Пряники для медведя

Я сидела у  самой реки на большом отшлифованном волнами камне. Ангаре нужно  не меньше месяца, чтобы окончательно  освободиться от ледяной искрящейся брони. Тогда   потемнеет в растерянности  перед страстным желанием вырваться на свободу лёд, станет рыхлым, и выберутся из-под него на свет божий ледоколки. Засуетятся, замелькают, заторопятся: одни сутки выделила  природа для радости. Всего  сутки свободы! Безмозглым  насекомым неведомо это чувство, вот и лезут они в глаза людям, забираются под одежду, вынуждая принимать крайние меры. Человек рукой -  хлоп! Птица  клювом -  щёлк! Раз-два… Вот и кончилась жизнь легкомысленных созданий, не успевших осознать своё предназначение. Мгновенно появились -  мгновенно исчезли…

 Маленькая хрупкая, в короткой серой курточке с капюшоном, постоянно спадающем на глаза, в брюках, заправленных в резиновые сапоги, я  дула  на покрасневшие от холода пальцы, пытаясь согреться. Но откуда взяться теплу в моём тщедушном теле, если  свирепствует ледяной ветер, нет тепла от близких людей, да и сердце  не согрето настоящим чувством.
 
Кто я? Девочка-ледоколка, подчиняющаяся только инстинктам? Нет, у меня есть моральные принципы, совесть …

Чему следовать? Как жить? Это  личное дело. Мой  выбор. Но сколько вокруг посредников, желающих эти принципы подавить! Не дружи, не пей, не кури, учись, это не носи…

- Маша, домой!

- Ну, вот… - я сжалась в комочек, стараясь слиться с серым камнем.

Освободиться от  опеки раз и навсегда - значит, умереть…  Но так хочется  жить, чувствуя  себя свободной… Пусть это будет одно мгновение… Пусть!

Берёзку в конце огорода отец посадил в день моего рождения четырнадцать лет назад. Вместе росли, вместе взрослели. Обе беззащитные,  одинокие… Только берёзка - стройная красавица, а я, как говорит соседка Мария Петровна,   «недомерок», «дурында прыщавая».

- Здравствуй, подружка...

Ухватившись руками за первую ветвь, я подтянулась,  ноги обрели опору на сучках. Казалось, ещё несколько ступеней, и небо примет меня. А там и до ближайшего облака недалеко. Необъяснимый восторг, чувство исключительности, самостоятельности, свободы…  Вниз смотреть не хотелось. Так  и плыла бы среди облаков, не думая о возвращении на землю…

-  Я это сделала! Йес!
 
Трёх  минут счастья в облаках  достаточно,   и мой взгляд привычно  вернулся на землю.  Вон, отец ловит рыбу, склонившись  над лункой, пробитой сквозь ледяной панцирь. Отец - отдельный и неповторимый мир, другого такого нет. Он окончил два факультета МГУ, имел в Москве издательство. Трижды конкуренты покушались на его жизнь. Едва выжил и   привёз нас сюда, на Ангару. Охотник, рыбак. В политику не лезет, но интересуется и живёт  так, чтобы нам его фамилию -  Медведев носить не стыдно было.

Боже мой, как я люблю  отца! А он любит моего брата Сашку… У Сашки карие глаза, румяные щёки, соломенные волосы, торчащие в разные стороны. Крепыш - еловичок, груздок под ёлочкой, непоседа, который больше минуты на одном месте не сидит. Проснётся, быстро в штаны влезет, наденет  кепку задом наперёд, куртку на плечи накинет - и  по делам… Я Сашку  люблю: прощаю ему даже то, что он никогда не делал. Во-он, у соседского дома маленькая точка. Это Александр опять любимого кота Тихона в соседском  дворе ищет. А он, незамеченный Санькой,   сидит на соседней крыше и  сладко жмурится, греясь  на весеннем солнышке.

Вот Тузик по вольеру заметался, залаял… Его ещё воспитывать и воспитывать надо, а он у нас в отставке, на заслуженном отдыхе почёта и уважения ждёт. Ему в обед и первое, и второе, и третье полагаются… Зачем без толку лает? Представляю, как мама, предупреждённая Тузиком,  к зеркалу метнулась, в три взмаха начёс сделала, губы яркой помадой накрасила, халат на  платье сменила и  на крыльцо гостя встречать выскочила… А  предупреждение-то  ложным оказалось… Теперь Тузик пропал. Но он себя в обиду не даст. Живёт по принципу «я у себя один».  Как он страдает от того, что не может расправиться с котом! Смотрит на меня, а в глазах полное непонимание: почему нельзя? Для него свобода -   всё. В тайге вырос, а оставшуюся жизнь вынужден проводить за решёткой. Нет справедливости в жизни, нет,  и не будет.

О! Соседка Мария Петровна на базар подалась... Пирожками торгует да сплетни веером распускает. В душу человеку влезет и  свою заодно наизнанку вывернет всё равно,  в каком месте, чистом или грязном. Не каждый человек своего от чужого отличает - доверяются.  А она эти признания на заметку берёт. При советской власти в её разговорах на первом плане была колбаса, которую купить невозможно. Теперь, когда колбаса  на столе каждый день, она возненавидела нынешнюю власть пуще прежней за  пиво, в котором тонет Россия. Своё чувство ненависти Мария Петровна постоянно пытается  куда-нибудь пристроить. Поплыла…

Ах! Кот Тихон домой изволили вернуться. Он любит погулять за воротами. Погуляет, придёт, отметится и опять исчезнет. Тихон умеет делать почти всё, что должен уметь настоящий кот: метит углы, цепляет колготки, проверяет  мой дневник, но не умеет  ловить мышей. Абсолютно независимый, с активной жизненной позицией кот. Мимо безобразия не пройдёт - обязательно остановится. Мне  иногда  кажется, что это мы у него живём,  он хозяин.  В марте у кота начались сексуальные проблемы. Валерьянка не помогла, и он пропал на несколько дней. Санька требовал  кота разыскать:

- Не найдёте, я вам за это  спать и есть перестану…

Искали, объявления о пропаже с фотографией Тихона по посёлку развесили -  ждали…

Я переставила ногу на сучок повыше и ухватилась обеими руками за хрупкий, не оттаявший  после зимних морозов ствол-позвоночник…  Всё остальное помню смутно… Кажется, с воплем упала вниз…

Очнулась... Нет теперь у берёзки макушки, а на изломе отчаянно трепещет под напором ветра лоскут от порванных брюк. Безудержно лает Тузик, мяукает Тихон,  бросив рыболовные снасти  на льду, к месту происшествия, не разбирая дороги, мчится папа, нарядная мама с ярко накрашенными губами, рыдая, пытается  взять меня на руки.
 
А я, полежав с минуту с закрытыми глазами, встала, отряхнула с одежды грязь:

- Зачем сбежались? Вас кто-нибудь звал? Идите, куда шли… И, пожалуйста, быстрее…

- Совсем от рук отбилась - поддать надо… И в школе проблемы - грубит, со мной разговаривать не хочет, на днях в кармане её пальто я сигареты нашла, - всхлипнула мама.

-  Переходный возраст…  Дочь - умный человек, разберётся, что к чему, -  отреагировал на события отец.

- Машунь, тебе не больно? - сочувственно посмотрел на меня Санька.

И слёзы искреннего раскаяния хлынули из моих глаз…

Вечером пили чай с домашними пряниками из любимых маминых голубых  чашек в белую горошинку.

- Кто прошлое помянет, тому глаз вон, - сказала мама, разливая чай.

- Главное в жизни - семья. Здесь  и обнимут,  и слёзы вытрут, здесь тебя ждут всегда… Помните это, дети… - мне показалось, что отец сказал это специально для меня.

Завидую Сашке. Ему всего пять  лет, а умеет он подчинять чужие интересы собственным.
 
- Всем оставаться на местах! - скомандовал он и поставил диск с мультфильмом «Маша и медведь».

И странное дело, все восприняли это как должное.

- Самый лучший мужчина -  медведь. Он и добрый, и заботливый… - вздохнула мама после просмотра.

- Ты хотела сказать,  Медведев, дорогая, - поправил  папа.

- Весна… Хочется найти берлогу, разбудить медведя. А потом бежать от него, задыхаясь от восторга… - размечталась я.

- Пап, а кукушка скоро закукует? У неё  обо всём спросить можно. Хочу, чтобы она у нас в доме жила. Ну, папа, ну, пожалуйста… - Сашка как всегда оригинален.

Папа, по обыкновению,  молчал: он не любил отвечать на глупые вопросы и, тем более, выполнять глупые просьбы.

Залаял Тузик… Но мама не бросилась к зеркалу. Наверно, она решила отныне не следить за своей внешностью, а только наблюдать. А может, просто не верила Тузику.  Напрасно. На пороге - соседка Мария Петровна, в новом оранжевом сарафане не по сезону и с рыжим котом на  плече.

- Не ваш кот? - она взяла его на руки. - А я смотрю, похож на того, что на фото. Дай, думаю, спрошу.

- Зачем нам Ваш кот? - не выдержала я. - Все знают, что это  Ваш Барсик. Наш Тихон давно дома.

- Ох, и дерзкая же ты,  Машка, - почему-то обиделась соседка, но на установлении личности кота настаивать не стала. - Я вашего Тузика уважаю. Авторитетный пёс. Когда с базара возвращаюсь, всегда ему пару оставшихся от продажи пирожков через решётку бросаю. Где ты его, такого умного, взял, Василич?

- Да вот, шёл  как-то по улице… За мной щенок увязался. Грязный, тощий, еле-еле лапы переставляет… Пожалел -  покормил - домой принёс. Отличная охотничья собака в прошлом.

- Вот и я таким же образом нового мужа-таджика приобрела. Покормила пирожками на базаре, пригласила и новые шторки на кухне посмотреть,  да так и… -  А почему вы Тузика в клетке держите? Моя дочь - районный прокурор, вы её знаете, говорит, что это противозаконно…

- К старости, Петровна, Тузик чересчур агрессивным стал. Теперь только иногда позволяю ему вместе со мной по телевизору футбол смотреть, - терпеливо объяснил ей отец.

- Мой таджик сутками без меня телевизор смотрит… Моя дочка, районный прокурор, вы её знаете, гражданство ему за один день оформила… -  Вы про медведя фильм смотрите? А я вам заметку из газеты зачитаю… Ой, очки дома забыла… Читай ты, Василич…

- Медведи из-за потепления раньше, чем обычно, вышли из спячки и голодают. Животных, которыми они питаются, всё меньше и меньше. Медведи превращаются  в вегетарианцев, но к такой еде их желудки не приспособлены. Они в отчаянии  готовы питаться сородичами и нападать на людей. Медведи в неволе оказываются в лучших условиях…

- Спасать, Василич, людей надо… Медведю недолго и до нас добраться. На краю посёлка живём. А у тебя дети, - вдохновляла Мария Петровна соседа.

- Папа, медведю нужно срочно послать посылку, - по-своему отреагировал Санька и высыпал на пол игрушки из старого  посылочного  ящика. - Мы отправим  медведю… Мы отправим… - его взгляд, блуждая по столу,  остановился на корзиночке с пряниками. - Мы пошлём медведю пряники!

Никто  не улыбнулся. Мария Петровна хотела что-то сказать, но вовремя спохватилась и прикрыла рот рукой.

- Если пряники нравятся Медведевым, то и медведи  будут в восторге, - поддержала я брата.

Поддавшись на провокацию Марии Петровны, к вечеру следующего дня  папа вернулся с охоты и принёс шкуру медведя. Сашка в рёв:

- Ты убийца, убийца! Ты моего медведя убил! Нет, не Медведев ты больше… Нет…

На Сашку больно смотреть: за минуту он превратился в маленького старичка, которого покинули последние силы. Отец чувствовал себя неуютно. Вспомнился случай, когда в детстве я нашла на веранде мёртвую осу в полосатой юбочке. Весь день,  согревая осу своим дыханием,   горько оплакивала её судьбу. Оса ожила и ужалила меня, когда я по рассеянности села на стул, на котором она лежала.

- Почему, почему она так поступила? Я заботилась о ней,  - рыдала я. - Почему в этом мире столько несправедливости?

Почему?  Сложный вопрос. Но то, что она есть, я поняла очень рано. Как объяснить Сашке, что медведь - прежде всего хищник.

Мама срочно собрала всех в гостиной и задала единственный вопрос:

- Как случилось, что отец принёс домой шкуру медведя?

Вариантов было много. Ближе всех к истине с четырёх попыток оказался Александр:

- Я понял, - сказал он, - медведь пошёл купаться, снял шубу, а папа схватил её и убежал. Папа - не убийца, он…  вор… - опять зарыдал брат. -  А это нисколько не лучше…

- Саша, - объяснила мама, - твою посылку медведю отец передал. Он принял её, как подарок. И если медведь папу не догнал и шубу не отобрал, а он легко мог это сделать, значит, шуба - ответный подарок… У него к зиме вырастет другая…

Я промолчала. И родители были этому безумно рады…

У нашей калитки ярким пламенем полыхнул новый сарафан Марии Петровны, рядом с ней печальный таджик дожёвывал последний, оставшийся от продажи пирожок.

Ночью неведомые внутренние силы взорвали лёд, разделив его на пазлы, из которых, увы,  картину не сложить,  и они, подхваченные  мощным течением, помчались вперёд, сталкиваясь в пути с айсбергами. Зазвенели, заскрежетали  льдины,  и слились   звуки в мощную симфонию, созданную талантливым  автором - природой.

Без трагедии не обойтись. Некоторые льдины-самоубийцы выбрасывались  на берег, а потом долго плакали  ледяными слезами, ручейками, стекающими в Ангару, пока совсем не исчезли  под безжалостными лучами солнца.

Позже, выйдя из берегов,  поползёт река к посёлку,  но, как будто повинуясь всесильной команде свыше, остановится  и замрёт  у огородов.

Закончится ледоход, войдёт красавица Ангара в обычное русло и беспрепятственно потечёт, раскрывая объятия другу милому Енисею…

Отец подбрасывал Сашку вверх, бегал по дому, изображая самолёт, ласточку, взлёт и приземление ракеты…

- Сергей, не мучай Сашку! - просила мать, замешивая тесто для  пряников, которые так любят  Медведевы.
 
- Мама… А Колька Андреев сегодня нёс мой портфель…  - доверила я  свою тайну.

Безудержно лаял борец за свободу Тузик.

Кот Тихон опять куда-то исчез.

Из-за новой занавески на кухне выглядывал таджик.

 Мария Петровна строчила очередной донос на соседей.

Жизнь продолжалась…


Рецензии
Замечательный рассказ.

Созерцатель Вечности   04.08.2016 04:34     Заявить о нарушении
Благодарю Вас!

Людмила Каутова   04.08.2016 05:12   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.