Восток-дело тонкое...

    В Туркмении мы сотрудничали с местным предприятием по изучению биологически активных веществ. К ним относятся яды змей, пауков, жаб и лекарственные вещества растений. Коммерческое предприятие возглавлял добродушный туркмен Бердыич. Под руководством заместителя директора Виктора Борисовича работали русские и туркменские специалисты.

Виктор Борисович, худой высокий брюнет сорока лет, всегда занят. Если необходимо решить организационные вопросы, заходили вдвоём. Один разговаривал, другой незаметно отключал телефон. Двадцати минут разговора по делу, как правило, хватало. Финансовые бумаги подписывались, телефон подключался, и мы отправлялись к Бердыичу пить чай с коньяком и утрясать детали.

Разговоры переносились в гостиницу — под жареную верблюжатину, туркменский коньяк, зелень, виноград и арбузы, заканчивались заверениями в вечной дружбе и уважении. Шофёр увозил Бердыича домой, мы собирали рюкзаки, с утра загружались в экспедиционный ГАЗ- 66, закупали продукты, арбузы и покидали гостеприимный Ашхабад.
Ездили по горам, оазисам, пустыням в поисках пауков. Определяли встречаемость и распространённость тарантулов, каракуртов, скорпионов и других паукообразных. Яды пауков широко используются в восточной медицине, стоимость одного грамма оценивалась в приличные суммы.

У Бердыича познакомились с Баймыратом, кандидатом медицинских наук, специалистом по природным лекарственным веществам. Баймырат использовал природные препараты при лечении различных заболеваний. В городе работал в лаборатории мединститута вместе с сыном, который говорил на русском, туркменском и английском языках. Жил Баймырат в трёхкомнатной городской квартире с молодой городской женой, умной и интеллигентной туркменкой.

В горном ауле, куда мы приехали, жила первая жена врача — Чепер, что значит «искусная», трое сыновей, плохо говоривших на русском, большой дом, юрта, табун лошадей, стадо баранов, пасека, заготовки трав и виварий со змеями и пауками. Всем разношёрстным хозяйством руководила мудрая Чепер, ровесница мужа. Она потомственный знаток лечебных трав, сведения о которых получила от отца, готовила мази и лекарственные препараты. Женщина среднего роста, полноватая, улыбчивая, в движениях неторопливая, как и в разговоре.

— Наш Баймырат большой учёный, — с улыбкой говорила она, — самых трудных больных присылает сюда, в горы, где чистый воздух, кумыс, мёд и травы. Лечение — простая вещь. Человека можно лечить, можно и не лечить, как живёт, так и умрёт. Болезнь, как и лечение, останавливает суету жизни, позволяет человеку выбрать линию судьбы. Для одного это линия смерти, для другого — жизни, — рассказывала Чепер. — Наши препараты из ядов змей и пауков используются, чтобы замедлить бег человека по жизни. Замедлить, убрать лишние волнения, помочь излечиться.

 Сон — большой помощник в лечении. В сновидениях хорошо уходить в счастливое детство, молодость, безмятежность, душа омолаживается, и тело выздоравливает. На ночь читаем специальные суры, ищем спокойствие души и вспоминаем детство. Восстанавливаем жизненные силы больного кумысом, горным мёдом, травами, свежим воздухом, дух человека возвращается к жизни. Жизнь — от Аллаха, и смерть от Него. Глупость, суета и болезни идут от человека, — простой и мудрый рецепт долголетия открыла нам туркменская женщина за чашкой ароматного чая.
Дня через два, поднимая пыль, приехал Баймырат на «Волге», пообедали, сели на лошадей и отправились в горы ловить пауков, пополнять виварий. Пауков содержали в садках со съёмными крышками и регулярно собирали ценный яд.

Выше в горах прохладно, выпадает больше осадков, чем на равнине, богата и разнообразна фауна пауков. С нами поехал старший сын Баймырата Солтан, двадцатилетний немногословный парень с тёмным от загара лицом. Поднялись в горы к заходу солнца, на ровном склоне поставили юрту, разожгли костёр, и ароматные запахи туркменского плова заполнили всю долину. Медовый самогон развели чистейшей ледниковой водой и положили в горную речушку рядом с бурдюками кумыса и домашнего вина. Солнце совсем ушло за горы, и длинные зубчатые тени заполнили ущелье.

 Плов упрел, казан перевернули на большое блюдо, краса и гордость искусно приготовленного риса предстала перед нами в виде ароматного плова из свежей баранины. Медовуха охладилась, вино терпко и прохладно, плов таял во рту и на глазах. Сидя на тёплых шкурах, хорошо пить после плова горячий туркменский чай и разговаривать.

— Пасеки у нас передвижные, на колёсах. Весной, когда цветёт пустыня, выезжаем на равнину. В начале лета переезжаем к цветущим деревьям. Летом, в жару перебираемся в горы, расставляем улья в ущельях и вдоль горных рек, собираем самый ценный горный мёд. Вкус у него с горчинкой, попробуйте, — угощал Баймырат.
В горах после захода солнца температура упала, забрались в спальники и уснули.

Открыл глаза ночью и ощутил полёт через звёзды. Небо ясное, звёзды крупные, низкие, вокруг и рядом. И множество светящихся тел движутся в различных направлениях, и я тоже вместе с ними перемещаюсь и парю. Ощущение космического единства заполнило сознание, проснулся и начал различать отдельные созвездия, но волшебство первозданного звёздного мира сохранялось до первых утренних проблесков и загорающегося неба.
По утренней росе отправились выслеживать пауков.

Пауки плетут паутину на кустарниках, траве, скалах, в норках. Паутина — след паука. Утром паутина, покрытая росой, под лучами солнца хорошо заметна, искрится и переливается. Свежая паутина переливается ярко, старая — тускло. Вид паутины, рисунок, расположения нитей характерны для каждого вида пауков. Идём двумя группами: я и Солтан, Андрей с Баймыратом. Показываю и рассказываю горному жителю, как по виду паутины отыскивать нужных пауков. У Солтана взгляд цепкий, шаг лёгкий, всё понимает. Сажусь передохнуть, Солтан ушёл, появляется.
— Где был?
— Петли на сурков ставил.

Осторожно отлавливаем нужные нам виды пауков, и каждый экземпляр помещаем в отдельную баночку с марлевой крышкой. Пауки — одиночки, вместе не уживаются, укусы некоторых смертельны для человека. Солнце взошло, потеплело, росы ушли, паутина обесцветилась, вернулись в лагерь. Наши коллеги довольны, много времени уходило у них на поиски нужных пауков.

Развели огонь. Солтан снял шкурки с трёх попавшихся сурков, разрезал на порционные части, положил в котёл, добавил лук, чеснок, зелень, приправу, соль, и через сорок минут ароматные куски дичи разложены по тарелкам. На десерт из речушки достали большой холодный сахарный арбуз. Горное солнце в зените, можно и отдохнуть в прохладной юрте.
Вечером отправились на охоту за дикобразом. Редкое растительноядное животное, мясо которого считается лечебным. Баймырат получил лицензию на отстрел, но нам хотелось поймать самца и пустить в вольеру к ранее пойманной самке.

Дикобраз — ночное животное, днём прячется в норе. Солтан выследил животного и, когда самец покинул нору, установил сеть. Мы расположились полукругом метрах в трёхстах от норы. После выстрела включили фонарики, начали шуметь и продвигаться к норе. Дикобраз запутался в сети, ворчит, ощетинился иглами. Осторожно выпустили зверя в садок с морковкой, капустой и яблоками на выбор. Накрыли садок тёмной материей, чтобы не волновался. Через некоторое время пленник принялся за еду — хороший признак: снял стресс, успокоился. Утром Солтан с Андреем на лошадях отвезли красавца в вольеру.

Мы с Баймыратом решили пройтись пешком, полюбоваться горными пейзажами, пофотографировать и понаблюдать за животными.
— Баймырат, твоё село — родовое гнездо, говоришь. Как получилось?
— Мой дед был бай, село — его вотчина. Мой отец коммунист, председатель колхоза села, я взял село и горные угодья в аренду, позже и выкуплю. В ауле живут в основном мои родственники: братья, сёстры, дядья, племянники. Приезжай осенью или зимой, поохотимся.
— Хорошо. После тебя к кому перейдёт земля?
— К детям, которые на ней родились и выросли. Сын в городе унаследует мою лабораторию.

На Востоке по существу ничего не меняется: законы предков, земля предков, могилы предков. Так было, так и будет. На Востоке берегут плодородные земли и передают их по наследству. Каждый род на протяжении многих лет селится на одной и той же земле, владеет землёй, пользуется её дарами и сохраняет её. Без угодий переселяются семьи в города или поселки городского типа. Философия Востока — философия сохранения: оазисов, кланов, традиций, нравов, — объяснил Баймырат. — Велика милость Аллаха, позволившая нам сохранить и приумножить то, что получили от предков.  Поспешим к обеду, жена заждалась, без нас за стол не сядут, порядок не нарушат.


Рецензии
Восток - дело тонкое и не всегда понятное.

Вадим Светашов   07.06.2017 04:25     Заявить о нарушении
Спасибо, Вадим. С уважением.

Александр Карташев   08.06.2017 04:38   Заявить о нарушении
На это произведение написано 30 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.