Москва. Коммуналка

                                      Лариса.

Ларисе было на вид лет тридцать. Свои прямые темные волосы она собирала резинкой  в тонкий хвостик. Нос у нее был  несколько длинноват и с горбинкой и поэтому она в профиль походила на хищную птицу. А еще Лариса сильно сутулилась.
            Не менее десяти раз за день она выходила на общую  кухню, садилась на большой конторский стол, обтянутый потертым зеленым сукном, который кто-то из жильцов когда-то давным-давно притащил на кухню, доставала сигарета и нервно курила. Возле нее всегда крутился  сын, беленький красивый мальчик трех лет – Козлёнок, как называли его все соседи, потому что Лариса и мальчик были Козловы. Старшего Козлова, мужа Ларисы, никто козлом, кроме самой Ларисы, не называл. Козлёнок был маленькой копией старшего Козлова, который  все время где-то подолгу пропадал, потом появлялся и давал Ларисе немного денег, которых ей ни на что не хватало. Лариса скандалила с ним, угрожала куда-то уехать с сыном, но не уезжала, а Козлов старший опять надолго исчезал.
Лариса ходила  на кухню не только покурить, но и посмотреть – не варит ли кто на кухне суп, кашу или макароны. Если такое случалось, то перед концом приготовления Лариса шла в свою комнату за эмалированной мисочкой, подходила к соседке или соседу и, затягиваясь сигаретой, небрежно говорила:
- Положи  пару ложек моему Козлёнку.
           И никто никогда не отказывал Ларисе. Так что Козлёнок всегда был сыт. А Лариса, в основном, обходилась сигаретами и чаем с сухарями. Что потом с ними стало – неизвестно.

                                         Катя.

Катя была женщиной «в теле». Этакая русская дива с густыми русыми волосами, светлой кожей и голубыми  глазами. Гена, Катин муж, напротив, был маленького роста, тщедушный. Он боялся свою жену, много суетился,  всегда старался ей угодить.
Когда все дела на кухне заканчивались и женщины с детьми  расходились по своим комнатам спать, мужики собирались за большим столом  играть в «секу» на деньги. Гена тоже играл с большим увлечением. Но вот заходила в ночной рубашке на кухню с грозным видом Катя и, уперев руки в бока,  говорила:
- Домой!
Если игра не была еще закончена, то Гена начинал тараторить:
- Сейчас, сейчас, Катенька, я уже иду, только кон доиграю…. Катенька, я сегодня  выиграл два рубля… . Сейчас, сейчас, иду, уже иду.
Катя величественно поворачивалась спиной  к обществу и через плечо бросала:
- Через пять минут чтоб был дома.
Что потом с ними стало – неизвестно.

                                       Люда.

Люда Гуськова была хохлушкой. Маленькая, полная она постоянно находилась в движении: готовила, стирала, гладила, при этом всегда что-то напевала. Её все любили.
            У Люды было два мальчика, а мужа не было.  Старшему мальчику было три года, младшему - десять месяцев. Детей все называли Гуськами: старший Гусёк и младший Гусёк.
            Однажды Людина соседка обнаружила своего мужа в Людиной постели,  разразился  страшный скандал. После чего Люде с детьми пришлось из коммуналки съехать.
Что потом с ними стало – неизвестно.

                                     Тараканы.

        Раз в месяц объявлялся день борьбы с тараканами, которых было великое множество. День выбирался субботний, а время – поздний вечер. На всех десяти газовых плитах кипела в огромных бельевых чанах вода, убиралась посуда и продукты, готовились ковшики,  тазики, ведра.  Детей запирали в комнатах.
        В предвкушении массовой казни тараканов людям было весело,  настроение же тараканов было никому не известно.
        Кипящую воду ковшиками, ведерками и тазиками лили на стены, полы, подоконники и плинтуса. Казнь тараканов продолжалась до тех пор, пока не заканчивалась в чанах водах. Уставшие и распаренные жильцы расходились спать, чтобы рано утром выйти на кухню и увидеть плоды своей работы.А плоды были - весь пол, плиты, подоконники были сплошь покрыты мертвыми тараканами. Насмотревшись на эту мерзкую картину, люди брали совки, веники и убирали трупы  поверженных врагов.
         


Рецензии
Галина, очень емкие и глубокие воспоминания о коммуналках в Москве. По всей стране были такие коммуналки, и у нас, в Магнитке, тоже. Одно режет глаз трижды повторяющееся "Что потом с ними стало - неизвестно". С моей точки зрения, после трех Ваших миниатюр хватило бы одного, обобщающего: "Что стало с моими соседями - неизвестно".
С уважением К Вашему творчеству

Валерий Ефимов   30.04.2017 04:25     Заявить о нарушении
О чем этот рассказ? Что в нем емкого? Этот отрывок, на мой взгляд, не тянет даже на дневник. Ну Вы расскажите хотя бы историю, интересную зарисовку из жизни коммуналок, какие-то чувства, эмоции, воспоминания. Впрочем, предлагаю "что стало с выжившими тараканами - неизвестно", чтобы совсем стало на душе пусто.

Николай Дали   12.08.2017 17:45   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.