Театр и мы

Минус кашель.
   У меня появился неотвязный кашель, причин которому было множество.
Во-первых, я-преподаватель, человек эмоциональный, подверженный влиянию мифа о том, что мой предмет основополагающий и необходимейший.  Я со всей мощью своего темперамента пыталась научить каждого студента считать производные, брать интегралы и прочее в том же духе.
   Как может жить человек, не умеющий считать производные? Да просто настигнет его разочарование и печаль. Объясняя, носилась по аудитории с горящим взором и вещала голосом трибуна, за что связки «отблагодарили» меня сполна.

Во-вторых, город наш пронизан (красиво звучит!) пылью в теплое время года и грязью, когда похолоднее. Снежные зимы стали редкостью, перефразируя классика, про нашу зиму можно сказать «морозно,  пыльно, день привычный».

Кроме перечисленных, еще много причин утвердили моего доктора в нервически-аллергически-непонятно какой причине этого кашля. Доктор приписал мне таблетки кашель утихомиривающие, не сказав о возможных побочных явлениях.

   А тут в нашем городе случилась у губернатора культурная, перед выборами, лихорадка. Начал он приглашать артистов разных с гастролями, и даже целые театры со спектаклями нашумевшими. Повезло несказанно и городу, и мне в частности, когда приехал известный театр со звездами мировой величины.

   Привезли грандиозный спектакль «Гамлет», который по режиссерской задумке показывали в цирке. Одна моя знакомая, занимавшая высокий пост, пойти на спектакль не смогла, и мне перепала чУдная возможность увидеть постановку.
Я готовилась к этому событию серьезно! Макияж, прикид,  это само собой, но главное, что тревожило больше всего, как бы ни закашляться в тиши спектакля!

   Поэтому, по дороге в цирк я выпила рекомендованную таблетку, на полпути,  для закрепления успеха, выпила еще одну (они маленькие такие), и уже перед входом – вдогонку третью. В полной уверенности, что не нанесу урона сценическому действу, прошла на место для vip-персон.

   Начало было необычно, я впервые наблюдала Шекспира на арене цирка, зрелище захватывало, но мне почему-то катастрофически хотелось спать, и все сильнее, и сильнее. Голова просто со стуком падала на грудь, я начала щипать себя, потом незаметно кусать руки, все предпринимаемые, меры  были недостаточно эффективны, актеров видела как в тумане.

   Сидела я рядом с проходом и треногой, на которой телеоператор установил аппаратуру. Тут вдруг выключили свет, везде, кроме арены, возникла тьма кромешная. По цирку, меж зрителей стал ходить призрак отца Гамлета в белых одеждах.
   Оказавшись рядом с моим креслом, призрак в темноте задел операторскую конструкцию, споткнулся и упал прямо на меня, весь белый и большой.  Это серьезно взбодрило мою засыпающую плоть, я даже запомнила некоторые фрагменты спектакля. Домой после спектакля добиралась буквально как во сне.

   Мне уже потом доктор объяснил, что  таблетки обладали седативным эффектом, попросту говоря, кашель засыпал вместе с организмом. Но я-то не знала!

   С тех пор всегда читаю инструкцию лекарств, особенно раздел «побочные действия», но часто печалит фраза: возможен летальный исход.
Проблемы как у  Гамлета:
-Читать, иль не читать? Вот в чем вопрос!


Любовь к театру.

   В колледже периодически, в приказном порядке водили студентов в оперный театр, дабы привить любовь к искусству оперного пения. Однажды послали любить «Аиду».

   Как это у Пушкина: «Театр уж полон; ложи блещут», вот и я блистала в ложе со своими великовозрастными студентами из очень глубокой «глубинки». Сначала они вели себя очень пристойно, но через некоторое время, один из них громко спросил меня:
-А че, говорить совсем не будут?
В зале прокатился смешок, я зашипела:
-Тихо, слушайте как поют.
Но ребята сильно заскучали, и в антракте мы покинули театр, так и не насладившись прекрасной музыкой Верди.

   В том же театре прививали любовь к искусству солдатам, курсантам. В зале пахло не волшебным театральным гримом, а до блеска начищенными сапогами.
   Запомнилось, как в одноактном балете про Айседору Дункан, зал вдруг оживился, уловив ритмичную музыку и начал хлопать в такт, как на эстрадном концерте.
   Только это была сцена гибели Айседоры, она умирала, запутываясь в шарфе, под веселую поддержку зала.

   Но это издержки воспитания племени младого, а я видела в оперном театре одного большого города удивительную картину.
В ложе, взрослые люди после первого действия оперного спектакля, в антракте сдвинули стулья, разложили снедь и отужинали в прекрасном театральном интерьере.

Любите ли вы театр?


Рецензии
Вы недавно ответили на ПЯТЬ вопросов, заданные мною (ОТЛИЧНИЦА!!!), а я отвечу на ДВА вопроса, заданные Вами (двоечник):

1. ЧИТАТЬ!!!
2. ЛЮБЛЮ!!!

"А в остальном прекрасная маркиза....".
И правда, две миниатюры "Достойны кисти Айвазовского".

Спасибо очень понравилось и взбодрило.
С уважением и наилучшими пожеланиями, -

Евгений Говсиевич   06.07.2017 18:11     Заявить о нарушении
Два -это один и один,а единица в двоичной системе дорогого стоит. Это я протестую против "двоечника". А теперь благодарю вас за щедрость отзыва!

Тамара Алексеева 2   06.07.2017 18:31   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.