Дом повешенных

Мое занятие нисколечко не сказывалось на моем психическом здоровье, как полагают многие. В их мозгу стереотипность мышления приводила к одному – человек, которые пишет книгу о самоубийстве и о причинах, приведших к этому шагу, в конце концов, жизнь должен закончить, или не так – прервать, подобным способом. Или хотя бы иметь за пазухой пару неудачных суицидальных попыток. Нелогично. Я же не рефлексивный невротик, а вполне устроенный писатель, пытающийся разобраться в вопросе, который низвергая все предведущие попытки, остается открытым. Я не одинок, не беден, не страдаю от нападок мизантропии. Обладаю сильными качествами характера.  Мои же критик, наоборот, считают меня не искренним, неспособным проникнуть в саму суть проблемы так, как полагают - понять состояние человека переступившего грань своего существования может только потенциальный самоубийца. Я категорически отвергаю такое понятие, как «философское самоубийство», или как там у Достоевского – «самоубийство от ума». Это скорее эгоизм писателей, пытавшихся, в минуты скорби и печали, приравнять себя Богу. Сегодня у меня интересное будет времяпрепровождение. Посещаю овеянный легендами «Дом повешенных». Дом, который не только люди, но и собаки обходят стороной. Дом, который оброс таким количеством мифов, что мифология Древней Греции  кажется пресной, серой сказкой, по сравнению с ним. Это моя первая вылазка и, наверное, последняя. Я уверен, что посещение его нутра никак не повлияет на разработку главы о влиянии окружающей, домашней обстановки на психику человека. Она уже почти совсем готова, остались незначительные штришки, а это – мое сегодняшнее посещение, так, для очистки совести, и для кляпа, которым можно заткнуть рот моим оппонентам. Люди оговаривают, что те, проникшие внутрь этого дома, после наступления сумерек, никогда больше не выходили. Их находили поутру повешенными. Местные сплетники и фантазёры рассказывают – мол, количество затянувших петлю в доме повешенных превышает цифру пятьдесят. Некогда, помню, несколько лет назад, жители нашего городка, сильно уверовав в обступающие их слухи, хотели поджечь домину, но власть имущее запретили какое-либо действие по отношению к постройке, поскольку он был образцом какого-то архитектурного стиля и охранялся Фондом защиты памятников и других культурных ценностей. По рассказам на улице Фонарный проезд, в доме номер 6 жила богатая еврейская семья. Будто приехала она к нам из-за границы – то ли Австрии, то ли Германии. Жили тихо, как говорится, безвылазно. В городе их никто никогда не видел, кроме разве их детей, маленьких семилетних мальчишек, которые каждое утро ходили в ближайшую лавку, покупали хлеб и творог. Однажды мальчики целую неделю не появлялись у торговой лавки и тогда ее владелец, по совместительству и продавец, человек весьма доброго и отзывчивого нрава, не на шутку забеспокоился, и как-то очень остро ощущая, что-то неладное пожаловал в дом номер 6 на улице Фонарный проезд. После рассказывали, что почетный гражданин нашего города, так смело принявший на себя участь в делах богатой еврейской семьи, два года ходил сам не свой, забросив все свои торговые дела. Стариков родителей нашли повешенными. Мальчиков не было. Со временем воздух наполнили слухи о том, что эта семья принадлежала к секте иудаистов, то есть тех, кто видел в Иуде не предателя и продажную душонку, а истинного спасителя и искупителя грехов человечества, который своим поступком и вытекающим из этого позором и проклятием на все века, взял на себя больший груз, нежели Христос посредством умерщвления своего тела. Ну, что-то вроде того, что Христос отдал на растерзание тело, а Иуда – душу. Так вот они приехали в этот город для того, чтобы соблюдать пост и очищение перед обрядом повешения, которое для них, как и для Иуды, является святым подвигом. По накоплению лет и этот сказ обрастал новыми небылицами, пока не дошел до нашего времени наивной страшилкой, неспособной напугать и самых маленьких. Ну, вот, я уже почти на месте. Поворачиваю на маленькую, узенькую улочку, носившую в старину название Фонарный проезд, а сейчас носящая имя одного широко известного драматурга. Да, улица действительно подходила своему былому названию, но ни один фонарь не горит, хоть и полнится ими, как рот двумя рядами зубов. Два. Четыре. Ах, вот и он печально известный «Дом повешенных» - жалкое, двухэтажное строение, пустующие не один десяток лет. Гнетущее впечатление. Маленький дворик так зарос диковинно сплетенными растениями, что добраться до ступенек, ведущих на крыльцо, стоит немалых усилий, прям как в джунглях Амазонки. А перила! Ужас, рухлядь, дотронутся до которой страшно. Дверь. Сердце стучит в сумасшедшем ритме, я и не думал, что приду в такое волнение. Входная дверь легко поддалась. Мрачновато. Обширная гостиная, мебель, будто из довикторианской эпохи, спряталась под густым слоем пыли. Ладно, к этому мы еще вернемся, надо подняться на второй этаж, ведь по слухам там и находили всех самоубийц. Это видно спальня. Черт! Что такое? Наверное, от затхлого воздуха чуть было не упал в обморок. А это что? Боже мой! Ведь их не было. Я помню, я видел - этих крюков в потолке не было. Даже петли висят. В этом доме, возможно, и на самом деле кто-то повесился. А петля почти новая, ни пылинки. Бред. И табурет стоит. Я понял! Идиот! Они же знали, куда я иду. Думают – разыграли. Вот дурак! Конечно, неприятные мгновенья, но это они решили меня так наказать за мой скептицизм. А дудки вам! А это, что за комната? Нет, это уже переходит все границы. И тут петля, и крюк такой же и табурет. Подурачились и хватит! Где лестница. Нужно, спустится вниз, тут душно и воздуха не хватает. Руки дрожат. Ничего, я им сделаю. Этого не может быть! Здесь ее не было! Гостиная была пуста! Нет! Не было петли! Не было и табурета! Кончайте! Я сдаюсь, пошутили и хватит. Выходите! Вы наверху?! Сейчас я к вам поднимусь!

На следующий день в газетах появилась небольшая статья о том, что в так называемом «Доме повешенных» найден самоубийца - известный в городе писатель и публицист. В деталях значилось – он повесился на балке второго этажа, на самодельной петле, изготовленной, видно на скорую руку, из старой, дырявой шторы.


Рецензии
Ради всего святого, Монтрезор, не теряйте своей самобытности! :)
Так и не могу решить, стёб у Вас или всерьез. Надеюсь, мой веселый смех не оскорбляет в Вас писателя.
Порызмыслила, на что дать рецензию (я на них, как Вам известно, скупа). Выбирала между Повесившимся Ставрогиным (прочитан вторично), Как я стал затворником (трижды) и этим рассказом. Этот победил с первого прочтения.
"пытавшихся, в минуты скорби и печали, приравнять себя Богу".
За одну эту фразу уже.
Спасибо

Кассандра Пражская   28.05.2014 16:58     Заявить о нарушении
Кссандра, спасибо! Особенно за внимание.
У меня всё творчество серьёзное, да мало того, почти правдивое....
И вообще, после такого жутко-страшного рассказа я думал, что называть меня будут как минимум новым По, или, в крайнем случае, наследником Стивена Кинга)))
Стыдно признаться - но кто такой Монтрезор я не знаю, прошу просветить)))

Анатолий Малиновский   28.05.2014 17:18   Заявить о нарушении
Понимаете ли, Анатолий, если Вас огорчает мое восприятие, я ведь могу рецензий и не писать, не позорить "нового По" перед Прозой, находя его человеком веселым. :))

Когда накатит вдруг тоска неудержимая,
Тогда иду я Малиновского читать,
И пробежав хоть раз глазами содержимое,
Неудержимо начинаю хохотать.

Ужас, правда? Нахожу Ваши рассказы жутко стёбными, а Ваш стиль... впрочем, эту песенку я пела уже.
Если Вы не читали Бочонок амонтильядо, то я спокойно могу сказать, что Монтрезор - это мой Трезор, собачка обожаемая. :)))

Кассандра Пражская   28.05.2014 17:29   Заявить о нарушении
Ого, стихи! Вот это я напросился...
Вы чего, Кассандра, я всегда Вам рад, Вашим замечаниям, и умением разбираться в текстах, находить то, что сам автор никогда не замечал)))
Очень рад - мои "творения" дарят Вам улыбку.
И правильно делаете, что не обращаете внимание на мою псевдосерьезность)))

Анатолий Малиновский   28.05.2014 17:42   Заявить о нарушении
Между прочим "пытавшихся, в минуты скорби и печали, приравнять себя Богу" - замечание весьма парадоксальное, читать его - одно удовольствие. :)
Стихов у меня много, есть и рОковые тексты. Не обращайте внимания, я больше не буду. ;)

Кассандра Пражская   28.05.2014 17:51   Заявить о нарушении
Выкладывайте и стихи, интересно взглянуть на Вас с другой стороны... Ведь автор пишущий прозу и стихи - это по сути два автора, конфликтующие между собой.

"пытавшихся, в минуты скорби и печали, приравнять себя Богу" - это всё влияния Фёдора Михайловича, крепко его метафизика засела у меня в голове)))

Анатолий Малиновский   28.05.2014 18:01   Заявить о нарушении
Я и выкладываю, можете взглянуть, я под тем же именем на Стихире. Как-то с самого начала разделила стихи и прозу, так оно и идет.
Оценить влияние Достоевского на Ваше творчество, увы, не могу, слишком поверхностно знакома. :(

Кассандра Пражская   28.05.2014 18:32   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.