Русалка

        Это утро было по-настоящему прекрасным, что совершенно не вязалось с настроением женщины, стоявшей на скалистом обрыве и наблюдавшей за морем. Пахнущий солью и водорослями бриз нежно шевелил длинные пряди ее светлых волос, высоко в небе исполняли свой причудливый танец чайки, выписывая замысловатые узоры в толще кристально чистого воздуха и оглашая окрестности громкими криками. Небольшие ласковые волны лениво накатывались на берег.

Женщина наблюдала за царившей вокруг безмятежностью, силясь ощутить хотя бы отголоски оной в собственном сердце, в чем неизменно терпела поражение. Царящая внутри пустота окутывала душу толстым покрывалом, через которое не проникали ни радость, ни покой, ни даже гнев. Тому были свои причины.

Неделю назад женщина получила известие из далекой жаркой страны, о том, что ее дочь трагически погибла в перестрелке с браконьерами. Пуля попала в шею и разорвала артерию. Спасти девушку было невозможно. В этом событии был виноват лишь тот, кто нажал на курок, но женщина странным образом ухитрилась ощутить вину.

С малого детства она учила свою дочь уважать и любить природу. Она бережно сажала в ее сердце семечко за семечком, и когда девушка выросла, начали проявляться плоды. Узнавая с каждым днем все больше о том, как люди обращаются с Матерью-Землей, девушка приходила в ярость. В конце-концов, она посвятила свою жизнь борьбе с браконьерами. Живя в заповеднике в Намибии, она не удовольствовалась ролью простой сотрудницы. Она научилась стрелять и ездила в ночные рейды вместе со смотрителями-мужчинами. Ее переполняла жажда действия, и она не видела смысла в простом поддержании жизни заповедника.
-  Природа позаботится о себе сама, если человек не будет вмешиваться.  -  так она говорила в последнем своем письме матери.

Целеустремленностью и гневливостью она походила на отца. При мысли о нем, женщина ощутила еле заметный укол боли. Она любила мужа, но в первый же год совместной жизни он перестал появляться дома по ночам. Он приходил под утро, расточая запах алкоголя и женских духов, принимал душ, одевался и шел на работу, чтобы жена "могла ни в чем себе не отказывать". Так он говорил всегда. В физическом смысле она действительно ни в чем не нуждалась. Но в единственном, что ей по-настоящему было нужно, супруг ей отказывал. Он не давал ей любить себя. Если бы она вышла за него по расчету, она была бы только рада такому положению вещей. Но любовь переполняла ее сердце, причиняя день за днем непереносимую боль. Стало немного легче, когда на свет появилась дочка. Но теперь ее нет.

А вчера вечером женщина узнала, что умирает.
-  Уверен, если бы вы соблюдали осторожность, этого не случилось бы.  -  сказал врач, отводя глаза.  -  Но теперь...
-  Как долго?  -  спокойно спросила женщина.
-  Год.  -  вздохнул врач.  -  Максимум два, при интенсивном лечении.
Похождения мужа все-таки доконали ее. В буквальном смысле. В конце концов он перестал быть разборчивым в том, что касалось любовниц, и наградил супругу страшной болезнью. Не пришедшая в себя от смерти дочери, она слабо отреагировала на собственный смертный приговор.

-  Прости меня, Мать-Природа.  -  тихо проговорила женщина, глядя на волны.  -  Дочь сделала правильно, посвятив жизнь тебе. Я должна была поступить так же.
 
Возможно, то была игра воображения. Возможно, женщина увидела именно то, что желала увидеть. Но волны вдруг замерли, но почти сразу же пришли в движение и образовали вполне узнаваемый контур лица. Женского прекрасного лица. Оно улыбалось.
"Еще не поздно!"  -  услышала женщина ласковый шепот в своей голове. Ее сердце пропустило удар, а затем понеслось вскачь, едва не разрываясь от переполнявших его эмоций.
-  Я иду к тебе, Мать!  -  радостно выкрикнула женщина.

Она разбежалась и бросилась с обрыва вниз головой. Встречный ветер сорвал с нее шапку, и длинные волосы окутали ее тело словно облако. Вода стремительно приближалась, и женщина раскинула руки будто желая обнять море. А может быть она хотела взлететь в небо, подобно чайке?

Последовал мощный удар, и женщина ощутила как все вокруг резко отдалилось от нее. Она будто со стороны наблюдала, как ее, изъеденное болезнью тело, погружается в морские глубины. Это тело ощущало леденящий холод, боролось с собственными легкими, чтобы не вдохнуть воду. Но в конце концов слабое сопротивление прекратилось, и тело неподвижно замерло в гротескной позе, среди устремленных вверх прядей волос. Прошло несколько мгновений, и женщина вдруг поняла, что снова воспринимает окружающее. Снова смотрит на мир глазами своего тела. Однако, что-то было не так.

Она внезапно ощутила страшный зуд. Попытавшись пошевелиться, она осознала, что тело повинуется. Тогда она яростно принялась сдирать с себя одежду. Пальто, юбка, обувь, блузка, нижнее белье плавно поплыли, уносимые течением. Очень скоро морской прибой вынесет их на пляж, и люди поймут, что с ней случилось. Может статься, сообщат об этом мужу. Женщина улыбнулась этой мысли, но тут же глупо испугалась, что вода попадет в рот. Что за чушь! Она и так была переполнена водой! Женщина рассмеялась и увидела, что от ее головы поднимаются пузырьки воздуха. Она дышала! Но как? Осторожно ощупав тело, женщина нашла на шее сзади два ребристых участка. Жабры?! Она снова беззвучно рассмеялась.

Неожиданно ее ноги пронзила острая боль, странным образом не казавшаяся неприятной. Наверное, такую боль испытывает цыпленок, когда вылупляется из яйца. Или бабочка, выбираясь из кокона. Боль охватила ее от кончиков пальцев ног до нижней части живота. Откуда-то возникла стая небольших рыб и окружила женщину. Одна рыбка подплыла к ней, внимательно глядя выпуклыми глазами на ее бедро. Вдруг она метнулась к нему и отхватила острыми зубами кусок кожи. Женщина вскрикнула скорее от неожиданности. Больно не было. Рыбы вначале по очереди, а затем и все сразу набросились на ее ноги, срывая с них кожу. Женщина наблюдала за мерцанием блестящих тел. Все равно она ничего не могла сделать. Так же внезапно, как и напала, стая рыб отступила.

С легким волнением женщина посмотрела на свои ноги. Их не было! Вместо пары довольно худых ног, начинаясь от нижней части живота, поблескивал чистыми изумрудными чешуйками рыбий хвост, оканчивающийся широким раздвоенным плавником, отливающим синим цветом. Новорожденная русалка взмахнула хвостом на пробу, и это мощное движение вынесло ее из воды на всю длину тела, оставшегося человеческим. По старой привычке она прикрыла грудь рукой и огляделась. Ее унесло довольно далеко от берега. Отсюда скала, с которой она прыгнула казалась спичечным коробком. Русалка решительно повернулась спиной к берегу и окинула взглядом широкий простор океана. Та жизнь кончена. Начинается новая.




Как описать всю красоту, что таится под водой, скрытая от людских глаз? Как выразить глубину ощущений, испытанных русалкой во время ее путешествий по океанам? И как передать ту боль, что резала, словно нож, когда русалка выпутывала морских черепах из обрывков брошенных сетей, или когда утешала китенка, получившего страшные порезы спины, нанесенные гребным винтом?

Русалка видела огромные косяки рыб, сверкающие так ярко, что больно было смотреть. Видела причудливые кораллы, образующие огромные подводные города. Видела как рождаются на свет акулы и слушала как поют киты.

Однажды, в одном из теплых морей, она нашла обломки сотни лет назад затонувшего судна, трюмы которого были завалены сгнившими ящиками, из которых высыпались темные кругляшки. Русалка взяла один из них в руки и потерла его. Появился золотистый проблеск, вызвавший в ее памяти смутное чувство чего-то знакомого, но она больше не видела ценности золота, и потому просто выбросила монету и поплыла дальше. Иногда она находила жемчужины в раковинах, но никогда не забирала их у моря. Она находила их красивыми, но бесполезными.
 
Ее волосы сделались цвета морских волн. Без солнца ее кожа стала прозрачной, а глаза приобрели способность видеть в темноте, что уже не однажды спасало ее от акул. Крайне редко она ощущала голод, и тогда отправлялась на поиски ламинарии. Время под водой текло не так, как на суше, и она не знала сколько раз в год ей нужно питаться.

Однажды, подобравшись чуть ближе к континенту, чем обычно, она увидела рыбацкую лодку. Ветхое суденышко, казалось, чудом держалось на волнах. Но первое, что привлекло внимание русалки, была сеть. В ней запутался дельфин, и рыбаки медленно, но верно поднимали его к поверхности. Это рассердило русалку.

Двое рыбаков, отец и сын, не видели, кто именно попался им в сеть. Они просто были голодны, и дома их ждала уже давно хворающая жена и мать. Все их мысли были только о том, чтобы вытащить большую рыбу. Часть они оставили бы себе на еду, а часть продали бы и купили больной необходимое лекарство. Вдруг неведомая сила вырвала сеть из их натруженных рук. По инерции сын чуть было не свалился за борт, но отец вовремя подхватил его. Он с горечью смотрел на воду, поглотившую сеть и пытался придумать, что продать, чтобы купить новую, когда над волнами вдруг показалось что-то, напомнившее ком водорослей. Рыбаки присмотрелись получше и увидели... Нет, это наверное голодные галлюцинации. Но водоросли оказались длинными волосами цвета морских волн. Русалка на мгновение поднялась над водой, и мужчины увидели, что в одной руке она сжимает конец сети. Она погрозила им пальчиком и указала куда-то в сторону. Они посмотрели в том направлении и поначалу не разглядели ничего, кроме волн, но вдруг в этом месте из воды выскочил дельфин. Сделав в воздухе потрясающее сальто, он нырнул и скрылся в морской пучине.
-  Дельфин.  -  потрясенно проговорил сын.  -  Мы поймали дельфина, а она освободила его.
Русалка внимательно наблюдала за лицами рыбаков. От нее не ускользнуло понимание и искреннее сожаление, что овладело ими. Тогда она сделала им знак ждать и ушла под воду.

До того, как увидеть лодку, русалка беседовала со старым тунцом. Он жаловался ей, что молодая акула откусила ему часть спинных мышц у хвоста, и теперь тело не подчинялось ему. Он больше не мог уплывать от хищников. Не мог и подняться на поверхность, а ведь когда-то давно он мечтал увидеть солнце. А сейчас ему только оставалось ждать, когда приплывет стая хищных рыб и растащит его на куски.

Русалка вернулась на то место, где ждал смерти тунец, и к своей радости обнаружила его там. Она обернула его сетью, пообещав, что напоследок он увидит солнце, и поднялась на поверхность.
Каково же было изумление рыбаков, которые прождали уже два часа и решили, что им все привиделось, когда над водой снова показалась голова русалки, на этот раз совсем близко к суденышку. Она поманила к себе мужчин, и когда те склонились пониже, взмахнула мощным хвостом и, поднявшись над водой, успела передать им концы сети. Рыбаки вытащили на палубу огромного раненого тунца, и сердца их наполнились радостью. Сын бросился к борту, чтобы поблагодарить русалку, но успел увидеть только сапфировый плавник, исчезающий в глубине.

Прошло немного времени, когда русалка наткнулась на огромный рыболовецкий траулер, захвативший тралом целый косяк рыб. Среди них было много мальков, еще толком не умеющих выживать самостоятельно. "Детеныши. У меня тоже был детеныш", -  вдруг мелькнуло воспоминание.
Русалка метнулась на глубину, подобрала там острый камень и поднялась на поверхность. Там она попыталась перерезать тросы, тянувшие трал, но те оказались стальными. Тогда она нырнула под сеть и, не без усилий, проделала в ней огромную дыру. Мальки и рыбы, скат, креветки и даже одна морская черепашка радостно приняли предложенную им свободу. Трал провис в воде, беспомощной тряпкой волочась за кораблем. На палубе послышалась брань и недоуменные восклицания, но русалка уже плыла в сторону теплых морей.

"Детеныш! У меня был детеныш! Африка!" -  лихорадочно думала она. На мгновение она заколебалась. "Много и долго. Безнадежно!"  -  мелькнула мысль. Но что такое долго? Она не знала, бессмертна ли она. За всю свою русалочью жизнь она встретила всего несколько себе подобных, они с любопытством разглядывали друг друга, после чего дружелюбно прощались и плыли по своим делам. А вдруг где-то так же плавает ее дочь? Но ведь она погибла на суше! Значит, она может обитать в реках или озерах.

Много лет русалка искала свою дочь. Множество раз ей приходилось бороться со встречным течением, поднимаясь по рекам вглубь континента. Иногда ее встречали местные русалки, но все они были старожилами и обитали там века, а о новенькой никто ничего не слышал.
Наконец, русалка отчаялась и уже почти махнула рукой на свою затею. "Последняя река",  -  сказала она сама себе. Но и этот подъем не принес долгожданного результата. Ночью, добравшись почти до истока, русалка подплыла к берегу, предварительно убедившись, что нигде нет людей. Она хотела передохнуть перед окончательным возвращением в океан. По берегам реки зеленел пояс богатой растительности, а дальше, насколько хватал глаз, тянулась саванна, где покачивалась иссушеная солнцем трава. Русалка прилегла на мелководье, глядя в небо, на обманчиво близкую россыпь звезд. Небосвод и океан, вот те творения Бога, что заставляют нас думать о вечности.

Увлекшись наблюдением за созвездиями, русалка перестала замечать происходящее, и потому очень испугалась, когда ей на лоб опустился сильно пахнущий яркий цветок. Она резко села и удивленно посмотрела на нежные лепестки, упавшие ей в ладонь. Бегло оглядевшись, она заметила прекрасную девушку, стоявшую в зарослях тростника, недалеко от места отдыха русалки. Ее светлые волосы, со вплетенными в них цветами, имели слегка зеленоватый оттенок. Почти такой же, как и смеющиеся глаза. Русалка немедленно узнала ее. Сердце наполнилось покоем.
-  Дочка.  -  несмело сказала она.  -  Ну, конечно. Берегиня.    
Нимфа рассмеялась и кивнула. Многое им надо было рассказать друг другу. Но нужно было соблюдать осторожность. С рассветом приходят люди, и часто с ними бок о бок шествует смерть.

Нимфа показала матери просторную тихую заводь, где она могла бы поселиться, и русалка пока передумала возвращаться в океан. Он безмерно прекрасен, но временами там бывает одиноко, не смотря на разнообразие жизни.
 
Потихоньку люди стали замечать, что тихая заводь больше не жалует человека. Однажды, компания заезжих туристов на внедорожниках устроила полный разгром на берегу. А когда они собрались уезжать, оставив после себя кучи мусора, выяснилось, что двигатели у всех трех джипов раскурочены и не подлежат восстановлению, а надувная лодка изодрана в такие мелкие клочки, что с трудом верилось, что такое вообще возможно. Туристы вызвали представителей власти, но те лишь пожали плечами. Мол, сами виноваты. "А если порядок не наведете, я вас еще и оштрафую!"  -  пообещал прибывший на место инспектор. Он был уроженцем этих мест и не любил хамоватых пришлых людей, не уважающих чужие дома. Будь то людские, или звериные. Туристы поворчали, но делать нечего. Пришлось убирать.

А неделей позже, местные жители обнаружили мертвого браконьера рядом с телом убитого им леопарда. Врач, осмотревший труп мужчины, сделал заключение, что он утонул. Непонятно только, как его тело оказалось так далеко от воды?

С тех пор пошла молва среди местных, и заводь получила прозвание "Заповедной". Мать и дочь и сейчас надежно охраняют свои владения. И им неведомо прощение. 

23-24 декабря 2013 г


Рецензии
перечитайте концовку хотя бы у Вас место местные ... Это повторы бесконечные ... в другом месте Вы Садитесь на слово женщина женщина женщина женское вы не замечаете повторов ...нонсенс

Виталий Нейман   06.09.2017 22:50     Заявить о нарушении
Это вопли подсознания, похоже. Я всегда преклонялась перед женщиной)

Надежда Лунная   11.09.2017 15:41   Заявить о нарушении