Зашитые бриллианты 5

В это раннее летнее утро внук Семеновны, Лешка, привезенный дочерью на каникулы к бабушке с дедушкой, собирался с дедом   на рыбалку. Мальчишка плохо спал всю ночь, караулил деда, боясь, что тот, как всегда не станет его будить и уйдет на рыбалку без него. Однако ребенок уже третий раз поднимался ни свет, ни заря, чтобы составить дедушке компанию.
Сейчас он, как равноправный компаньон самостоятельно собирал харчи, чтобы устроить завтрак на природе. В этот момент он ощущал себя совершенно взрослым человеком и очень гордился собой. Афанасий Николаевич готовил к рыбалке снасти и наживку, а задача Лешки заключалась в том, чтобы обеспечить завтрак на траве, как сформулировал ее дед.
Лешке жизнь в деревне у бабушки и дедушки ужасно нравилась. Здесь с ним не сюсюкались, как в городе у бабушки Марины, а относились как к самостоятельной личности с уважением и требовательностью. Такое воспитание считал дед Афанасий единственно правильным.
Лешка уложил в пакет сваренные с вечера бабушкой Марией яички, самостоятельно нарезал хлеб, вымыл огурцы и редиску, разложил все по маленьким пакетикам, затем уложил их в один общий большой пакет. Из холодильника достал нарезанные в магазине колбасу и сыр и присовокупил их к остальным продуктам.
- Алексей! - позвал его дедушка, - ты готов?
- Сейчас, дед, только квасу в бутылку налью!
- Простой водички не забудь! - скомандовал дедуля.
Лешка все сделал и вынес сумку с провиантом на крыльцо, передал ее деду, и тот прикрепил ее к багажнику своего велосипеда.
- Ну, по коням! - дал команду дедушка, и Лешка тоже уселся на свой велосипед.
До озера было рукой подать, но любимое местечко старого заядлого рыбака Афанасия Николаевича находилось далековато. Поэтому топать такую даль с поклажей в руках было тяжеловато, и наши рыболовы пользовались своим транспортом. По дороге дедушка рассказывал внуку о том, как выглядела их деревня раньше, где проходила линия фронта, сколько ребят ушло на фронт и не вернулось, как и где они воевали. Лешке эти рассказы очень нравились, и он всегда просил деда рассказать ему еще что-нибудь о войне. Вообще весь процесс рыбалки, включая дорогу, доставлял мальчишке ни с чем не сравнимую радость. Ему доверялось многое из того, что делали опытные рыбаки. Он устанавливал удилища, нырял в воду, если, леска за что-то цеплялась, снимал рыбу с уды, закладывал ее в большой сачок. Он уже умел разводить костер, мог сам напечь картошки. Частенько они с дедулей и уху варили, если рыбалка затягивалась надолго. Но в этом непростом деле все же главным был дедушка. Сегодня решено было обойтись без костра. На улице стояла несусветное жара и завтрак на траве был предпочтительнее.
Для удачной ловли Лешка с вечера читал специальный заговор, которому его научил соседский мальчик Санька, уловы которого потрясали даже заядлых любителей рыбалки. Дед над внуком смеялся, но соглашался, что его заговор помогает. Вот и сегодня, не успел дедушка закинуть удочку, как рыба сразу стала клевать. Лешка только успевал снимать ее с крючка и укладывать в холодную воду. Через пару часов решили перекусить. Лешка разослал старую клеенку, на нее накинул старенькую скатерть и стал раскладывать по одноразовым тарелкам, которые у них служили по несколько лет, заготовленные припасы. Он аккуратно разложил колбаску, украсив ее огурчиком, сыр у него соседствовал с редиской и зеленью. В общем получился шикарный стол. Дедушка даже причмокнул и сказал:
- Прямо пир, на весь мир!
И они с аппетитом принялись за завтрак.
Такой вкусной еды Лешка никогда не ел в городе, где его постоянно приходилось уговаривать съесть что-нибудь. Здесь мальчик самостоятельно ел с большим аппетитом. Трапеза почти подходила к концу, когда Афанасий Николаевич вскрикнул:
- Смотри, Леш, у тебя, кажется, целый кит на крючке!
Леша оставил недоеденный бутерброд и устремился к своей уде. Но леска явно зацепилась за что-то. Пришлось раздеваться и нырять. Причиной зацепки послужил выброшенный кем то старый утюг, в который приходилось накладывать горячие угли, чтобы он оставался горячим какое то время. Леска попала внутрь утюга, и Леше пришлось вытянуть этот хлам из воды. Дедушка помог внуку раскрыть пасть утюга. Вместе с крючком на траву упал маленький пакетик с чем-то блеснувшим ярким светом. В пакетике оказалась пара скрепленных между собой сережек. Лешка показал их деду. Афанасий Николаевич вытащил серьги из пакетика и стал их рассматривать.
- Красивые, - сказал он, - наверное, золотые, Но нам с тобой они ни к чему.
- Я их маме подарю, - решил Леша.
- Правильно! - одобрил решение внука дедушка. - Порадуй Лидочку! Она у нас красавица, пусть еще красивей будет, - сказал он.
Леша спрятал серьги в карман своих шортиков, и рыбалка была продолжена. Домой они вернулись к обеду.
Бабушка Мария уже собирала на стол. За столом сидела их гостья из Питера Лариса Ивановна. Здесь следует рассказать об этой женщине особо. Лариса Ивановна была двоюродной племянницей бабушки Марии. В общем, очень дальней родней. Каждый год она приезжала к ним погостить во время своего отпуска. Хотя ее никто никогда не приглашал, но и выгнать человека, хотя и не желанного, хозяева не могли. Этим женщина и пользовалась. Была она дамой скупой и нагловатой. Раздобыв у каких-то родственников адрес Марии, она лет восемь назад свалилась к ним, как снег на голову. Как родственница она не только никогда не платила за постой, но и на питание никогда не давала ни копейки. Она привозила с собой две пачки геркулеса, две пачки макарон и две банки консервов, считая, что внесла необходимую лепту, чтобы питаться за чужой счет целый месяц. Мало того, Лариса Ивановна считала, что ей, как гостье полагается лучшая комната в доме, и бесцеремонно занимала ее. И лишь три года назад Афанасию Николаевичу удалось с большим трудом переселить незванную гостью в небольшую комнатку под лестницей, поскольку к ним в это время приехала дочь и привезла с собой своего маленького сына  на лето к родителям.
Лариса Ивановна была очень обижена. Она выговорила хозяевам, что порядочные люди так с родственниками не поступают, что маленькая конура как раз для маленького внука. На что Афанасий Николаевич осмелился напомнить гостье, что ее никто в дом не приглашал и, если ей здесь плохо, он может помочь ей снять комнату в любом другом доме в деревне. После этого разговора гостья поутихла и претензий больше не предъявляла, но затаила злобу на деда и внука. Мальчика она все время критиковала: и самовольный он, непослушный, избалованный. Тут уж не выдержала бабушка Мария и попросила гостью никогда не говорить ничего плохого об их внуке.
- И впредь, - сказала она, - если ВЫ надумаете сюда ехать, соизвольте написать и спросить разрешения у нас на свой визит. И только получив наше согласие, приезжать!
В доме создалась натянутая обстановка. Все еле терпели присутствие гостьи. Но та как будто не замечала этого. Она все равно продолжала ездить. При этом, надо отметить, Лариса Ивановна ни в чем не помогала хозяйке по дому. Она считала, что ее должны обслуживать. Вот и сейчас, Мария еще только накрывала на стол, а гостья уже сидела за ним, ожидая, когда подадут еду.
Вернувшиеся с рыбалки дед с внуком отдали свой улов Марии, вымыли руки и тоже уселись за стол. Мария налила всем шей, и трапеза началась. Воцарилась тишина, которую нарушил внук.
- Бабуля, - сказал он, - а я сегодня в озере маме подарок поймал.
- Да! - подтвердил дед. - И очень знатный!
- Золотую рыбку, что ли? - пыталась угадать бабушка.
- Нет, - закричал Леша. - Не угадала!
- Что же, тогда?
- Золотые сережки! - гордо сообщил мальчик.
- Как это? - не поверила бабуля. - Не может такого быть!
- А вот и может! - развеселился внук.
А дедушка, довольный внуком, подтвердил это кивком головы. Заинтересованная бабуля попросила показать ей находку.
Леша, не спеша, достал их кармана пакетик с серьгами и передал бабушке.
- Очень красивые! - оценила улов Мария. - И где же ты их нашел? - поинтересовалась она.
- В старом утюге! - рассмеялся дед.
- Как это?
- Видно, кто-то выбросил утюг, а серьги забыл вынуть. А может, серьги позже попали в него.
Молчавшая до сих пор Лариса Ивановна, сгоравшая от нетерпения, попросила показать ей находку. Когда серьги оказались в ее руках, она просто затряслась вся. Женщина сразу поняла, какое богатство попало в руки этих простаков. Ей серьги жгли руку, и она решила, что это знак - серьги предназначены для нее.
- Хороши, - сказала она, протянув руку и любуясь ими издали. - Но Лиде они ни к чему! Я готова купить их у вас за тысячу рублей, а вы купите Лиде что-нибудь более современное.
- Нет! - закричал Леша и выхватил серьги из ее рук. - Это мой подарок маме, я его сам поймал и никому не отдам!
- Ты еще слишком мал и глуп, чтобы решать такие вопросы! - окрысилась на него гостья.
- Мария Семеновна, - обратилась она к хозяйке, - вразумите внука. Полторы тысячи рублей на полу не валяются. Продайте серьги мне, и я заплачу вам полторы тысячи. Мне давно хотелось сделать подарок сестренке, но более современный, чтобы она осталась довольна.
Мария Семеновна удивленно посмотрела на гостью, затем сказала:
- Но, если ты хочешь сделать подарок Лиде, сходи в ювелирный и купи что-нибудь за полторы тысячи рублей. А серьги поймал Алешенька, и его право подарить их маме.
- Вот именно! - вмешался молчавший до этого Афанасий Николаевич. - Серьги - наш улов и он предназначен для Лиды.
- Да! - подтвердил Леша и быстро спрятал серьги в карман.
Лариса сидела вся красная от зависти, жадности и злобы. Она даже есть не могла.
- Вы, - сказала она, - совершенно некомпетентные в этих делах люди и не понимаете своей выгоды!
- А мы за выгодой, в отличие от вас, никогда не гнались! - сказал Афанасий Николаевич.
Лариса Ивановна встала и, со злостью отодвинув стул, покинула столовую.
- Что это с ней? - удивленно спросил дед. – Дай-ка, Лешенька, мне эти бирюльки получше рассмотреть, - обратился он к внуку.
Леша достал сережки. Дедушка с бабулей склонились над ними.
- Неужто золотые? - спросила бабушка.
- Я думаю, что они еще и с бриллиантами, - заметил дедушка. - Пойду, почищу их, - и он понес серьги в ванную комнату.
- Ну, дела! - воскликнула Мария Семеновна. - Ты Леша их получше спрячь! посоветовала она внуку, - а то эта, - она кивнула на стул, где только что сидела гостья, - прямо с ума из-за них сошла. Лучше я их сама спрячу!
Вернувшийся Афанасий Николаевич разжал ладонь, и все залюбовались игрой камней в сережках.
- Да, - задумчиво сказал дед, - кто-то хранил их, может быть, всю жизнь и нечаянно выбросил. Или умер, а кто-то другой, ничего не зная о них, выбросил утюг, в котором они были спрятаны. Но, может быть, в утюг их занесла вода? Однако, как бы там не было, - сказал Афанасий Николаевич, - что- то мне все это не нравится!
- Мне тоже, - согласилась с ним жена. Алеша молчал, но ему было как-то не по себе. Маленький мальчик почувствовал внезапно, что эта вещь – чужая, и брать ее нельзя.
- Слушай, мать, - обратился дед к жене. - Может, действительно, отдать этой завидущей серьги? Видела, как ее всю корежило, аж есть на дармовщинку, и то не смогла.
- Да, - ответила Мария Семеновна, - эти побрякушки ее просто с ума свели.
- Вот это здорово! - рассмеялся дед не без злорадства. - Как Леша, обратился он к внуку, продадим этой заразе наш улов за две тысячи рублей и купим Лидии какие-нибудь другие безделушки?
- Она сказала полторы тысячи, - уточнил мальчик.
- А мы скажем - две тысячи, - смеялся дедушка.
- Да будет вам! – улыбаясь, заметила бабуля. - С паршивой овцы, хоть шерсти клок!
- Ладно, - сказал Афанасий Николаевич, - мы для виду еще покочевряжемся и отдадим их ей. Я вот только не представляю, неужто сама их носить будет? Они ей, как корове седло!
- Так, - пресекла его насмешки жена, - идите рыбу чистить, а я пока со стола уберу. На ужин нажарим рыбки, отварим картошечки и сделаем салатик. Идите! Если еще раз попросит, отдадим ей этот ваш улов, если нет, подумаем, что нам с ним делать. Пока я их в шкаф закрою.
Мужчины ушли выполнять приказ главнокомандующего, как называл жену, Афанасий. Мария стала убирать со стола. Лариса Ивановна появилась перед ней, как черт из табакерки. Она была бледна и вся какая-то поникшая, со следами слез на щеках.
- Никак захворала? - спросила ее Мария.
- Машенька Семеновна, - умоляющим голосом пропела гостья, - продай мне сережки, ты ведь поумнее твоих балбесов. Я тебе вот, что за них дам, - и она разжала ладошку, в которой были свернуты пять тысяч рублей.
- Да зачем мне твои деньги? - возмутилась хозяйка. Леше хочется матери подарок сделать. Согласись, дело благое!
- Вот и прекрасно, - запричитала Лариса. - Я давно хотела это сделать сама, понимая, что вы люди небогатые, а я вам за столько лет тоже задолжала. Так что возьми с меня деньги, а мне отдай серьги. На эти деньги вы сделаете достойный подарок дочери. А я прямо сейчас уеду.
Такая перспектива очень обрадовала Марию Семеновну, но она все же спросила:
- А что так?
- Да на работу мне срочно нужно, - соврала загостившаяся гостья.
- Хорошо! - согласилась хозяйка и выложила серьги перед Ларисой, которая от счастья аж засияла вся.
Она бережно расправила свою пятитысячную купюру и положила ее в центр стола. Схватив серьги, она мгновенно исчезла, боясь, как бы Мария не передумала. Хозяйка еще не успела закончить уборку стола, как одетая Лариса Ивановна, с дорожной сумкой в руках, стояла перед ней.
- Ну, я поехала. Не поминайте лихом! - сказала она и легко сбежала со ступенек крыльца.
В доме все вдохнули с облегчением.
А Лариса Ивановна, почуяв немалую возможную наживу, просто летела навстречу своей гибели. Ей так не терпелось получить свой куш, что она решила доехать до областного центра, снять на день-два гостиницу, найти частного ювелира, могущего оценить ее покупку, и попросить того свести ее с людьми, желающими приобрести дорогое украшение.
Ей везло. Поезд отправился через десять минут после того, как она приобрела билет.
При всей своей патологической жадности, Лариса Ивановна была женщиной хитрой и практичной. Она понимала, что для получения большой прибыли необходимы определенные траты, чтобы произвести нужное впечатление на людей, от которых зависит результат. Поэтому, прибыв через два часа в нужный ей город, она не поехала сразу в гостиницу, а отправилась в салон красоты.
Всю дорогу в поезде она размышляла, как лучше приступить к осуществлению задуманного предприятия. У нее не было знакомых, знатоков  в сфере дорогих ювелирных украшений, ни даже просто ювелиров, занимающихся их изготовлением или ремонтом. Она имела самое смутное представление даже об организации оценки таких вашей. Но она чисто интуитивно, почти точно определила стоимость полученных ею почти даром серег. Интуиция подсказывала, что стоят они не меньше миллиона рублей. Откуда у нее взялась эта убежденность, она не могла бы объяснить, но она в ней просто жила. Ларисе казалось, что кто-то свыше подсказывает ей и цену и будто ведет ее. Но, тем не менее, найти нужных людей в чужом городе не просто, как, впрочем, и в своем. Но ей не хотелось, чтобы в своем городе кто-то знал о ее сокровище. Там она жила вроде серой мыши, у которой за душой ни гроша. И такой ей хотелось оставаться в глазах окружающих. Здесь же для получения большой прибыли она может позволить себе некоторое преображение. Ей необходимо выдать себя за даму с таинственным прошлым из очень обеспеченной семьи или за вдову, живущую на средства, оставшиеся от мужа. Нет, лучше первое! Ее воспитывала бабушка. Умирая, она рассказала ей о богатых, очень известных родителях и передала  в наследство эти дорогие серьги. Она намерена их продать. Но у нее нет знакомств в мире ювелиров, способных правильно оценить серьги и подыскать покупателя. Лариса Ивановна фантазировала увлеченно, перед ней вставали картины ее далекого детства в роскошной усадьбе, где ее окружали слуги и гувернантки. И она понимала, что ей следует появиться на сцене этого спектакля, для чего необходимо до неузнаваемости измениться. Никто не должен подумать, что серьги она украла или нашла. Все должно быть правдоподобно. Она уже представляла себя чуть ли не молодой, но красивой богатой дамой, руки которой добиваются самые завидные женихи. Все нереализованные в жизни мечты, казались теперь вполне исполнимыми.
Деньги у нее с собой всегда были. Она изготовила сама для себя пояс со множеством карманчиков и носила его на своем теле. Деньги туда складывались лишь крупного достоинства. Пояс прекрасно скрывался под платьями свободного покроя или под широкими юбками. Чтобы преобразить себя и создать задуманный образ, она в туалете поезда, безжалостно оторвала от себя очень крупную сумму, необходимую для обретения красоты и соответствующего имиджа. Куплю шикарное платье, благо сейчас лето, а не зима, а то пришлось бы думать о шубке. Хорошие духи и косметика тоже необходимы. И гостиница - лучшая в городе!
Лариса Ивановна частенько заглядывала в библиотеки, где перелистывала и прочитывала модные журналы. Она прекрасно представляла себе цены на подобные радости жизни. Раньше она считала такие вещи пустой тратой денег, но, тем не менее, старалась узнать о них как можно больше. Видимо, ее убежденность в том, что ей это не нужно, была не врожденной, а приобретенной, в силу условий ее жизни.
Сейчас какая-то дьявольская сила крушила все ее убеждения, с которыми она прожила и детские, и студенческие годы и годы безрадостной, однообразной и одинокой жизни.
Проведя в салоне красоты более четырех часов, женщина сама себя не узнала. Новая прическа с новым цветом волос, ухоженные лицо и руки, сделали ее моложе лет на десять. А дьявол нашептывал, что это только начало. Будут деньги, и весь мир будет у ее ног. Походка женщины стала легкой, летяшей. В торговом центре она наградила за это свои ножки новыми прекрасными туфлями, на очень приличном каблучке, а помолодевшее после массажа тело - новым шикарным итальянским платьем. Была куплена элегантная кожаная сумочка и прекрасные французские духи.
Никогда в жизни у нее не было такого шопинга. Впервые за свою жизнь она ощутила восторг от украшения себя. Впервые она себя любила. Ей не жаль было денег, скопленных с таким трудом, ведь впереди маячила крупная сумма, открывающая дорогу к счастью. Небрежно она вошла в лучшую гостиницу города и попросила одноместный полулюкс. Здесь, в этой гостинице провинциального города, она ощутила себя королевой. Видел бы ее сейчас Афанасий Николаевич, у него бы язык не повернулся сказать, что «эти серьги ей, как корове седло». Но вот что удивительно, при всем восторге от своего преображения, при всем чувстве пьянящей свободы богатой женщины, Лариса не испытывала потребности примерять на себя драгоценные сережки. Это ей было не нужно. Видимо, ощущение богатства в ее понимании имело какие-то разумные границы.
Оформляясь в гостиницу, она разговорились с администратором. Это была пожилая женщина. Звали ее Фира Аркадьевна.
Всегда такая недоверчивая к людям и осторожная Лариса потеряла всякую бдительность и всю свою непродуманную до конца историю с наследством выложила совершенно постороннему человеку. Она стала спрашивать Фиру Аркадьевну, нет ли у той знакомого оценщика ювелирных изделий. Администратор была женщиной доброжелательной и услужливой. Она тут же созвонилась со своим ювелиром, у которого, по ее словам, она всю жизнь заказывала себе украшения. Одно из них она тут же продемонстрировала гостье. Это было кольцо с крупным перламутром овальной формы в серебре. Ларисе кольцо очень понравилось. Кроме того, Фира Аркадьевна заверила Ларису, что по ее просьбе, ювелир оценит вещь гостьи совершенно бесплатно. Она записала ей телефон своего друга - ювелира и вручила его Ларисе.
Было уже поздно, и Лариса буквально упала на кровать и заснула крепким счастливым сном.
Утром ей подали в номер завтрак, и она подумала, что осталась бы с удовольствием в этой гостинице навсегда.
Но дела требовали действий. Позвонив ювелиру, она договорилась с ним о встрече. В двенадцать часов дня она позвонила в его квартиру.
Дверь открыл приятный мужчина лет пятидесяти, представившейся ей, как Лев Яковлевич. Он радушно провел гостью в зал, предложил ей кофе и фрукты, а сам углубился в изучение предмета оценки. Попутно он задавал Ларисе кажущиеся ничего не значащими вопросы. Его интересовало, когда бабушка приобрела эти серьги, как долго их носила, был ли у нее свой ювелир и что-то в этом роде. Естественно, что Лариса отвечала: «не знаю», «не помню». Он же внимательно изучал не только серьги, но и гостью.
Лариса с удовольствием выпила великолепный кофе, угостилась виноградом и мандаринкой, а он все изучал ее серьги. Женщина уже изнывала и ерзала в кресле от нетерпения. Ей казалось, что этой экзекуции не будет конца. Но все когда-нибудь кончается. Пришел конец и ее мучениям.
Лев Яквлевич, наконец, произнес:
- Серьги, действительно, очень дорогие, но продать их за настоящую цену вы, конечно, не сможете.
- Сколько же они стоят? - нетерпеливо спросила клиентка.
- Я предполагаю, - растягивая слова, отвечал ювелир, - тысяч сто!
- Неужели всего сто тысяч рублей? - разочарованно спросила Лариса.
- Я не говорил, что рублей, - отчего-то раздражаясь, ответил мастер.
- А чего же тогда?
- Сто тысяч евро! - недовольный ее непонятливостью ответил Лев Яковлевич.
Ответ оценщика обрадовал и ошеломил одновременно.
В комнате стояла, какая-то тревожная тишина. Наконец Лариса пришла в себя и заискивающим тоном попросила Льва Яковлевича посодействовать ей в поиске покупателя. Он молчал, явно ожидая продолжения.
Лариса поняла его мысль и добавила:
- Не бесплатно, конечно.
- Ну, это само собой, - нагло, как показалось женщине, заявил хозяин дома. - За такую работу я беру двадцать пять процентов стоимости изделия. Но найти покупателя на столь дорогую вещь трудно, а сделать это быстро вообще невозможно. Процесс может затянуться на месяцы.
Лариса сразу сникла, увяла на глазах ювелира. Он усмехнулся про себя.
Все рушилось. Мало того, что ее хотят ограбить на четверть стоимости, так еще и неизвестно когда она сможет получить деньги. Главное, у нее нет выхода!
Понаблюдав за ней, ювелир молча протянул ей серьги. Она зажала их в кулак так сильно, что покраснела рука. Все ее реакции не ускользали от взора ювелира.
- Впрочем, - добавил он, - я вряд ли смогу вам помочь. У меня сейчас слишком много работы, а поиски покупателя требуют и времени и немалых затрат. И еще учтите, что я назвал вам приблизительную цену. Покупатель даст в разы меньше.
Он просто резал ее без ножа. Лариса была раздавлена.
- Помогите мне, - умоляюще просила она. - У меня в этом городе нет знакомых, на чью помощь я могла бы рассчитывать!
- Дорогая, - с усмешкой произнес Лев Яковлевич, - а что мешает вам продать серьги в своем городе, где, я полагаю, у вас есть знакомые?
Лариса не знала, что ему ответить.
- Мне нужны деньги сейчас и здесь, - ответила она после затянувшегося молчания.
Я попытаюсь узнать, есть ли сейчас желающие приобрести вашу вещь, - как бы сжалившись над ней, пообещал Лев Яковлевич. - Позвоните мне денька через три.
- А пораньше нельзя? - чуть не плача, спросила Лариса.
- Я постараюсь! - согласился ювелир, чтобы закончить встречу. - Я вам позвоню в номер, если что-то узнаю.
Он проводил даму и стал сразу кому-то названивать.
Лариса была очень расстроена. Она зашла в кафе торгового центра и выпила чашку чая. В грустном раздумье она достала из новой сумки пудреницу и стала изучать свое отражение. Оно ее успокоило. «Все-таки, я похорошела! - констатировала она. Нужно успокоиться и набраться терпения, - уговаривала она себя. - Дело того стоит. Но как это дорого! Одно проживание чего стоит!» Она начала подсчитывать свои возможные траты и выгоды. «Если этот жид, - обозвала она ювелира, - зацапает себе двадцать пять процентов, у меня остается семьдесят пять тысяч евро, это три миллиона рублей. Все равно неплохо. Но ведь он сказал, что покупатель может дать всего половину». Голова кружилась и болела от этих расчетов. Ее просто грабят, хотят оставить нищей! Вот сволочи, чуть не вырвалось у нее вслух. Столько денег уже потрачено. Она судорожно начала подсчитывать свои расходы, начиная с пяти тысяч, отданных за серьги. Выходило, что если прожить в гостинице еще три-четыре дня, ее расходы возрастут до пятидесяти тысяч рублей. Да еще питаться нужно! Ее охватил ужас! Сердце сжалось от жадности. «Как я могла профукать столько денег?» - спрашивала она себя. Но тут в ней вновь зазвучал голос искусителя. «Посмотри на себя! Какой ты стала! Разве ты не достойна этого? Чем ты хуже других, пользующихся всеми благами жизни?» Ей вспомнилась реклама: «Ты этого достойна!» Понемногу она взяла себя в руки. Но мысли в ее голове были столь противоречивы, они так воевали между собой, что голова раскалывалась. Пришлось зайти в аптеку и приобрести спазмолгон.
Безрадостно и бездумно бродила она по чужому городу, Ждать еще три дня! Это такие деньги!
А если он не найдет покупателя ни за три дня, ни за неделю, что тогда делать? Через десять дней ей на работу.
- Господи, помоги!
Никогда за всю свою жизнь ей не приходилось решать столь сложных задач, никогда она не бывала в таком возбужденном состоянии. Пойти в ювелирный магазин, попробовать оценить сережки там? Мысли не давали покоя. Но судьба шла ей навстречу. Не успев додумать мысль об оценке украшения в ювелирном магазине, она внезапно очутилась возле него. Ей объяснили, что отдел оценки расположен в подвале, вход со двора. Там она прочла, что стоимость оценки зависит от цены товара и составляет 0,5 процента от стоимости изделия. Она вышла на улицу, села на скамейку, на старом чеке, оставшемся от покупки сумки, посчитала, во что обойдется ей новая оценка. В несколько тысяч рублей. А если они специально увеличат стоимость изделия, чтобы содрать с нее больше денег? Ей стало страшно от одной этой мысли. Нет! Лучше уж Лев Яковлевич. Лучше эти деньги отдать за проживание в гостинице.
Она дошла до городского парка и уселась на лавку, скрытую в кустах сирени. Было уже очень жарко. Ее мучила жажда. Кроме того, наступило время обеда и необходимо подумать, где поесть. Купить продукты и пройти в гостиницу в номер? Но она отвергла эту мысль. Она сама разрушит, созданный ею имидж. Пойти в кафе и там пообедать?
Дорого! Купить колбаски, хлеба и бутылку воды и поесть на лавочке в парке? Пожалуй, да! Здесь, на этой заброшенной лавке можно бы перекусить, а потом пойти в гостиницу отдохнуть. Она безумно устала. Мысли о деньгах точили ее мозг. Расчеты расходов приводили в ужас. Она не жила, она моталась в поисках варианта получения быстрых денег и не находила его. Пойду искать гастроном, обречено решила Лариса. И тут кусты раздвинулись, и на лавку плюхнулся довольно молодой и привлекательный мужчина. Лариса в испуге вскочила, не зная куда бежать.
- Ради Бога, простите, - остановил ее парень. - Зажарился совсем! Вот пекло!
Лариса успокоилась и спросила:
- Не подскажите, где поблизости есть продуктовый магазин?
- Честно говоря, - ответил парень, - и сам не знаю. Я здесь в командировке, остановился в гостинице, питаюсь в первых попавшихся ресторанах или кафе.
- В каком отеле вы остановились? - поинтересовалась женщина.
Он назвал ее отель, и даже номер комнаты, которая находилась на ее этаже.
- Мы с вами соседи, - «обрадовался» парень, который весь день бродил за ней по городу, после ее ухода от ювелира.
- Слушайте, а зачем вам нужен продуктовый магазин? - поинтересовался новоиспеченный сосед.
- Да я что-то проголодалась, - ответила Лариса. - Хотела здесь на лавочке в тени перекусить.
- Я приглашаю вас, соседка, на обед в ресторан. Давайте знакомиться. Меня зовут Владимиром, а вас?
- Меня Лариса, - обрадовалась такому везению женщина.
Владимир оказался мужчиной ее мечты: щедрым, веселым и доброжелательным. Они прекрасно пообедали вместе. После обеда Володя уезжал на фирму, куда был командирован. Он сразу договорился с Ларисой о встрече вечером.
- Сходим вместе поужинаем, - пригласил он соседку. Лариса воспрянула духом.
Она отдохнула у себя в номере, а затем прошлась по магазинам, не удержавшись от покупки бус по случаю свидания с Владимиром. Сделав макияж, женщина решила, что все не так уж и плохо.
Владимир зашел за ней в девятнадцать часов, преподнеся прекрасный букет роз. Поставив цветы в вазу, раздобытую Владимиром у администратора, они отправились на  дружеский ужин.
За богато сервированным столом Владимир поинтересовался, какие дела привели женщину в этот город. Лариса, сама не зная зачем, изложила ему версию, полученного ею наследства. Она рассказала ему о возникших у нее трудностях.
- Но ведь у себя  в городе, - сказал Владимир, - вы можете решить эту проблему не спеша.
На это Лариса ответила, что поистратилась на отдыхе, и ей деньги нужны прямо сейчас.
- Вы оценили вещь? - спросил Владимир. Лариса поведала ему о своей встрече с ювелиром.
- Возможно, мне удастся вам помочь, - поразмыслив, сообщил ей сосед. - Начальник фирмы, куда я командирован, очень состоятельный мужчина. Говорят, у него есть любовница, которую он одаривает дорогими подношениями. Его может заинтересовать ваше наследство. Завтра я попробую забросить наживку. Если он клюнет, куда мне его адресовать?
- Прямо ко мне, - ответила Лариса. - Пусть позвонит и назначит встречу.
- Лады! Так и поступим.
Володя проводил соседку до номера и распрощался с ней.
Лариса не могла уснуть всю ночь, думая о Владимире. Ее не смущал тот факт, что на вопрос о семье он ответил, что женат, имеет двоих детей.
Но ведь я ему нравлюсь. В ресторан водит, цветы дарит. Если бы я ему была безразлична, он бы не стал так тратиться. И собой хорош! Неужели судьба сжалилась надо мной и решила меня побаловать?
- Ведь я этого достойна! - сказала Лариса, глядя на себя в зеркало.
На следующий день Лариса забрела на колхозный рынок, где можно торговаться и покупать товары дешевле, чем в магазинах. Она любила покупать продукты на рынках, и ей было интересно посмотреть, как и чем торгуют на местном рынке этого города. Она приценивалась к товарам и продуктам, совершенно не собираясь их покупать, но лишь коротая время в ожидании результатов «разведки» соседа. Случайно она увидела Льва Яковлевича, беседовавшего о чем-то с Владимиром. Ее это так поразило, что она стала наблюдать за ними. Ей нестерпимо хотелось узнать, о чем они говорят. Она, стараясь остаться незамеченной, приближалась к ним за их спинами, но Володя заметил ее, не подав вида. Он что-то сказал собеседнику и круто развернулся в сторону соседки. Лев же Яковлевич быстро удалялся в другую сторону, не оборачиваясь. Сделав удивленное лицо, Владимир осветил его радостью и громко поприветствовал даму.
- Лариса, какая приятная неожиданность! Я очень рад нашей встрече, мне есть, что сообщить вам.
Недоверие, охватившее женщину, не позволило ей сыграть так же талантливо, как ее партнер. Она не сдержалась и спросила его, почти грубо:
- С кем вы сейчас беседовали?
- С консультантом фирмы, в которую командирован, - без зазрения совести ответил «друг».
- И чем же занимается ваша фирма? - не скрывая ехидства, уточнила Лариса.
- Поставляет сырье художественным промыслам, - был ответ.
- А вы знаете, что этот человек и есть тот самый ювелир, который оценивал мои серьги?
- Нет, - «удивился» Владимир. - Этого я не знал. Конечно, мне известно, что он ювелир, но о том, что вы знакомы, я не в курсе, - достаточно искренне заверил он. - Пойдемте, Ларочка, в ресторан, выпьем кофейку, возьмем по десертику. Обедать, вроде, пока рановато? - спросил он.
- Пошли, - согласилась женщина. - Вы, кажется, что- то хотели сообщить мне?
- Да, у меня для вас очень приятная новость.
Они вошли в ресторан, расположились в сторонке от посетителей, и Владимир сделал заказ.
- Я нашел покупателя на ваш товар. Сегодня с утра занимался только этим.
- Спасибо! - все еще с сомнением и недоверием ответила Лариса. - Кто же он?
- Ну, как я и предполагал, здесь есть лишь один возможный покупатель. Это директор местной торговой конторы. Он согласился посмотреть вашу вещь и, если она ему приглянется, тут же купить ее. У его пассии на днях день рождения. Встречаемся сегодня вечером в ресторане «Якорь». У него, к сожалению, раньше нет ни одной свободной минутки, так он мне сказал. Вы довольны? - спросил Владимир.
- Да, - не совсем уверенно ответила она.
У нее сжалось сердце от предчувствия беды. Но ее друг как будто почувствовал ее состояние. Он обнял Ларису за плечи и нежно шепнул на ушко:
- Ничего не бойтесь! Я буду все время с вами, до самого конца! - Затем он поднял бокал с шампанским. - Я пью за вас, обворожительная женщина! Знали бы вы, как вы мне нравитесь. Я только поэтому и вызвался вам помочь.
Лариса выпила шампанское, закусила шоколадом и все недоверие в ее душе растворилось.
- Ларочка, - влюбленными голосом пропел Владимир, - вечером я зайду за вами, и вы будете под моей личной охраной. А сейчас я приглашаю вас в кино, затем на обед. Идет? У меня сегодня свободный день.
Ему явно не хотелось оставлять даму наедине с ее сомнениями.
День прошел сказочно, Лариса была объектом обожания, окруженная вниманием любимого человека, таким вниманием и лаской, что совершенно успокоилась. Владимир развлекал ее до восьми вечера. Расстались они лишь на полчаса в гостинице, чтобы дать возможность друг другу привести себя в порядок перед ответственной встречей.
Шеф, как называл директора фирмы Владимир, оказался очень обаятельным мужчиной. Он осмотрел серьги, покрутил их в руках и сказал, что берет их. Затем он открыл свой кейс и выложил перед Ларисой две пачки пятисотенных евро. Дама сразу переложила их в свою сумку и отправилась в туалет поправлять прическу.
- Можно не пересчитывать, - засмеялся покупатель, - деньги в банковской упаковке.
Лариса вышла из зала, и мужчины, смотря ей вслед, рассмеялись.
- Действуем по плану, - сказал покупатель. Владимир кивнул.
Лариса появилась нескоро, видимо, она все-таки пересчитывала деньги. К ее приходу на столе уже стояли три бокала с вином.
Подняли бокалы за очаровательную даму. Мужчины выпили до дна. Глядя на них, Лариса тоже отпила половину бокала. Шеф, так и не раскрывший своего имени, сославшись на занятость, простился и ушел. Ларисой  же овладела такая слабость, что она была не в состоянии двигаться. Владимир взял ее под руку со словами: «Здесь очень душно, нужно идти на свежий воздух, на нашу скамеечку», он довел ее до скамьи. Она села и провалилась в небытие. Мужчина быстро переложил деньги из дамской сумочки в свой кейс. Обнимая ее в ресторане еще днем, он понял, что на теле она носит какой-то пояс, предназначенный для хранения денег. Он, не задумываясь, добрался до него и, сняв с женщины, тоже бросил в свой чемоданчик. Затем нежно поправил платье на своей жертве, уложил ее на скамейку, под голову пристроив ее сумку.
- Видишь милая, - сказал он, - как все легко, просто и безболезненно.
Он закрыл ей глаза, поцеловал ее в лоб и, осторожно оглядываясь, через кусты выбрался на главную аллею. Здесь он расправил плечи, высоко поднял голову и уверенно зашагал навстречу будущему.

март 2014г.


Рецензии
Очень интересный рассказ. Понравился

Тамара Нестерович   29.03.2014 12:18     Заявить о нарушении
Спасибо, Тамара! Успехов Вам, вдохновения и тепла! С уважением, Жанна.

Жанна Светлова   30.03.2014 11:47   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.