Платон. Истина. Власть. Из блокнота публициста



Известно, первый раз Крым отсоединили от России в 300-летний юбилей ее объединения с Украиной. Второй раз – в день разъединения России с Украиной. В обеих случаях – не учитывая воли народа. Но зато - по «щедрой» воле наших самоуправных «вождей». И вот свершилось: вопиющие случаи политического мотовства компенсированы победой крымчан на референдуме. Событие, особенно для нас, русских, историческое. Все отлично, законно, убедительно, справедливо.  Но… Как любое подобное ему, это событие несет, по моему убеждению, отнюдь не одни лишь блага . Причем, имею в виду  не только пресловутую войну санкций. И не только «проскрипционные» списки с обеих сторон. Тревожит то, что происходящее на Украине вполне может быть использовано как жупел запугивания населения России.И как повод для еще большего зажима свободомыслия и свобододействия в стране.

Уже на ранней стадии майдановского мятежа проправительственные телевизионные Российские «Вести» (27. 02. 2014.), назидательно забубнили вдруг о том, как это, дескать, плохо, когда на площадях начинают собираться толпы бунтующего народа. Нельзя, противозаконно, да и  хуже только от этого бывает. Причем, телеведущий совершенно не задавался вопросом: а доводить народ  до такой  грани массового возмущения можно? А грабить народ, страну власть имущим безнаказанно можно? А принимать властям законы в угоду самим себе, попирать правосудие, справедливость тоже можно?... Свои «страстные» рассуждения журналист начал аж с Аристотеля, Платона и, конечно же, «логически» подвел их под  события на Украине.

Не буду брать во внимание все затронутые им исторические моменты, но один из них стоит рассмотреть. Есть необходимость напомнить людям кое о чем. Тем более, что некоторые наши «наивные» граждане, к примеру, полагают   будто современная, новая РФ, потому и новая, что в ней некая новая, демократическая форма правления. То есть – власть. Не так давно подобное довелось услышать от  случайных моих собеседников. Правда, я не уточнил: возможно, они имели в виду нашу «особую», порой доводимую до абсурда демократию? Но даже в этом случае они не правы.    Напомню,  этой форме правления две с половиной тысячи лет. Может, даже больше. Наверняка, больше. Но удивляет не столько сам возраст, сколько поразительная схожесть нашей «молодой» формы правления с повседневностью той, древней её предшественницы.

Однажды, в то предалекое время, философ Антисфен, позволявший себе иногда подшучивать даже над своим приятелем-коллегой, небезызвестным Платоном, посоветовал афинянам принять закон, по которому ослов бы начали именовать жеребцами. Афиняне сочли такую «законодательную инициативу» глупостью. Антисфен возразил: «Но ведь у вас можно стать и стратегом, ничему не учась: достаточно только для этого большинству поднять руки». (Как ни вспомнить тут назначаемых и утверждаемых нашими «думцами» проштрафившихся, бездарных жуликов-министров?).

 Платон же в своем философском трактате «Государство и человек», заметив, что порожденная олигархическим строем демократия хотя и является более прогрессивной формой власти, но она отнюдь не вечна.

Казалось бы, полная свобода! Лучший строй для людей разных нравов и убеждений! Но в том-то и загвоздка. Именно при этом строе зарождается, нарастает, усиливается презрение ко всему, на чем зиждется государство. Граждан государственных, послушных властям, смешивают с грязью. Зато правители, похожие на людей из полу-анархической толпы, и люди из той же толпы, похожие на правителей, всячески восхваляются и возвышаются. Демократия проникает в частные дома, семьи: «Отец начинает уподобляться ребенку и страшиться сыновей, а сын – значить больше отца… Переселенец уравнивается с коренным гражданином, а гражданин с переселенцем». То же самое и относительно чужеземцев. Кроме всего прочего: «… учитель боится школьников, а школьники ни во что не ставят своих учителей… Молодые начинают подражать взрослым и состязаться с ними в рассуждениях и делах, а старшие, приспособляясь к молодым и подражая им, то и дело острят и балагурят…».

И вот здесь я могу сильно обрадовать тех, кто не переносит  нынешних  демократов. Такую власть общество будет терпеть ровно до тех пор, пока разгул свободы не трансформируется в свою противоположность. То есть – в своеобразное, довлеющее над людской массой рабство вседозволенности. Ведь постепенно «граждане» вообще перестанут считаться с законами. Вот тогда из толпы и раздадутся негодующие голоса: «Хватит! Кончать с этим надо!..». А готовый, ничем не выдающий себя до этого тиран, тут как тут. (Добавлю: будто известный рояль в кустах). Впрочем, в начале своей власти тиран не вдруг возьмет, да и наденет ежовые рукавицы. Все еще будет демагогически балагурить с толпой, улыбаться ей, пожимать руки простолюдинам, даже обнимать их. Он дает много обещаний на будущее, возмещает и прощает долги.  Примиряется с некоторыми своими врагами.  Непримиримых – скрытно уничтожает:  например, под тем предлогом, что они, мол, продались врагам. А чтобы враги появились, надо затеять хотя бы небольшую ВОЙНУ. На войну удобно сослать многие свои промахи во внутренней и внешней политике. Ею можно оправдаться в любом случае. Благополучный же исход войны используется для ещё большего укрепления самовластия. Тут уж диктатора не стеснят никакие, даже самые жестокие меры.

По мере того, как отдельные граждане начнут понимать истинную суть такого правителя, они станут проявлять, все более открыто, свое недовольство. А он, так же открыто, их уничтожать… «Уничтожать – даже бывших своих    единомышленников, друзей и окажется в одиночестве». Перед ним выбор: или жить в окружении негодяев-льстецов, или, вообще, уйти если не из жизни, то из страны, которой он  пока еще правит...

Ну, и что на выходе? Получается парадокс: демократия сама порождает своего злейшего врага-антипода тиранию. Да, порождает. Однако только в том случае, если она, демократия, отходит от своего нормального саморегулирования. Что, собственно, и происходит в нашей стране.А отсюда - результат. И прогноз событий. Не знаю, устраивает ли он наших противников демократов, но не думаю, что  радует всё наше, пусть даже больное, разъединенное общество в целом.  Лично я за любую власть, представители которой бы честно и бескорыстно служили Державе. Но это возможно только при такой же честной и бескорыстной любви к ней. Пока же наоборот: власть предержащие безумно, до крайней степени циничности любят себя в  «этой стране» - России. На любовь же к ней, ее народу у них  не остается ровным счетом  ничего.
   


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.