Исповедь Оборотня Медицинский вытрезвитель

          «Медицинский вытрезвитель при отделе внутренних дел исполкома городского, районного Совета народных депутатов, является специализированным учреждением милиции, выполняющим функции пресечения нарушений антиалкогольного законодательства, и, в частности, появления на улицах и в других общественных местах граждан в состоянии опьянения, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность, и оказания лицам, находящимся в средней или тяжелой степени опьянения (в пьяном виде), медицинской помощи. В своей деятельности медицинские вытрезвители, основываются на: "ПОЛОЖЕНИЕ О МЕДИЦИНСКОМ ВЫТРЕЗВИТЕЛЕ ПРИ ОТДЕЛЕ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ИСПОЛКОМА ГОРОДСКОГО, РАЙОННОГО СОВЕТА НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ", "ИНСТРУКЦИЯ ПО ОКАЗАНИЮ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ ЛИЦАМ, ДОСТАВЛЯЕМЫМ В МЕДИЦИНСКИЕ ВЫТРЕЗВИТЕЛИ" (утв. Приказом МВД СССР от 30.05.85 N 106)».

          Состав медицинского вытрезвителя, входит: начальник со своим замом, для обеспечения, организации и руководства деятельностью медицинским вытрезвителем; дежурный с нарядом милиционеров, для руководства, обеспечения и поддержания порядка в доверенном заведении, милиционеры, осуществляющий наблюдение за лицами, помещенными на вытрезвление и принимает и размещает по указанию дежурного; водители с патрульными, на специально оборудованных автомобилях с надписью "Спецмедслужба" для подбора пьяных; фельдшер медицинского вытрезвителя.

          Для большей убедительности, в качестве примера, возьмём среднестатистического человека, который живёт самыми обыкновенными стандартами простого Россиянина.  Наш условный гражданин, в силу различных причин, решил немного выпить. И вот, он уже пьян. Где, с кем, когда, по какому поводу и сколько, совершенно не имеет значения. Важно то, что он, как в комедии Леонида Гайдая: «Бриллиантовая рука», «дошёл до кондиции». Дойти то, он дошёл, но есть ещё одна проблема: нужно теперь добраться до дома. Вышел на улицу, и вот, идёт себе, идёт, как в застольной песне поётся: «Шумел камыш, деревья гнулись...». Думаю, все видели такую картину. И такие люди становятся объектом не только вашего внимания, но и тех, кто ищет лёгкой наживы. Что произойдёт дальше, объяснять не надо, вы и сами прекрасно знаете. Иногда позже иногда раньше, но вскоре подъезжает машина: «Спецмедслужба», выходят милиционеры и подходят к нашему гражданину. В момент задержания, как обычно, наш гражданин, не понимает, что происходит, практически не ориентируется на местности. Понятно, что будет доставлен  в медицинский вытрезвитель и помещён в палату до вытрезвления. На следующие сутки, проспался, наконец-то протрезвел, голова болит, похмельный синдром упорно напоминает о себе. Вот, его выводят из палаты в дежурную часть, что-то говорят, дают расписаться, выдают вещи, одежду.  Тут он, может быть не сразу, начинает смутно понимать, что почему-то не стало денег, или каких-то вещей, которые у него были. Что охватывает нашего гражданина? В первую очередь, обида, злость, потом возмущение, уязвлённое самолюбие. Жизнь пошла не по тому сценарию. Как так? Он усиленно старается вспомнить, но кроме того, как шёл (куда, часто не важно) и считал, что у него всё прекрасно, больше ничего не помнит. Очнулся в «ментовке», ни вещей, ни денег. Вывод один, забрали «менты». Основная масса граждан так и думает. И теперь начинается совсем другое кино. Он, обиженный и оскорблённый, обращается в прокуратуру, пишет жалобы в инстанции, начинается поиск истины в правоохранительных органах. Где-то в глубине души есть сомнение, что он сам мог где-то потерять, но в это не хочется верить. Тогда ему ничего обратно не вернуть, и деньги, и вещи будут утеряны навсегда. Да и ситуация требует оправдания перед своей совестью. Понятно, что желаемое и действительное очень сильно разнятся.
          Прокуратура, в свою очередь, вникая в суть происходящего, полностью поддерживает его. Подначивает, ищет зацепки для себя,  но при этом, совершенно не обращая внимания на то, что наш гражданин был пьян и находился в общественном месте, среди людей. Другими словами, для прокуратуры, пьяный гражданин на улице, стал нормой поведения, нормой жизни. Как раз это и есть самое страшное в этой, сложившейся ситуации, в жизни нашего общества. Когда должностные лица перестают соблюдать правовые нормы, в первую очередь закон. Человек всегда шёл по пути наименьшего сопротивления, или туда, куда направят его, под недремлющим государевым оком. И тут, тоже стандартный случай. Поиск истины правовиков, не всегда заинтересованность, нужен ещё твёрдый рассудок, контроль, за законностью, защита этих законов. А не избирательность выгоды и личных амбиций. Чего, к сожалению, часто не хватает в правоохранительных органах. Под нарушением закона, нужно понимать, первую очередь, появление в общественном месте в состоянии опьянения, на основании принятых ими же законов. Остальное, уже последствие нарушений этой законности. Считаю, что правовое государство будет тогда правовым, когда в нём будут соблюдаться все основные принципы законности. Кода юрист, будет защищать закон, а не отдельные личности этого заведённого дела, выбирая для себя нужное, выгодное, корыстное и отбрасывая ненужное, невзирая на долг, честь и обязанность.

          В разные периоды, отношение к медицинским вытрезвителям, начальством, силовыми структурами, менялось отнюдь не в лучшую сторону. Это, как у нерадивого родителя  нелюбимый ребёнок. Со стороны прокуратуры, Управления Собственной Безопасности, соответственно и начальства проводились постоянные прессинги. В таких условиях выполнять свои служебные обязанности сотрудникам вытрезвителя, становилось всё сложнее и сложнее. Чуть ли не за каждым велась слежка. В их арсенале были микрофоны, диктофоны, камеры, подставные лица, плюс, неожиданные проверки. Любой, находящийся в состоянии опьянения, побывав в этом учреждении, мог пожаловаться, по любому поводу и без повода, на сотрудника медвытрезвителя. При первом же сигнале, эти контролирующие органы, приступали к тщательной проверке своих подопечных «корыстных» работников. Рянно приступали к работе не потому что, душой и телом радели за законность, за тех «обиженных и оскорблённых», а в этом виделась простая выгода в улучшении своего положения в карьерном росте, в авторитетности. Это, как по законам джунглей: « Сильный всегда прав!» И ещё: «Это лёгкая добыча для шакала!»
          Как обычно, наряд, в полном составе, вызывался в прокуратуру, там выясняли все обстоятельства помещения и содержания находящегося на вытрезвлении гражданина. Решался вопрос не насчёт соблюдения законности, а насчёт того, что с этого можно «поиметь». Иногда это доходило до маразма. Я не говорю, что работники вытрезвителей были идеальны. Они такие же люди, живущие в таком же обществе, как и мы, со своими положительными и отрицательными чертами характера. Но контролирующие органы, почему-то в это момент резко забыли и стали требовать идеальности. Запущенная машина работала, как часы, перемалывала на своём пути всё. Малейшая ошибка и сотрудник, в лучшем случае увольнялся со службы. За то многие, работники прокуратуры, службы собственной безопасности, благодаря «разоблачениям» сотрудников медвытрезвителя, поднялись по ступеням карьерной лестницы, получали благодарности, премии.
          Если раньше, как говорится, стояли в очереди, чтоб служить в медицинском вытрезвителе, то особенно, после девиза: «Борьба с оборотнями в погонах!» очереди резко улетучились. Теперь стало очень сложно подобрать человека, который бы согласился выполнять такие обязанности. Это сильно отразилось на качестве. Вечная нехватка сотрудников, заставляла, отделы кадров, прибегать всевозможным мерам, чтоб заманить туда работника. Был удобный путь, когда вакантные должности заполнялись за счёт новоиспечённых милиционеров. Представьте юнца, которому вкратце объяснили суть работы сапёра, дали щуп и пустили на минное поле. Не освоившегося, в милицейской среде до конца, сотрудника точно так же, запускали на смену. Не понимая всех тонкостей этой сложной и неблагодарной работы, такие часто совершали ошибки. Наказание настигало мгновенно. Оправдания часто не принимались. Одни уходили, другие приходили, была текучка. Процесс шёл полным ходом. Сотрудников превратили в механизмы, которые при негодности безжалостно выкидывали на свалку истории. Основная отговорка вершителей судеб: «Я никогда не пойму того сотрудника, который вместо защиты, сам нарушает законы! В сравнении с простым гражданином, за такие нарушения «законника», надо наказывать в два раза жестче и сильней!» (Наверное, человек, который говорит эти слова, стоя над законами, идеально чист перед этими законами. Как ангел, безупречен! Как бог, велик! Ни в коем разе, никогда не нарушал и не нарушает законы. Но, к сожалению, за всю, свою, полувековую жизнь, находясь среди правовиков, я не встречал таких людей. Ни одного, на своём пути!)
          А тот, выброшенный, доживал свои годы, исправляя свою подмоченную репутацию, пытаясь как-то выжить в это не спокойное время. Жёстко наказывая нарушителя, ни кто не вспоминал о его прежних заслугах перед Отечеством. Такие подходы попахивают средневековыми традициями сжигания ведьм на кострах. И неизменно зарабатывание себе дешевого авторитета на популистическом лозунге. Вы согласны со мной? Или есть другая версия по этому вопросу? 
          Мне,  тогда,  тоже, приходилось постоянно доказывать свою правоту. И это было не только со мной, таким же прессингам подвергались и другие дежурные с нашего и не с нашего вытрезвителя. Делалось это всё ещё для плана.
          Если бы вы увидели картину. Мастер, сделав зеркало, вглядываясь в отражение, последними словами обзывает своё детище, за то, что тот искажает красивый образ. У вас бы, это вызвало улыбку. А теперь, изменим действующих лиц.  Мастер, это правительство, а зеркало медицинский вытрезвитель. Каково будет ваше отношение к улыбке такой картины?  Любое заведение, созданное государственным аппаратом, будет таким, каким его создают создатели.  Неизменным законом для создателя остаются соблюдение условий, при которых создаются шедевры. Не выполнив условностей, шедевра не создать. Если всё пустить на самотёк, или делать, как бог на душу послал, то результат не заставит себя долго ждать. Будет безвкусица. Что в принципе и произошло с этим заведением. Есть очень хорошая поговорка: «Нечего кивать на зеркало, коль рожа крива!»

          Подбор граждан находящихся в состоянии опьянения и доставка в медвытрезвители осуществлялась разными службами: нарядами милиции Отдела Вневедомственной Охраны, экипажами Патрульно-Постовой, Дорожно-Постовой Службы и медицинского вытрезвителя и так же Группой Быстрого Реагирования. Каждому экипажу ставилась конкретная задача и план по доставке пьяных граждан. Или ещё, обычно, в дежурную часть поступал, звонок с сообщением о нахождении лиц в состоянии опьянения  в общественном месте, указанием места. Туда выезжал наряд в составе экипажа медвытрезвителя. И уже на месте, согласовав с дежурным, принимал решение о подборе,  доставлении в дежурную часть медвытрезвителя, или вызова скорой помощи.
          Помимо этого, экипаж выезжал на маршруты патрулирования, утверждённый вышестоящими органами. Патруль работал в режиме поиска, учетом мест наиболее вероятного появления лиц в пьяном виде и совершения ими правонарушений. Так же экипаж обязан был предупреждать и пресекать преступления, иные правонарушения, принимать меры к задержанию лиц, их совершивших, оказывать необходимую помощь другим работникам органов внутренних дел в борьбе с нарушителями правопорядка. В медицинский вытрезвитель доставлялись лица, находящиеся на улицах, в скверах, парках, вокзалах, аэропортах и других общественных местах в пьяном виде, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность. Исключались при этом питейные заведения.
          Конечно, основная нагрузка, по заполнению вытрезвителей пьяными, ложилась на плечи патрульных ППС. Доставленного, приводили в дежурную часть. С момента привода, весь процесс, записывался на видеокамеру. Камеры, в разное время, осуществляли запись по-разному, и стационарные, и автономные. Одни камеры записывались милиционерами, для предъявления доказательства, другие контролировали работу сотрудников вытрезвителя и содержание пациентов. В дежурной части, доставленного гражданина, осматривал медицинский работник. После проведённых тестов на определение состояние степени опьянения, по решению фельдшера, данного гражданина, если он находился в средней или тяжёлой степени опьянения, помещали до вытрезвления в палату. Если он находился в лёгкой степени алкогольного опьянения, отпускали домой. При приёме в вытрезвитель, обязательном порядке, составлялся административный протокол в нескольких экземплярах, о нарушении административного кодекса. Сюда же вносились его данные, вещи, которые он имел при себе. Доставившие оформляли протокол досмотра личности. Два рапорта, в котором указывалось, где, когда, при каких обстоятельствах был задержан  данный гражданин, каков его внешний вид и каково его состояние. В конце рапорта указывалось звание должность фамилия, инициалы доставляющего. В протоколах обязательно расписывались понятые, которые подтверждали наличие при нём вещей и его состояние. Но с понятыми часто была проблема. Об этом постоянно говорилось на оперативках начальству, но проблема оставалась не решённой. У каждого доставленного, проверяли его данные, пробивали по картотеке, на вопрос уголовного прошлого. Так же проверялись номерные вещи. И это занимало немало времени. После вытрезвления, фельдшер осматривал повторно и принимал решение по выписке данного гражданина.
          Ещё замечу одно обстоятельство, когда данные учреждения, временно закрывались по различным причинам, в районе резко повышалась  преступность. Но урок не был вынесен. Когда закрыли заведения медвытрезвителей полностью, по всей стране, это стало больной проблемой для многих служб. Если наряды милиции, основываясь статьями административного кодекса,  начнут задерживать пьяного гражданина и доставлять в дежурную часть районного ОВД, возникает проблема содержания, обслуживания и дополнительных площадей.  Механизм содержания таких граждан был разрушен, а нового не предоставили. Эта статья закона, появление в общественном месте, стала не актуальной. Поэтому милицейские экипажи не стали трогать таких граждан, если они ничего не нарушили, кроме данной статьи. Медицинские учреждения отказываются от них, они не входят в категорию «больные», Совершенно не знают, что с ними делать, да у них нет на это ни финансов, ни возможностей. Часто такие пьяные становятся буйными, с ними некому бывает разобраться. Отдельных палат для них нет, стационары переполнены, вместе со всеми их тоже не положишь. Пьяные стали никому не нужны. Нетрезвые граждане теперь повсюду. Они мешают ездить в общественном транспорте, выбегают на дороги, мешают проезду транспортных средств. Постоянно находятся в общественных местах, почти всегда являются объектом преступления: или в отношении их, или они  сами совершают преступления. На сегодняшний день, видя такую проблему,  администрации некоторых городов на свой страх и риск, совместно с отделами внутренних дел, сообща, снова стали открывать медицинские вытрезвители, или что-то на подобие этого. Этот риск сразу начинает себя оправдывать. Но законодатели, не понятно, по каким причинам, не решают эту насущную проблему. Наверное, жизнь и здоровье граждан, на сегодня, не столь важная проблема, для нашего государства.
          Советского Союза уже давно нет, но приказ, так и остался без изменения. Вместе с ним остались планы, которые спускались ежедневно для сотрудников заведения и экипажей милиции, определяющие, сколько пьяных лиц нужно доставлять и размещать в медицинские вытрезвители.
          В самом медицинском вытрезвителе, кое-что упразднили. Не стало кресел для вязки особо буйных, но за то, негласно осталась мягкая вязка. Так же исчез из обихода холодный душ, но за то осталось холодное помещение и одиночная палата. Антигуманные вещи пропали, но это только усугубило положение состояния в медвытрезвителях. Если раньше, особо буйного, который мешал отдыху другим гражданам, выводили и сажали в кресло, связывая ему руки, ноги и голову, чтоб он ничего не повредил себе, или другим. То теперь, за такой же проступок, нарушителя переводили в одиночную палату, если это не помогало, вязали руки, ноги, или помещали в холодное, не отапливаемое помещение. Иногда это повторялось по нескольку раз с одним и тем же гражданином. Понятно, что гуманностью тут не пахнет. Чтобы как-то себя облагородить, прокуратура требовала, при таких случаях, в обязательном порядке, письменным рапортом докладывать по команде и в прокуратуру. Но милиционеры, не доверяя «зенице ока», шли наиболее простым путём: оформляли хулиганку, составляли новый административный протокол и данного гражданина отправляли в райотдел для разборок начальником милиции  общественной безопасности.
          Представьте себе, вы, заходите в помещение медицинского вытрезвителя, в котором находятся на вытрезвлении не меньше двадцати пьяных. Из палат доносятся трёхэтажный мат, монотонно кто-то бьёт по двери, слышен визг, каждому что-то надо. Из палаты идёт зловоние, кому-то приспичило, и он наложил тут же, или справил свою нужду по всем углам своей палаты. Вы спросите: почему по углам? Потому что так держаться удобнее. Я уже не говорю, те случаи, когда он сходил под себя и теперь успешно сушит всё это своим теплом. В таких случаях, когда буйный находится в палате, не безопасно входить туда одному. Часто бывали случаи, когда ты только снял замок, дверь вылетает вместе с буйным. Начинаешь его поднимать, так как он пьяный, а он в ответ тебе кулаком по лицу. После такой суточной смены, выходя из заведения, не можешь справиться с нервным тиком, который охватил тебя. Трясутся руки и колени, будто бы ты идёшь после крупной и долгой пьянки. Если вы, пойдёте туда служить, сколько продержитесь в таком состоянии, на такой службе? Но работа есть работа, и сотрудники выполняли возложенные на них задачи. Со временем ко всему этому привыкаешь. И работа становится обыденным делом. Хорошо, или плохо, это уже другой вопрос. Качественно выполнять такую работу в этих заведениях очень сложно. Чтобы понять такую службу, надо полностью её ощутить на себе. Я совсем вкратце нарисовал деятельность работника вытрезвителя. Думаю, что после моего повествования, желающих туда пойти, будет мало.
          Этот период службы, в милиции, для меня был сложным периодом.  Я дал своё слово, к тому же, мне нужно было дослужить до пенсии. Старался, с честью пронести этот груз, взваленный на меня. Верил в свои силы, в справедливость и человечность. Чистым оставаться в такой ситуации практически невозможно. А если тебе это удалось, готовься другим ударам, так как это только самое слабое испытание твоей безгрешности. Дальше будет и жёстче и сильнее.

Продолжение следует...


Рецензии
Виталий, нарисовали страшную картину. Верю Вам, но я, было время, дружил с медсестрой, работавшей в вытрезвителе. Она таких страшилок мне не рассказывала. Её задача заключалась в оценке состояния пациента, его здлоровья. Никак нельзя было допустить смерть пациента в вытрезвители. Если она оценивала состояние здоровья пьяного удовлетворительным, то он получал в вытрезвителе по полной программе. Как правило, лишался всех наличных денег и ценных вещей. А если начинал бузить, то там дюжие молодцы его быстро успокаивали и при этом на теле пациента не оставалось ни травм, ни синяков. И это, как я считаю, было правильным. А вы, Виталий, вероятно, были очень сентементальным и не делали зарядку по утрам. На сим заканчиваю,

Борис Волков   30.11.2016 15:19     Заявить о нарушении
Спасибо Борис! Обычно, путь употребления спиртных напитков, веселья, бессознательности заканчивался в мед. вытрезвителе. И только там начинались воспоминания: где был, что делал и куда потратил. и понятно, первейший виновник во всех бедах, как обычно сотрудник мед. вытрезвителя. Милиция это те же люди, что и во сей стране. Я их не обожествляю. Но милиционер,в первую очередь отождествляет законность, не зависимо, где бы он не находился. Это сейчас берут всех кто только пожелает. А раньше направляли от организация наиболее грамотных от комсомола, от партии. С теплотой душевной Виталий.

Виталий Агафонов   02.12.2016 18:25   Заявить о нарушении
Виталий, спасибо за ответ. Да, с нетрезвыми дело тёмное. Их может обокрасть кто угодно. Более того скажу, что вытрезвители нужны, они спасают людей от замерзания зимой. С уважением к органам правопорядка,

Борис Волков   02.12.2016 20:21   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.