Жил-был Городок. Сказка-правдюшка

Жил-был  Городок. (Сказка-правдюшка).

В тридевятом царстве, в тридесятом государстве жил-был малюсенький Городок. Очень уютный ,тихий, все его  семь пятиэтажек  и несколько малоэтажек  просто утопали в зелени и  размеренном спокойствии.

Утром  , как только всходило солнце, на улицу выходили  родители, держа своих  ещё сонных детишек за маленькие ручки, и вели их в детский садик. Там детишек встречала  заведующая  садиком  Алла Львовна , уважаемая всем городком, потому что  она всегда относилась  к своим воспитанникам, как к родным деткам. А многие родители сами когда-то были её воспитанниками.

Поэтому родители  со спокойной совестью  бежали дальше на работу – кто на электричку, кто в ближайшую воинскую часть.

Впрочем, сам Городок и тоже был как воинская часть – за него отвечал командир гарнизона, Царь и Бог для всех жителей.  Он отвечал и за то, чтобы воинская часть была боевой и дисциплинированной, и за то , чтобы жители городка были всем довольны.

Городок был обнесён  высоким бетонным забором, пройти и проехать в него можно было  только  по пропускам. Иногда данный порядок раздражал жителей, особенно если машина с мебелью приехала, а начальник штаба уехал в штаб корпуса. Тогда машина стояла, а потный  и счастливый  обладатель новой мебели носился с заявлением на пропуск  в поисках самого командира или его заместителя.

Но все понимали, что так лучше, чем за забором.  Дети после школы могли  гулять  спокойно, двери многих квартир просто напросто не запирались, или ключи лежали под ковриком. За Городок детей без родителей не выпускали, а  по Городку ходили сразу несколько патрулей с пистолетами.  Так что посторонние через забор не перелезали..

Каждые сутки назначался дежурный взвод, который должен был в течении нескольких минут прибежать на помощь  любому жителю городка. Так что жители городка пребывали в полной безмятежности, тишине и покое.

В Городке зачем –то было отделение милиции во главе с бравым подполковником милиции Седовым. Но самое удивительное – был и свой ЗАГС, куда приходили регистрировать  новорожденных членов этой большой , сплочённой и дружной семьи.  Регистрировать брак было просто, а развод очень сложно – с поссорившимися   супругами  нравоучительно беседовали сначала замполит, потом  женсовет, потом партком, потом  профком, потом  представитель  вышестоящего политоргана,  и наконец, сам командир гарнизона. Выдерживали этот круговорот немногие,  и на 3-4 этапе мирились…

Все праздники  жители Городка встречали вместе. Сначала проводилось обязательное собрание в клубе гарнизона, потом все шли на второй этаж  праздновать и танцевать.

Особенно весело встречали Новый Год.  Его встречали  в  спортзале, где стояла  ёлка до высокого потолка, играл оркестр части, все танцевали и праздновали до позднего первоянварьского  рассвета. Немного поспав, ходили друг к другу  в гости. Часто ходить было очень недалеко, потому что многие семьи жили в «коммуналках» (одна семья – одна комната).

На праздники отменялись «коммунальные» , вполне обьяснимые споры по вопросам очерёдности уборки  кухни, коридора, туалета и ванны.  На праздники  принцип «в тесноте, но не в обиде»  соблюдался под контролем представителей уже перечисленных этапов  воспитательной работы.

В особых случаях ссоры на кухне можно было через дежурного по части вызвать  дружинников. К поссорившимся приходили их  гражданские сослуживцы, товарищи с красными повязками, и миром решали все проблемы с разгорячёнными , как правило, жёнами.

Назавтра весь  городок обсуждал это событие, все знали всех.
Женсовет заботился и о молодых солдатах, поздравлял с праздниками, пёк им пирожки, приглашал в художественную самодеятельность. Там они знакомились с дочками  военных, воспитанными и скромными. И бывало, что после службы солдат оставался в Городке уже как муж.

Солдаты служили  тогда 3 года , и  в день увольнения в запас (как и в день  Присяги народу) на торжественное построение  собирался весь Городок.  «Дембелей» строили у трибуны, и мимо них под «Марш Славянки»  торжественно  проходил парадный двухтысячный строй.

Вы видели как плачут «дембеля»?  А Городок видел. И тоже плакал – привыкаешь к ребятам за три года…

………………………………………………..

Так проходили годы,  кто-то уезжал  жить в в соседние города, кого –то всем городком провожали навсегда.

Было ощущение, что так будет всегда.

Тяжесть в душах  появилась  вместе  со словом Афганистан.  И хоть  военные  гарнизона занимались охраной  мирного неба столицы  тридевятого царства, тридесятого государства, в глазах матерей потух  огонёк, который светился  всегда и везде у каждой женщины Городка.

Военные готовили технику для далёкой войны, задумываясь «пошлют – не пошлют?»
Но самое страшное  были повестки в военкомат сыновьям Городка.  В те годы уклонистов не было, все были готовы служить Родине, даже вдали от неё.

-Но вот зачем?

- Мы обязаны выполнить интернациональный долг! – объяснял начальник политотдела, уважаемый в городке полковник, но и в его глазах погасли присущие только ему озорные искорки…

Возможно  , наш уважаемый, мудрый  и добрый  замполит Владимир Иосифович как никто другой понимал, что наступает «(с)мутное время»,  грозящее « тридевятому царству,  тридесятому государству» катастрофой. 

Десять лет шла эта чужая война, тысячи убитых  там людей легли тяжким духовным и экономическим бременем на  народ.  Сказочное  тридевятое  царство, тридесятое  государство   превратилось  в  несказочную  страну с недоумевающим и боящимся будущего населением.

Городок тоже стал меняться. Собрания  проходили невесело, в подьездах разыгрывали талоны на китайские кроссовки и ветровки. На подьезд – одна пара кроссовок и одна ветровка. Если  кроссовки оказывались не нужного размера, всё равно брали – другого в военторге просто не было.

В магазинах стала исчезать еда. Талоны выдали на сахар,  муку и водку. За остальным надо было стоять в огромной очереди в Городке.  По разрешению командира  военные в выходные ездили  в защищаемую ими столицу и целый день стояли в очередях. Везло тем, кто получал «паёк» в части, или у кого были родственники  -участники Великой Отечественной войны, - у них было право  на спецпаёк,  куда входила даже красная рыба и сгущёнка.

Городок стоял там же, даже одну  пятиэтажку в начале 90-х построили, расселили часть «коммуналок», деревья росли те же. Но Городок был уже не тот Городок, который был в «царстве» и «государстве». Но люди старались держаться друг друга, поддерживать, кому было тяжело.

Вдруг  на всех собраниях сообщили, что часть теперь  служит другому государству. Слава Богу, что небо осталось то же, и  защищаемая столица та же… Это была «перестройка»…

А когда прозвучали непонятные и другие подозрительные  слова  «приватизация», «демократизация», «децентрализация» и другие , Городок загрустил.

И Городок был прав.  В Новой стране было мало денег на народ, и почти каждый месяц кого-то сокращали  , появились семьи, где были все без работы.  Даже военным по 3-4 месяца не платили зарплату, которую они называли денежным довольствием.

Лучшие офицеры , которые не могли видеть голодных и плохо одетых жён и детей , увольнялись из армии. Так как и в Москве было плохо с работой, многие бывшие боевые офицеры  «челночили»  в Польшу и Китай, таксовали,  торговали  на рынке . Но основная масса охраняла чужое добро, в том числе и  некоторых бвших офицеров.

А тут опять война, уже в соей стране, что-то делят верха. Впервые в городок привезли гроб.

- Никогда Городок не будет таким, как раньше, - понурив голову сказал на поминках  Владимир Иосифович . Все молчали, опустив голову.
……………………………….

На место пьяного царя  на трон взошёл князь Владимир. Ему было тяжело. Но он победил, немного  обуздал  жадных  опричников.

Жизнь в стране стала налаживаться,  теперь в Городке  днём было тихо.

Немногочисленное войско служило, на дыры в заборе никто не обращал внимания –  теперь рано утром  практически ВСЕ бежали на электричку, детишек в садик стали водить бабушки, дедушки, братья и сёстры.

Вроде жизнь стала налаживаться. Во дворах вместо «Жигулей» стали появляться «Тойоты» и «Мазды» , а кое у кого и тяжёлые «Джипы».

И вдруг Князь Владимир  увидел, что  Армия  большая, денег на неё идёт много, и Новая страна столько «не тянет».

И вызвал он своего  опричника, и приказал найти Министра с Большой буквы, который сделает армию маленькой и сильной.

Опричник сказал :
- Есть такой человек, он мой зять , правда… И потупил очи.
- Если Специалист с Большой буквы, пусть работает, то бишь служит  стране, народу и Армии.

………………………………..
Специалист послужил. От суда, его, конечно, освободили. Но Армию жалко.

Слава Богу  , теперь  ею командует  Универсал – спасатель, и всё у него получается.

Но Городок жалко. Вроде и дома те же, и деревья НЕ ВСЕ вырубили  коммерсанты для стройки, и детей много.

Но Городка нет.  Есть открытый всем ветрам  Посёлок  , с  поваленным забором, разбитыми дорогами.

Жителей тоже нет. Есть  население. Причём многие  приехали из горячих южных стран и регионов, живут своими «диаспорами» и невидимой  «ветеранам посёлка» непонятной жизнью. "Ветераны" же живут каждый сам по себе.
 
 Местным жителям стало страшновато от непредсказуемости, незнания своего будущего и будущего городка.  Косые изучающие взгляды вместо улыбок, гортанная незнакомая речь, повисшая в воздухе насторожённость , тёмные силуэты во тьме... Им и их "покровителям" нет дела до нас, до нашей истории и наших интересов.

Они приехали за деньгами ,любыми,  причём многие -навсегда.


…………………………………………

Прощай, Городок!
Прощай тридевятое царство, тридесятое государство!
Спасибо тебе за нашу молодость.


Рецензии
Это не сказка, а горькая повесть о военных городках и состоянии
армии в разные годы. Остается только добавить всем известные фамилии
обессиливших армию, порушивших заодно и советские военные городки.

Юрий Шварёв   13.01.2017 22:48     Заявить о нарушении
Да, Юрий, это так.

Литклуб Трудовая   14.01.2017 16:29   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.