О желании измениться

Шестая неделя Великого Поста. Шестая неделя глубоких переживаний и сердечного желания измениться к лучшему. Шестая неделя немощей. Всё – одно к одному. Иначе – никак, если по-настоящему, не на словах, хочешь в себе (и вокруг себя) добрых перемен.

Шестая неделя многих трудных размышлений. Сколько уже поняла, сколько – приняла, но не всё, нет, не всё. Не хватает духу, а честнее – веры, принять уже очевидное: начинай перемены в жизни с себя! Ну же! Научись говорить «это я виновата» и «прости». Научись не винить и не переделывать других.
 
И вроде получается что-то, а лукавый – рядом! И вот уже, хвалясь, вдруг посмотришь на себя со стороны – ну молодец же! А только заглянешь внутрь себя, да и вспомнишь сразу преподобного Амвросия Оптинского, который говорил, когда его хвалили: «Славны бубны за горами, а подойдёшь – лукошко». И окатит стыдом! Извинилась за день три раза, а обидела – тридцать три.
 
И горазды же мы гордиться да хвалиться! Ой, горазды! Сделаем малость, а славы ждём великой, благодарности горячей, поклонов низких. Мне вот, например, трудно пришлось понимать простое на первый взгляд правило: научись отдавать, если хочешь получать («взял-получил» – всем знакомо, а вот «отдал-получил»…). Решила поначалу – да ладно! Запросто отдам! Подумаешь! Решить - решила, а не взяла в толк – отдавать надо не то, что легко, потому что не жалко, а как раз наоборот. В толк не взяла – и получила урок. Подала бабушке половину денежек, оставив другую часть себе на проезд. И так была горда собой! А как же! На тебе, бабушка! Не жалко нисколечко! Эх, раззудись, плечо! А бабушка светлая, тихая, махонькая, с добрыми морщинками и ясными глазами: «Спаси тебя Бог, деточка! Куплю себе свеколку». Меня – такую щедрую – ещё пуще гордость разбирает. Ух ты! Бабушка свеколку купит! Вот я какая!
 
А только Господь гордым  (кто делами хвалится – тот тоже гордый!) противится.

Я себе на проезд оставила, а проезд – раз! – в тот день и подорожал, и потопала я пешком. Поделом мне! Подала бабушке на свеколку, а возгордилась, словно год её кормила. Еле дошла тогда! Не дошла даже, доплелась-доковыляла. Без сил осталась. А если бы отдала всё? Ведь и ко мне обращается Господь, когда говорит: "... эта бедная вдова положила больше всех, клавших в сокровищницу, ибо все клали от избытка своего, а она от скудости своей положила всё, что имела, всё пропитание своё". Наверное, бабушка ещё чего-нибудь купила бы… Ведь видела я – просить она непривычная, настоящая нужда заставила. Теперь знаю – отдала бы всё, Господь укрепил бы меня такой силой, не шла бы – летела! Не просто же так нам сказано: «Милости хочу, а не жертвы». Я тогда бабушке пожертвовала то, что не жалко, честно всё рассчитала. А милость не считает. Милость – всегда оптом!

Конечно, Господь принял мою жертву – добралась же я до дома! Только вместо радости принесла с собой усталость. И – хороший урок.
 
А вот ещё хочу я стать спокойнее, забыть о вспыльчивости, о том, чтобы на любое искушение реагировать всеми нервами сразу. О-хо-хооо… Помоги мне, Господи, а? Поможешь?
 
Господь поможет. Обязательно поможет! Но стать спокойнее – значит, научиться, в том числе, и смирению. Про гордость мне пришлось понять, когда шагала несколько кварталов до дома. Теперь самое время подумать, от кого Господь не отвернётся. Как нас учит апостол Иаков? «Бог гордым противится, а смиренным даёт благодать». Вот оно! Смиренным! Значит, от смиренных Господь не отвернётся. Эх, это – не про меня. Придётся учиться. Выбора нет. Учиться смиряться. Ничего себе… Попробую. Если не в этот раз, то когда-нибудь.

Но нет! Господь взялся за меня сразу. Я же просила. И – получила. Непонятно откуда взявшуюся неприязнь прежде всегда приветливой вахтёрши Клавдии Ивановны. Дааа уж…

А нелегко продолжать улыбаться, не перестать здороваться в ответ на брошенный в твою сторону хмурый взгляд. Так и закипаешь! Эх, доля моя нервная… Может, просто смиренно пробегать мимо? Но от себя-то не убежишь. На душе неспокойно. Не-мир-но. А батюшка Серафим как сказал про мирный дух? Рядом с тем, у кого мирный дух, спасутся тысячи. Много от чего спасутся. Ничего себе!
 
Нет, не хочу смиренно пробегать мимо. Никакое это не «смиренно». Это – трусливо. На радость лукавому.

И вот я снова улыбаюсь и здороваюсь, улыбаюсь и здороваюсь…

Дааа, тяжело ты, смирение. Но ведь Господь за смирение даёт благодать! А доброе отношение – это тоже благодать. И значит мне надо постараться. А потому я снова – улыбаюсь и здороваюсь, улыбаюсь и здороваюсь.

Шестая неделя Великого Поста…


Рецензии
На это произведение написано 36 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.