разных уголков страны. Здесь оказалась и моя землячка Зина: я из Днепропетровска, а она из Днепродзержинска. Приятная молодая женщина, типичная украинка, только без лент с косами. Также как и я, она – уролог, хотя здесь все урологи. Занятия открыл декан, пожелав нам больших успехов в учёбе.

Я внимательно слушал лектора, стараясь не пропустить ни единого слова. А слова были такие заковыристые, что держись. На меня бедного обрушился такой поток медицинских терминов, что зачастую терял смысл сказанного. Такие словечки я выписывал крупным шрифтом для дальнейшего перевода на русский язык. Никто кроме меня так усердно не записывал всю говорильню. Постепенно моё сознание стало проясняться, и я поймал себя на том, что начал соображать, о чём идёт речь. Когда лекция закончилась, стали задавать вопросы. Я тоже не удержался от вопроса, хотя с моей стороны это было опрометчиво. Когда спрашивал, то к своему ужасу назвал урину мочой. Огляделся на курсантов – никто даже не улыбнулся. Кажется, пронесло. Надо быть осмотрительней. Ведь Жора предупреждал, что молчание – золото.

После занятий сходили обедать в столовую. За мой стол подсела землячка Зина. Она как и я в Ленинграде впервые, а когда узнала, что собираюсь в Эрмитаж, то попросила и её взять с собой. До самого закрытия музея мы знакомились с сокровищами искусства. А потом долго бродили по городу. Мне Зиночка понравилась, похоже, что и я ей неравнодушен, но держаться от неё надо подальше. Если ей проговорюсь, что я не врач, то об этом узнает группа, а там и руководство института.

Сказать по правде, я втянулся в процесс обучения, мне всё больше нравилось получать новые знания. Особенно меня взволновали высокие достижения современной урологии. Я научился сдерживать себя и больше не лез со своими вопросами. Когда меня о чём-либо спрашивали по медицине, просил повторить громче, а когда и это выполняли, то говорил, что опять не слышу. В остальных случаях отвечал без запинки.

Мои коллеги, такие же врачи как и я, рекомендовали мне обратиться к ухо-горло-носу, который по-научному называется оториноларингологом. От них услышал много полезных советов. Определённо, курсанты ко мне относятся тепло, как к своему, и не подозревают, что я никакой не врач.

Один раз я сболтнул лишнее, сказав, что у моей тёти в одной почке обнаружили песок, в другой – камни. Что тут началось! На меня посыпались вопросы как из мешка. Отвечать на них, значит расписываться в своей некомпетентности, чего допустить не мог. Пришлось соврать, что из-за непогоды у меня заложило уши. А после обеда я совсем смылся. Больше к диагнозу моей любимой тёти группа не возвращалась. Благодаря своей хитрости, я вышел сухим из воды.

Когда наступил мой день рождения, я никому в группе не стал объявлять. Причин этому было несколько: по Жориному паспорту он был иным, а кроме того, выпивши, у меня развязывался язык, а это небезопасно. Был бы сейчас дома, можно было отметить мой праздник весело.

Вечером сходил в ресторан на Васильевском острове. Посетителей было мало. К моему столику подсели две девушки. Студентки, как они представились. С ними мне стало веселей, много шутили, танцевали. Я их щедро угощал. Обе девушки были хороши, но блондинка была просто изумительной. За час до закрытия ресторана девушки пошли в дамскую комнату. Я их ждал, а они всё не возвращались. Подошла официантка, похожая на стюардессу, со счётом.

- Подождите, пожалуйста, сейчас придут мои девушки.
- Придут, как бы не так. Ушли они давно. Расплачиваться будете?
- Да, конечно.

Когда я увидел счёт, у меня глаза полезли на лоб. Все мои наличные деньги его не покрывали, хотя и ненамного. Мне стало крайне неудобно.

- Простите, но это всё, что у меня есть, - сказал официантке, доставая деньги.
- Что же, придётся мне доплачивать из своего кармана, - вздохнула она, - Эти девицы - динамщицы. Расколят клиента на угощение, а сами смоются.
- Не волнуйтесь за деньги. Завтра я их принесу.
- Ладно. Сейчас я заканчиваю работу. Вы проведёте меня домой?

Я провёл. Короче говоря, ушёл от Леры ранним утром.

Теперь моя жизнь понеслась колесом и била ключом. С утра шёл на занятия и срывался с них в двенадцать часов, даже если они ещё не заканчивались. После обеда знакомился с городом и его музеями. Вечером я заходил в ресторан, где Лера угощала меня вкусным ужином с графинчиком вина. Провожал девушку домой, где ночью читал ей лекции по сексологии, подкрепляя их сексотерапией.

 Учёба на курсах не ограничивалась только лекциями, но и обеспечивала знакомство с клиниками по нашему профилю. Несколько раз я присутствовал при операциях, выполненными ведущими специалистами. Такая практика мне сильно импонировала. Я всё больше проникался уважением к врачам, особенно урологам.

В институт на моё имя, вернее Жорино, пришло письмо от его жены. Не имея привычки вскрывать чужие письма, сейчас я был вынужден это сделать. В письме супружница сообщала, что крепко скучает по своему ненаглядному. А заканчивалось письмо подписью: Твоя Курочка.

Не ответить на письмо было нельзя, иначе жена, чего доброго, приедет сюда и закатит скандал с разоблачением. Поэтому придётся побеспокоить петушка.

Я позвонил Жоре в Кривой Рог, где он предавался запретной любви, зачитал письмо от любимой жены, и предложил срочно выслать мне ответное. Через несколько дней получил письмо с заклеенным конвертом для жены. Его я и выслал, сыграв роль Амура, который соединяет любящие сердца.

Мои отношения с Лерой были близки к идиллии, во всём достигали полного консенсуса. Регулярно мы ходили в театры и на концерты. По выходным дням ездили за город.

В одну из ночей, когда по естественным причинам мне у Леры нечего было делать, я появился в общежитии. Открыл дверь в свой номер и обнаружил, что на моей кровати кто-то спит. При ближайшем рассмотрении оказалась молодой женщиной. Кто же мне её послал? Придётся будить Муслима.

- Что тебе надо? – недовольно пробурчал он.
- К тебе подселили новую соседку?
- Это ко мне из Баку приехала сестра.
- И уже успела постирать своё бельё? – насмешливо спросил я, глядя на висящие на стуле пикантные предметы женской одежды.
- Ну ладно, не совсем сестра. Сейчас перенесу её к себе.

Муся осторожно перенёс женщину и взгромоздился на   кровать. В ту ночь сосед спал с «сестрой», а я на простыне, что источала тонкий запах духов.

Нашей группе предложили измерить артериальное давление крови. До сих пор я ни разу не проводил такой процедуры за ненадобностью. По одному стали заходить в кабинет. Подошла и моя очередь. Присел рядом с медсестрой, а она что-то пишет.

- Давайте вашу руку, - сказала без отрыва.
- Какую – правую или левую?
- Не имеет значения. Давайте правую.

Протянул руку. Девушка подняла голову и мило говорит:

- Вас не затруднит снять пиджак?

Оказывается, что и пиджак надо снимать. Снимаю и протягиваю руку в манжету до уровня запястья.

- Вы что, издеваетесь надо мной? - удивляется сестричка и сдвигает манжету выше локтя.
- Вы настолько милы, что не пошутить с вами невозможно, - бросаю комплимент.
- На работе я шуток не люблю. И комплиментов тоже, - улыбается она.

Дальнейшая процедура прошла как по маслу. Давление у меня было вполне нормальное. Сейчас я был на грани провала. Вообразить врача, не знакомого с измерением давления крови, просто невозможно. Хорошо, что удалось всё превратить в шутку.

Со временем я настолько поднаторел в урологии, что иногда позволял себе высказывать своё мнение, идущее вразрез с признанными авторитетами. Конечно, меня всячески опровергали, но находились и такие, кто меня поддерживал. Продлись курсы подолее, я бы и не такое показал. В конце концов, между медициной и техникой много общего: механика, гидравлика и электрика. Чем занимается урология? Это фильтр (почки), резервуар (мочевой пузырь) и водопровод с краником (писающее устройство). И всё!

А что, если самому податься в урологи? К сожалению, здесь никак нельзя обойтись без медицинского диплома. По возрасту мне ещё можно учиться, но это невообразимо долго. Можно, конечно, купить диплом. Только я не видел, чтобы в переходе такими торговали. Ладно, оставлю урологию в покое. Видно, не судьба!

Курсы близились к завершению, и курсантам раздали темы рефератов, которые следовало написать, а потом защитить. В то время как большинству достались сущие пустячки, я получил страшно заковыристую тему.

Для поиска литературы начал с огромной Публичной библиотеки имени Салтыкова и Щедрина. И сразу утонул в каталогах. Нет, это не для меня. Потом перекинулся на Медицинскую библиотеку, но и она мне не подошла. Наконец я скатился до библиотеки при институте. И, о, чудо! Нашёл, что искал. Честно, без всяких вывертов, списал брошюру по теме реферата, и остался доволен. Если диссертации передирают без зазрения совести, то о реферате можно и не говорить.

Когда учёные медицинские мужи прочли начало моего реферата, то они были настолько потрясены, что одобрили его без защиты, автоматом. Это стало самым удивительным из того, что я испытал на курсах. Всё-таки не зря я повышал свою квалификацию. Да и Жорик будет доволен.

О том, что уезжаю домой, мне заранее не хотелось говорить Лере, чтобы её не расстраивать. Поэтому я тянул до предпоследнего дня, вернее ночи. В ресторан пришёл раньше обычного. Лера как-то странно посмотрела на меня. Неужели догадалась, о чём я буду говорить? Она молча сервировала мой столик, на этот раз без вина. Присела напротив меня, и загадочная улыбка не сходила с её лица.

Когда я немного перекусил, начал нелёгкий разговор.

- Дорогая Лера! У меня для тебя такое печальное известие, что я не знаю, с чего начать.
- Говори, Виталя, готова тебя слушать. Но должна сказать, что и у меня для тебя припасено тоже печальное известие.
- Так вот: мой отпуск заканчивается и завтра я уезжаю домой. Ты – замечательная женщина, и мне было с тобой очень приятно. Думаю, что такие же чувства ты питала ко мне. Но всё имеет конец. Прости меня, если сможешь.
- И только всего?! А теперь слушай моё известие. Ко мне вернулся муж, и мы помирились. Так что, наших встреч по-любому больше не будет. По этому поводу нам надо не печалиться, а радоваться. Если я сделала что-то не так, то и ты прости меня. У меня припасено французское вино. Давай выпьем с тобой на прощанье!

Хорошо, что всё так удачно сложилось. Мы выпили божественный напиток, а потом был долгий, горячий, прощальный поцелуй. Когда я уходил, Валерия долго смотрела мне вслед.

Я получил свидетельство об окончании курсов с отличными оценками, распрощался с коллегами и отбыл на Московский вокзал.

В поезде я ехал в одном купе с землячкой Зиночкой. Нам было о чём поговорить. Ведь мы побывали в одном из красивейших городов мира. Осмотрели множество великолепных музеев, творения великих зодчих, произведения выдающихся деятелей культуры. Успели облетать не только Ленинград, но и его пригороды. Курсы тоже не были бесполезными, особенно Зине. Да и я многое почерпнул такого, о чём не подозревал.

Настало время перекусить, и я стал доставать из сумки путевые припасы. Когда на столике появились сервелат, балык и красная икра, у Зины расширились глаза. А початая бутылка французского вина её потрясла. Я не стал ей говорить, что это был прощальный привет от некой официантки. Мы выпили за успешное повышение нашей квалификации.

Я почувствовал необыкновенное облегчение, словно тяжёлый груз свалился с моих плеч. Так, вероятно, чувствуют разведчики по возвращении на родину после выполнения опасного задания. Теперь можно расслабиться и проститься с конспирацией.

- Ты знаешь, я хочу раскрыть одну страшную тайну, - глянул я в глаза Зиночке, - но при условии, что ты никому о ней не расскажешь. Обещаешь?
- Конечно, Георгий. Буду молчать как рыба.
- Я ни какой не Георгий. Меня зовут Виталий. Я не уролог, и даже совсем не врач.
- Продолжай, Виталий.
- Тебя это не удивляет? Скажи откровенно, у тебя были какие-либо подозрения на этот счёт?
- Ровным счётом никаких!

И Зина зашлась безудержным смехом до слёз.

- Подозрений не было никаких, - продолжила она, когда немного успокоилась. – Была полная уверенность, что ты вообще не медик. Да и у группы тоже.

Это было для меня неожиданно. Значит – моя миссия провалена.

- И как вам удалось раскусить меня?
- Ты сам себя выдал, когда назвал урину мочой. А ещё потом, когда прикидывался глухим.
- Какой ужас! Это полный провал.
- Можешь не переживать. Кроме группы об этом никто не догадался.
- А за кого вы меня принимали – за дурака или идиота?
- За проверяющего от руководства института либо министерства.
- Это меня радует.
- Виталий, а теперь расскажи, как ты дошёл до такой жизни, что пришлось выдать себя за другого.

И я рассказал предысторию моего появления в городе на Неве. Теперь я мог быть собой.
Мне стала ясна причина, почему я не провалился. Пожалуй, и преподаватели приняли меня за замаскированного проверяющего из министерства.

С Зиной я тепло расстался на вокзале. Теперь нас связывала моя тайна. На всякий случай взял номер её телефона. Вдруг пригодится.

А с Жорой мы чудесно отметили его и моё окончание курсов с отличными оценками. Он долго удивлялся и смеялся над моими приключениями. Я подумал о том, на какие только жертвы не пойдёт мужчина ради любви, пусть даже не к своей жене.

В общем, я остался доволен поездкой в Ленинград. Мой отдых был активным, даже чересчур. Получил много впечатлений, познакомился с интересными людьми, расширил свой кругозор, особенно в области урологии. Хорошие курсы, но им многого не хватает. К примеру, для урологов очень подошла бы экскурсия в Брюссель. Именно там находится всемирно известная скульптура писающего мальчика, и незаслуженно малоизвестная скульптура писающей девочки.


Рецензии
Какой же классный рассказ. Получил огромное удовольствие и от сюжета, и от ироничного языка, имманентно вам присущего.
Браво!!!!
С искренним уважением, -

Евгений Говсиевич   08.04.2018 13:44     Заявить о нарушении
Рад, что рассказ Вам понравился!
Спасибо, Евгений!
С улыбкой и уважением,

Олег Маляренко   09.04.2018 11:40   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 43 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.