Разговор с ангелом

В то воскресенье шёл дождь, и на мою проповедь пришло значительно меньше народу чем обычно. Впрочем, я к этому всегда относился легко – сегодня мало народу, в следующий раз будет больше. Трудно понять, что определяет желание верующих сходить в церковь. Иногда – и свободного места не найдёшь, а иногда – только несколько знакомых лиц и какой-нибудь случайно забрёдший турист... Думаю, что в то воскресенье основным препятствием для прихожан был не дождь, а лето и начавшийся сезон отпусков...
Впрочем, как бы там ни было, проповедь моя удалась, и был сам собой доволен. Наверное, даже легче говорить перед небольшой аудиторией – проще отслеживать, какие темы и вопросы показались слушателям интересными, и можно развить их, копнуть поглубже...
Упомянув в конце проповеди о Судном дне и конце света, я заметил, что несколько слушателей прервали разглядывание церковных витражей и навострили уши. Тогда я перешёл к Откровению Иоанна Богослова, видя, что тема эта была многим интересна. Во время одной из цитат из Апокалипсиса, я увидел, что высокая церковная дверь отворилась, и вошёл какой-то незнакомый мне мужчина в сером плаще. Он тут же сел на самую дальнюю скамью недалеко от входа и едва заметно мне кивнул. Я продолжил мою проповедь, а незнакомец без особого интереса на лице просто сидел на скамейке – он не смотрел на меня, не глядел по сторонам; он просто сидел и словно чего-то ждал – так сидят в поликлинике, ожидая приёма у врача... Я почему-то подумал, что он просто зашёл в церковь переждать дождь.
Когда проповель закончилась, мы с немногочисленными прихожанами пропели несколько псалмов, а потом все начали расходиться по домам...
К некоторому моему удивлению, никто из прихожан не задержался чтобы, как обычно, поболтать со мной о том, о сём. Все, словно внезапно вспомнив о каких-то важных делах, почти поспешно направились к выходу из церкви, где их прежде всего ожидал проливной дождь...
Незнакомец, по-прежнему сидевший на скамейке недалеко от двери, напротив, казалось никуда не спешил. Когда кроме нас двоих в церкви никого не осталось, он встал и направился по проходу в мою сторону. Я как раз убирал сборник псалмов в специальный ящик, когда незнакомец остановился возле меня и негромко сказал:
- Я слышал, как вы говорили о конце света...
- Да, - отозвался я и посмотрел на него ожидая продолжения.
- Я не хотел бы вас расстраивать, - незнакомец заметно смутился, - Но ваша проповедь несколько устарела...
- Что вы имеете в виду? – спросил я, - Что описание конца света устарело? Но ведь многое в Библии – это метафоры, которые читатель наполняет содержанием, соответствующим его времени...
- Нет, не это... – незнакомец вздохнул, - Я просто случайно оказался здесь... Даже не знаю...
И он замолчал, видимо, подбирая нужные слова.
- Ничто в этом мире не случайно, - улыбнулся я, - И всё, что происходит имеет смысл.
- Просто я здесь по другим делам, - сказал незнакомец, - А ваша проповедь... Не соответствует реальности.
- То есть вы не верите в конец света? – спросил я.
- Почему не верю? – незнакомец как бы даже обиделся, - Просто вы уже опоздали, и ваши проповеди уже не могут ни помочь кому-либо, ни спасти кого-нибудь...
Я недоумевающе посмотрел на него, а тот грустно вздохнул и вдруг сказал:
- Дело в том, что конец света уже был.
- Вы уверены? – я показал рукой вокруг, - А как же всё это? Мы с вами? Мир вокруг нас?
Незнакомец ничуть не смутившись быстро ответил:
- Это уже другой мир. Всё, что написано в Библии, к этому миру уже никакого отношения не имеет.
- Почему вы так думаете? – осторожно спросил я, начиная подозревать, что мой собеседник – скорее всего пациент какой-нибудь психиатрической больницы, которого выпустили на свободу как социально неопасного из-за очередного сокращения финансирования...
- Я совсем не псих, - словно прочитав мои мысли сказал незнакомец, - Я ангел.
«Час от часу не легче», - подумал я, - «Этот двинулся на религиозной почве...»
- Странно, что священник может так рассуждать... – грустно прокомментировал мои мысли незнакомец.
- Как? – спросил я, не зная как себя вести.
- Я же сказал вам, что я – ангел. Впрочем, вы вправе мне не верить...
- И кто вас послал? – нерешительно поинтересовался я.
- Вы имеете в виду: Бог или Дьявол? А какая вам разница?
- То есть, как это? – почти возмутился я.
- Я же вам говорю, что конец света уже давно произошёл, и для вас лично теперь не должно играть никакой роли, кто сейчас перед вами.
- Вы можете доказать, что вы ангел? – я понимал, что этот вопрос звучит глупо, но не смог удержаться.
- Доказательств хотите? – равнодушно сказал незнакомец, - А как же насчёт веры?.. Ладно, пойдёмте – будут вам доказательства.
И он направился к выходу, несомненно ожидая, что я последую за ним.
- Подождите, я возьму зонтик, - сказал я, - Там дождь.
- Не беспокойтесь, дождя не будет, - улыбнулся незнакомец.
Я с сомнением посмотрел, как потоки воды стекали по витражам, но пошёл следом.
Как ни странно, дождь сразу же прекратился, как только мы вышли из церкви. Незнакомец шёл чуть впереди, а я разглядывал его спину в сером плаще и пытался догадаться, куда же мы идём...
Идти далеко не пришлось – обогнув угол церкви, мы сразу же оказались посреди кладбища. Незнакомец остановился возле одной из могил.
- Вот вам и доказательство, - он кивнул на могильный камень.
Я прекрасно знал, чья это была могила, и поэтому только вздохнул – мой новый знакомый, несомненно, страдал какой-то душевной болезнью... Я пробежал глазами по буквам, выбитым в мокром после недавнего дождя граните: «Туре Магнуссон. 1818 – 1891».
- Ну, и что это доказывает? – осторожно спросил я.
- Как? – незнакомец с заметным удивлением посмотрел на меня, - Я вам показываю вашу же собственную могилу, и вы же меня спрашиваете «что это доказывает»?
- Ну, во-первых, меня зовут Сванте Густавссон, а не Туре Магнуссон, как здесь написано – как можно мягче сказал я, - Во-вторых, Туре Магнуссон был советником городской управы, а я, как вы , наверное, заметили, всего лишь скромный пастор...
Незнакомец улыбнулся.
- Вот вы, например, зовёте вашу кошку «Рулла», - с несколько снисходительной интонацией начал объяснять он, - Но ведь это совсем не значит, что это то самое имя, под которым она известна кошачьему сообществу, и, уверяю вас, её мама звала вашу Руллу совсем иначе...
При упоминании о моей кошке я невольно вздрогул – откуда он мог знать такие подробности? Я был совершенно уверен, что никогда раньше этого господина не встречал... Сумасшедший, который давно за мной наблюдает? Зачем?
- Мне незачем за вами наблюдать, - тут же отозвался на мои мысли незнакомец, - Я про вас и так всё давным-давно знаю... Ну как, вы согласны с моим примером с вашей кошкой?
- Нннет, - ответил я, - Ведь кошка отзывается на своё имя, а значит...
- Открою вам один маленький секрет, - незнакомец снова улыбнулся, - Не все кошки это делают. А если и делают... Вот, скажем, представьте себе такую ситуацию – вы один в пустыне. Вокруг ни жилья, ни людей, никого... Жара, раскалённый песок, ослепительное солнце... И вдруг где-то совсем рядом кто-то говорит: « Туре Магнуссон!». Вы бы тогда оглянулись?
- Ну, оглянулся бы... – нехотя согласился я.
- Но вы же мне только что сказали, что вы не Туре Магнуссон.
- Это другое... – я не нашёлся, что ответить и поэтому немножко поменял тему, - Но ведь сейчас не девятнадцатый век!  Посмотрите на даты на этой могиле!
- А какая вам разница, какой сейчас век? – совершенно естественно удивился незнакомец.
- То есть, как это так: «какая разница»? – не понял я.
- Вы же лежите вон там, - он показал рукой на могилу, - И для вас не играет абсолютно никакой роли, произошло ли убийство Цезаря или оно ещё только планируется...
- То есть, как это: «никакой роли» ? – уже почти возмутился я.
- А вы что, знакомы с Цезарем? – вдруг спохватился мой собеседник, - Простите, наверное, не очень удачный пример получился...
- А почему вы говорите, что я «вон там лежу»? – спросил я, - Разве душа не бессмертна?
Незнакомец как-то рассеянно посмотрел на меня.
- При чём здесь душа? Я же уже говорил вам, что конец света уже был... Всё уже совершилось... Исполнилось... Закончилось... А вы тут жалуетесь, что имя вам не то написали...
- И что теперь будет? – совершенно тупо спросил я, - Как же теперь жить дальше? Во что верить?
- А ничего больше не будет... Поэтому можете особо и не заморачиваться. Жили же вы как-то до сих пор? - незнакомец пожал плечами и вдруг превратился во вспышку ослепительного света.
Я невольно зажмурился, а когда открыл глаза, то обнаружил себя лежащим в своей постели. Луч солнца, пробившись в узкую щели между небрежно задёрнутыми шторами, светил мне прямо в лицо.
 «Господи!» - подумал я, - «Приснится же такое!..»
День обещал быть ясным и солнечным. Я позавтракал, покормил кошку и отправился в церковь чуть раньше обычного. Под впечатлением от странного сна, я не сразу вошёл внутрь, а, обогнув угол, зашёл сначала на кладбище. Остановившись у той самой могилы, я уже собирался привычно прочитать «Туре Магнуссон. 1818 – 1891», но, к моему немалому удивлению, выбитые в граните буквы сложились в нечто совершенно иное: «Сванте Густавссон. 1922 – 1997». Я замер и почувствовал слабость в ногах... Что за наваждение? И тут же сзади послышались шаги по гравию, и до меня донёсся голос нашего церковного сторожа:
- А вот и наш пастор, Туре Магнуссон! Господин пастор, это инженер из «Электроинста» по поводу прокладки нового кабеля...
Я обернулся и увидел приближающегося сторожа в компании незнакомого мне мужчины. Чтобы не упасть в обморок, я поспешно сел на холодное гранитное надгробие...


Рецензии
Хорошо. Даже очень.

Писной Андрей   09.08.2017 14:26     Заявить о нарушении
Спасибо!

Андрей Собакин   10.08.2017 09:23   Заявить о нарушении
На это произведение написано 27 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.