17 июля - день памяти Царственных мучеников

         17 июля – день памяти мучеников и страстотерпцев ЦАРЯ НИКОЛАЯ II, ЦАРИЦЫ АЛЕКСАНДРЫ, ЦАРЕВИЧА АЛЕКСИЯ, ВЕЛИКИХ КНЯЖЕН ОЛЬГИ, ТАТЬЯНЫ, МАРИИ, АНАСТАСИИ.

         16 июля на Урале, в Екатеринбурге собрались многие и многие тысячи паломников на Всенощную в Храме на Крови и после ночной Литургии пойдет грандиозный Крестный ход в монастырь Царственных мучеников на Ганину яму.
         Урал стал Царской голгофой. И ныне это место паломничества – Екатеринбург, Алапаевск, Тобольск, Верхотурье, Пермь. Эти места после убийства Царской семьи стали местами ссылки, страданий верного Царю и Отечеству русского народа. Раскулаченные, расказаченные, дворяне, духовенство, лучшие представители всех сословий взошли на Русскую голгофу.

                                        ЦАРЬ НИКОЛАЙ II
                                 
         Последний Всероссийский Император Николай II родился 6 (18) мая 1868 года, в день святого праведного Иова Многострадального. Он был старшим сыном Императора Александра III и его супруги Императрицы Марии Феодоровны. 
         Воспитание, полученное им под руководством отца, было строгим, почти суровым. «Мне нужны нормальные здоровые русские дети» — такое требование выдвигал Император к воспитателям своих детей. А такое воспитание могло быть по духу только православным. Еще маленьким ребенком Наследник Цесаревич проявлял особую любовь к Богу, к Его Церкви. Он получил весьма хорошее домашнее образование — знал несколько языков, изучил русскую и мировую историю, глубоко разбирался в военном деле, был широко эрудированным человеком. У Императора Александра III была программа всесторонней подготовки Наследника к исполнению монарших обязанностей, но этим планам в полной мере не суждено было осуществиться...
         Император Николай Александрович восшел на престол после смерти своего отца – Императора Александра III – 20 октября 1894 года. 
      
         Императрица Александра Феодоровна (принцесса Алиса Виктория Елена Луиза Беатриса) родилась 25 мая (7 июня) 1872 года в Дармштадте, столице небольшого германского герцогства, к тому времени уже насильственно включенного в Германскую империю. Отцом Алисы был Великий герцог Гессен-Дармштадтский Людвиг, а матерью — принцесса Алиса Английская, третья дочь королевы Виктории. В младенчестве принцесса Алиса — дома ее звали Аликc — была веселым, живым ребенком, получив за это прозвище «Санни» (Солнышко). Дети гессенской четы — а их было семеро — воспитывались в глубоко патриархальных традициях. Жизнь их проходила по строго установленному матерью регламенту, ни одной минуты не должно было проходить без дела. Одежда и еда детей были очень простыми. Девочки сами зажигали камины, убирали свои комнаты. Мать старалась с детства привить им качества, основанные на глубоко христианском подходе к жизни.

        Первая встреча шестнадцатилетнего Наследника Цесаревича Николая Александровича и совсем юной принцессы Алисы произошла в 1884 году, когда ее старшая сестра, будущая преподобномученица Елизавета, вступила в брак с Великим князем Сергеем Александровичем, дядей Цесаревича. Между молодыми людьми завязалась крепкая дружба, перешедшая затем в глубокую и все возрастающую любовь. Когда в 1889 году, достигнув совершеннолетия, Наследник обратился к родителям с просьбой благословить его на брак с принцессой Алисой, отец отказал, мотивируя отказ молодостью Наследника.
        Пришлось смириться перед отцовской волей. В 1894 году, непоколебимую решимость сына, обычно мягкого и даже робкого в общении с отцом, Император Александр III дает благословение на брак. Единственным препятствием оставался переход в Православие — по российским законам невеста Наследника российского престола должна быть православной. Протестантка по воспитанию, Алиса была убеждена в истинности своего исповедания и поначалу смущалась необходимостью перемены вероисповедания. 21 октября в дворцовой церкви Ливадийского дворца принцесса Алиса была присоединена к Православию через Миропомазание, получив имя Александры Феодоровны.
         
         Венчание Николая Александровича и Александры Федоровны совершилось 14 ноября 1894 года.
         Коронование на царство совершилось 14 мая 1896 года в Успенском соборе Московского Кремля. Венчание на царство — важнейшее событие в жизни монарха, в особенности когда он проникнут глубокой верой в свое призвание. Над царской четой было совершено Таинство миропомазания — в знак того, что как нет выше, так и нет труднее на земле царской власти, нет бремени тяжелее царского служения, Господь... даст крепость царем нашим (1 Цар.2,10).
         К великой скорби Государя, торжества в Москве были омрачены катастрофой на Ходынском поле: в ожидавшей царских подарков толпе произошла давка, в которой погибло много людей.

         Руководством для Императора Николая II было политическое завещание отца: «Я завещаю тебе любить все, что служит ко благу, чести и достоинству России. Охраняй самодержавие, памятуя притом, что ты несешь ответственность за судьбу твоих подданных перед Престолом Всевышнего. Вера в Бога и святость твоего царского долга да будет для тебя основой твоей жизни. Будь тверд и мужествен, не проявляй никогда слабости. Выслушивай всех, в этом нет ничего позорного, но слушайся самого себя и своей совести».
        Став верховным правителем огромной империи, в руках которого практически сосредотачивалась вся полнота законодательной, исполнительной и судебной власти, Николай Александрович взял на себя громадную историческую и моральную ответственность за все происходящее во вверенном ему государстве. И одной из важнейших своих обязанностей почитал Государь хранение веры православной, по слову Священного Писания: «царь... заключил пред лицем Господним завет — последовать Господу и соблюдать заповеди Его и откровения Его и уставы Его всего сердца и от всей души» (4 Цар.23,3).
         Через год после свадьбы, 3 ноября 1895 года, родилась первая дочь — Великая княжна Ольга; за ней последовало появление на свет трех полных здоровья и жизни дочерей, которые составляли радость своих родителей, Великих княжон Татианы (29 мая 1897 года), Марии (14 июня 1899 года) и Анастасии (5 июня 1901 года), 30 июля 1904 года у Царской четы родился долгожданный сын, наследник Российского престола Цесаревич Алексий.
               
         Император уделял огромное внимание нуждам Православной Церкви во все время своего царствования. Как и все российские императоры, Николай II щедро жертвовал на постройку новых храмов, в том числе и за пределами России.
         За годы его царствования число приходских церквей в России увеличилось более чем на 10 тысяч, было открыто более 250 новых монастырей. Император лично участвовал в закладке новых храмов и других церковных торжествах. Личное благочестие Государя проявилось и в том, что за годы его царствования было канонизировано святых больше, чем за два предшествующих столетия, когда было прославлено лишь 5 святых угодников.
         За время последнего царствования к лику святых были причислены святитель Феодосий Черниговский (1896 г.), преподобный Серафим Саровский (1903 г.), святая княгиня Анна Кашинская (восстановление почитания в 1909 г.), святитель Иоасаф Белгородский (1911 г.), святитель Ермоген Московский (1913 г.), святитель Питирим Тамбовский (1914 г.), святитель Иоанн Тобольский (1916 г.). При этом Император вынужден был проявить особую настойчивость, добиваясь канонизации преподобного Серафима Саровского, святителей Иоасафа Белгородского и Иоанна Тобольского. Император Николай II высоко чтил святого праведного отца Иоанна Кронштадтского. После его блаженной кончины царь повелел совершать всенародное молитвенное поминовение почившего в день его преставления.
         В царствование Императора Николая II церковная иерархия получила возможность не только широко обсуждать, но и подготовить созыв Поместного Собора, который не созывался два века.
 
         Император, от природы замкнутый, чувствовал себя спокойно в узком семейном кругу был образцовый семьянин. И все, кто знал его семейную жизнь не понаслышке, отмечали удивительную простоту, взаимную любовь и согласие всех членов этой тесно сплоченной Семьи. Центром ее был Царевич Алексий, на нем сосредотачивались все привязанности, все надежды.
         Приступы гемофилии, во время которых ребенок испытывал тяжкие страдания, повторялись неоднократно. Характер болезни являлся государственной тайной, и родители часто должны были скрывать переживаемые ими чувства, участвуя в обычном распорядке дворцовой жизни. Жизнь ребенка все время висела на волоске: малейшее кровотечение могло стоить ему жизни и это наполняло душу матери безконечной скорбью.

         Глубокая и искренняя религиозность выделяла Императорскую чету среди представителей тогдашней аристократии. Императрица не любила светского общения, балов. Духом православной веры было проникнуто с самого начала и воспитание детей Императорской семьи. Все ее члены жили в соответствии с традициями православного благочестия. Обязательные посещения богослужений в воскресные и праздничные дни, говенье во время постов были неотъемлемой частью быта русских царей, ибо царь уповает на Господа, и во благости Всевышнего не поколеблется (Пс.20,8).
         Царская чета посещает храмы и монастыри во время своих многочисленных поездок, поклоняется чудотворным иконам и мощам святых, но и совершает паломничества, как это было в 1903 году во время прославления преподобного Серафима Саровского. Краткие богослужения в придворных храмах не удовлетворяли уже Императора и Императрицу. Специально для них совершались службы в царскосельском Феодоровском соборе, построенном в стиле XVI века. Здесь Императрица Александра молилась перед аналоем с раскрытыми богослужебными книгами, внимательно следя за ходом церковной службы.
      
        Царю Николаю II была свойственна большая сдержанность, и поэтому совне могло казаться, что он апатичен и равнодушен. На самом деле это было совсем не так. Ему огромных усилий стоило не проявлять чувств тогда, когда они сами просились наружу.
        Рабочая нагрузка самодержца была непомерной. Каждый день ему приходилось прочитывать множество бумаг и делать на каждую из них резолюцию. Он имел для этой очень большой работы необходимые умственные качества, которые отмечают близко знавшие его люди. Он обладал таким наследственным Романовским свойством как феноменальная память, и можно сказать, что уже в одном этом проявилось то, что и он, и его царственные предки были Самим Богом предназначены для несения этого весьма нелегкого царского служения.
        Он очень любил историю и много читал исторических исследований. Он любил спорт, такие древние воинские упражнения, которые для воинов начала XX века сохраняли все свое значение, и в частности любил охоту.

         В царствование Николая II выдвинулись замечательные сановники, такие как Витте, Столыпин – не удивительно, поскольку одно из свойств Николая II – это умение находить достойных помощников. Известно, как появился в Петербурге Столыпин. Николай II прочитывал очень внимательно ежегодные отчеты множества губернаторов. Вот среди этого множества провинциальных губернаторов он нашел одного – Столыпина и счел нужным приблизить к себе, сделать министром, а потом и премьером.
         «Россия росла и крепла в течение тысячи лет горячей верой русских людей в Бога, преданностью своим царям и безпредельной любовью к своей Родине, и пока это чувство живо в сердце каждого русского человека, Россия будет счастлива, будет благоденствовать и укрепляться». //Цит. По: Джунковский В.Ф. Воспоминания. В 2-х тт. Т.1. С.285.
         Но, несмотря на искреннее стремление Государя к миру, в его царствование России пришлось участвовать в двух кровопролитных войнах, приведших к внутренним смутам. В 1904 году без объявления войны Япония начала военные действия против России — следствием этой тяжелой для России войны стала революционная смута 1905 года. Как великую личную скорбь воспринимал Государь происходившие в стране безпорядки...

                                       ГОДЫ РАСЦВЕТА РОССИИ

        В 1913 году вся Россия торжественно праздновала трехсотлетие Дома Романовых. После февральских торжеств в Петербурге и Москве, весной, Царская семья совершает поездку по древним среднерусским городам, история которых связана с событиями начала XVII века. На Государя произвели большое впечатление искренние проявления народной преданности — а население страны в те годы быстро увеличивалось: во множестве народа величие царю (Притч.14,28).
        Россия находилась в это время на вершине славы и могущества: невиданными темпами развивалась промышленность, все более могущественными становились армия и флот, успешно проводилась в жизнь аграрная реформа — об этом времени можно сказать словами Писания: превосходство страны в целом есть царь, заботящийся о стране (Еккл.5,8).
       
        Вот несколько примеров статистики:
        1.   НАСЕЛЕНИЕ. В 1894 году, в начале царствования Императора Николая II, в России насчитывалось 122 миллиона жителей. 20 лет спустя, накануне 1-ой Мировой войны, народонаселение её увеличилось на 60 миллионов; таким образом в Царской России народонаселение возрастало на 2.4 млн. в год. Если бы не случилось революции в 1917 г., к 1959 году её население должно было бы достигнуть 275 миллионов.
       
         2.  В отличие от современных демократий, Императорская Россия строила свою политику не только на бездефицитных бюджетах, но и на принципе значительного накопления золотого запаса. Несмотря на это, государственные доходы с 1,4 миллиарда рублей в 1897 году, без малейшего увеличения налогового бремени неуклонно росли, тогда как расходы государства оставались более или менее на одном и том же уровне.
    
         3. Законом 1896 года в России была введена ЗОЛОТАЯ ВАЛЮТА, причём Государственному Банку было предоставлено выпускать 300 миллионов рублей кредитными билетами не обеспеченными золотым запасам. Но правительство не только никогда не воспользовалось этим правом, но, наоборот, обеспечило бумажное обращение, золотой наличностью более, чем на 100%.
         Устойчивость денежного обращения была такова, что даже во время русско-японской войны, сопровождавшейся повсеместными революционными безпорядками внутри страны, размен кредитных билетов на золото не был приостановлен.

         4. В России НАЛОГИ, до первой мировой войны, были самыми низкими во всём свете: общая сумма налогов на одного жителя в России была более, чем вдвое меньше, нежели в Австрии, Франции и Германии и более, в четыре раза меньше, чем в Англии (Россия — 9,09; Австрия — 21,47; Франция — 22,25; Германия — 22,26; Англия — 42,61)

         5. Прогрессивный рост БЛАГОСОСТОЯНИЯ населения наглядно доказывается следующей таблицей вкладов в государственные сберегательные кассы:
         За последнее четырёхлетие до 1-ой Мировой войны количество вновь учреждавшихся акционерных обществ возросло на 132%, а вложенный в них капитал почти учетверился.
         В 1914 году в Государственной Сберегательной Кассе было вкладов на 2,236 миллиарда рублей. Сумма вкладов и собственных капиталов в мелких кредитных учреждениях (на кооперативных началах) составляла в 1894 году около 70 миллионов  рублей, в 1913 году — около 620 миллионов рублей (увеличение в 8 раз), а к 1 января 1917 года — 1,2 миллиарда руб.

         6. ПРОМЫШЛЕННОСТЬ.  Развитие экономической мощи России показывает:
         В период между 1890 и 1913 гг. русская промышленность учетверила свою производительность. Её доход не только почти сравнялся с поступлениями, получавшимися от земледелия, но товары покрывали почти 4/5 внутреннего спроса на мануфактурные изделия.   
         Выпуск русских машин  с 1894 по 1916 гг . увеличился в 4, 1 раза, стр. сельскохозяйств. машин 1897–1913 гг. – в 6,6 раза; добыча угля – мил.пудов 1895 –1914 гг. в 3 раза; добыча, м.п. нефти – в 1,7 раза; золота (в пудах) в 1,4 раза; меди, в 3,8 раза, чугуна – в 2,5 раза, выплавка железа, стали в 2,2 раза, золотой фонд 1894–1914 в 1,5 раза; торговый флот, тыс. тонн – в 1,6 раза.

         7. ЗЕМЛЕДЕЛИЕ. Накануне революции русское земледелие было в полном расцвете. В течение двух десятилетий, предшествовавших войне 1914-18 гг., сбор урожая хлебов удвоился. В 1913 г. в России урожай главных злаков был на 1/3 выше такового же Аргентины, Канады и США вместе взятых. В частности, сбор ржи в 1894 году дал 2 миллиарда пудов, а в 1913 — 4 миллиарда пудов.
         В царствование Императора Николая II Россия была главной кормилицей Западной Европы. При этом обращает на себя особое внимание феноменальный рост вывоза земледельческих продуктов из России в Англию (зерна и муки, в миллионах фунтов (русский фунт — 0,4 кг): 1908 г. — 858,3 млн., 1909 г. — 1,8 млрд., 1910 г. — 2,8 млрд.
         Россия поставляла 50% мирового ввоза яиц: в 1908 году из России их было вывезено 2,6 млрд. штук стоимостью в 54.млн.руб., а в 1909 г. — 2,85 стоимостью в 62,2 руб.
         Рожь: в 1894 г. — 2 миллиарда пудов, в 1913 г. — 4 миллиарда пудов
         Сахар — в этот же период времени потребление сахара на каждого жителя повысилось с 4 до 9 кг. в год.
         Чай — потребление в 1890 г. — 40 миллионов кг; в 1913 г. — 75 миллионов кг.
          Лён — накануне 1-й Мировой войны Россия производила 80% мирового льна.
Сбор хлопка  увеличился в 3,9 раза. Благодаря большим работам по орошению в Туркестане, предпринятым ещё в царствование Императора Александра III, урожай хлопка в 1913 г. покрывал все годичные потребности русской текстильной промышленности. Последняя удвоила своё производство между 1894 и 1911 гг.

         8. СЕТЬ ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ в России покрывала 74.000 вёрст (одна верста равняется 1,067 км), из которых Великий Сибирский Путь (8.000 вёрст) был самым длинным в мире.
         В 1916 г., т.е. в самый разгар войны, было построено более 2.000 вёрст железных дорог, которые соединили Северный Ледовитый Океан (порт Романовск) с центром России.
        К 1917 г. в России находилось в эксплуатации 81116 км железной дороги и 15000 км было в постройке. В Царской России в период с 1880 по 1917 гг., т.е. за 37 лет, было построено 58251 км, что даёт средний годовой прирост в 1575 км (за 38 лет советской власти, т.е. к концу 1956 г., было построено всего лишь 36.250 км, что даёт годовой прирост лишь в 955 км).
         Постройка одного километра железной дороги в Царской России обходилась в 74 тыс.рублей, (при советской власти в 790 тыс.руб., исходя из расчёта одинаковой покупной способности рубля).
        Русские железные дороги, по сравнению с другими, для пассажиров были самыми дешёвыми и самыми комфортабельными в мире.

         9.  АГРАРНЫЙ ВОПРОС, который продолжает быть главной заботой многих государств, однако же нашёл счастливое разрешение в царствовании Императора Николая II.
         В 1861 г., после отмены крепостного права Императором Александром II, русские крестьяне получили, за небольшую плату, земли, добровольно уступленные помещиками, по большей части, дворянами. Однако крестьяне не делались индивидуальными собственниками этих земель, так как эти последние фактически принадлежали общинам, которые отдавали земельные участки в пользование членам общины. Проводя в жизнь подобного рода аграрную политику, законодатель придерживался древнего русского крестьянского обычая, управления миром, стремясь, таким путём, удерживать земледельцев от искушения продать свой надел.
         Действительно, если бы крестьянин обменял причитающуюся ему часть земли на деньги, то он очень скоро остался бы без всяких средств к существованию и без сомнения превратился бы в безземельного пролетария.
         Но, несмотря на положительные стороны этой аграрной политики, в ней были и существенные недостатки. Крестьянин, не чувствуя себя полным хозяином земли и не будучи уверен, что тот же участок попадёт к нему и в следующий передел, относился к своей работе небрежно и терял чувство ответственности. Не имея собственности, которую надо было бы защищать, он так же небрежно относился и к чужой собственности.

         Наконец, увеличение крестьянского народонаселения в Европейской России, уменьшало при каждом переделе площадь земельных участков. К концу XIX века в наиболее населённых губерниях недостаток земли начал серьёзно ощущаться. Революционеры широко использовали это положение, превратив этот вопрос чисто экономического характера в вопрос политический. Пользуясь недовольством крестьян, социалисты разных оттенков возбуждали крестьянские массы и толкали их на требование экспроприации частновладельческих земель.
         Ввиду создавшегося положения, которое прогрессивно обострялось, Председатель Совета Министров П. А. Столыпин, немедленно прибегнул к мерам чрезвычайной важности, которые, будучи доведены до конца, несомненно пресекли бы распространение марксистской пропаганды:

         а)  Столыпин решил широко использовать переселенческое движение крестьянских масс из Европейской России в Сибирь, начавшееся после окончания Великого Сибирского Пути.
         Выразивший желание выехать из Европейской России, избавлялся на долгое время от всяких налогов. Государство помогало ему деньгами и он получал в полную собственность участок земли в 15 гектаров, т.е. около 37 акров на душу и 45 гектаров на семью. При этом каждой семье выдавалось пособие в 200 р. и она перевозилась со всем имуществом за казённый счёт до места поселения. [200 рублей - не малая сумма, учитывая, что фунт хлеба стоил 1 копейку, сахар - 7 копеек, мясо - 12 копеек и т.д.]
         В Сибири были устроены казённые склады земледельческих машин, снабжавших население сельскохозяйственными орудиями по крайне низким ценам.
         Эта мера имела огромный успех. В короткий срок Сибирское земледелие достигло своего расцвета, позволившего ввозить в Европейскую Россию и вывозить заграницу большое количество сельских продуктов, особенно масла и яиц.

         б) Правительство Столыпина уполномочило Государственный Крестьянский Банк (созданный в царствование Императора Александра III) скупать помещичьи земли и перепродавать их крестьянам на исключительно льготных условиях. Предоставлялся долголетний кредит, доходивший до 90% стоимости земли при очень низком проценте (4,5%, включая погашение).
         Результатом этой меры было то, что в 1914 г. более 80% пахотной земли в Европейской России оказалось в руках крестьян. К этому следует прибавить 40 миллионов десятин (около 100 миллионов акров), лично принадлежавших Императору Николаю II в Сибири, которые он, не колеблясь передал в крестьянский земельный фонд. На личные же средства Государя в уступленных им областях, были проведены дороги, построены школы, церкви и больницы.
         Государственный Крестьянский Земельный Банк, считавшийся, и совершенно справедливо, самым крупным в мире учреждением земельного кредита, выдавал крестьянам ссуды, каковых было разрешено 222 миллиона рублей в 1901 г., а в 1912 г. он выдал до 1,2 миллиарда рублей, т.е., примерно, в 6 раз больше.
       
         Ходячее мнение, издавна пущенное в оборот социалистами всех толков, будто крестьяне были «обездолены землёю”, ни на чём не основано. В действительности, Царское Правительство систематически стремилось увеличить площадь крестьянского землевладения, причём эта аграрная политика получила особенное развитие в царствование Императора Николая II.

         в)  Изданный 9 ноября 1906 г., так называемый «Столыпинский закон”, позволял крестьянину выходить из общины и делаться индивидуальным и наследственным собственником земли, которую он обрабатывал.
         Закон этот имел огромный успех. Тотчас же было подано 2,5 миллионов прошений о выходе на отруба от семейных крестьян в 463 специальные комиссии, занятые проведением этой реформы.
         В 1913 г. 2 миллиона семейств получили наделы. Для этой сложной работы была мобилизована целая армия (более 7000 человек) геодезистов и землемеров.
         За несколько месяцев до 1-ой Мировой войны 13% земель, принадлежащих общинам, перешли в индивидуальную собственность крестьян. Накануне революции Россия была готова превратиться в страну маленьких собственников, которые быстро обогащались.
         Прав был бывший Министр Земледелия Кривошеин, заявив немецкому профессору Зеерингу, приехавшему в 1912 г. в Москву во главе комиссии, которой было поручено ознакомиться с результатами Столыпинской реформы: «России необходимы 30 лет спокойствия, чтобы сделаться наиболее богатой и процветающей страной во всём мире».
      
         10.  По тому времени Императорское СОЦИАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО было несомненно самым прогрессивным в мире. Это заставило Тафта, тогдашнего Президента США, за два года до 1-ой Мировой войны публично заявить, в присутствии нескольких русских высокопоставленных лиц: «Ваш Император создал такое совершенное рабочее законодательство, каким ни одно демократическое государство похвастаться не может».

         Итак, Россия в царствование Императора Николая II достигла высокой степени благосостояния, и это, несмотря на неудачную для неё русско-японскую войну и революционные безобразия 1905 года. Более того, даже 1-я Мировая война, потребовавшая огромного напряжения народных сил и сопровождавшаяся колоссальными потерями в армии, не остановила поступательного развития экономической мощи Российского Государства.
         Мудрая и бережливая финансовая политика дала возможность скопить в Государственном Казначействе полуторамиллиардный золотой запас, который и обеспечил устойчивость рубля, как расчётной единицы, не только внутри Империи, но и на международном денежном рынке. А это, в свою очередь, позволило разместить за границей многомиллионные заказы на предметы снабжения армии и в то же время явилось гигантским стимулом развития отечественной промышленности именно в трудные годы войны.
         Известный экономист Edmond Trey справедливо утверждал: «Если у больших европейских наций события между 1912 и 1950 годами будут протекать так же, как они развивались между 1900 и 1912 годами, то к середине настоящего века Россия станет выше всех в Европе, как в отношении политическом, так и в области финансово-экономической.
         
         Казалось, что все внутренние проблемы в недалеком будущем благополучно разрешатся.

                          ПУТЬ НА РУССКУЮ ГОЛГОФУ

         Но этому не суждено было осуществиться: назревала первая мировая война. Использовав как предлог убийство террористом наследника австро-венгерского престола, Австрия напала на Сербию. Император Николай II посчитал своим христианским долгом вступиться за православных сербских братьев.
         19 июля (1 августа) 1914 года Германия объявила России войну, которая вскоре стала общеевропейской.          
       
         Как политик и государственный деятель, Государь поступал, исходя из своих религиозно-нравственных принципов. С началом Первой мировой войны Государь регулярно выезжает в Ставку, посещает воинские части действующей армии, перевязочные пункты, военные госпитали, тыловые заводы – одним словом, делает все, что было важно для ведения этой войны.
         Императрица с самого начала посвятила себя раненым. Пройдя курсы сестер милосердия, вместе со старшими дочерьми — Великими Княжнами Ольгой и Татьяной — она по несколько часов в день ухаживала за ранеными в своем царскосельском лазарете, помня, что требует Господь любить дела милосердия (Мих.6,8).
        22 августа 1915 года Государь выехал в Могилев, чтобы принять на себя командование всеми вооруженными силами России. Император с начала войны рассматривал свое пребывание на посту Верховного главнокомандующего как исполнение нравственного и государственного долга перед Богом и народом, всегда предоставляя ведущим военным специалистам широкую инициативу в решении всей совокупности военно-стратегических и оперативно-тактических вопросов.                            

         Январь и февраль 1917 года Государь провел в Царском Селе. Он чувствовал, что политическая обстановка становится все более и более натянутой, но продолжал надеяться на то, что чувство патриотизма все же возьмет верх, сохранял веру в армию, положение которой значительно улучшилось. Это вселяло надежды на успех большого весеннего наступления, которое нанесет решительный удар Германии. Но это хорошо понимали и враждебные государю силы.

         22 февраля Государь выехал в Ставку — этот момент послужил сигналом для врагов порядка. Им удалось посеять в столице панику из-за надвигавшегося голода, ведь во время голода будут злиться, хулить царя своего и Бога Своего (Ис.8,21). На следующий день в Петрограде начались волнения, вызванные перебоями с подвозом хлеба, они скоро переросли в забастовку под политическими лозунгами — «Долой войну», «Долой самодержавие». Попытки разогнать манифестантов не увенчались успехом. В Думе тем временем шли дебаты с резкой критикой правительства — но в первую очередь это были выпады против Государя. Претендующие на роль представителей народа депутаты словно забыли наставление первоверховного апостола: Всех почитайте, братство любите, Бога бойтесь, царя чтите (1 Пет.2,17).
         25 февраля в Ставке было получено сообщение о беспорядках в столице. Узнав о положении дел, Государь посылает войска в Петроград для поддержания порядка, а затем сам отправляется в Царское Село. Этот отъезд из Ставки оказался роковым.
         За 150 верст от Петрограда царский поезд был остановлен — следующая станция Любань была в руках мятежников. Пришлось следовать через станцию Дно, но и тут путь оказался закрыт. Вечером 1 марта Государь прибыл в Псков, в ставку командующего Северным фронтом генерала Н. В. Рузского.
                     
         2 марта 1917 года представители Государственной Думы и предатели из высшего военного командования вынудили Николая II отречься от престола.
         Государь делал все для того, чтобы остановить революцию и только когда он увидел, что его приказы не выполняются, что командующие фронтами требуют его отречения, никто ему не подчиняется, он был вынужден согласиться на отречение.   
         Отречение, несомненно, было вынужденным, и можно говорить по существу не столько об отречении Николая II от царской власти, сколько об отречении русского народа в лице самых видных своих представителей от Николая II и от монархии.
         2 марта Царь Николай Александрович в дневнике пишет: «Нужно мое отречение. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из Ставки прислали проект Манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я переговорил и передал им подписанный и переделанный Манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена и трусость, и обман!»
         
         Император принял выстраданное решение: отречься и за себя и за Наследника, ввиду его неизлечимой болезни, в пользу брата, Великого князя Михаила Александровича. Государь покидал верховную власть и главнокомандование как Царь, как воин, как солдат, до последней минуты не забывая о своем высоком долге. Его Манифест — это акт высочайшего благородства и достоинства.
         8 марта комиссары Временного правительства, прибыв в Могилев, объявили через генерала Алексеева об аресте Государя и необходимости проследовать в Царское Село.
         В последний раз он обратился к своим войскам, призывая их к верности Временному правительству, тому самому, которое подвергло его аресту, к исполнению своего долга перед Родиной до полной победы. Прощальный приказ войскам, в котором выразились благородство души Государя, его любовь к армии, вера в нее, был скрыт от народа Временным правительством, запретившим его публикацию. Новые правители, одни других одолевая, вознерадели о Царе своем (3 Езд.15,16) — они, конечно, боялись, что армия услышит благородную речь своего Императора и Верховного главнокомандующего.

         В жизни Императора Николая II было два неравных по продолжительности и духовной значимости периода — время его царствования и время пребывания в заточении, если первый из них дает право говорить о нем как о православном правителе, исполнившем свои монаршие обязанности как священный долг перед Богом, о Государе, памятующем слова Священного Писания: Ты избрал мя еси царя людем Твоим (Прем.9,7), то второй период — крестный путь восхождения к вершинам святости, путь на русскую Голгофу...
         
         Рожденный в день памяти святого праведного Иова Многострадального, Государь принял свой крест так же, как библейский праведник, перенес все ниспосланные ему испытания твердо, кротко и без тени ропота. Именно это долготерпение с особенной ясностью открывается в истории последних дней Императора.
         С момента отречения не столько внешние события, сколько внутреннее духовное состояние Государя привлекает к себе внимание. Государь, приняв, как ему казалось, единственно правильное решение, тем не менее переживал тяжелое душевное мучение. «Если я помеха счастью России и меня все стоящие ныне во главе ее общественные силы просят оставить трон и передать его сыну и брату своему, то я готов это сделать, готов даже не только царство, но и жизнь свою отдать за Родину. Я думаю, в этом никто не сомневается из тех, кто меня знает», — говорил Государь генералу Д. Н. Дубенскому.
        Временное правительство объявило об аресте Императора Николая II и его Августейшей супруги и содержании их в Царском Селе. Арест Императора и Императрицы не имел ни малейшего законного основания или повода.

         Можно себе представить, в каком положении оказалась безпомощная Царица, мать с пятью своими тяжко заболевшими детьми!
         Подавив в себе немощь женскую и все телесные недуги свои, геройски, самоотверженно, посвятив себя уходу за больными, с полным упованием на помощь Царицы Небесной, она решила прежде всего помолиться пред чудотворною иконою Божией Матери "Знамение". Горячо, на коленях, со слезами просила земная Царица помощи и заступления у Царицы Небесной.
         Дни проходили размеренно — в регулярных богослужениях, совместных трапезах, прогулках, чтении и общении с родными людьми. Однако при этом жизнь узников подвергалась мелочным стеснениям — Государю было объявлено А. Ф. Керенским, что он должен жить отдельно и видеться с Государыней только за столом, причем разговаривать только по-русски. Караульные солдаты в грубой форме делали ему замечания, доступ во дворец близких Царской семье лиц воспрещался.

         Императорская Семья проводила много времени в душеполезном чтении, прежде всего Священного Писания, и посещении богослужений. Доброта и душевное спокойствие не оставляли в это тяжелое время Императрицу.
         В письмах Александры Федоровны раскрывается вся глубина ее религиозных чувств – сколько в них силы духа, скорби о судьбе России, веры и надежды на помощь Божию! И к кому бы она ни писала, она находила слова поддержки и утешения: «В молитве утешение: жалею я тех, которые находят не модным, не нужным молиться», в другом письме она пишет: «Господи, помоги тем, кто не вмещает любви Божией в ожесточенных сердцах, которые видят только все плохое и не стараются понять, что пройдет все это, не может быть иначе, Спаситель пришел, показал нам пример. Кто по Его пути следом любви и страдания идет, понимает все величие Царства Небесного». Эти письма – настоящие свидетельства христианской веры.
 
         Утешение и крепость в перенесении скорбей узникам давало духовное чтение, молитва, богослужение, причащение Святых Христовых Тайн.
         Протоиерей Афанасий Беляев, исповедовавший Царских детей, писал:   
         «Впечатление [от исповеди] получилось такое: дай, Господи, чтобы и все дети нравственно были так высоки, как дети бывшего Царя. Такое незлобие, смирение, покорность родительской воле, преданность безусловная воле Божией, чистота в помышлениях и полное незнание земной грязи — страстной и греховной, меня привели в изумление..."
         Не остается без его внимания и душевное состояние членов Царской семьи:
         "Да, все они страдали, - отмечает он, - но вместе со страданиями возрастали их терпение и молитва. В своих страданиях стяжали они подлинное смирение — по слову пророка: Скажи царю и царице: смиритесь... ибо упал с головы вашей венец славы вашей (Иер.13,18).Ныне смиренный раб Божий Николай, как кроткий агнец, доброжелательный ко всем врагам своим, не помнящий обид, молящийся усердно о благоденствии России, верующий глубоко в ее славное будущее, коленопреклоненно, взирая на крест и Евангелие... высказывает Небесному Отцу сокровенные тайны своей многострадальной жизни и, повергаясь в прах пред величием Царя Небесного, слезно просит прощения в вольных и невольных своих прегрешениях», — пишет в дневнике отец Афанасий Беляев.

         Временное правительство назначило комиссию по расследованию деятельности Императора, но, несмотря на все старания обнаружить хоть что-то, порочащее Царя, ничего не нашли — Царь был невиновен. Один из следователей Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства, искренне ненавидевший «проклятое самодержавие», старательно изучал переписку Государя и Государыни. ЧСК надеялась найти опубликовать хоть какое-то подтверждение той лжи и клеветы, которую они распространяли о Царе. Но этот революционер признался, что, читая письма Царя и Царицы, против своей воли начинает их любить. Решено было письма не публиковать: «Иначе народ начнет им поклоняться». 
         Когда невиновность его была доказана и стало очевидно, что за ним нет никакого преступления, Временное правительство вместо того, чтобы освободить Государя и его Августейшую супругу, приняло решение удалить узников из Царского Села.
         
         В ночь на 1 августа они были отправлены в Тобольск — сделано это было якобы ввиду возможных беспорядков, первой жертвой которых могла сделаться Царская семья. На деле же тем самым семья обрекалась на крест, ибо в это время дни самого Временного правительства были сочтены.
         6 августа Царственные узники прибыли в Тобольск. Первые недели пребывания в Тобольске Царской семьи были едва ли не самыми спокойными за весь период их заточения. 8 сентября, в день праздника Рождества Пресвятой Богородицы, узникам позволили в первый раз отправиться в церковь. Впоследствии и это утешение крайне редко выпадало на их долю. Одним из самых больших лишений за время жизни в Тобольске было почти полное отсутствие всяких известий. Письма доходили с огромным опозданием. Что же касается газет, то приходилось довольствоваться местным листком, печатавшимся на оберточной бумаге и дававшим лишь старые телеграммы с опозданием на несколько дней, да и те чаще всего появлялись здесь в искаженном и урезанном виде. Император с тревогой следил за событиями в России. Он понимал, что страна стремительно идет к гибели.

         Корнилов предложил Керенскому ввести войска в Петроград, чтобы положить конец большевистской агитации, которая становилась изо дня в день все более угрожающей. Безмерна была печаль Царя, когда Временное правительство отклонило и эту последнюю попытку к спасению Родины. Он прекрасно понимал, что это было единственное средство избежать неминуемой катастрофы.
         А между тем к власти в Петрограде уже пришли большевики — наступил период, о котором Государь написал в своем дневнике: «гораздо хуже и позорнее событий Смутного времени».      
         Солдаты, охранявшие губернаторский дом, прониклись расположением к Царской семье, и прошло несколько месяцев после большевистского переворота, прежде чем перемена власти стала сказываться на положении узников. В Тобольске образовался «солдатский комитет», который, всячески стремясь к самоутверждению, демонстрировал свою власть над Государем — то заставляют его снять погоны, то разрушают ледяную горку, устроенную для Царских детей: над царями он издевается, по слову пророка Аввакума (Авв.1,10).
       
          Из Тобольска Царская семья была доставлена в Екатеринбург и заточена в Ипатьевском доме, но большинство лиц, приближенных к семье, к ним допущено не было.
          В марте стало известно, что в Бресте был заключен сепаратный мир с Германией. Государь не скрывал к нему своего отношения: «Это такой позор для России и это «равносильно самоубийству». Когда прошел слух, что немцы требуют от большевиков выдачи им Царской семьи, Императрица заявила: «Предпочитаю умереть в России, нежели быть спасенной немцами».
          Условия жизни в «доме особого назначения» были гораздо тяжелее, чем в Тобольске. Стража состояла из 12-ти солдат, которые жили в непосредственной близости от узников, ели с ними за одним столом. Комиссар Авдеев, закоренелый пьяница, ежедневно изощрялся вместе со своими подчиненными в измышлении новых унижений для заключенных. Приходилось мириться с лишениями, переносить издевательства и подчиняться требованиям этих грубых людей — в числе охранников были бывшие уголовные преступники.
         Как только Государь и Государыня прибыли в дом Ипатьева, их подвергли унизительному и грубому обыску. Спать Царской чете и Княжнам приходилось на полу, без кроватей. Во время обеда семье, состоящей из семи человек, давали всего пять ложек; сидящие за этим же столом охранники курили, нагло выпуская дым в лицо узникам, грубо отбирали у них еду. Прогулка в саду разрешалась единожды в день, поначалу в течение 15-20 минут, а потом не более пяти.

         Их истинное величие проистекало не из их царского достоинства, а от той удивительной нравственной высоты, на которую они постепенно поднялись.
         «Как я счастлива, - пишет в своем дневнике Александра Федоровна, - что мы не за границей, а с ней [Родиной] все переживаем. Как хочется с любимым больным человеком все разделить, все пережить и с любовью и волнением за ним следить, так и с Родиной. Я чувствовала себя слишком долго ее матерью, чтобы потерять это чувство, — мы одно составляем, и делим горе и счастье. Больно она нам сделала, обидела, оклеветала..., но мы ее любим все-таки глубоко и хотим видеть ее выздоровление, как больного ребенка с плохими, но и хорошими качествами, так и Родину родную..." - писала Императрица.
         
         Утешение и кротость в перенесении скорбей Царственным узникам дают молитва, чтение духовных книг, богослужение, Причащение: «...Господь Бог дал неожиданную радость и утешение, допустив нас приобщиться Святых Христовых Тайн, для очищения грехов и жизни вечной. Светлое ликование и любовь наполняют душу».
         В страданиях и испытаниях умножается духовное ведение, познание себя, своей души. Устремленность к жизни вечной помогает переносить страдания и дает великое утешение: «...Все, что люблю, — страдает, счета нет всей грязи и страданиям, а Господь не допускает уныния: Он охраняет от отчаяния, дает силу, уверенность в светлое будущее еще на этом свете».

         Вера заключенных поддерживала их мужество, давала им силу и терпение в страданиях. Все они понимали возможность скорого конца. Даже у Цесаревича как-то вырвалась фраза: «Если будут убивать, только бы не мучили...» Государыня и Великие княжны часто пели церковные песнопения, которые против воли слушал их караул. В почти полной изоляции от внешнего мира, окруженные грубыми и жестокими охранниками, узники Ипатьевского дома проявляют удивительное благородство и ясность духа.
         Даже грубые стражи понемногу смягчились в общении с заключенными. Они были удивлены их простотой, их покорила полная достоинства душевная ясность, и они вскоре почувствовали превосходство тех, кого думали держать в своей власти. Смягчился даже сам комиссар Авдеев. Такая перемена не укрылась от глаз большевистских властей. Авдеев был смещен и заменен Юровским, стража заменена австро-германскими пленными и выбранными людьми из числа палачей «чрезвычайки» — «дом особого назначения» стал как бы ее отделением. Жизнь его обитателей превратилась в сплошное мученичество.

         В одном из писем Ольги Николаевны есть такие строки: «Отец просит передать всем тем, кто ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится, и чтобы не мстили за себя, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильней, но что не зло победит зло, а только любовь».

         1 (14) июля 1918 года отцом Иоанном Сторожевым было совершено последнее богослужение в Ипатьевском доме. Приближались трагические часы...

         В ночь с 16 на 17 июля, примерно в начале третьего, Юровский разбудил Царскую семью. Им было сказано, что в городе неспокойно и поэтому необходимо перейти в безопасное место. Минут через сорок, когда все оделись и собрались, Юровский вместе с узниками спустился на первый этаж и привел их в полуподвальную комнату с одним зарешеченным окном. Все внешне были спокойны. 
         Государь нес на руках Алексея Николаевича, у остальных в руках были подушки и другие мелкие вещи. По просьбе Государыни в комнату принесли два стула, на них положили подушки, принесенные Великими княжнами и Анной Демидовой. На стульях разместились Государыня и Алексей Николаевич. Государь стоял в центре рядом с Наследником. Остальные члены семьи и слуги разместились в разных частях комнаты и приготовились долго ждать — они уже привыкли к ночным тревогам и разного рода перемещениям.

         Между тем в соседней комнате уже столпились вооруженные, ожидавшие сигнала убийцы. В этот момент Юровский подошел к Государю совсем близко и сказал: «Николай Александрович, по постановлению Уральского областного совета вы будете расстреляны с вашей семьей».
         Эта фраза явилась настолько неожиданной для Царя, что он обернулся в сторону семьи, протянув к ним руки, затем, как бы желая переспросить, обратился к коменданту, сказав: «Что? Что?» Государыня и Ольга Николаевна хотели перекреститься. Но в этот момент Юровский выстрелил в Государя из револьвера почти в упор несколько раз, и он сразу же упал. Почти одновременно начали стрелять все остальные — каждый заранее знал свою жертву.
         Уже лежащих на полу добивали выстрелами и ударами штыков. Когда, казалось, все было кончено, Алексей Николаевич вдруг слабо застонал — в него выстрелили еще несколько раз. Картина была ужасна: одиннадцать тел лежало на полу в потоках крови. Убедившись, что их жертвы мертвы, убийцы стали снимать с них драгоценности. Затем убитых вынесли на двор, где уже стоял наготове грузовик — шум его мотора должен был заглушить выстрелы в подвале. Еще до восхода солнца тела вывезли в лес в окрестности деревни Коптяки. В течение трех дней убийцы пытались скрыть свое злодеяние...
         
         Вместе с Императорской семьей были расстреляны и их слуги, последовавшие за своими господами в ссылку. К ним, помимо расстрелянных вместе с Императорской семьей доктором Е. С. Боткиным, комнатной девушкой Императрицы А. С. Демидовой, придворным поваром И. М. Харитоновым и лакеем А. Е. Труппом, принадлежали убиенные в различных местах и в разные месяцы 1918 года генерал-адъютант И. Л. Татищев, гофмаршал князь В. А. Долгоруков, «дядька» Наследника К. Г. Нагорный, детский лакей И. Д. Седнев, фрейлина Императрицы А. В. Гендрикова и гофлектрисса Е. А. Шнейдер.

          «НЕТ ТОЙ ЖЕРТВЫ, КОТОРУЮ Я БЫ НЕ ПРИНЕС РАДИ БЛАГА РОССИИ»

         «О подлинных причинах Русской катастрофы писали выдающиеся русские богословы, не «профессора богословия», а настоящие угодники Божии.
         Причина Русской трагедии заключалась в том, что благочестивый, добрый и милосердный Царь, который пытался жить по заветам Святой Руси, стал не нужен значительной части русского общества. Если народ не покается и все дальше станет отходить от Церкви Христовой, то Господь очистит и вразумит Россию страшными испытаниями, пророчески предупреждали русских людей многие святые: святители Феофан Затворник и Игнатий Брянчанинов, Оптинские старцы.
         Но даже в то время, когда чаша гнева Божия готова была пролиться, междоусобица «первой русской революции» уже заливала Россию кровью, не услышал народ даже такого великого святого, как праведного Иоанна Кронштадтского. Святой пастырь с огромной тревогой и болью призывал опомниться, предупреждая, что если не будет покаяния, то Господь отнимет благочестивого Царя и пошлет бич Божий в лице тиранов, которые всю Россию зальют кровью, грядет мор, голод, братоубийственная война.

          В то время, когда огромное большинство русских людей, впав в настоящее безумие, разрушали собственную страну, Государь записал в дневнике: «Кругом измена, трусость и обман».
          И исполнил волю Божию, которая была открыта Царю в письме Императора Павла, вскрытом Государем по завещанию убиенного Императора в 1901 году в Михайловском замке, в послании преподобного Серафима Саровского, в словах блаженной Паши Саровской.
         Царь-мученик не мог воевать со своими обезумевшими поданными, когда отвергнув Бога, они не желали больше власти Помазанника Божия. Государь обладал твердой волей и до конца исполнял свой царский долг. При помощи верных слуг сумел подавить революцию 1905 года, делал все, чтобы довести до победного конца Великую войну. Но, фактически арестованный генералами-изменниками на станции Дно, Царь исполнил волю Божию. Господь попустил русским людям жить по своей воле. К чему это привело, мы хорошо знаем.

          Государь Николай Александрович исполнил свои слова «Нет той жертвы, которую я бы не принес ради блага России». Как отец не может словами вразумить взрослых детей, желающих жить по своей воле, так Государь не смог вразумить своих обезумевших детей-подданных. Вспомним все понимающий и всех прощающий мудрый взгляд Государя на последних фотографиях.
         Каким мужеством и какой верой во всеблагой Промысел Божий надо обладать, чтобы добровольно идти на смерть вместе со своей горячо любимой семьей.
         Неужели для этого требуется меньше мужества и решительности, чем для того, чтобы развязать в стране войну с огромной частью народа, желающего жить без Бога и отвергающего власть Помазанника Божия? И разве такая война могла бы закончиться победой?
         
         Разве можно силою заставить людей вернуться ко Христу Спасителю, вернуть желание жить по воле Божией под властью Православного Царя? Разве можно силою заставить любить Бога и Царя?
         Замечательно сказал Иван Александрович Ильин: «Чтобы иметь Царя нужно его любить». Не Государь отрекался от Престола, Господь отнимал Царя у народа, терявшего веру. «За Веру, Царя и Отечество!». Угасала Вера, стал не нужен Царь, и погибало Отечество.

        Разве может человек проявить такое поистине царственное величие в смирении и несении скорбей, которое явила вся Святая седмерица, если не подготовлен к этому подвигом предыдущей жизни? Мы от близких не можем понести малейших обид и поношений.
        Кто из нас способен даже представить, что означало для Царственных страдальцев измена облагодетельствованных ими генералов и придворных, некоторых членов Дома Романовых, малодушное предательство или равнодушие значительной части народа? Того народа, который они до последнего мига, как видно из дневниковых записей Государыни, считали своими детьми, ради которых они шли на смерть. Как страдали Царственные страстотерпцы от хулы, клеветы, грубости. И при этом поражали всех ненавидящих и злобствующих своим величественным смирением.
       
         Как-то Сазонов заметил, что никто никогда не слышал от Государя даже оттенка раздражения в ответ на слова тех, кто Его злословит.
         Государь ответил: «Эту струну личного раздражения мне удалось уже давно заставить в себе совершенно замолкнуть. Раздражительностью ничему не поможешь, да к тому же от меня резкое слово звучало бы обиднее, чем от кого-нибудь другого».
         Все, кто читал святых отцов, понимают, что значит победить страсть гнева. Безгневие - одна из высоких монашеских добродетелей. Современники отмечают поразительное самообладание и выдержку Государя, изумительную ровность в обращении с людьми, удивительную простоту, соединенную с царственным величием. Подобное поведение не может быть только свойством природного характера и результатом воспитания - это плоды глубоко молитвенного настроя.

         В свое время сестры Дивеевской обители были удивленны словами блаженной Христа ради юродивой Паши Саровской. Святая ставила портрет Государя, делала перед ним земные поклоны и говорила: «Не знай преподобный, не знай мученик?» В нижегородском говоре это означает: «Не знаю, преподобный или мученик?». Блаженная, предвидя будущую мученическую смерть Государя, говорила, что Государь при жизни готов к венцу преподобного.
      
         Кто любит Царя и Россию, тот любит Бога... Если человек не любит Царя и Россию, он никогда искренно не полюбит Бога. Это будет лукавая ложь...
         Россия не поднимется, пока не осознает, кто был наш русский Царь Николай... Должно быть духовное осознание...

         Да воскреснет Русь Святая молитвами Святых Царственных мучеников и страстотерпцев, всех Святых в земле Российской просиявших, и расточатся врази Ея! Пресвятая Богородица, спаси нас!» (Виктор Саулкин, обозреватель радио «Радонеж»")

         Празднуя ныне память святого царя-страстотерпца Николая II и его святой семьи, нельзя не вспомнить о том, что Небесным покровителем Государя был святитель Николай Чудотворец. Неслучайно в московском Никольском храме в Пыжах вместе с частицей мощей великого чудотворца пребывает и мироточивый образ царя-страстотерпца Николая II, написанный за три года до прославления Святой Царской семьи и посетивший с крестными ходами многие епархии нашей Церкви.
          Засвидетельствовано множество чудес вокруг различных образов Великомученика Николая Второго и его семьи.
         «Радуйся, Николае, боговенчанный Царю и великий страстотерпче».
         «Радуйтеся, царственнии страстотерпцы, земли Российския хранителие и молитвенницы».

         Тропарь страстотерпцу царю Николаю, глас 5
         Царства земнаго лишение, узы и страдания многоразличныя кротко претерпел еси, свидетельствовав о Христе даже до смерти от богоборцев, страстотерпче великий Боговенчанный Царю Николае. Сего ради мученическим венцем на небесех венча тя с Царицею, чады и слуги твоими Христос Бог. Его же моли помиловати страну Российскую и спасти души наша.

         Кондак страстотерпцу царю Николаю, глас 3
         Мирликийскому предстателю подражатель, благоверный Царю Николае Вторый чудотворец показался еси. Христово бо Евангелие исполнив, положил еси душу твою за люди твоя и спасл еси неповинныя, паче же повинныя от смерти. Сих ради мученическою кровию освятился еси, яко великомученик Церкви Христовы.

         Величание страстотерпцу царю Николаю
         Величаем тя, страстотерпче святый Царю Николае, и чтим честная страдания твоя, яже за Христа претерпел еси.

                                Молитва страстотерпцу царю Николаю

         О, святый страстотерпче царю мучениче Николае!
         Господь тя избра помазанника Своего, во еже милостивно и право судити людем твоим и хранителем Церкве Православныя быти. Сего ради со страхом Божиим царское служение и о душах попечение совершал еси.
         Господь же, испытуя тя, яко Иова Многострадальнаго, попусти ти поношения, скорби горькия, измену, предательство, ближних отчуждение и в душевных муках земнаго царства оставление.
         
         Вся сия ради блага России, яко верный сын ея, претерпев, и, яко истинный раб Христов, мученическую кончину приемь, Небеснаго Царства достигл еси, идеже наслаждаешися Вышния славы у Престола всех Царя, купно со святою супружницею твоею царицею Александрою и царственными чады Алексием, Ольгою, Татианою, Мариею и Анастасиею.
         Ныне, имея дерзновение велие у Христа Царя, моли, да простит Господь грех отступления народа нашего и подаст грехов прощение и на всякую добродетель наставит нас,
         да стяжим смирение, кротость и любовь и сподобимся Небеснаго Царствия, идеже купно с тобою и всеми святыми новомученики и исповедники Российскими прославим Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

         Тропарь Царственным Страстотерпцам, глас 4
         Днесь, благовернии людие, светло почтим седмерицу честную царственных страстотерпец, Христову едину домашнюю Церковь: Николая и Александру, Алексия, Ольгу, Татиану, Марию и Анастасию. Тии бо, уз и страданий многоразличных не убоявшеся, от богоборных смерть и поругание телес прияша и дерзновение ко Господу в молитве улучиша. Сего ради к ним с любовию возопиим: о святии страстотерпцы, гласу покаяния и стенанию народа нашего вонмите, землю Российскую в любви к Православию утвердите, от междоусобныя брани сохраните, мир мирови у Бога испросите и душам нашим велию милость.

         Кондак Царственным Страстотерпцам, глас 8
Избранний Царем царствующих и Господем господствующих/ от рода царей Российских, благовернии мученицы, муки душевныя и смерть телесную за Христа приимшии и венцы Небесными увенчавшиися, к вам, яко покровителем нашим милостивым, с любовию благодарне вопием:
   
         Кондак, глас 6
         Надежда царя мученика с царицею и чады и слуги укрепи, и к Твоей любви окрыли, будущий им покой предвозвестивши, тех молитвами, Господи, помилуй нас.

         Величание
         Величаем вас,  святии царственнии страстотерпцы, и чтим честная страдания ваша, яже за Христа претерпели есте.

                             Молитва Царственным Страстотерпцам

         О, святая седмерице, царственнии страстотерпцы, Николае, Александро, Алексие, Марие, Ольго, Татиано и Анастасие!
         Вы, союзом любве Христовы связуеми, дом ваш, яко малую церковь, благочестно устроили есте и смирением себе посреде земнаго величия украсили есте.
         В годину же братоубийственныя брани и гонений безбожных во отечестве нашем, все упование на Бога возложивше, образ терпения и страдания всей земли Российстей явили есте и, молящеся о мучителех, клевету, узы и изгнание, глумление, насмеяние и оболгание, убиение и телес поругание мужественне претерпели есте. Сего ради от земнаго царствия к Небесному прешли есте и теплии ходатаи о нас явилися есте.

         О, святии угодницы Божии!
         Молитеся о нас Богу, да Церковь в единомыслии и твердей вере соблюдет, страну нашу миром и благоденствием оградит и от междоусобныя брани и разделения избавит, власть предержащую умудрит, воинство мужеством украсит, народ от разорения сохранит, супруги христианския в верности и любви укрепит, чада в благочестии и послушании возрастит, и вся ны купно с вами сподобит воспевати Пречестное и Великолепое имя Живоначальныя Троицы Отца и Сына и Святаго Духа ныне и присно и во веки веков. Аминь.

         СВЯТЫЕ ЦАРСТВЕННЫЕ МУЧЕНИКИИ И СТРАСТОТЕРПЦЫ МОЛИТЕ БОГА О НАС, ЗА ДУХОВНОЕ ИСЦЕЛЕНИЕ РУССКОГО НАРОДА, ВОЗРОЖДЕНИЕ РОССИИ ПРАВОСЛАВНОЙ.

         Предлагаю прослушать аудиозапись 1964 года из архивов Радиокомитета. Один из палачей Царской Семьи - Исайя Родзиевский спустя 46 лет после этого страшного злодеяния даёт интервью. Он спокоен, добродушен, у него хорошее настроение, он помнит все детали того, как "вершили историю". Даже в тот момент, когда речь зашла о красивом и очень больном мальчике Алексее, который всё никак не умирал, пока в него на всадили 11 пуль, голос старого большевика не дрогнул. Послушайте этого человека и почувствуйте, какой тяжкий крест выпал на долю семьи Государя...
          Слушать: http://radonezh.ru/radio/2016/07/16/21-00.html



Составлено по материалам:
faktax-b-l-brazol/
http://www.pravoslavie.ru/put/31205.htm
http://www.k-istine.ru/orationem/orationem-272.htm


Рецензии
УЧАСТЬ ПРЕДАННЫХ РОССИИ!

Страшная весть, на жестокой войне,
Девушка, та, что навек полюбилась!
Брошена в пасть, извергу-сатане,
Где же Господь: справедливость и милость?!

Дева Наташа пошла босиком,
Но по пыльным дорожкам стучали!
Ведь за грехи, что лились родник,
Ей довелось марш в заморские дали!

Ранней весною отправилась в путь,
Ножки от холода так посинели!
Мяса нельзя ни частицы куснуть,
Только кивают в инеи ели!

Так по дороге полной камней,
Ступни девичьи в кровушку сбила!
И по России мимо людей,
Сторону града царей Иерусалима!

Горы Кавказские, в снеге хребты,
Острые камни колют подошвы!
Но ты питалась силой земли,
Выбрав нелегкий хадж в город Божий!

Лето пустыня, злой солнцепек,
Как в сковородке девичьи ножки!
Город священный стал недалек,
Каждый несет беспредельную ношу!

Там у могилы Бога-Христа,
Дева колени с мольбою склонила!
Где же великий мера греха,
В чем же черпаю в праведность силы!

Боже сказал ей, хмуря чело,
Только молитвой сей мир не изменишь!
Править России в веках суждено,
Верно, служи ей, не требуя денег!

Дева кивнула: верю Христу,
Ты ведь избрал Русь спасителем мира!
Правду об этом всем разнесу,
Весть Иисуса: Бога-кумира!

Путь был обратный легок и скор,
Ножки босые крепкие стали!
Длань с благодатью Боже простер,
Мышцы и воля, словно из стали!

И поступила в армию ты,
Летчицей стала, била Люфтваффе!
Там проявила верх красоты,
Немцев эсминец рванув на фугасе!

Воин - лихая, смелый боец,
Предана партии - делу советов!
Верю в победный над мразью конец,
Свору бесовскую к стенке, к ответу!

Ну, почему истребитель подбит,
Ты не успела выпустить лямки!
И оказался с дефектами щит,
А злой фашизм побратался враз с янки!

Стала неравной, жестокой война,
Я хоть мужчина: реву горько плачу!
Словно в беде донырнуть нам до дна,
Ведь от Отчизны отпала удача!

К Богу мой возглас: Всевышний за что!
Ты разлучил меня с девой любимой!
Даже в мороз не носила пальто,
И за троих супостатов ведь била!

Разве она не достойна того,
Встреть со мною с цветами победу!
Щедро на праздник испечь пирогов,
И на парад я с Наташкой приеду!

Хмуро ответил суровый Господь:
Кто в мире счастлив, кому хорошо?
Будет страдать, и стенать с болью плоть,
Ведь человечество мерзко, грешно!

Ну, потом когда в славе приду,
Брошу в геенну кто жить, не достоин!
Деву твою и тебя воскрешу,
Лучшей тогда не захочется доли!


Олег Рыбаченко   17.07.2017 12:34     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.