Егоровна

— Ну что, внучек, заметёт на Новый год или нет?

Несмотря на холод раннего утра, Егоровна любила это время.

Старуха оглядела двор, затем пятиэтажный дом, в котором жила последние три года. Свет горел только на чердаке. Там жил какой-то художник. Сейчас выбежит девушка с четвёртого этажа. Никогда не здоровается, в ушах — наушники. И вечно бежит, даже когда просто идёт — всегда быстро.

Во двор въехала старая, ухоженная «Волга». Нерусский, но симпатичный ещё один жилец приезжает только утром. Подозрительно, казалось бы. Вежливый, немного робкий, ну никак не может он плохим человеком быть. Таксистом работает, похоже.

Как начинает мести двор — проснётся старик. Тот всегда ставит чайник в шесть утра. Свист у чайника такой, что не только в подъезде, даже во дворе слышно. Глуховат он что ль?

Егоровна привыкла работать...

— И как ты всё успеваешь?

Подруги всегда ей завидовали. Или ей так казалось. С юности отличница, комсомолка, спортсменка... пусть и не красавица. У Натальи была потрясающая фигура, подарок отца — олимпийского чемпиона по плаванию. Лицом пошла в мать; от дочери замминистра ей достались грубые и крупные черты лица. Но это может и на пользу пошло: кавалеров и так было много, а смазливость амбициозной девушке добавила бы только преград. Золотая медаль в школе, красный диплом МГИМО, рекомендации дедушки и закономерное трудоустройство в МИДе на Смоленке.

Всё складывалось удачно и, похоже, что своё ироничное «но» судьба не торопилась говорить не только молодой, но уже и повзрослевшей Наталье. Вышла замуж за известного спортсмена, даже тут сохраняя преемственность у семьи. Родила дочь и отдалась тому, чему всегда умела и любила отдаваться сполна — работе. Годы шли и вот уже Наталья Егоровна — полноценная бабушка двоих внуков.

Однако судьба оказалась не столь забывчивой, сколь просто запасливой старой стервой, которая откладывала все мелкие несчастья «на потом», чтобы обрушить их внезапно и одновременно.

Накануне её шестидесятипятилетия начальник пригласил к себе. Предметом разговора оказалось не утверждение согласованного ранее повышения, а объявление о том, «что заслуженных людей надо беречь...» В общем, отправлена была на пенсию внезапно и безвозвратно.

Рассерженная такой подлостью, бывший министерский советник отправилась домой. Где ждал её не меньший сюрприз. В их спальне в обнимку с её благоверным — почти восьмидесятилетним супругом лежала соседка Лиля. Вот так всё, на чём держалась её жизнь, исчезло за несколько часов.

В первый момент думала, сможет с надменным видом перенести всё. Но не сдержалась: не ревность — обида охватила — разревелась под вечер. Муж было кинулся просить прощения, но обжёгшись о взгляд супруги, ретировался. Егоровна была непреклонна — через две недели оба супруга получили свидетельства о разводе. Дочь встала на сторону отца, категорически отказываясь принимать факт развода:

— С ума сошла? Одной ногой в могиле, а в разведёнки подалась? Нашла повод...
— Не рано мать в могилу? Смотри сама такой повод...

Купила квартирку. Перевезла все вещи. Подруги исчезли. Да и были ли они когда? Но не по подругам она стала скучать, да и не по переулкам Арбата, на которых выросла. Внуки — вот по кому страдало сердце. И только.

Но дочь слово сдержала — общаться с матерью перестала. Спустя два года, поумерив гордость, Егоровна позвонила дочери — взял трубку тесть. Сказал, что за границей на отдыхе они. Как приедут — позвонят. Через полгода на День примирения она повторила попытку, но дочь прямо заявила, что мать внуков увидит, только если «домой вернётся» — к отцу.

Поначалу старалась обходить детский сад. Вообще заставляла себя не смотреть на маленьких детей. Сердце ныть начинало. Но увидев детей соседа-физрука, не смогла удержаться. Стала даже выходить по утрам, чтобы полюбоваться ими. На них смотрит, а своих представляет — такого же роста они, наверное. В общем, по ним будто следила за тем как растут свои внуки.

Привыкшая всю жизнь работать, выйдя на пенсию, Егоровна растерялась. Сначала развод с мужем, переезд в новую квартиру, хлопоты с документами — всё это занимало много времени поначалу. Но когда всё закончилось — она осталась один на один с утром, днём и вечером. Стала читать, но зрение мгновенно отреагировало. Через несколько месяцев пришла в ЖЭК, вытребовала себе метлу. С тех пор каждое утро встаёт, метёт двор, провожая на работу странных жильцов дома.

В последнее время возраст давал о себе знать, да и работала она всю жизнь за документами. Катаракта стала вызывать пятна перед глазами. Бывает — метёт двор, а вокруг два пятна плавают. Поначалу пугалась страшно. Потом привыкла. Стала разговаривать с ними, будто с внуками своими. Выйдет утром, подметёт двор, заодно и с внуками поболтает:

— ...может и зануда я, внучек. Не знаю, с чем это связать: с моим советским прошлым или с нынешним маразмом? Слышала, у вас там свои социальные сети. «Одноклассники», «Вконтакте». Вот и мне пора идти в свою... «Вполиклинике» называется.




Изображение в заглавии: В. Ван Гог «Пасторский сад в Нюэнене...»
Рекомендуемая мелодия: Gotan Project «Erase Una Vez» http://www.youtube.com/watch?v=DSoYvEIFZtc


Рецензии
Спасибо за рассказ. Извлек то что в любом возрасте не нужно бояться менять жизнь. Жаль только главной героини на пользу не пошло.

Ильин Владимир   14.02.2017 19:27     Заявить о нарушении
А может и пошло на пользу. Кто знает, что там дальше было!

София Лагерфельд   17.02.2017 16:57   Заявить о нарушении
согласен!)

Ильин Владимир   17.02.2017 18:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 50 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.