Окно в мир

Драма в одном действии

Действующие лица:
Старик – старик лет 70.
Матвей – худощавый молодой человек лет 30 с азиатскими чертами. Говорит с легким акцентом.
Степан – крепкий мужчина лет 35 – 40.
Диктор 1
Диктор 2
Диктор 3

Лето. Полузаброшенная деревня в глубинке.

Картина первая.

Комната старого деревенского дома. Более чем скромная обстановка. Стол со старыми табуретками. Работает старый телевизор. Перед телевизором на табуретке сидит Старик. На экране программа новостей.

Диктор 1. Растет и без того высокий авторитет отечественной науки. Очередная международная экологическая экспедиция с участием Российских ученых начинает работу в Приозерье.

На фоне новостей слышен звук подъехавшей машины. Раздается громкий стук в дверь. Раздается голос Степана.

Степан. Хозяин!

Старик досадливо отрывается от телевизора и спешит на голос. Открывает незапертую дверь. Перед ним стоят Степан и Матвей.

Степан. Хозяин! Можно у тебя остановиться?
Старик. Кто ж вы такие будете, ребятки? Чужие к нам редко заглядывают.
Степан. Мы – международная экспедиция. Ищем жилье на неделю. Будем у Вас птичек – рыбок изучать.
Старик. Сколько ж Вас? У меня дом невелик.
Степан. Двое. Я Степан. Его Матвеем звать.
Старик. Ну проходите. Чего уж. С вами веселее будет.

Гости входят в комнату. Заносят пару ящиков.

Старик. Только вы чуток подождите. Я Новости досмотрю.

Старик садится на табуретку перед телевизором. Гости распаковывают принесенные ящики. Одежду вешают на вешалку. Находят места в комнате для каких-то баночек, штативов с пробирками и колбочками. Возится больше Матвей.

Диктор 2. В Приозерье заканчивается строительство второй очереди самого передового в мире комбината по производству наночистого алюминия. Вторая очередь вчетверо мощнее первой. Получает дальнейшее развитие не имеющая мировых аналогов разработанная Российскими учеными уникальная технология комплексной переработки сложных углеродно-бокситовых руд.

Старик приглушает звук.

Старик. Про нас говорят! Теперь весь мир про нас узнает!
Степан. Что узнает?
Старик. Ну что мы есть. Что мы самые передовые.
Степан. А… Это да.
Матвей. Места здесь у вас уникальные. Заповедные. Мало таких осталось в мире. Жаль, что скоро всему этому придет конец.
Старик. Это еще почему?
Матвей. Так Вы же сами слышали. Комбинат. Запах чувствуете? Природа его тоже чувствует. Даже посильнее. Это сернистый газ. Уже и рыба дохнет. А как вторую очередь запустят…
Степан. Ты это, прекрати.
Старик. Вот, вот! Прекрати! Молод еще. Это самый передовой Комбинат. Последнее слово науки. Уникальные технологии. Нигде такого нет. Тебе ж говорят! (кивает на телевизор.) Весь мир обзавидуется. Замкнутый цикл. Никаких выбросов.
Матвей. А запах? А рыба?
Старик. Запах… (находится.) Ну, это все знают. Глобальное потепление. В Амазонии лес вон рубят. Каждый день по сто гектар. Слыхал? Природа и не справляется. Перегревается. Торфяные пожары кругом. От них и запах.
Матвей. И зимой?
Старик. Зимой запах, вроде, меньше.
Степан (Матвею угрожающе). Я же сказал, прекрати свою агитацию. Ты зачем сюда приехал? Птичек – рыбок изучать? Вот и изучай. Я тебя предупредил! (Старику.) Дед, где у вас здесь водки можно купить? Отметить приезд.
Старик. Водки?! Экий ты богатый. Водку к нам не завозят. Не по карману. А самогонкой угощу.

Картина вторая.

Двор дома Старика. Старик колет дрова. Из дома в трусах выходит Степан. Он потягивается. Видно, что только что проснулся.

Степан. Матвей где?
Старик. С утречка взял рюкзак и утек в лес.
Степан. А… Ну ладно…
Старик. Он что, не наш будет?
Степан. Японец. Я же тебе сказал. Международная экспедиция.
Старик. Мать честная! Японец! У нас?! А почему Матвей?
Степан. Ну чтоб по нашему проще было.
Старик. А он, часом, не шпиён? А то все про Комбинат…
Степан. Нет, не шпион. Он по птичкам – рыбкам.
Старик. Надо же. А ты что же? Тоже?
Степан. Я по всему. Вроде как помогаю. Нельзя же их к нам одних пускать.
Старик. Откуда же он, милый, так по нашему чешет? Учился у нас чтоль?
Степан. Нет. Учился он у себя. Современные технологии. Сейчас у них каждый по пять – шесть языков знает.
Старик. До чего наука дошла. Наши, небось, придумали?
Степан. Почти.
Старик. Ладно. Десять часов. Пойду Новости посмотрю. Это у меня, вроде как, окно в мир. Отседова что увидишь…

Картина третья.

Комната. За столом ужинают Старик, Степан и Матвей. Нехитрая еда – вареная картошка, хлеб, зелень, консервы. Работает телевизор. Звук приглушен.

Старик. Вот вы, люди ученые. Объясните мне, темному, в чем уникальность нашего месторождения. Я хочу знать. А то в новостях шибко умные слова. В чем их смысл?
Степан. Это к нему. (кивает на Матвея.)
Матвей. По одну сторону вашего Большого озера находится месторождение угля. По другую – месторождение бокситов. Ну алюминиевой руды. Выплавка алюминия требует много электричества. Получается, что в одном месте без лишних перевозок и проводов можно добывать и сжигать уголь и  выплавлять алюминий. Протянул железную дорогу, построил Комбинат и вывози слитки за границу.
Старик. Ловко. И что, больше нигде такого нет? Или никто не додумался?
Матвей. (косится на Степана.) Да вообще-то есть. И додумались. Только нельзя. Запрещено. Это очень вредно для природы.
Старик. А у нас что-же? Можно? Нет. Ты врешь. У вас нет таких технологий. Чтобы без вреда для природы – это можем только мы.
Матвей. А запах?
Старик. Подумаешь, запах. Можно и не принюхиваться. Вас никто не просит приезжать сюда и принюхиваться.
Матвей. Да мы больше и не приедем. Последний сезон. Делать здесь уже нечего.
Старик. Это еще почему? Сам же говорил – место уникальное.
Матвей. Было. Я пошел спать. Завтра рано вставать.

Картина четвертая.

Двор дома Старика. Старик складывает наколотые дрова в поленницу. Из избы выходит Матвей с рюкзаком.

Старик (Матвею). Вот ты давеча сомневался, что у нас порядок с Комбинатом. Так я тебе скажу. У нас в районе опрос был. Ну, когда его еще только собирались строить. У меня как раз внучок Васька гостил. Он как ты - образованный. Сказал, как и ты, что, мол, Комбинат загубит нашу природу. Я и проголосовал против. И сосед напротив. И двое с конца деревни. Ан ошибся Васька то. Когда посчитали, вышло, что все сто процентов народа за Комбинат. А народ ошибиться не может. Народ знает! Надо с народом идти. Чуть мы поперек прогресса не стали. Васька, хоть и грамотный, а не все понимает. Молодой еще. Как ты. Хорошо, люди поправили.
Матвей (зевает). Так как же сто процентов, если в вашей деревне половина против?
Старик. Ну не знаю. (задумывается. Кивает вверх.) Может там вошли в положение. Подправили нашу ошибку. И правильно.

Картина пятая.

Комната. Старик и Степан играют в домино. Работает телевизор. Звук приглушен. Старик кладет на стол в ряд костяшку.

Старик. Рыба!
Степан. Ну ты и мастер, дед.
Старик. А то!

Входит усталый Матвей. Ставит рюкзак. В телевизоре возникает заставка Новостей. Старик прибавляет звук.

Диктор1. Сегодня в Нью-Йорке, Лондоне и Токио прошли многочисленные демонстрации в поддержку миролюбивого курса нашей страны, направленного на всемерное сдерживание международных агрессоров.

Старик. Слышь, Матвей! Вон даже у вас за нас болеют. Ты то ходишь на демонстрации? И что людям мирно не живется?

Матвей косится на Степана и ничего не отвечает. Вдруг телевизионная картинка искажается и пропадает. Старик берет пульт. Нажимает кнопки. «Перелистывает» несколько неработающих каналов. Наконец возникает работающий.

Диктор 3. В связи с аварийным отключением спутника, транслирующего телевизионный сигнал, на Урале, в Сибири и Дальнем востоке временно будет осуществляться вещание только Первого федерального канала. Правительством принимаются необходимые меры для возобновления вещания в полном объеме. Сформирована международная группа специалистов, которые в кратчайщие сроки спроектируют и построят самый передовой в мире спутник теле-радиовещания. Достигнута договоренность о запуске этого спутника международным консорциумом с ведущим Российским участием весной следующего года.
Старик. Сапожники! Дело к половине двадцать первого века! Не могут телевидение наладить.
Матвей. У меня на ноутбуке можно включить телевидение. Любой канал.
Старик. Даже наши?
Матвей. Любые.
Старик. А у вас там, разве не боятся показывать наши каналы? Или это они здесь только ловятся?
Матвей. А почему их должны бояться показывать?
Старик. Ну вдруг народ узнает правду… У вас же все про нас врут.
Матвей. Почему Вы так думаете?
Старик. Ну это все знают.
Матвей. Я пошел спать.

Картина шестая.

Комната. Утро. В избе Старик и Степан. Степан морщится и трет лоб.

Степан. Дед, твой самогон хорош, но потом голова сильно болит. Где можно купить водки?
Старик. Ну тогда езжай в Райцентр. Ближе нет.

Картина седьмая.

Комната. Старик сидит перед ноутбуком Матвея. Слышен шум подъезжающей машины. Входит Степан.

Старик (Степану). Во хохлы дают! Слышь, Степан! У них там есть каналы на русском. Такая бендеровская пропаганда – не поверишь. Будто бы американцы наладили добычу какого-то гелия три на Луне и гонят его сюда, на Землю для электростанций, а китайцы строят обитаемую базу на Марсе. Только у них там какая-то авария вышла. Известно – китайцы. Ничего сделать нормально не могут. Брешут все. Что-нибудь поскладнее б соврали. Все никак нам Крым не забудут.
Степан (строго). Дед, ты же знаешь, иностранные телевизоры смотреть нельзя.
Старик. Это ж разве телевизор?
Степан. Это хуже. Все. Сворачивайся.
Старик (испуганно). Уже выключил. (закрывает ноутбук.) Там еще сказали, что хохлы готовы бесплатно нам спутник запустить на своей ракете, если по нему пойдут иностранные каналы.
Степан. Дед. Это идеологическая война. Слыхал? Сам же сказал про бендеровскую пропаганду. Хочешь, чтобы тебе начали мозги промывать? Они на это никаких денег не пожалеют.
Старик. Боже упаси. Вражины. Всем от нас что-то надо.
Степан. Давай лучше водки выпьем. Теперь я тебя угощу.

Достает бутылку водки из кармана. Ставит на стол.

Старик. Дело то хорошее, да я уже не очень… не боец… Здоровье не то.
Степан. Да я тоже не очень. Но что здесь еще делать? По чуть чуть?
Старик. Ладно. Наливай.

Старик достает с полки два граненых стаканчика. Ставит на стол тарелку с огурцами. Нарезает несколько ломтей черного хлеба. Степан наливает до половины.

Степан. Твое здоровье, дед.
Старик. За успех вашей международной экспедиции.

Пьют. Занюхивают хлебом. Хрустят огурцами.

Степан. Дед, не поверишь, они такие бабки отваливают, чтобы ваших кузнечиков считать…
Старик. Всем от нас чего-нибудь надо. Вот даже кузнечиков. У них что, своих мало? Нет, надо наших!
Степан. Жаль, это последняя экспедиция.
Старик. Почему последняя?
Степан. Кузнечики заканчиваются. Скоро нечего считать будет. (пауза.) Ты хороший дед. Я скажу тебе по секрету. Продавай свой дом за любые деньги и сваливай отсюда пока не поздно.
Старик. Это еще почему?
Степан. Ну этого я тебе сказать не могу. Государственная тайна. Не сделаешь – пожалеешь.

Картина восьмая.

Комната. За столом молча ужинают Старик, Степан и Матвей. Старик мрачен. Та же картошка, хлеб, консервы.

Старик. Вот, что, ребята. Я подумал. Не нравитесь вы мне. Какие-то вы не такие. Я у вас и документов не спрашивал. А то, может, вообще какие голубые. Зачем мне неприятности. Валите ка вы от меня. Завтрева.
Степан. Дед! Ты чего?! Мы не голубые. И документы в порядке. Можем показать. Мы у тебя обжились. Если что не так – извини. Хотели как лучше. Ты нам по душе пришелся. Ну что нам из избы в избу скакать? Мы же не на долго. Потерпи чуток. А то, может, тебе чем помочь? Или заплатить? Нам деньги выделены. За твою халупу как за номер люкс заплатим.
Старик. У меня не халупа. И деньги мне ваши не нужны. Валите, ребята. Завтрева же с утра чтоб вас не было.

Конец


Рецензии
Здравствуйте, Андрей!
Принялась за чтение с опаской. Написать драматургическое произведение - задача далеко не простая. Рассказы на этом сайте пишут все. На критические замечания реагируют заявлениями, что описали какой-то реальный случай из собственной жизни или из жизни своих знакомых. Как будто литература - это судебный протокол с дотошными описаниями родного деревца, болотца, речушки и погодных изменений.
В определённом смысле рассказ написать легче, скрыв за лёгкостью слога и литературными "красотами" бессодержательность. В драматургии лёгкость пера и общий трёп на вольную тему не проходит. На Ваше имя вышла, прочитав Вашу толковую рецензию какому-то доморощенному политику о войне в Сирии. Вот почему принялась за чтение пьесы с опаской. Не хотелось разочаровываться.
Ваша одноактная пьеса мне очень понравилась. Вы мастерски сумели показать в диалогах характеры всех действующих лиц, в пьесе нет ни единого лишнего слова, каждая реплика работает на тему. С момента завязки (с первой фразы) и до заключительных слов Старика действие не топчется на месте, а обрастает необходимыми подробностями, благодаря которым картина частного случая закономерно превращается в широкое обобщающее полотно жизни. Мощь и сила финальной фразы, она же и развязка, придаёт произведению особый смысл.
Я не знаю, как и где пьеса может быть поставлена. Но уверена, что она имеет литературную ценность.
С глубоким уважением и лучшими пожеланиями,
Светлана Лось


Светлана Лось   15.09.2018 05:36     Заявить о нарушении
Очень признателен Вам за такой неформальный отзыв.

Андрей Симаранов   15.09.2018 12:13   Заявить о нарушении
На это произведение написана 51 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.